Прощай, Яшка!

               

Она вошла в комнату,  и мгновенно появилось  ощущение, что чего-то не хватает, что что-то не так. Сразу и не поняла. И только увидев открытое окно и раздернутую занавеску, ужас  вдруг охватил мгновенно: « Где Яшка?» - мелькнуло.

На диване, поджав ноги, с натянутой, как струна спиной, сидела родственница. НЕ выслушав  даже вопроса, гостья быстро произнесла, похоже,  заранее приготовленный ответ: « Распустили его, летает, где хочет, садиться на стол, от него перья летят во все стороны».

« Спасибо тебе за подарочек к дню рождения», - только и смогла ответить она, устало приземлившись в кресло, но, тут же встала, подошла к открытому окну. Двор – колодец, кругом окна, окна, ни одного деревца, ни кустика. Обвела глазами двор, окна всюду закрыты, начало мая, еще прохладно, вечер.
Она только и успела проводить немногочисленных гостей, пришедших поздравить ее с днем рождения, всего-то на полчаса.

Выяснять отношения было бесполезно, родственница была экзальтированной дамочкой, и выяснять с ней что-то было бесполезным занятием. Обе молчали, разговор не клеился, завтра ей уезжать.

Яшка был любимчиком в доме. Его подарили сыну на день рождения, и это был подарок, о котором он давно мечтал. Радости в доме не было предела, долго искали имя с шипящей, чтобы ему было легче потом произносить свое имя, наконец, остановились на Яшке.

А потом начались замечательные поездки по воскресениям на птичий рынок, где срочно покупались все принадлежности, необходимые  для жизни этого пернатого друга.

 В воскресение вставали и, не сговариваясь, одевались, шли на тридцать восьмой троллейбус, и ехали на Кондратьевский рынок.
На рынке можно было торчать целый день,  какой только живности там не продавалось: тут тебе и птички, и рыбки, и хомячки и морские свинки, котята, щенята,  и даже петухи.

Они ходили по рядам, и сыну  хотелось иметь почти все, что там пищало, кукарекало, мяукало. Постепенно в доме появлялись хомячки, черепашки, рыбки, которым нужен был корм, который тоже продавался тогда только на птичьем рынке.

В результате еженедельных поездок Яшка был укомплектован всем  для комфортной жизни: и просторная клетка, и поилка, и кормушка, и ванночка для купания, и колокольчик, и жердочки, и зеркальце, в которое он обожал смотреться, и где он глупышка видел воображаемую подружку.
Забавно было смотреть, как он купается в ванночке: весело, озорно, как воробушек в теплой летней лужице
 
Яшка пользовался всеми благами, как член  семьи. Его выпускали  на целый день,  и залетал он обратно только для кормежки и водных процедур. Только уложить спать его, было большим трудом. Надо было дождаться, когда он соизволит залететь ненадолго в клетку и успеть захлопнуть ее, и потом накинуть темным платком. Тогда он понимал, что наступила ночь, пора спать. А утром стаскивался платок с клетки и Яшка, размяв застоявшиеся конечности, с шумом вылетал на свободу.

Они разговаривали с ним,  пытались научить его говорить, зная, что волнистые попугайчики способны к обучению, правда, оказалось почему-то безрезультатно,  и он так и не порадовал их желаемым попугайским голоском.

Когда садились за стол обедать, он тут же прилетал без опозданья. Его любимой посиделкой была дужка у очков сына. Он садился на дужку, и сын, замерев, боялся его потревожить и спугнуть, а потом Яшка забирался к нему на голову и утопал в густых зарослях сынишкиных волос. А то   мог  приземлиться  прямо на палец руки, держащей кусок хлеба, и клевать себе  в удовольствие.

Ему разрешалось все. Однажды он уселся прямо на краешек тарелки и как с горки скатился прямо в горячий суп. Все замерли.  А он  испугался, стремительно взметнул вверх, маша крыльями, и кругами стал облетать комнату, остужая обожженные ножки.
 
Любимым местом его  отдыха был карниз, он разгуливал по нему, как по проводам, при этом отковыривая обои и долбя штукатурку. Позже были обнаружены дырки, которые он просверлил своим клювиком, почти до соседской комнаты.

Шло время, и все понимали, что негоже  мужчинке жить в одиночестве. И было принято решение купить ему подружку. Опять поехали на птичий рынок. Как правильно выбрать самочку, оказалось большим трудом. Говорят, что у самцов синий носик, а у самочек желтый. Долго выбирали, и наконец, Яшке представили подругу жизни.

 Он был чрезвычайно рад, по жердочке, мелкими шажками подбирался к Машке, но какого  было разочарование Яшки и хозяев, когда она, своей лапкой отпихивала его с силой и бедный Яшка едва балонсировал на жердочке.

Все ждали, что стерпится – слюбится, и в надежде на лучшие времена, приобрели даже гнездышко. Но любовь так и не случилась. Все были разочарованы, эта Машка, а может этот Машка, поди разбери эти носики, просто третировали  Яшку, и он погрустнел, стали перья вылезать.… Пришлось Машку подарить знакомым.

А Яшка опять оперился и стал жить старой полноценной жизнью и все вздохнули с облегчением.

Но у каждой истории есть конец. Любимый Яшка улетел в неизвестность, они не хотели даже предполагать, что теперь с ним, так было больно.

Она опять подошла к окну, стала звать его тихо, почти про себя: «Яша, Яша, где ты?" Закрыла окно и задернула занавеску.
А утром они прошлись по всем этажам, звонили, спрашивали соседей, но никто не порадовал...
"Прощай, Яшка!"


Рецензии
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.