Убить духа

    - Что вам ещё сказать, пацаны?.. Конечно, сейчас служить один год. Многие говорят – всего год. Это те, кто не знает, как в армии медленно течет время. Но что из вас сделают за довольно короткий срок? А фактически через полгода после окончания учебного подразделения? Ладно, наверняка, там что-то придумали, и вы получите необходимые знания и определенный опыт. Главное ведь, обладать практическими навыками наряду с теорией. Мы вот за полгода в учебке всего один раз ездили на стрельбы. По три патрона одиночными. Перед присягой положено. На военных сборах в школе и то два стрелковых упражнения выполнили, не говоря о том, что постоянно стреляли из мелкашек в школьном тире.
     Хорошо, если бы вы окажетесь в одной части. Все: Володька, Филипп, Саня. Будете друг друга поддерживать.
     Сергей Иванович, крепкий черноволосый мужчина пятидесяти лет сидел на стуле в окружении нескольких молодых ребят. В комнате шли печально-весёлые проводы, а мужчина со своими молодыми приятелями зашёл на кухню покурить (надо заметить – курил лишь Сергей Иванович). На следующий день парням предстояло явиться на призывной пункт.
    - Надеюсь, вы не попадёте в горячие точки, но, если случится кому… не пасовать.
    - Сергей Иваныч, - обратился к старшему Александр, - мы же спортом не первый год занимаемся. Кто каким. И по карате, между прочим, пояса у Фила и Володи. Не черные, конечно. А я в секцию греко-римской борьбы ещё в детстве записался.    
     - Подожди, Сашка. Это дело нужное. Но не до фанатизма же? Друг ваш, Егор, почему сегодня сюда не пришёл? Не догадываетесь? У него несколько поколений в роду Родине служили. И он серьезно готовился к срочной службе и только после дембеля, точнее, прямо из войск – в военное училище. И одним ударом его. И всё.
     - Да кто же застрахован-то?
     - Филипп, я же понимаю. Все хотят стать мужиками. Овладеть ловкими приёмами. Я же считаю, достаточно получить навыки, а потом самому отрабатывать. Егорка ведь не в профессионалы по кикбоксингу готовился? Такой тренированный. И уже опыт и прочее. Но вот пропустил боковой ногой в голову и всё – сразу на минус пять зрение упало. Да, не застрахован, понятно, никто, но, ушёл бы он из секции через пару лет и сейчас бы находился среди вас. А он постеснялся. Переживает паренёк. Он свою жизнь давно с армией связывал. Но ладно, в любом случае, спорт полезен и нужен. Суровое нынче время. Не дай Бог, кто попадёт на войну. Но, если выпадет кому, то, во-первых, повторю, не ставить на себе крест. И потом – не иметь перед собой цель накрошить побольше врагов!
     - Но ведь война! - воскликнул Александр.
     - И что? Воюй себе, выполняй долг, но не озверей там. Я о себе расскажу. В Афгане я именно о том и думал, чтобы отличиться. С медалью домой вернуться. Ещё лучше с орденом. Но в первые месяцы службы произошёл со мной такой случай. Мы в часть после выездного караула возвращались. Сидим в кузове шестьдесят шестого «газа». В кабине водила и прапорщик. И вдруг стрельба. У автомобиля пробиты колёса. Пули свистят. Прапор приказывает покинуть машину и залечь у дороги. Слава Богу, все целы.
     Лежим, отстреливаемся. Не испугались особенно-то. Ждём, всё равно ведь поедет кто-то из наших. По шоссе днём постоянно военная техника снуёт. Глядишь, БМП примчится. А пока лупим одиночными. Боеприпасы бережём. Дорога на небольшой возвышенности. Вроде, как в окопе мы. И моджахеды тоже. Я смотрю, который к нам поближе дух хитрит, высунется на секунду, выстрелит и тут же исчезнет. В следующий раз возникнет правее или левее. Грамотно работает.
     И так мне загорелось завалить его. Думаю, ведь голова его хоть и в разных местах, но на одной, так сказать, высоте появляется. В очередное появление душмана я поймал его голову на мушку, но с выстрелом опоздал. Тогда, молодой и глупый, не стал скрываться, лежу и при появлении того бандита сразу же перевожу ствол на его голову и так настойчиво, раз за разом палю.
     - Сергей Иванович, а другие ду;хи что?
     - А я ни о ком не думаю. У меня есть цель. Азарт, понимаете? Не вижу ничего. Но по другим, конечно, парни ведут огонь. А я всё по этому. Он, кажись, понял, что я за ним охочусь. Реже стал высовываться. А то просто автомат над головой поднимет и в нашу сторону наудачу бьёт.
     - А вы-то что? Они же все меткие там.
     - Это миф. Ты, Шурик, ещё скажи, им на жизнь наплевать. Разные все. Но жить, поверь, хоть кому хочется. Ну, вот… А я уже чётко автомат на нужной высоте держу. И только его башка появляется – бабах туда. А самого аж пот совсем не от жары заливает. Хоть как попаду, думаю, хоть как, твою! Это… При призывниках не ругаюсь.
     Мужчина прикурил новую сигарету. Его собеседники, словно при демонстрации триллера сидели, волнуясь, в ожидании развязки.
     - Прицепил я второй магазин. Прапор орёт на меня, что, мол, светишься, придурок, так тебя и так?! А я продолжаю себе. Смотрю и на других. Однако пули летают, вспарывают перед нами песок. В общем, весёлая такая обстановочка. Настоящая войнушка, как ни крути.
     - А дальше-то как, Сергей Иванович?! Кто кого, в результате?
     - Да успокойся ты, Вовка. Я же перед тобой. То есть, не убьют меня, в любом случае, - рассмеялся старший товарищ и продолжил: - Я уже и о подмоге не думаю. А ведь нас-то меньше, чем басмачей. Помню, случайно ствол задел, ожёг ладонь, но на это плевать! Мне надо попасть именно в того духа. Не теряю надежды, в общем. Стал я делать так: в момент появления головы не стреляю, а отвожу ствол правее или левее. Чтоб, как появится он, да вдруг перед моим прицелом, то сразу, значит, и отправить его на небеса. И ведь уловил момент! Дело случая, хоть как, но голова его прямо передо мной. В смысле, по диагонали.
     - И вы успели выстрелить? - не удержался Володя.
     - А как ты думал? Пальнул. Сколько я того момента ждал? Голова сразу исчезла. То есть, она и раньше сто раз уже исчезала, но не так. Я заметил, дёрнулся дух. Причём, после выстрела не вниз, а вверх и на бок всё равно что.
     - Убили?
     - А ты, как, Сашка, считаешь, если пуля в голову? И почти сразу наша БМД на шоссе появилась. Прапорщик на момент приподнялся и десантуре  рукой махнул. А те уже видят: бой идёт. Давай из пушки и пулемёта долбить в нужном направлении. Мы лежим и ждём приказа атаковать. Только прапор наш умнее оказался. Не отдаёт такого приказа. Басмачи убегают, но отстреливаются. И потом, смысл нас поднимать? Тут броня работает. За кем победа, догадываетесь?
     И вот я, волнуясь, иду через дорогу к своему духу. Сердце чуть из груди не выскакивает. Ударов сто двадцать в минуту, если не больше. Мой-то не убегал, точно знаю. И скажу вам, нет радости у меня. Как-никак, человека жизни лишил. Но я без киношного эффекта, когда там, увидев труп, сразу тошнить всех начинает. Но ничего весёлого, ещё вам повторю. Показалось тело душмана, я шаг ускорил. Смотрю, лежит он и рукой ухо прижимает, а между пальцев кровь струится.
     - Так он живой, что ли? В ухо попали?
     - Твоя правда, Сашка. Как говорится, прямо в хрящ ему досталось.
     - А вы его…
     - Считаешь, добил? Не прав ты. Я в глаза его смотрю. Не забыть тот взгляд, как в книжках пишут.  Но на самом деле так и есть. А мужик их так и думал, что, сейчас направлю ствол на него.
     - Захватили в плен?
     - Чего там захватывать? Вот он перед тобой. Присел, автомат его поднял и прапору передал. А духа сам перевязал.  Он всё равно со страхом смотрит, но, вроде, с благодарностью уже. Или показалось мне?
     Тот случай мне жизненным уроком стал. Нельзя стремиться к лишению чьей-то жизни. Ждать такого момента. Тем более, радоваться. Иначе ты человека в себе убьёшь. Так-то, ребятки.
     - Сергей Иванович, но потом-то вы как, жалели всех в боях, что ли?
     - Потом, Володька, всяко бывало. Только думал о товарищах своих, чтобы их уберечь. И себя тоже. О доме каждый мечтал, да не все вернулись. А кто и в цинке возвратился.
     Раз уж вы пригласили меня на ваши совместные проводы, видимо, считая, что я что-то вам такое полезное скажу, то, прошу, не забывайте, о чём мы сегодня толковали. Себя берегите.  И умейте оценить ситуацию, быстро принимать решение
     Думаете, меня наградили за того душмана? Ошибаетесь. Прапор так наорал за то, что высовывался без надобности. На «губу» грозился отправить, но в батальоне и без того людей не хватало. Ограничились горячей беседой. До сих пор не забыл. Приказы-то выполнять надо, пацаны.  Не было никакой необходимости подставляться под пули. Ещё повезло, что у басмачей гранат не оказалось, как и у нас, собственно. Вот такой прокол, парни. Хотя бы несколько «эргедешек».
     Не забывайте мою историю. Она меня многому научила, хотя, если разобраться, рядовой случай на войне.


Рецензии
Отличный рассказ, Игорь! И язык, и стиль - все работает. И все по честному.
Обязательно буду читать дальше Ваши афганские рассказы. Берет за душу.
С уважением жму руку и желаю всего доброго.

Владимир Пастернак   23.10.2016 14:06     Заявить о нарушении
Спасибо.
Любая служба навсегда в человеке остаётся. Очень многое свежо в памяти. А ведь более 36 лет прошло, как в ту страну попали. Война там продолжается.
Здесь кое-что в черновиках ещё. Сейчас завершаю работу по этой теме, в смысле, редактирую основательно уже написанное. Но ещё, конечно, столько не написано.

С уважением, и Вам мои наилучшие пожелания и ответное рукопожатие.

Игорь.

Игорь Исетский   24.10.2016 08:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.