Загадочный день

       Рассказывая всё это, я не жду, что мне поверят. Я понимаю, что история, изложенная далее, носит характер ирреальный и даже сказочный. Тем не менее, я чувствую, что должен рассказать о случившемся.
       Сегодня, в октябре, я вспомнил один свой августовский день в Зеленограде. Я был свободен, дел на этот день было всего-то — встреча с приятелем, да встреча с друзьями вечером. А назавтра я отправлялся в поездку. Я решил провести день максимально расслабленно, и мне это удалось. Но расскажу по порядку.
       Встал я не по будильнику. Захотелось гулять, и я подумал, что уже в который раз мне удаётся посмотреть на город туристическими взглядами. Так, будто я здесь впервые или бываю крайне редко. И в этом взгляде Зеленоград свеж и лучист. Решено — стоит повторить это опыт. Мне было необходимо передать приятелю целую сумку книг. По этой причине мне предстоял путь до станции на общественном транспорте. Этот самый общественный транспорт я очень даже люблю и ценю. Потому я с превеликим удовольствием поехал на 34-м трамвае, хоть так и дольше ехать до станции. Это, кстати, мой любимый маршрут, хоть я им пользуюсь отнюдь не чаще, чем другими. Ну, любимый наравне с 43-м, который также ходит кругом, но в противоположном направлении. А так как 34-й движется против часовой стрелки, делая круг от Крюкова через Солнечную аллею, Центральный и Панфиловский проспекты, то я и сел именно в него.
       Мне нравится зеленоградский трамвай с его неторопливыми темпами. Замедленность его будто способствует здоровому ничегонеделанию и умиротворению. Вот я и ехал в трамвае в будний день, релаксируя у окошка. Полдень уже с час как остался позади, потому и народу было мало — в вагоне и на улицах. Нас обгоняли автобусы, будто бы в отместку за то, что их обгоняли легковые машины. А мы все вместе:  я, трамвай, его рельсы, вся его экосистема — тянулись неторопливо и как будто даже просветлённо. Просторный вагон в этот час плюс просторная часть любимого города — вот такое великолепное созвездие сложилось и засияло, да.
       Не было желания вылезать из трамвая, ехал бы себе и ехал. Однако я достиг места встречи, и пришлось покинуть столь уютный вагон. Ничего, ещё обратная дорога, рассудил я. Остаток времени до встречи я провёл на привокзальной площади. Встретившись с товарищем, пообщавшись и распрощавшись, я отметил, что времени много, и это время спрашивает: отчего бы не прогуляться в Новый Город? Миновав железнодорожные пути, я принял решение пойти гулять в рифму с рельсами трамвая. Таким образом, я погуляю пешком, и как бы “покатаюсь”. Новый Город разительно отличается от Старого, оно и понятно — до и после Большого Взрыва. Две разные эры, две различные вселенные. А любая вселенная хороша, если в ней ходит трамвай! Так и в Новом Городе — каким бы современным и безликим он ни был, но в нём чувствуется Зеленоград: трамваи так же медленно ползут, как и по Центральному, и вожатые в них исключительно женщины. Вот я и шёл по направлению маршрута №30, стараясь ещё сильнее затормозить движение по рельсам своим медленным шагом. Жаркий день способствовал этому как нельзя лучше; в голову лезли всевозможные аналогии и образы. Я себя прямо-таки ощутил трамваем, едущим по рельсам, делающим остановки на светофорах, купить квасу или ответить на звонок.
       Дойдя до перекрёстка Каменки и Панфиловского, свернул направо, следуя маршруту 30-го трамвая. Здесь микрорайоны суть кварталы, совсем по-московски. Я совершенно не был разочарован, что моя дорога не проходила сквозь жилую зону. В новых районах-кварталах нечего смотреть, а идя вдоль рельсов есть вероятность хотя бы встретить знакомых. Но я никого не встретил, кроме пары-тройки идей и потока мыслей, которые свободно лились и думались сами, совершенно без моего участия. Пройдя по Каменке и Логвиненко, я повернул за трамваем на Андреевку. Улица широкая, светлая. Шествуя по ней, наблюдая освещённые солнцем высотки, сразу ясно — ретрофутуризм не врал. Все оптимистические картины светлого будущего воплотились, и вот я шагаю и чувствую подошвами эту самую плоть города будущего. Дошагал до перекрестка Андреевки и Панфиловского. Тут №30 сворачивает налево, в парк; я же “пересел” на 35-й, вывернувший с Панфиловского — “прокачусь”-ка через Георгиевский до станции! Форсировав перекресток с помощью светофора, я продолжил путь по “Улице Будущего”. Слева незыблемо нависали дома, справа разрастался посёлок, который уже смело можно считать Зеленоградом, его третьей эрой. Лёгкий и пружинистый шаг порой норовил ускориться, однако я успевал вовремя соблюсти скоростную субординацию по отношению к обгоняющим меня трамваям. Так я и продвигался, пока незаметно Андреевка не упёрлась в Георгиевский проспект.
       Свернув на пустынный проспект, я снова занялся мыслями. Чем же ещё! — коли проспект ровный и стремительный как шоссе, из которого он вышел, то и лучшее занятие для пешехода на этом проспекте — дать мыслям волю и скорость. Стоило только попытаться обуздать свои рассуждения — и вот я уже втянут в калейдоскоп образов, мыслей и впечатлений от прогулки. Середина дня превратилась в послеобеденное время, калейдоскоп мыслей превратился в карусель, 16-й район по левую руку превратился в 20-й… За всеми этими метаморфозами я и не заметил, как “соскочил” с маршрута №25, который увернул влево на Каменку — возвращаться в парк на станцию. Я же продолжил путь по Георгиевскому до самого его конца, откуда позже отправился по Старокрюковскому через мост в сторону любимых районов Старого Города.
       Ох и велик был соблазн отправиться снова по маршруту пешком! Но я уже торопился на встречу, и появился отличный повод поменять маршрут с 34-го на 25-й, который также едет от станции, но сворачивает на Савёлкинский, что мне и было необходимо. С тёплым чувством зашёл я в вагон, уселся возле задней площадки, отдался мерному движению и постукиванию колёс. Период буднего дня между послеобеденным и предвечерним часами является поистине волшебным. Если это выходной, разумеется.
       Согласованность меня и 25-го маршрута продолжалась вплоть до Лесных Прудов, где трамвай развернулся в обратный путь, а я вышел у крохотного пляжа, неподалёку от которого и была назначена встреча. Встреча была назначена с природой; на острове в центре озера, куда я умудрился пробраться, не промочив ног — болото было благосклонно ко мне. Погостив у природы на острове до того часа, когда солнце цепляется за верхушки леса, я решил вообще не заходить домой. Не, ну в самом деле: сумка к завтрашнему отъезду собрана, ближайший месяц я проведу не в Зеленограде, дождя на улице нет, то есть делать дома решительно нечего. И я пешком отправился к друзьям. Проводив рельсы 25-го до поворота на Московский проспект, я двинулся по улице Юности.
       Мы забрались на крышу и предавались беззаботным беседам, рассказам и общим раздумьям. Наше место близко к той точке, где пересекаются два проспекта, где поворачивают трамваи. С крыши ещё были видны последние лучи солнца, и воображение сразу переносило их на дугу трамвайных рельсов — получалось что-то вроде дорожек пластинки, которая, казалось, с самого утра играла “саундтрек” этого дня. Мы просидели до полуночи, а потом кто-то из друзей любезно предоставил мне свой велосипед, чтобы добраться до дома.
       На следующее утро я уехал. Уехал на такси в аэропорт, позже улетел, потом испытал и вкусил горы впечатлений, которые относятся к совсем уже другой истории. И затем вернулся домой, конечно же, уже совсем другим человеком. Новый я целый месяц вплетался в прежнего меня, переваривая поездку. И лишь сейчас я подумал о том дне, когда ездил в трамвае и гулял “вместе с ним” по Зеленограду.
       Я понимаю, что трамвая в Зеленограде нет, и, судя по всему, никогда не было. Скоро я отправлюсь на встречу с друзьями, с кем я провёл вечер того самого дня. Я расскажу им о том дне, спрошу их о нём. Они мне ответят или не ответят, поверят или не поверят; возможно, я сам вспомню что-то такое, что испепелит это воспоминание, такое чёткое и явное. Именно поэтому я пишу всё это — мне необходимо сохранить в памяти этот день, эти маршруты, этот мир зеленоградского трамвая. Неважно, поверит ли кто-нибудь в то, что я действительно по-настоящему прожил тот день. Это всё было, я могу трогать эти воспоминания, чувствовать их вкус, я слышу звонок того трамвая. И как же я счастлив, что не просыпаюсь от этого звонка. Значит, что где-то и когда-то в Зеленограде вправду ходит трамвай.


Рецензии