Геометрио

Точка очень точно и ритмично издавала тикающие звуки: тик - тик - тик - тик… В этой минимал-композиции она отвечала за бит. Рядом трудилась прямая линия, здесь она была только басовая. Всё остальное в этом треке требовало большего, поэтому у треугольника было много работы. Так и воспроизводилась композиция: точка тикала, линия гудела, треугольник тоже как-то звучал.
Вдруг нажали на паузу.
— Уфф! — выдохнул треугольник. — Ну и трек! Голова сейчас расколется. Ни тебе гармонии, ни мелодии. В детских песенках хоть аккорды есть, там прозвучать можно.
— Грех тебе жаловаться. Мне вот здесь только тикать и тикать! — сделала грустное лицо точка тонким голоском.
— Я тоже утомилась, — сухо заявила линия.
— Работал бы в визуальном отделе, был бы синим! — страдальческим баритоном жаловался треугольник. — Или любым другим, всё веселее, нежели тут не пойми что изображать… Всё равно всё в ушную серу попадёт
— Синим, синим! А мог бы быть и тупым! — съязвила линия, а точка захихикала.
— Полегче-ка! Тупыми бывают углы, но не я. А если такой у меня и будет, то два других-то острые!

— Алло, да? — беседу прервал мобильник линии. — Да, могу, тут на паузе. Ага-ага, хорошо... Класс! Да, обязательно пересечёмся! Пока!
— Оу, вы сегодня с подружками пересекаетесь? — взбодрилась точка.
— С одной только — сдержанно ответила линия. Было видно, что ей не очень приятно обсуждать это с точкой.
— А тебе-то какое дело? — хмыкнул треугольник, как бы от нечего делать и даже не глядя на точку.
— А я люблю, когда линии пересекаются; в этих местах — мы появляемся.
Линия отвернулась, делая вид, что набирает сообщение.
— Да и вообще, если б не трое моих коллег, да ещё трое коллег линии, то тебя, треугольник, и вовсе бы не было.
Точка сделала лицо, как будто она надувается и взлетает над треугольником. Но кроме неё никто этого не заметил.
— Ага, а перебрать с вами, так вообще получится какой-нибудь квадрат или ромб! Или того хуже — трапеция! — воскликнул треугольник, задетый такой зависимостью от собеседниц.
— Вообще неправильно прожигать жизнь в этом плеере, ну, право же! — решил он сменить тему. — Я, между прочим, мог бы быть любовным! Вот уже действительно венец деятельности! Вершина!
— Ой, не свисти! Вершина, ну! В любой вершине твоей — я! — разгорячилась точка.
— А без меня, линии производства... — вернулась к разговору строгая прямая...
— И без нас, точек питания! — перебила её точка.
— ...все твои любовники померли бы разом, да! — значительным голосом закончила линия.
Треугольник захохотал:
— Ну-ну!!! Линия производства! Точки питания!!! Ах-ха-ха-ха-а-а-а-а-а!!! Ну уморили. Сейчас вот паузу отожмут, будете тикать и басить, ага. Питания и производства! У-у-у-у!!! Ах-ха-ха-а-а!! — у треугольника была почти истерика.

— Ой, нет, нет, не на плэй, отожми паузу, отожми!!! — встрепенулась точка. — Я рехнусь тикать это заново! Ну нет же!
— Питания!... Производства!!! Ахх-ха-ха-а-а-а! — всё ржал треугольник.
Но нажали на кнопку плэй, трио мгновенно замолчало и принялось за работу. Точка со слезами на глазах начала тикать, размеренно и чётко — тик - тик - тик - тик. А через несколько секунд загудела басовая линия, а затем вступил и треугольник, выдавая ломаные формы и непонятные звуки минимала.


Рецензии