Безумная игра сестер Зайцевых

Электронные часы Маши показывали 2:45, когда она вставила ключ в дверь и открыла её. В квартиру зашли две молодые женщины. Они не собирались раздеваться. Ведь через небольшой отрезок времени, сестры Зайцевы уйдут, забрав с собой все, что могут унести  ценного.
Войдя в квартиру, они первым делом включили фонарики. По коридору сразу забегали световые лучи  в поиске выключателя.
- Сигнализация? – спросила Маша, найдя его.
Другая женщина быстро проверила
- Не стоит, – сказала Светлана.
- Отлично! Значит, можно грабить!
Слева находился зал, справа – туалет и кухня, а в конце коридора располагались две комнаты. Сестры стремительно обошли квартиру, включая везде свет.
– Очень быстро собираем вещички и сматываемся, – сказала Мария, беря сумку, направляясь в левую комнату. – Скорее.
Там с начало обратила внимание на стол возле окна, где лежало несколько журналов сложенных в стопку, недовязанный свитер и CD-плеер. Именно его она взяла первым, не забыв проверить журналы на наличии в них денег, но как это ни странно, там не оказалось  ни одного рубля. От аккуратно заправленной постели, через пять секунд не осталось и следа, все было сброшено на пол.
Затем она начала складывать тряпки из комода в большую сумку - несколько платьев, кофты, халат. На полках лежала всякая ерунда, в этом она убедилась тогда, когда все содержимое оказалось на полу. В выдвижных ящиках комода, она нашла деньги и сунула их в карман. Плеер, и золотые изделия вместе с цифровым фотоаппаратом положила в сумку, висящую на плече. Порядок и чистота через две минуты превратились в полный хаос.
Светлана почти бегом направилась в другую комнату, где кроме большой кровати, стояли трюмо и большой шкаф  с  зеркальными створками.  Она стремительно сорвала из среднего отделения все тряпки  и бросила их на постель. Одновременно хватала две-три вещи из этой груды, потом очень быстро совала в сумку. Восемь повторов пришлось сделать, пока от кучи ничего не осталось. Внизу стояла обувь – пять пар туфель и две пары кроссовок. Светлана быстро переложила их в сумку, затратив всего лишь четыре секунды.
В других отделениях шкафа было нижние бельё и постельные принадлежности. Среди простыней воровка нашла не маленькую сумму денег.
 На трюмо кроме большого количества косметики и кремов, находилась шкатулка с украшениями хозяйки. Домушница мгновенно отправила все драгоценности в сумку, так же висящую на плече как у Маши. В тумбочке лежали книги, диски и фотоальбом, Светлана быстро все посмотрела, но ничего не взяла, только разбросала вещи по полу.
Напоследок она, как и Мария, разворошила постель и направилась в ванную комнату.
- Быстрее же давай сестричка, – подгоняла Мария.
В туалете  брать было нечего, Светлана просто открыла тумбочку и сразу покинула его.
Потом зашла на кухню, где только рассмотрела содержимое шкафов, но не стала ничего трогать, чтобы не шуметь.
В доме было тепло, но в шерстной кофте и в длинной соболиной шубе, Она не чувствовала жару, её полностью захватил процесс кражи, за двадцать четыре года, у неё еще никогда так сильно не билось сердце. Она старалась действовать бесшумно и  быстро - это ей удавалось.
В зале на стене висело  большое зеркало, у окна стоял кожаный угловой диван, плазменный телевизор вместе с DVD и музыкальным центром стоял в противоположном углу. Мария выдернула шнур из розетки, и отнесла плеер к  вещам, которые собиралась вынести. Заглянула через окно на балкон, там было пусто.  Остановившись на  секунду у зеркала, Мария увидела в нём красивую женщину в норковой шубе, которая занимается любимым делом. Поправив меховую шапку, принялась раскладывать диван. Нижняя его часть  выдвигалась, под нею были две ячейки, достав из них газеты и журналы, она тут же их бросила на пол.
Светлана орудовала в коридоре. Там находился шкаф с верхней одеждой: пара пальто с меховыми воротниками и две куртки. Она быстро сложила их в спортивные сумки.  Управившись с этим, заглянула в зал.
- На кухни стоит маленький телевизор и микроволновая печь. Скорее. – сказала она. – Время?
- 4 минуты прошло, - Мария последовала за ней, захватив две пустые сумки, а остальные, уже заполненные стояли возле входной двери. – Давай заберём лучше музыкальный центр вместо печи.
- Хорошо. Сможешь унести их?
- Да! Быстрее же! – Ответила Маша с нетерпением.
Телевизор располагался на приставке, а та в свою очередь крепилась на пяти болтах к стене. Светлана перенесла его на стол, чтобы лучше взяться, а потом аккуратно перетащила его в сумку, которую держала напарница.
Мария донесла телевизор до коридора, успев, убедится в своих силах.
Потом они вернулись в зал за центром. Светлане не составило труда переместить его в пустую, последнюю кошелку.
- Всё, уходим! – сказала Мария, беря обе сумки с техникой. Она покинула уже ограбленную квартиру бегом. И не сбавляя темпа,  преодолев три этажа, выбежала из дома. Из правого кармана шубы, она достала ключи от автомобиля, сняла с сигнализации, завела машину и принялась засовывать на заднее сидение украденное.
Ее сестра,  секунд через 20, появилась на улице с вещами. Она быстро погрузила сумки в багажник и села на водительское место.
Телевизор и музыкальный центр с трудом, но все же поместились в салоне.
- Поехали, поехали!  – сказала Маша, закрыв переднею дверь. Она посмотрела на свои часы, они показывали 2:53. – Семь минут ушло на кражу, отлично!
Автомобиль тронулся, покинув двор на маленькой скорости, выехал на дорогу и стал отдаляться от  места преступления.



Мария сняла перчатки, потом достала из бардачка пачку сигарет вместе с зажигалкой. Хотя твердо решила бросить, медленно убивать себя, но по такому случаю не удержалась и закурила, это помогло ей успокоиться. Она ощутила, как убавляется адреналин, как успокаивается, и сердце больше не выпрыгивает из груди. Всё приходило в нормальное состояние. За все двадцать семь лет жизни, у неё еще никогда не было такого возбуждения.
Девушка посмотрела на сообщницу, и не смогла определить, какие чувства одолевают её. Мария нисколько не удивилась этому, ведь прекрасно знала, с каким вниманием младшая сестра всегда водит машину, не смотря ни на что. Ей самой очень нравилось быть за рулем, но все-таки Светлане удавалось лучше контролировать ситуацию.
- Давай остановимся где-нибудь, – предложила Маша, после пяти минут езды в молчании.
Светлана неподалеку заметила неосвещенную местность, свернула туда и, проехав все дома, – остановилась возле дуба. Они вышли из машины, подышать морозным воздухом. Вокруг царила тишина и красота снежной ночи. Ни одно другое время года не очаровывало так сестер. Возникало чувство нереальности от белого одеяния земли, приобретающего в лунном свете сказочный блеск. Такая погода располагала к тому, чтобы забыть обо всем и поддаться собственным мечтам…. Но не сегодня!
Светлана, засунув руки в карманы, присела на капот, а Мария встала напротив нее.
- Ну, какие впечатления? – спросила она.
- Меня переполняет адреналин, кажется, сейчас сердце выпрыгнет наружу! Никогда не было со мной такого, – Светлана говорила правду, ей хотелось продлить это состояние как можно дольше. – Может тебе покажется, странным, но я действительно думала, что нахожусь не в своей квартире, а в чужой и граблю ее по-настоящему. Мне казалось, что вот-вот в дверь ворвётся ОМОН, и нас схватят.
Она увидела в глазах сестры, примерно то же самое.
- Да, – сказала Мария. – У меня точно такое же ощущение было. Оно появилось, как только начала собирать вещи  в комнате, в шубе и в перчатках, я полностью вошла в образ грабительницы. Мне понравилось эта роль. Я играла её с азартом.
- Кажется, из нас могут получиться хорошие актрисы, – младшая сестра улыбнулась.
- Или домушницы, – как бы шутя, сказала Мария.
Однако Светлана прекрасно знала, и умела правильно понять ее, все-таки они жили вместе с рождения. К тому же они были не просто сестры, а еще и лучшими подругами, которые ничего не скрывают, даже самое интимное. Такая близость не часто встречается между родными. Эту связь не хотелось разрушать ничем, даже мужчинами, которых они иногда могли подцепить на ночь, ради сексуальных удовлетворении. Правда, крайне редко сестры прибегали к такому развлечению, а про более серьезные отношения, даже не стоит говорить, – потому что нечего. Их нисколько не смущала мысль остаться старыми девами, главное сохранить взаимопонимание и любовь друг к другу.
- Не знаю. Одно дело, когда играешь роль грабительниц, пусть даже при  полном перевоплощении, что мне очень понравилось, – как бы задумчиво произнесла Светлана. – Но реально обчищать квартиры – это другое. – После недолгого  молчания, она не слишком убедительно добавила. - Наверно я не смогу.
- Ложь! – Мария сразу же определила обман. – В квартире я видела, какое удовольствие ты испытывала от происходящего, как твои глаза пылали огнем азарта. Актерского таланта у нас нет, ты знаешь сама, иначе он давно бы уже проявился, и сейчас мы работали в каком-то театре. Зато лишь только одна фраза - «квартирные воровки», заставляет  сердце быстрее колотиться. Ведь так? 
Светлана промолчала в знак согласия, её одолевала желание воровать. Она старалась перебороть себя, убеждая, что совесть не даст ничего похитить. Но сегодняшний эксперимент опроверг это. Да, все было понарошку. Однако! Теперь она не сомневалась в своей способности воровать.
- Да, грабить не хорошо, – продолжала Маша. – Но что мы можем с собою поделать?
- Ведь, все в наших руках, если захотим избавиться от мечты стать первоклассными воровками, безусловно, у нас получится перебороть себя.
- Однако у меня нет абсолютно никакого желания, преодолеть охоту грабить квартиры, – она подошла поближе к Светлане, и внимательно посмотрела в её черные глаза. – Твоё лицо говорит другое, оно тебя выдает!
- Вот сволочь!
Они дружно рассмеялись, и потом начали вспоминать все, что послужило этому спектаклю.



Работа адвоката и бухгалтера хорошо оплачивается, им вполне хватало на жизнь, они ни в чем себе не отказывали. Но молодым дамам хотелось чего-то большего, тут  дело не в деньгах, как может показаться на первый взгляд, хотя зачастую их всегда не достает для полного счастья.  Просто сестер Зайцевых манила карьера квартирных воровок.
Это желание возникла давно, 4 года назад, когда еще была жива мама. В одной из газет Маша прочитала, как в другом городе, она не помнила где точно, около года, орудовали три женщины. На их счету было более двадцати краж, на общую сумму выше десяти миллионов рублей. Ворованные вещи они очень быстро сбывали, кроме   дорогих шуб.
В статье говорилось, как поймали домушниц. В последней квартире, в которую они проникли, – был сейф. Естественно преступницы не могли не попытаться открыть его. Им сразу занялась самая молодая, но ей никак не удавалось взломать его, хотя она точно знала, что все делает правильно. Через шесть минут две воровки уже ждали третью с заполненными сумками. А той все-таки удалось вскрыть сейф, но было уже поздно. На лестнице они столкнулись с милиционерами, которых вызвал дед, живущий этажом ниже.
В это ночное время он не спал, сидел возле окна без света. С начала его не заинтересовал подъехавший автомобиль, и когда он увидел, как вышли из машины три человека, и направились к подъезду, он тоже не придал этому особого внимания. Только потом, спустя примерно десять минут, когда на верху кто-то забегал в сапогах, раздавался шум от падающих предметов, он понял что в квартире посторонние. К тому же выше этажом жила его дочь, но она уехала на отдых вместе мужем. Поэтому дед нисколько не сомневался, когда звонил в милицию.
С тех пор, Маша стала постоянно думать об этих трех квартирных воровках, что было странно для неё самой. Ведь раньше она не замечала, или не хотела замечать, за собой стремление ни к чему подобному. Она представляла себе, как они быстро искали ценные вещи, сразу складывали, и потом уходили. Особенно ей нравилось становиться одной из них, часто повторяя «скорее, девочки, скорее», на правах главной. В обязанности, которой также входил выбор квартир, взлом любых замков, следить за временем.
В мечтах, Мария гораздо быстрее открывала тот сейф, чем реальная домушница – это позволяло им благополучно уходить и продолжать грабить очередную квартиру. Существовало еще одно отличие от настоящих преступниц, оно заключалось в одежде. В Машиной голове, они совершали кражи в шубах и шапках.
Ей казалось, что только так должны выглядеть первоклассные квартирные воровки. Почему? Причину нужно искать в любви молодой женщины к своей норковой шубе, и вообще к меховым изделиям. Впрочем, большинство дам, разделяют эту страсть, но не каждая позирует перед зеркалом в одной шубе. А для Маши такое занятие было любимым делом, оно приносило огромное удовольствие. Девушка частенько не могла дождаться ухода Светланы в ночной клуб, чтобы поддаться сильному желанию. Как только Мария отправляла младшую сестру трудиться, она тут же обнажалась и потом надевала свою любимую вещь, норковую шубу.
В отражении зеркала она видела  стриптизёршу, чей эротический танец с манто, способен вызвать у мужчины если не экстаз, то хотя бы возбуждение. Однако она вовсе не собиралась показывать свое увлечение, никто не знал об этом, кроме самого близкого человека – другой хозяйки дома.
Но как-то раз, во время такого занятия, Маша решила немного покопаться в собственном комоде, не снимая шубки. Вдруг возникло ощущение, будто она домушница, которая грабит квартиру. Ей захотелось полностью облачиться по-зимнему (хотя стоял жаркий июль), чтобы усилить странное чувство. Оно действительно увеличилось, когда она посмотрела на себя, уже одетая как в холодный период года -  колготки, сапоги до колен, белый свитер с синими узорами, красный шарф, меховая шапка, перчатки, и шуба. В таком виде она ходила по дому в течение десяти минут, исследуя каждый уголок, замечая всё пригодное для выноса, но она не собиралась доставать вещи и складывать их в сумку, хотя это желание было огромным.
На следующий день всё было поведано лучшей подруге, как она на короткое время вошла в роль воровки, правда, не до конца. Мария не боялась негативной реакции барменше, зная, что у неё тоже есть жажда грабить.
Эта охота появилась у Светланы, благодаря старшей сестре, которая делилась своими мыслями. Вначале она не придавала этому особого значения, считая эти мысли забавными и даже нелепыми. Она не понимала, зачем молодой красивой женщине со стабильным и не плохим доходом, думать о таком? Тем не менее, никогда не возражала против историй про трех преступниц.
С самого детства они выдумывали разную ерунду, типа «как одна побывала на балу в сказочном королевстве, пока другая спала», и охотно рассказывали подобные истории друг другу. Со временем интерес к этому, не изменился, только фантазии стали иные, что не удивительно. Теперь  они приобретали эротический характер с налетом романтики.
Постепенно отрицательное отношение Светланы к причудам сестры, трансформировалось в любопытство, а затем и в страсть. Её заинтересовало, что чувствовали те женщины, когда брали квартиру и после. Должно быть, сильный адреналин от противозаконных действий возникал у них, судя по рассказам сестры. Та описывала кражи с увлечением, правда, истории повторялись по множеству раз, но они не надоедали. Наоборот, Светлана стала активно помогать Маше в повествовании, вставляя детали, отчего обеим еще больше нравились такие фантазии.
Именно ей пришло в голову провести представление, где они играли бы роль домушниц, а собственная квартира служила им сценой. Она вовсе не думала рассматривать этот спектакль, как генеральную репетицию к настоящим кражам. Просто хотела испытать новые чувства, которые манили в последнее время, к тому же эксперимент не причинит никому зла.
Светлана до этого никогда не искала приключений, наоборот, старалась их избегать, ей нравилось тихая и спокойная жизнь. Сама мысль об коренных изменений в судьбе, была ужасна для молодой женщины. Конечно, она не исключала, что в один прекрасный день идиллию сестер разрушит какой-нибудь мужчина, хотя вряд ли это произойдет в ближайшие годы. Ведь они были счастливы вместе, а зачем нужно что-нибудь менять, если их все устраивало?
Она поддавалась уговорам Маши, однако, нельзя сказать, что у неё отсутствовал характер. Нет, Светлана полностью доверяла близкому человеку, но в нужный момент всегда могла отстоять своё мнение, причём это не составляло ей особого труда. За всю сознательную жизнь старшая Зайцева, еще ни разу не обидела её, наоборот всегда защищала. В ответ она в любое время могла выслушать Машу, по всякому поводу и при необходимости, давала совет.
Сама Мария Павловна очень уважала и любила сестру. Никогда не стремилась управлять ею, хотя считала, что вполне бы могла это делать. И даже не думала, когда рассказывала истории, что слушателю захочется поэкспериментировать. Однако она поддержала идею, только предложила подождать два месяца до зимы. Мысль о будущей роли квартирной воровки в шубе, приносила еще большее удовольствие, чем интимные танцы. Сентябрь и октябрь, показались ей самыми долгими в жизни, хотя внешне было абсолютно не заметно.
В начале ноября уже лежал снег, и значит, наступило время для игры. Она состоялась в первую субботу месяца.



- Ладно, поехали домой. Я поведу.
Светлана  не возражала, она молча села в машину и принялась прокручивать в голове недавние события. Вспомнила, с каким азартом рылась в комнате сестры, как засовывала её любимые вещи в сумку…
- Надо запомнить это место, – сказала Мария, когда автомобиль развернулся, и поехал.
- Чего…? – до младшей сестры не сразу дошли слова. - Да, конечно! Просто я задумалась…
- Извини, я тебя отвлекла от приятных воспоминаний.
- Перестань.
После того, как машина выехала на освещенную дорогу, Светлана снова заговорила.
- Слушай, мы можем просто повторять эксперимент и все.
- Ну, во-первых, сейчас в доме стоит полный хаос и грязь от сапог, причем не только на коврах, но даже на вещах, ведь вероятно мы наступали на них, значит, нужно стирать если не все подряд, то многое. Сколько времени уйдет на уборку? Думаю, что целый день! Лично мне, не охото постоянно приводить квартиру в нормальный вид, – Мария посмотрела на напарницу с улыбкой. – А во-вторых, мы получим гораздо больше удовольствия, если начнем грабить квартиры по-настоящему!
Светлана поняла, что старшая сестра абсолютно права, и незачем спорить. Но вдруг карьера домушниц, оказалась в её руках.
- Если ты действительно не хочешь этого, то я готова обо всем забыть, – неожиданно сказала Мария.
Долго не было ответа. Хотя барменша сразу могла дать красный свет, однако решила прислушаться не к совести, а к чувствам. Они словно говорили «Тебе очень хочется обворовывать дома вместе с сестрой. И все-таки так нельзя, но можно продолжать играть»!
Светлана отлично понимала, что не всегда надо поступать согласно собственным желаниям, пусть даже они очень сильны.
- Я хочу обкрадывать квартиры, и пусть все катится к такой-то матери! – наконец-то произнесла она, когда машина свернула во двор.
Заметила, как Маша пытается скрыть улыбку. Та точно знала, что именно таким будет ответ.
- Интересно, если я бы сказала «нет», то…???
- Конечно, не буду скрывать, очень расстроилась, но в наших отношениях ничего не изменилось бы!
- Я  хотела спросить вот о чем. – Светлана достала из бардачка ключи от гаража. – Если бы я отказалась, ты бы смогла в тайне от меня обчищать квартиры одна или с кем-нибудь? Я вижу, как тебе хочется этого. Вряд ли, вот так просто моя дорогая сестра смогла  бы отвергнуть желания красть.
Автомобиль остановился.
- Нет, однозначно! На такое дело нужно идти с человеком, которому ты полностью доверяешь и знаешь. Если не хочешь, какого-нибудь неприятного сюрприза, типа… да, мало ли! Я могу доверять что угодно, только одному человеку Зайцевой Светлане Павловне! – Мария нежно погладила щеку сестры. – Одной, на мой взгляд, крайне сложно вынести все добро из квартиры за короткий промежуток времени, однако я бы все-таки попробовала! Но только если я была одинокой, а так – нет.
Поставив автомобиль, захватив сумки, они быстро добрались до своего дома.
Светлана не оставила свою квартиру открытой, мало ли что. Вдруг кто-то будет идти по коридору в это ночное время, он заметит кражу и позвонит в милицию. А Зайцевы вовсе не хотели попадать в щекотливое положение.



- Твою мать! Нас ограбили! – изрекла Светлана с явной иронией в голосе, как только другая женщина открыла дверь.
Они разулись.
Сама Мария охотно подержала новую игру.
- Нет пальто и курток, – сказала она, когда распахнула шкаф. Не стала сразу снимать норку, а просто откинула её с плеч.
- DVD и центра тоже, – младшая сестра находилась в зале.
- Украли телевизор, суки!
Потом они заглянули в свои комнаты.
Глядя на полный беспорядок, учиненный сестрой, Мария мысленно похвалила её, и подумала «здесь действительно побывала первоклассная воровка». Было видно, с каким вниманием все обследовано, от глаз домушницы не скрылось ни одной ценной вещи.
- Что у тебя пропало? – спросила она, войдя через минуту в покои Светланы.
Та сидела на стуле, и осматривала хаос.
- Сама не видишь? – она постаралась придать голосу гнева. – Одежды нет, кроме нижнего белья. И конечно нет украшений и денег – все забрали, суки! Следы явно от женских сапог, суки! Значит это бабы, суки!!! Суки!!! Суки!!! Суки!!! Суки!!! Суки!!!
- Браво!!! – старшая сестра рассмеялась. – Похоже, у тебя все-таки есть актерский талант!
Светлана встала.
- Может быть, и имею его, но хочу… - она подошла к Марии, на ухо шепнула. – Воровать!
- А водку ты не хочешь?
Барменша помахала головой.
Пока другая дама пошла за заказом, она стянула перчатки, которые отправились в карман шубы, затем сняла соболиную шапку, и положила её на постель. В ту же секунду упали длинные до бёдер темно-русые волосы – предмет её гордости. Очень тонкие брови совсем не сочетались с большими черными глазами и не маленьким носом. Иногда  ее лицо, излучало наивность, особенно когда Светлана улыбалась.
- За что пьем? – спросила она, беря стопку, и продолжая расстегивать пуговицы на верхней одежде другой рукой.
- За сестер Зайцевых! За будущих квартирных воровок!
Они выпили на брудершафт и обнялись.
- Еще водки! – потребовала Светлана.
- Да, но с начала мы разденемся.
- А где мой халат?
- Украли! – улыбка не сходила с лица Маши. – Ну, хотя бы можно снять шубы.
Прежде чем раздеться и пойти на кухню, они решили заглянуть в зал, чтобы лишний раз посмотреть на себя.
Обе были высокие, под два метра. С таким ростом Зайцевы в своё время задумывались о карьере баскетболисток, даже занимались этим видом спорта. Но хоть какого-нибудь успеха они не добились, и примерно через год бросили, к неудовольствию матери. Ей казалось, что дочки просто обязаны играть, однако, не настаивала.
Надежда Петровна рано осталась без мужа с двумя детьми. Кстати, она никогда не говорила, почему ушел отец, сестры хотели узнать, но мать была непреклонна, все держала в себе. Кто знает, если бы рассказала  им все, то прожила гораздо больше, чем пятьдесят восемь лет, а не искала утешение в водке. Однако нельзя сказать, что Надежда Петровна чрезмерно пила, нет, но просто когда её девочки уже спали, она любила пропустить рюмку другую.
Между матерью и дочками были не простые отношение, постоянные ссоры, ругань по всякому поводу. Порою  сестрам казалось, что она их ненавидит, хотя без конца пытались найти общий язык, но это им так и  не удалось.
- Ах, какие же мы красивые! – каждый раз повторяла Светлана, как только сестры вместе смотрелись в зеркало.
- О, да! – такой был ответ всегда, но сейчас Мария вдруг добавила. - Красивые квартирные воровки в шубах.
- Мы – суки!
Маша встала за сестрой и обняла за шею.
- Я тебя люблю!
- Потому что ты можешь внушить мне свои желания.
- Дурочка! Не из-за этого люблю, а…
- Вообще-то я просто прикололась! – Светлана поспешила объяснить.
- А!
Мария сняла шубу с сестры и направилась к коридору.
- Картошку ты не доела?  - несмотря на ночное время, она очень хотела есть.
- Нет, – Светлана сделала ответную услугу, повесила норку в шкаф.
Они зашли на кухню. Там первым делом, женщины еще раз выпили по рюмке водки, от этого и Светлана почувствовала себя голодной.
- После эксперимента, когда мы обсуждали свои впечатление, я удивилась с какой настойчивостью, ты предлагала начать грабить по-настоящему. Ведь раньше ты относилась к этому не так серьезно, или я ошибаюсь?
Прежде чем ответить, Мария поставила картошку разогреваться и тоже села за стол.
Она была брюнеткой, на голове пышная прическа в стиле восьмидесятых, тонким носом, глаза голубые с густыми бровями. Благодаря сильному характеру и уму, умела добиваться почти всегда того, что хочется.
- Ты помнишь, как я летом оделась по-зимнему и так ходила по квартире в течение десяти минут?
- С тех пор?
- Да! Я не знала, как лучше предложить тебе перейти от фантазии к действиям. К счастью, ты сама разрешила эту проблему. Стоило мне взглянуть на мою дорогую напарницу во время, и после игры, я заметила твой азарт и желание совершать настоящие преступления.  Я решила настоять, что мы можем, и главное хотим грабить квартиры.  Тебя долго не пришлось уговаривать.
Тут же раздался сигнал печи. Мария вытащила картошку и поставила её на стол, затем взяла бутылку и налила еще по одной.
 - Ну, давай! – сказала она, и через секунду выпила залпом.
Некоторое время они ели молча.
- Интересно, если бы ты тогда не прочитала ту статью про трех домушниц, то возможно у нас не возникла эта страсть, или все равно появилась бы? – Светлана решила прервать паузу.
- Не думаю, что надо винить её во всем, ведь я не хочу, и никогда не буду убивать…
- МЫ!
- Мы никогда не будем убивать кого-либо! Хотя я иногда читаю в газетах про убийства, причем совершаются они не только мужиками, – Мария вновь набила рот картошкой и через несколько секунд продолжила. – Сейчас мне кажется, что еще до статьи у меня уже была тяга к кражам,  она лишь помогла признать этот факт.
- В смысле?
- Трудно объяснить. Раньше, некоторые слова меня просто возбуждали. Например «украсть», «воровка», «обнести», «ограбить» и т.д. Я не понимала почему…
-  Ты просто не хотела признаваться себе о своих сокровенных желаниях, – догадалась Светлана. Она отбросила  волосы назад, затем подтянула рукава кофты до локтей. – А статья помогла это сделать.
- Правильно!
- Так как ты без меня ни куда, твоё желание обчищать квартиры оставалось лишь в мечтах. Пока я не захотела поиграть в домушниц, благодаря тебе.
- Ты обижаешься на меня за это? – Мария наелась и сложила руки на груди. Посмотрела на сестру
- Что ты такое говоришь? Конечно, нет! – Светлане явно не понравился вопрос. – Может быть, без тех историй я бы даже не думала о кражах, однако, не хочу и не буду во всем винить только тебя. Я уже большая и умею отвечать за свои поступки, никто не может управлять мною, даже ты.
- Я никогда не пыталась.
- Знаю. 
Маша посмотрела на свои часы, они показывали 4:32.
- Собрались грабить, хотя мы, и не имеем понятия, как? – она зевнула.
Но обеим вовсе не хотелось спать, ведь до ночных приключений, у них был хороший сон. Он продолжался  шесть часов, с восьми вечера до двух ночи, однако, чтобы окончательно проснуться потребовалось еще десять минут. Затем выпили кофе и стали одеваться, причем на перегонки, они часто так делали ради забавы, но сегодня еще для поднятия тонуса. После того, как взяли машину и съездили в конец улицы, Зайцевы вернулись домой в качестве квартирных воровок.
- У меня уже есть кое-какие соображения по этому поводу, – сказала Светлана.
- Какие у тебя могут быть соображения?! – старшая сестра удивилась. – Помнится, двадцать минут назад ты еще сомневалась…
- Ну и что? – на лице женщины появилась улыбка. – Я просто размышляла.
- Конечно! – сказала Мария с явным недоверием, но не стала добиваться правды. –  Выкладывай!
- В клубе, я часто вижу одних и тех же девиц легкого поведения. Они одеваются всегда красиво и дорого, видно им хорошо платят за услуги. Живут эти мамзели одни, о чем я не раз слышала, когда они приглашали очередного мужика. Думаю, что нам будет не трудно выяснить, где проживает хотя бы одна из них. А дальше подкараулив возле квартиры её с ножом, – конечно, мы не будем использовать его ни при каких обстоятельствах, но она об этом не знает – после чего, попросим войти в дом. Ну, как?
- А что, хорошая идея! – почти сразу ответила Маша. – Конечно, я предпочла бы кражи с взломом, но для начала пойдет!
- Какие наши годы! – подбодрила Светлана. - Если захотим, мы непременно узнаем, как замки открываются при помощи отмычек. – Немного позже, она добавила с наивным взглядом. – Ведь это все не серьезно?
Мария скрыла свое разочарование, и обманула самого близкого человека.
- Конечно, нет! Никто не может запретить, нам устраивать такие спектакли и фантазировать. – она улыбнулась.
Светлана почувствовала в ее тоне неискренность.
- Маш, поклянись мне, что ты никогда не ограбишь ни одну квартиру по-настоящему.
Та, недолго думая, сказала со всей серьезностью.
- Я клянусь тебе в этом. Но мы будем еще играть?
- Обязательно!
«Всегда спасала тебя от совершения больших ошибок, дорогая моя. К счастью, мое слово имеет огромное значение для Зайцевой Марии Павловны! - подумала младшая сестра. - А еще я просто обожаю прикалываться над тобой!»


Рецензии
Замечательное проникновение в мир женской логики!
Браво!
Такое редко можно прочесть.

Владимир Афанасьев 2   30.03.2019 08:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.