Возвращение Гавроша

ВОЗРАЩЕНИЕ  ГАВРОША.

Закалающий вола то же,- что убивающий человека, приносящий агнца в жертву то же,- что задушающий пса;…и как они избрали собственные пути, и душа их находит удовольствие в мерзостях их,- Так и Я употреблю их обольщение и наведу на них ужасное для них.
                Пророк Исайя. (66:3,4).
2 марта. 2012г.



                1
      Щенок родился в однокомнатной квартире, в нише, слева от входа. Недолго думая, мы назвали щенка Гаврошем. Вероятно, на такое прозвище повлияли наши школьные годы, где мы когда-то проходили отрывок из романа Виктора Гюго «Отверженные».
       Конечно же, и персонаж Гюго имел родителей и наш Гаврош, но как показала последующая жизнь нашего Гавроша, его, по меткому определению Гюго, не без основания можно было назвать «дитя улицы».
       Мать Гавроша звали Альмой, отца Тобрук. Альма была чистокровной спаниелькой, с родословной, отец же, Тобрук, - помесь лайки с овчаркой.
      Самое интересное состояло в том, что пока Альма жила у своих первых хозяев на первом этаже пятиэтажного дома, и, когда у неё начинался гон, Тобрук сутками лежал у порога её квартиры, ожидая, когда Альму выведут гулять. Он бежал за ней, заигрывал, скулил, но так как он был ещё молод и неопытен, да ещё огромен в росте, у него ничего не получалось.
       Потом мы купили дачу в трёхстах метрах от места своего проживания, я увел туда Тобрука и посадил на цепь.
      Первое что я сделал  на даче, это расчистил двор от всякого хлама и второе, построил роскошную конуру для своего питомца.
      И, когда муж хозяйки Альмы, погиб в автокатастрофе, а вдова с горя запила на всю оставшуюся жизнь, Альма осталась бесхозной, и мы взяли её к себе.
     У Альмы были огромные, всегда чего-то просящие глаза, уши до земли, хвост купирован, окрас белый с большими палевыми пятнами на боках и на ушах. Альма была до того толстой и неуклюжей, что при ходьбе лениво переваливалась с одной стороны на другую, при этом упираясь взглядом в землю и её огромные, широкие, длинные уши волочились по земле. Ей было четыре года, когда мы взяли жить ей к себе. Впрочем, к тому времени Тобрук уже жил на даче.
     Мы мало знаем о жизни Альмы до четырёх лет, а вот история Тобрука проходила на наших глазах. В принципе, спасение Тобрука, заслуга моей жены. Дело в том, что она работала в школе, преподавала английский язык, и к ней подошёл ученик и спросил:
    - Ирина Михайловна, вам щенок нужен?
   - А, что такое? – вопросом на вопрос, спросила она.
     И он объяснил, что у них есть щенок, а мать, уходя на дежурство, сказала, что если он не пристроит этого щенка, она вернётся вечером с вахты и утопит щенка. И, естественно, Ирина Михайловна, не могла допустить такого кощунства над ни в чём не повинным, маленьким существом. В тот же день ученик принёс  щенка, которому было от роду девять дней. Назвали мы его – Тобруком.
     Ещё не открывший глаза, запросто умещавщийся на ладони, щенок представлял собой совершенно беспомощное и жалкое существо. Мы его положили в коробку из-под обуви.
    Была зима и коробка из-под обуви, в которую мы поместили маленького Тобрука, лежала около батареи водяного отопления. Через две недели, Тобрук вылез из коробки и каким-то образом умудрился залезть между секциями этой самой горячей батареи. Услышав его пронзительный вой, мы с женой кинулись из комнаты на кухню, и я еле выковырял щенка из его «батарейного» плена!
    Никто и предположить не мог, что со временем он вымахает в огромного и непредсказуемого пса. А пока в аптеке были куплены набор для грудничков как-то; бутылочки, соски и там же, детское питание «Семилак». Таким вот образом, при помощи детского питания, при очень трепетном уходе за ним, щенок окреп, вырос и начал грызть ножки кресел и превращать в лохмотья лежащий на полу ковёр.
       В четырёхмесячном возрасте, хотя ему и были сделаны все прививки, Тобрук умудрился заболеть чумкой. С трудом, не давая никаких гарантий, местный ветеринар вылечил его.
      Через полтора года перед нами неотвратимо встал вопрос: Как быть дальше с большой, непредсказуемой собакой в однокомнатной квартире на пятом этаже? Мы женой работали, а пёс, оставшись один в доме, скучал и переворачивал всё вверх дном! С каждым днём положение усугублялось и наконец, было принято решение купить недалеко от дома какую-нибудь дачу.
      Шёл 1994 год, СССР развалилась, и люди Севера продавали дома, квартиры и уезжали на материк. И, когда коллега по работе предложил мне приобрести у него дачу по приемлемой цене, я, после недолгих раздумий, купил эту самую дачу, благо она  находилась в трёхстах метрах от моей пятиэтажки да ещё по пути на работу.
     Таким вот образом, ничего не смысля в сельском хозяйстве, ради любимой собаки, жизнь наша круто изменилась. Большой, хоть и старый дом, теплица, грядки, огород, куры всё это помогло относительно легко, как то проскочить те незабываемые времена, когда людям по полгода не выплачивали зарплату.
 
2
       Есть такая старая блатная песня: «Север, Север, ты Север далёкий, молодые ты губишь года, кто не видел тот Север далёкий тот и жизнь не видал никогда». Люди, живущие на «югах», никогда не ощутившие на своей шкуре пагубное действие немыслимых морозов, никогда не поймут Север. И, когда кто-то говорит, что и у них холодно, а мороз под тридцать, они по недомыслию своему не осознают, что девять месяцев тягучей зимы и три месяца фрагментарно-холодной зимы, это совершенно разные вещи. И, когда ты шесть часов, с перерывом на обед, работаешь на тридцатиградусном морозе, не потому что авария, а потому что это обыденность, а на тебе тяжёлая зимняя одежда, на ногах неуклюжие валенки, ты начинаешь сомневаться в умственных способностях некоторых неглупых людей приравнивающих Север к Югу.
      Для чего люди приезжают на Север? Обычная, обывательская формулировка: «За длинным рублём». Но такое определение глубочайшее заблуждение! Очень немногим, под силу выехать из-под палящего южного солнца в жутко-морозную даль.
      Парадокс состоит в том, что в массе своей люди приезжающие на Север работать, это южане! И, как бы это банально-избито ни звучало, но люди Севера особая ипостась. Ну, какой нормальный человек бросит свой ареал на материке, приедет на Север жить и работать, чтобы остаться здесь навсегда в вечной мерзлоте или, что ещё хуже, уехать на старости лет на историческую родину, где уже все друзья перемёрли или ходят, опираясь на палочку и, где ты никому не нужен?
      Как известно; собака друг человека. Скажем больше: Собака лучший друг человека! Собака ничего не требует для себя от своего хозяина. Кроме еды и ласки собаке ничего не нужно от хозяина.
      Гаврош родился, рос и вырос в небольшую норную собаку. Морда белая, вытянутая, как у лошади, ноздри чёрные, влажные, уши чёрные, стоячие, как у его отца, Тобрука. Шея, грудь, передние ноги белые, середина спины и задние ноги черные, хвост колечком, как у лайки, кончик хвоста белый. Силой и наглостью он пошёл в отца, а умом, скорее всего мудростью, в мать.
       Мудрость Гавроша не моё субъективное мнение, а мнение уважаемых людей знавших Гавроша с детства.
      Я работал электрослесарем на подстанции.
     Справка: «Электроподстанция: Электроустановка, предназначенная для преобразования и распределения электрической энергии. Электросеть: Совокупность подстанций и соединяющих их электрических линий размещённых на территории района, населённого пункта, и потребителей электрической энергии.»
     Будучи четырёхмесячным щенком Гаврош каждое утро ходил со мной на работу. Но вначале мы заходили на дачу, где я переодевался в рабочую спецовку, кормил Тобрука и кур. Летом, помимо всего прочего, поливал теплицу, в которой росли огурцы и помидоры. С нами ходила по утрам и Альма, но уходя на работу, я оставлял её на даче.
     Так уж получилось, что Альма осталась жить на даче вместе с Тобруком, а Гаврош стал жить в квартире, где он и родился.
     Каждое утро, невзирая на времена года, я вставал в пять часов утра и в шесть мы с Гаврошем выходили из дома. Дача находилась в пяти минутах ходьбы от квартиры. Самое интересное состояло в том, что Гавроша никогда не приходилось специально выводить гулять. Если вдруг среди ночи он просился на улицу, я просто открывал дверь  квартиры и выпускал его погулять. Он сам спускался с пятого этажа, каким-то немыслимым образом открывал, две двери,  ведущие на улицу и, нагулявшись, приходил домой, услышав его карабканье об входную дверь, я открывал её и впускал его домой.
     Со временем я увидел и понял, каким способом Гаврош открывал, казалось бы, наглухо запертые двери. Спустившись с пятого этажа на первый, он прыгал, бил передними лапами по правой створке запертых  на шпингалеты дверей, левая створка чуть-чуть приоткрывалась и этого было достаточно для него, чтобы в долю секунды сунуть в эту щель свою острую морду, как клином растопырив её, и открыть дверь в тамбур. Из тамбура вторая дверь открывалась наружу, на улицу, - тут проблем уже не возникало. Погуляв, он таким же образом, только в обратном порядке, возвращался домой. Со временем он так поднаторел в открывании любых дверей, что казалось, будто двери при появлении Гавроша открывались сами собой!
     Электроподстанций, которые мы, электрики, обслуживали, по району было восемь и повсюду, всегда с бригадой ездил Гаврош. В шутку даже были предложения выписать Гаврошу удостоверение электрика. Не было ни одного человека, который бы возмутился присутствием Гавроша на подстанции. Дело в том, что по правилам технике безопасности нахождение каких-либо животных на энергообъекте, запрещалось. Но даже высокое начальство, приезжающее из города на очередное собрание, только улыбалось, увидев Гавроша в Красном уголке лежащего мирно на полу в проходе между кресел положив голову на передние лапы.
      Таким образом, Гаврош стал как бы бригадным талисманом и, когда один электрик с тридцатилетним стажем, полез с отвёрткой в электроустановку находящуюся под напряжением, Гаврош вдруг громко залаял, тот от неожиданности отдёрнул руку с отвёрткой уже приблизившуюся к токоведущей части ячейки. Он обернулся, с удивлением посмотрел на Гавроша, потом на ячейку и понял, что полез не туда куда следовало. «Ну, Гаврош, ты и молодец!» воскликнул он.
     Задиристости Гавроша не было предела. Встретившись с какой-нибудь огромной собакой, после ритуала обнюхивания друг друга, Гаврош первый кидался на ничего на подозревающего большого пса, и не всегда такая драка заканчивалась в пользу Гавроша. Часто, весь искусанный, в крови, он приползал домой, но всегда с чувством глубокого удовлетворения и собственной значимости! Если рана была серьёзная, я возил его к местному ветеринару, но чаще всего он сам зализывал свои боевые раны. После одного из таких побоищ, его правое ухо потеряло свою эластичность и обвисло.
      Но однажды, когда ему шёл уже шестой год, с ним случилось то, что и должно было произойти, а именно: Возвращаясь  домой после рабочего дня мы с Гаврошем наткнулись на собачью «свадьбу». Гаврош в свойственной ему манере, вклинился в самую гущу этой своры и исчез вместе со всей стаей за близлежащими домами.
       В двенадцать часов ночи к нам в дверь позвонили. Я открыл дверь и увидел соседку, которая сказала: «Тут Гаврош весь в крови». Я вышел на лестничную площадку и увидел за дверью, стоящего на растопыренных лапах,  Гавроша. Гаврош сам вошёл в прихожую, проковылял в ванную, где у него стояла миска с водой, напился воды, вышел в коридор, но не лёг, не сел, а остался стоять.
     Хотя всё это и происходило летом, но Гаврош весь дрожал и, когда я попытался обработать зелёнкой рану у него на горле, он вяло скалил зубы и скулил. Парадокс состоял в том, что как могла небольшая собака, в полубессознательном состоянии найти дорогу домой и каким-то образом взобраться на пятый этаж! Это какой же силой воли нужно было обладать, чтобы не остаться умирать где-нибудь в посёлке, а чутьём, нутром, инстинктом кое-как добраться до дверей своей квартиры, где как вероятно ему казалось, ему окажут первую помощь и спасут от смерти.
     Всю ночь он пил воду из миски, которую я вынес из ванной и поставил ей перед ним в коридоре. Утром я отвёз его к ветеринару, тот только развёл руками, но сделал всё что мог. Четверо суток Гаврош простоял в коридоре, ни разу не лёг, не присел, пил только воду, а тем временем у него под горлом образовался огромный «мешок» доходивший ему до груди.
     На пятые сутки, днём я отвёз его к ветеринару и прямо в операционной, когда мы попытались уложить его на операционный стол, чтобы поставить ему капельницу, «мешок» под горлом прорвало и на пол пролилось столько гноя, какого не только я, но и врач никогда не видел!
     После капельницы и нескольких уколов антибиотиками и витаминами, Гаврош почти бодро, рядом со мной, пришёл домой.
    Войдя в квартиру, он прошёл в комнату, и в первый раз за эти пять суток лёг на ковёр и заснул. Мне пришлось остаться дома, так как при любом шорохе он открывал глаза, чтобы удостовериться в том, что я никуда не ушёл. Но уже на следующее утро весело, как-будто не было у него предсмертного состояния, как, ни в чём, ни бывало, он пошёл со мной на работу.

3
      Почему мы оставили себе щенка впоследствии названного Гаврошем? Потому что из четырёх щенков, которых родила Альма, только Гаврош был похож на своего отца, Тобрука своими большими чёрными пятнами на голове, спине и бёдрах. Остальные три щенка были копиями Альмы и мы  потом пристроили их по знакомым.
     Есть такое расхожее мнение, будто кошка с собакой никогда не уживутся вместе. Есть даже такое выражение: «Как кошка с собакой». Но так ли это? Нет, не так. Если котёнок вырос в доме, где есть собака, то они всегда будут жить в дружбе и согласии.
   Так же и щенок, выросший рядом с кошкой или котом, став взрослым, никогда не будет бегать, преследовать не только «свою» кошку, но и других кошек, соседских или совсем посторонних. Не был исключением и Гаврош. С детства общаясь с живущей на даче Муркой, ему и в голову не приходило рычать на неё, скалить зубы, считать Мурку потомственной вражиной! Наоборот, они вместе лежали на тахте, при этом Мурка имела привычку класть свою голову на живот Гавроша. И было это так мило и необычно, что определение «идиллия» напрашивалось само собой.
    Мало того; когда на сидевшую на заборе Мурку лаяла какая- нибудь посторонняя собака, Гаврош кидался на эту собаку, как бы давая понять этим своим поведением, что всё живое на этой земле братья и сестры.
      Даже Тобрук, никогда не видевший кошек, выросший в квартире,  будучи определён на постоянное место жительства на дачу, заливавшийся при появлении во дворе Мурки грозным лаем, обалдевал и впадал в ступор, когда вальяжно прохаживаясь перед самым его носом, Мурка вдруг падала на землю, вытягивалась и утробно мурлыча как бы издеваясь над собачьим инстинктом Тобрука. От такой Муркиной наглости он столбенел, смотрел с недоумением на распластавшуюся перед ним Мурку, ровным счётом ничего не понимая в её поведении. Ведь по классическим законам отношений между кошкой и собакой, Мурка должна была бежать от Тобрука, прыгнуть на забор, а Тобрук, с чувством своей собачьей значимости продолжал бы облаивать её.
    Но вопреки всем устоявшимся законам природы, отношения между моими собаками и кошками складывались совсем в ином русле.
    Пример: Мурка родила по осени четырёх котят прямо на тахте, на одеяле. На следующее утро, придя на дачу, я обнаружил, что один котёнок исчез.
      Долго искал я этого исчезнувшего котёнка, пока не услышал характерный писк, доносившийся из-под лежащей на полу Альмы. Оказывается, котёнок упал с тахты, и Альма накрыла его своим телом, чтобы тот не замёрз на полу! При попытке забрать котёнка и вернуть его Мурке, Альма рычала, скалила зубы и пыталась меня укусить. Только днём мне удалось обманным путём, усыпив бдительность Альмы, забрать котёнка и вернуть его родной мамаше.
    Такое поведение Альмы показалось мне подсказкой свыше, и я оставил котёнка на даче, впоследствии назвав его Матроскиным.

4
У соседей по даче был пёс по кличке Боцман. Большущий кобель, гроза всех собак в округе, не проигравший ни одной уличной схватки со своими сородичами.
      И вот этот огромный Боцман, помесь лайки с кавказкой овчаркой, и только начинающий свою бойцовую жизнь Гаврош, сдружились и, уже вдвоём бегали по посёлку, выискивая очередную жертву.
     Но вначале и Боцман, и Гаврош не ладили друг с другом, и часто дрались, и мне не раз приходилось растаскивать их сцепившихся прямо на трассе.
      Дружбе их предшествовал такой случай: Как-то возле дачи на Боцмана напали две огромные собаки и загнали Боцмана в глубокую водосточную канаву. Услышав шум боя, Гаврош пролез под калиткой своей дачи, мгновенно оценил обстановку и сверху кинулся в канаву на помощь Боцману. Два чужих пса на мгновение отвлеклись от Боцмана, пытаясь расправиться с маленьким Гаврошем, что позволило Боцману вывернуться, вскочить на ноги и кинуться на своих обидчиков. В канаве началось что-то невообразимое! Шерсть летела клочьями! Визг, рык, хрипы и наконец, чужаки вырвались, выскочили из глубокой канавы и, поджав хвосты, бросились наутёк по трассе в сторону посёлка.
     Боцман и Гаврош погнались за ними, догнали и продолжили экзекуцию. Через некоторое время они вернулись довольные, с чувством выполненного долга, - отстояли свой ареал, и с этого дня Боцман и Гаврош сделались друзьями навеки.
    Кстати, я никогда не видел, чтобы Гаврош убегал от какой-либо собаки, поджав хвост. Если и случалось нечто подобное, то он просто отбегал ко мне, и уже мне приходилось отгонять какую-нибудь злую собаку от себя и от Гавроша.
      Дача находилась рядом с автомобильной трассой, и самое страшное, что могло произойти с Гаврошем, это угодить под колёса какого- нибудь автомобиля. Но с Гаврошем случилось такое только один раз и то «жигули» задело его по касательной. Гаврош только взвизгнул, отскочил назад и впредь был предельно осторожен.
     Мудрый Гаврош понял, что его жизни угрожают не столько поселковые собаки, сколько несущиеся по трассе автомобили.
     А вот к велосипедистам у Гавроша была особенная неприязнь. До поры до времени он никогда не гонялся за велосипедами. Но однажды, летом, лежал себе Гаврош у калитки своей дачи, грелся на солнышке и никого не трогал. Дело происходило днём; по противоположной стороне трассы, в сторону посёлка ехали два взрослых мужика на велосипедах. И, вдруг, один из них в шляпе, с коробом для ягод за спиной, ни с того ни с сего, пересёк трассу  и направил свой велосипед на спокойно лежащего у калитки своей дачи Гавроша!
      Гаврош вскочил, обалдевший от такой наглости, отскочил в сторону, залился звонким лаем и погнался за этим придурковатым велосипедистом.
    И с того вот прекрасного летнего дня, да на много лет, велосипедисты сделались врагами Гавроша! Таким вот образом, из-за одного очумелого мужика обидевшегося на Гавроша за то, что тот не обратил на него должного внимания, все другие любители езды на велосипедах, вздрагивали, терялись, когда на них с лаем кидался маленький Гаврош.
    Особенная черта Гавроша, - он никогда не кусал людей, только своих сородичей в драке.


       5

В своё время я прочитал много книг великих авторов о гениальных собаках. И я бы не стал излагать историю Гавроша, если бы хотя бы одна из прочитанных мною книг походила на то, что произошло с моим Гаврошем.
   Ещё раз повторюсь: Мудрость Гавроша не моё предвзятое, субъективное мнение, а суждения уважаемых людей. Совершенно разные по интеллекту и по положению в обществе, они считали небольшую норную собаку – мудрой.
   И грех было бы не написать об этом.
      Когда я, по какой-то шкодливой причине со стороны Гавроша, не брал его с собой в магазин или даже на дачу, он ложился в прихожей, уткнув морду в дверь и тяжело вздыхая, ждал моего возвращения. Жена мне потом рассказывала, что когда я открывал дверь в подъезде, Гаврош вскакивал с пола, весело вилял своим пышным хвостом и таким вот образом встречал меня на пороге нашей квартиры.
   Как известно, собака тысячелетиями живёт рядом с человеком, но если человек думает, будто он знает о своей собаке всё, то с таким же успехом можно сказать, что и собака знает о своём хозяине всё! Только собака не умеет говорить.
    Так что же приключилось с Гаврошем такого – эдакого, что мне захотелось рассказать об этом?
   В одну  суровую, трескучую, зимнию ночь, я как всегда, когда Гаврош просился на улицу, открыл дверь и выпустил его погулять. Ни в ту ночь, ни в последуюшие дни, Гаврош так и не вернулся с прогулки.
   Самое большее, отсуствие Гавроша исчислялось тремя днями, но в этот раз всё обстояло куда сложнее. Даже Мурка или Матроскин, загуляв, возвращались домой на четвёртые сутки или через неделю. Но Гаврош не вернулся и через месяц.
   Потом пошли легенды, мифы, - кто-то где-то видел Гавроша среди стаи других собак, кто-то слышал его лай доносящийся со двора какой-нибудь покинутой на зиму дачи…Я, конечно же, ходил по адресам, проверяя эти слухи. Но все эти слухи оказались несостоятельными.

6

   Итак, ровно в три пятнадцать ночи, Гаврош спустился по лестничным маршам с пятого этажа. На первом этаже он своим коронным трюком открыл первую дверь, проскользнул в тамбур, с ходу вытолкнул вторую дверь и оказался на улице.
   Стояла тихая морозная ночь. Уличные фонари не горели. Ради экономии денежных средств за электроэнергию, их отключали в двенадцать ночи и вновь включали в шесть часов утра. Но для молодого, с прекрасным зрением, Гавроша, темень окутавшая посёлок, не представляла никакой опасности.
    По пустынной, слепой, ночной трассе, машина мчалась на бешенной скорости. Из салона японской иномарки издавались ужасные звуки, которые кто-то с восторгом принимал за музыку. Одна минута проезда внутри напичканного децебелами автомобиля, под такую, с позволения сказать музыку, напрочь лишало нормального человека разума часа на два. Но для четырёх молодых ребят находившихся в автомобиле такое долби было естественно, как и пиво, которым они расслаблялись.
     Не справившись на повороте с управлением, водитель резко вывернул руль вправо, и машина на огромной скорости налетела на стоящий у обочины дороги фонарный столб.
    Это был последний фонарный столб, который ещё оставался стоять у дороги. Ещё три подобных столба, после подобных аварий были срезаны коммунальщиками автогеном, разрезаны на куски и увезены неизвестно куда.
    Спасло ребят то, что  этот столб, уже однажды оказался препятствием для «уазика» в простонародье называемом почему-то «буханкой». Тогда тоже обошлось без жертв, водитель просто вылетел через лобовое стекло, поломал ключицу, а так ничего – выздоровел. Но столб от удара «уазика» погнуло. Вот эта «погнутость» и смягчила удар. Машина взлетела, как по трамплину и, пролетев метров десять, рухнула на растущие под окнами пятиэтажки, кусты, присыпанные снегом. И всё. И двигатель заглох. И децебелы умолкли. И белая иномарка слилась с белым снегом. И наступила зловещая тишина. Почему в нашем случае «наступила зловещая тишина»? Потому что случилась трагедия. Потому что  любители скоростей, пива, уничтожающей мозг, музыки, ещё сами не осознали даже йоту того, что с ними произошло.  Потому что люди, под домом которых рухнула иномарка, проснувшись, долго не могли понять: Что же их разбудило?
    И, только молодой человек, живущий на пятом этаже, стоя у замороженного окна на кухне, докуривающий сигарету и пуская дым в открытую форточку, воскликнул: «Есть! Пападос»!
    Потом началась паника! Крики, топот ботинок по лестничным ступенькам, хлопанье дверей в подъездах!

    Но первым, кто прибежал к месту аварии, пробираясь сквозь толщу снега, был Гаврош, гуляющий ночью рядом, во дворе. И «зловещую тишину» разорвал звонкий лай Гавроша! И люди в квартирах проснулись от его тревожного, неумолкающего лая. И, когда разобрались, что там случилось на трассе, поспешили на помощь. Но расклинив невесть откуда взявшимися монтировками, заклинившие двери и вытаскивая из покорёженной машины любителей скоростей, пива и долби, кто-то неизвестный вдруг обратил внимание на непрекращающийся неистовый лай небольшой, известной всей округе, собаке.
    Из разорванного бензобака лился бензин!
   -Бензин!!! – заорал неизвестный и взрослые, бывалые мужики, подхватив, кто как мог, пострадавших в аварии ребят, оттащили их к аптеке, за угол дома.
    Через минуту рванул взрыв! Не такой взрыв, который изображают в фильмах, красочный и беспощадный, а просто хлопок достаточный для того, чтобы иномарка вспыхнула и загорелась.
    Опасливо выглядывая из-за угла дома, глядя на пылающую иномарку, мужики возбуждённо переговаривались, рассказывая друг другу кто, как и от чего проснулся.
     «Скорая помощь» находилась в том же здании, что и аптека, и, дежурившие в ту ночь врачи сами прибежали на место катастрофы, исполнить свой врачебный долг.
      Пострадавших погрузили в две машины «Скорой помощи», повезли в больницу, которая находилась, хоть и на другом конце поселка, но всего в трёх километрах от места аварии.
- А, где собака? – спросил кто-то, - Неужели погибла?
- А может домой побежала… - предположил солидного вида мужчина.
    Пожарная часть находилась через дорогу, в двух шагах от места происшествия, и все наблюдали, как пожарные, раскатав пожарные рукава, тушили иномарку. Всё это заняло не более трёх минут.
   Зрелище заканчивалось, было уже неинтересно, да и мороз был жуткий, и мужики, переговариваясь, начали было расходиться по домам, как вдруг раздался резкий звук тормозов и на обочине остановился чёрный, огромный крутой джип. Из машины выскочили двое мужчин, за ними женщина, в шубе из шиншиллы, и все трое кинулись к ещё парящей  иномарке.
   
- Коля!!! – в истерике завопила женщина, но кто-то, из пожарных сматывая задубевшие на морозе рукава, крикнул:
- Их в больницу увезли!
     Двое мужчин и женщина, на миг, оторопев, пытаясь переварить услышанное, бросились к джипу, но из распахнутой, задней двери джипа вдруг выскочила небольшая собачка пепельного окраса и с лаем кинулась в толпу людей наблюдавших эту сцену.
- Эмми! Эмми! – закричала женщина, но Эмми даже не обернулась на голос своей хозяйки. Эмми уже бежала, с невесть откуда взявшимся Гаврошем, вниз по трассе в сторону нашей дачи.
    Мне потом рассказывали о том, как джип бешено визжа шинами, развернулся на трасе, мгновенно подлетел к нашей даче, резко затормозил, открылась задняя дверь и Эмми запрыгнула в салон джипа, но следом за ней в джип заскочил и Гаврош. Дверь захлопнулась, джип опять развернулся и помчался в сторону больницы.


7

   Что это было? Почему Гаврош оказался в джипе следом за маленькой Эмми? Эмми загуляла, а Гаврош по какому-то совершенно невероятному стечению обстоятельств, оказался достаточно близко к ней, чтоб почуять исходящие от Эмми флюиды любви. И он потерял голову!
    Как известно, любовь сводит с ума не только людей, но и животных. Пусть у животных такое проявление любви обусловлено гоном, но такое определение не меняет сути продолжения рода у кого бы то ни было. Будь то существа человеческие или братья наши меньшие. Человек может заниматься этим хоть каждый день, но животные придерживаются строго определённому Природой периоду.
    Дальше события развивались таким образом: Выяснив в больнице у дежурного врача состояние своих неразумных детей, и удостоверившись в том, что они жить будут и, что через неделю их выпишут домой, мужчины оставив женщину в больнице, она, как и любая мать, ни за что не хотела оставлять сына без своего присмотра, поехали в город. Им к девяти утра нужно было быть на работе, поэтому они торопились.
     Джип улетел с трассы в обрыв, перевернулся и остался лежать на правом боку. Только глубокий снег смягчил удар и спас мужчин от тяжёлых последствий. А так; переломы, потеря сознания. Но переломы и потеря сознания не самое страшное, если авария произошла летом. Зима, мороз под сорок вот что могло усугубить положение находящихся в коме водителя и его пассажира.
    В быстро остывающей машине, люди без движения и без сознания, да ещё одетые не по сезону, имели шанс погибнуть от банального переохлаждения.
   Водители собственных автомобилей предпочитают не загружать себя тяжёлой, неудобной, тёплой одеждой. Они думают, что с ними никогда ничего не произойдёт: Они не слетят с трассы в кювет, автомобиль их не перевернётся, мотор не заглохнет, рулевая тяга не отвалится. Как это парадоксально ни прозвучит, но именно надёжные иномарки вселили уверенность в некоторых обладателей такого счастья в свою полную безопасность. Таким образом, пренебрегая простым инстинктом собственного самосохранения, они ставят под угрозу свою жизнь. Зима Крайнего Севера не прощает безалаберности, разгильдяйства, самоуверенности.
   Пример: Ехали мы вечером из города с товарищем на его иномарке в свой посёлок, и где-то за двадцать километров от дома порвался ремень вентилятора. Пока товарищ менял ремень, прошло двадцать пять минут. Когда через двадцать пять минут мы сели в машину там уже вовсю гулял мороз. А ведь только несколько минут назад в салоне было тепло, а из динамиков лилась спокойная и завораживающая музыка! Есть такая практика: Если машина, зимой, сломалась на трассе и её невозможно быстро починить, и нет возможности взять её на буксир, машину просто бросают на трассе, откатив её на обочину, и на попутке едут за помощью. Можно конечно по мобиле вызвать эвакуатор, но во первых, такая услуга стоит дорого, а во вторых, если невозможно завести мотор и отсидеться до прибытия помощи в тёплом салоне, тогда не следует подвергать себя опасности – заболеть воспалением лёгких. В конце концов, здоровье дороже любой, даже самой крутой иномарки.
   Собакам переносить жуткий холод  легче. Природа наградила их подшёрстком, тёплой шерстью, высокой температурой тела, выносливостью. Собака просто не может замёрзнуть. Собака свернётся себе на морозе калачиком и дремлет, подрагивая.
    Пример: Возле своей дачи я поставил обычный, стандартный мусорный контейнер. В шесть утра, зимой, мороз за сорок, подхожу к своей даче и вижу в почти полном мусорном контейнере огромнейшую мёртвую собаку. Так мне показалось. Подойдя вплотную к контейнеру, я увидел, как пёс зашевелился. С густой, длинной шерстью, похожий на московскую сторожевую, пёс был живой! Скорее всего, ночью его сбил возле моей дачи, какой-то автомобиль и, водитель, остановившись, увидев мусорный контейнер, положил сбитую им собаку на ворох мусора. Так как я опасался, что пёс меня может укусить, если я попытаюсь перенести его в дом, в тепло, я оставил его лежать в мусорном контейнере, принёс еды. Повторяю: Мороз был жуткий. Три дня я его кормил утром и вечером, а через три дня пёс оклемался, выбрался из контейнера и ушёл. Это к вопросу; кому мороз не помеха.
    Находясь  без сознания, пассажир и хозяин джипа, естественно, не могли знать о том, что находятся на краю гибели.
     Гаврош и Эмми, после совершенного джипом кульбита, успокоились и лежали, прижавшись друг к другу на кожаной обшивке двери.
    Хоть и было ещё темновато, но когда случилась эта нелепая авария, было уже почти восемь часов нового дня. По трассе уже ездили рейсовые автобусы и всякие другие автомобили. Но светлеет зимой поздно, где-то в начале десятого утра.
     Кто-то из проезжающих по трассе автомобилистов всё-таки заметил лежащий в обрыве, на белом снегу, чёрный джип. Потом, почувствовав неладное, остановилось ещё несколько машин. Кто-то стал звонить в «скорую помощь», кто-то в ГАИ, кто-то в службу спасения. Несколько человек, невзирая на темень, рискнули спуститься по крутому откосу к джипу.
     Не без труда открыв переднюю дверь, они вытащили пострадавших и положили на снег. У кого-то из тех, кто при свете фар сверху наблюдал за происходящим внизу, нашлась длинная капроновая верёвка. При помощи этой верёвки раненые были подняты наверх и, насколько такое было возможно, ещё до прибытия «скорой помощи» обыкновенные шофера оказали им первую помощь, благо у всех в машинах были аптечки. Главное, что люди были живы. Потом подъехала «скорая» и их увезли в областную больницу.

8

   А что же Гаврош и Эмми? Они хоть и выскочили из покорёженного джипа, когда открылись двери, но на них никто не обратил внимания. Не обратили на собак своего внимания занимавшиеся спасением водители, не от того, что они были людьми чёрствыми, а потому что им было не до них. Главное для них было спасти людей.
    А две маленькие собачки бегали внизу, лаяли, карабкались по крутому склону наверх, визжали.
     Собаки существа бессловесные. Собаки милы и симпатичны только своим хозяевам. Но! Так ли это?  Не совсем. Когда развалился СССР, и люди в панике покидали Север, некоторые бросили своих некогда любимых ими  питомцев. Помню, как в одном из заброшенных посёлков, брошенные на произвол судьбы собаки, не желали покидать своё жильё, как это сделали их хозяева. Некоторые, сбившись в стаю, бродили по почти безлюдному посёлку в поисках пищи. А некоторые от безысходности, без всякой надежды на спасение, лежали на крыльце своего дома, безразлично провожая взглядом редких прохожих. Потом там построили колонию для заключённых и собак не стало.
    Помню, как в три часа ночи я шёл из гостей через поселковый рынок домой, а рынок тогда функционировал круглосуточно.   
    В многочисленных киосках продавали всё что угодно: От водки и сигарет,  до куриных окорочков и банальной жвачки. И, когда я покупал в одном из киосков пачку сигарет, я вдруг  почувствовал какое-то прикосновение к своей спине. Я обернулся и увидел огромного, пятнистого дога, который жалостливо смотрел на меня. Голодная, породистая собака, от голода превратилась из сторожевого пса в попрошайку! Я купил пачку сосисок, и дог шел следом за мной до самого моего подъезда, пока я не скормил ему всю пачку сосисок.
     А ведь люди в спешке отказавшиеся от своих собак, когда-то растили их с щенков и, не дай Бог, если щенок заболевал, они ночью поднимали с постели ветеринара и умоляли спасти малютку!
   Так, что же случилось с некоторыми вполне благонравными людьми и, что подвигло их на подлость, когда они в девяностые годы бежали с Севера на постоянное место жительства? Почему их сознание изменилось в мановение ока? Неужели они думали, что время растворит ощущения, а память сотрёт приступы боли? А как же: Мы в ответе за тех, кого приручили?
    Я хорошо знал семейную пару, мужа и жену, которые скончались через восемь месяцев после своего бегства на материк. Говорили, будто они умерли от болезней, но болезнь не приходит сама по себе. Серьёзная болезнь это всегда огромный стресс, всплеск негатива, потому, что стереть из памяти то нехорошее, что ты сотворил в отношении кого-либо, - невозможно – никакая водка не поможет. Как бы и чем бы человек ни убивал свою память, пока он жив, ему не отвертеться от угрызений совести.
     Вот что говорит на эту тему мудрый Екклесиаст: «Кто находится между живыми, тому есть ещё надежда, так как и псу живому лучше, нежели мёртвому льву». (9:4).

9

Несколько дней Гаврош и Эмми бегали вдоль трассы в надежде, что за ними приедут и заберут их домой. Голодные и холодные, любимые лишь своими хозяевами, оставшись одни, они оказались никому не нужными. Некоторые сердобольные водители останавливались и кидали им, кто кусок колбасы, кто ворох костей от съеденных ими куриных окорочков.
    Потом они ушли в тайгу. Это случилось, когда какой-то придурочный обладатель старенькой, почти убитой иномарки, сбил Эмми краем бампера своего обшарпанного автомобиля. У Эмми была повреждена левая задняя лапа, и она в сопровождение Гавроша кое-как доковыляла до опушки леса и свалилась под старой лиственницей.
    Что мог сделать в такой ситуации Гаврош? Он зализывал рану у Эмми на бедре, таскал кое-как пойманных им мышей, бегал на трассу, надеясь ещё что-то изменить, возвращался под лиственницу, ложился рядом с Эмми и тяжело вздыхая, проваливался в неспокойный, прерывающийся при каждом шорохе тайги, сон.
    И снились Гаврошу дом, дача, Мурка, Матроскин, Боцман и другие. Конечно же Гаврошу снилась еда. Потому что голодному всегда снится, будто он ест, но пробуждается, а кругом тайга, насквозь пронизывающий холод, пробирающий до костей мороз. И снова тревожный сон, и я в его сновидение подъезжаю на «вахтовке», забираю Его и Эмми в тёплый салон, и вся бригада гладит его, тискает и радуется его возвращению.
     Конечно же, я знал, что где-то на трассе, перевернулся чёрный джип, и я ездил туда, облазил подступающий к трассе с двух сторон, лес, звал Гавроша, но всё было бесполезно. А нужно было проехать дальше, ещё пять километров и Гаврош бы нашёлся.
    А тем временем, усталый, изнемогающий от голода и холода Гаврош, проснулся и в который уже раз, поплёлся на трассу. Он не мог уйти далеко от трассы, инстинкт подсказывал ему, что только с трассы может прийти спасение.
     Чёрный джип разъезжал по трассе, останавливался, сигналил, выходила женщина в шиншиловой шубе и звала свою собачку: «Эмми! Эмми!». Как то так получалось, что в это время Гавроша не было на трассе – он выискивал в лесу мышей. А тут ещё объявилась лиса и стала подбираться к раненой Эмми. Гаврош кидался на неё, грозным лаем отпугивал лису, но ненадолго – лиса снова возвращалась, чуя лёгкую добычу. И перед Гаврошем встала дилемма: Либо вместе с Эмми умереть с голоду, либо самому, пока у него есть силы, расправиться с лисой и принести её в жертву голоду! Понимал ли он, что это будет не легкий бой, а тяжёлая битва? Понимал или нет, но другого выхода из сложившейся ситуации, у него не было. Он залёг, затаился в кустах, дождался осторожного прихода лисы и, когда она оказалась в доступной близости, взлетел, сверху упал на лису, успев ухватить её зубами за загривок!  Естественно, шерсть полетела клочьями! Хитрая лиса была застигнута врасплох! Гаврош рвал её, душил, не давал вырваться, убежать! Вот когда ему пригодились его бойцовские качества и тот опыт, который он приобрёл, гоняясь с Боцманом за поселковыми собаками! Эх! Был бы сейчас рядом Боцман, они бы  мигом разорвали эту наглую лису!
    Он справился с лисой и без Боцмана! Теперь у них с Эмми была еда, и он знал, как добывать эту еду! На него напала такая эйфория, когда он подтащил свою жертву к Эмми, что ему казалось, будто он не маленький норный Гаврош, а по меньшей мере, огромный и сильный Боцман! А его Эмми наблюдавшая схватку из-под лиственницы с восторгом смотрела на своего Гавроша!

10

    В мае Эмми родила трёх щенят, но выжил только один. К этому времени они переместились на поселковую свалку, где с едой не было проблем.
    На свалке в маленькой, хижине из шлакоблоков, жил бомж по имени Витёк. И вот этот Витёк пригрел наших собачек, - отыскивал еду в ворохе мусора для себя и для них. Был Витёк когда-то предпринимателем, были у него и трёхкомнатная квартира богато обставленная, жена, ребёнок и джип. По понятным причинам, вся недвижимость была оформлена на жену. Но однажды жена «кинула» Витька и он остался ни с чем. Естественно Витёк забухал. Он переселился в однокомнатную «хрущёвку» доставшуюся ему от матери. Пока у него водились деньги, он пил с друзьями, а когда денег не стало, исчезли и друзья.
    Через год, летом, Витёк продал квартиру и переселился на свалку. В заброшенной сторожке он поставил печку-«буржуйку» и стал готовиться к зиме. Когда деньги от проданной квартиры закончились, Витёк стал отыскивать в мусоре цветной металл и сдавать его в пункт по приёму металлолома. На выпивку хватало. Спасало его от преждевременной смерти то, что он постоянно двигался; в мусоре нужно было отыскивать еду, топливо, цветной металл, и он всё время находился в движении.
    Вообще, Витёк был воплощением пословицы: «От тюрьмы и сумы не зарекайся». Когда появились собаки, Витёк ещё не знал о том, что именно эти маленькие существа, которых он пригрел, принесут ему счастье. Но об этом позже.
    Женщина в шиншилловой шубе «ела» своего мужа. За то, что плохо воспитал сына. За то, что ещё и он, придурок, совершил аварию и угробил дорогой джип. За то, что пропала её любимая собачка – Эмми. Ну, и естественно, что он всю жизнь ей испортил! Муж терпел, терпел все эти беспочвенные обвинения, и, в конце концов, ушёл к своей давней любовнице. В отличие от Витька, муж не переписывал всё своё движимое и недвижимое имущество на жену. Он, как и Витёк был предпринимателем, владел сетью магазинов в городе, и ему никогда не приходило в голову забухать, подвергнуть себя опасности – оказаться на дне жизни. Человеком он был тверёзым и рациональным. Удивляться тому, что мужчина и женщина, прожившие вместе в браке двадцать лет, расходятся – не приходится. На то есть множество мелких причин, бытовых и моральных. Как известно, следствия без причины не бывает. Но, порой, причина так глубоко скрыта от посторонних глаз, что понять причину того или иного следствия невозможно.
    Казалось бы, что ещё нужно человеку для полного счастья, когда он обеспечил себя и свою семью всем необходимым и сверх того, а кому-то всё неймётся! Богатый, непьющий муж, красивая, неглупая жена, наследник, который со временем остепенится и станет вести нормальный образ жизни?
    В маленькой хижине из шлакоблоков жили Витёк и три собаки.  А Витёк спивался. Водители мусоровозок привозили иногда Витьку еду и выпивку, но есть он уже не мог – вино выпивал, а еду отдавал собакам.
    Однажды утром Витёк проснулся и при слабом свете из маленького окошка увидел Гавроша с пачкой денег в зубах. «Белочка» - подумал Витёк и крепко зажмурил глаза. Он уже давно не мылся, не брился, провонял псиной и оставалось жить ему может быть несколько часов, может быть несколько дней.
    «Если я сегодня не умру, - подумал Витёк, - брошу пить к чёртовой матери!». Он медленно открыл глаза и вновь увидел Гавроша с пачкой денег в зубах.  Не вставая с тахты, протянул руку к морде Гавроша и Гаврош разжал зубы и в ладони у Витька оказалась пачка пятитысячных купюр! Он поднёс пачку к глазам и чуть не умер от охватившего его восторга, когда он понял, что это не «белочка», а сама реальность! Сто купюр по пять тысяч в банковской упаковке, это полмиллиона рублей!
    Какая-то неведомая сила подбросила его на тахте, Витёк вскочил, упал на колени и обнял Гавроша! «Собака ты моя! – воскликнул он, - я даже не знаю, как тебя зовут…».
    Первая мысль, которая пришла ему в голову, послать кого-нибудь из знакомых водителей за водкой. Но он тут же отдёрнул себя, вспомнив свою клятву, о том, что «завяжет», если сегодня не умрёт. Под ногой у него что-то зашуршало и взглянув на пол, он увидел большой чёрный пакет. Схватив пакет, он подошёл к окошку, глянул внутрь пакета и увидел ещё десять пачек пятитысячных купюр. Витёк чуть не умер от привалившего к нему счастья! Он присел на тахту, его ослабленный безобразным образом жизни, организм, его выкаченный водкой мозг пребывали, нет, не в эйфории, а в слабости и растерянности.
    Гаврош вдруг громко залаял и в ту же минуту дверь открылась. Витёк мгновенно сунул пакет с деньгами под тахту. В хижину вошёл Серёга, водитель мусоровозки, с которым он когда-то учился в одном классе. В руке у него было два пакета.
    -Вот, я тебе тут еды принёс, - сказал Серёга, - поещь борща, моя сготовила. Поещь, пока горячий.
    Трудно, очень трудно после жестокой пьянки, запихнуть себе в рот хоть какой-то еды. Но под строгим контролем Серёги, Витёк всё-таки съел ещё горячий, борщ, налитый в капроновую банку из-под майонеза. Ел он минут двадцать.
    -Слышь, Витёк, - Галка моя строго-настрого запретила мне таскать тебе спиртное, прислала чистую одежду и приказала привести тебя к ней.
    -А, как же собаки? – сказал Витёк, - я теперь без них никуд.
    -Собак мы возьмём с собой на фазенду, я с утра баньку растопил.
    -Вот, что Серёга, - сказал Витёк, - пока я буду переодеваться, принеси немного солярки, я хочу сжечь всё это старьё, которое на мне.
    Серёга пошёл за соляркой, а Витёк переоделся во всё чистое – запихнул вшивое старьё в печку, а когда Серёга вернулся с баночкой солярки, вылил её в печку и поджёг. Он заворожено смотрел на то, как огонь весело пожирает то, что когда-то он считал одеждой, как трещат вши, поедаемые огнём.
    Потом они погрузились в кабину «камаза», собаки и Витёк с черным пакетом полным денег. Серёга сел за руль и они поехали.
    Галка, жена Серёги, еле узнала Витька.
    -Ты ли это, Витёк? - воскликнула она – Немедленно в баньку! Мыться, бриться! Серёга, помоги ему!.
    После бани, гладко выбритый, худой, чистый, пахнущий дорогим одеколоном, Витёк явился пред светлые очи Галины. Когда-то Галина, Серёга и Витёк учились в одном классе. Потом, Галка вышла замуж за Серёгу, родила ему двоих детей, девочку и мальчика, а Витёк «поймал волну» и стал предпринимателем. Галка с Серёгой жили трудно, перебивались, как могли, но Витёк, даже ещё не встав твёрдо на ноги в своём бизнесе, помогал им, чем мог. И теперь, благодарная Галка, решила вытащить его из той ямы, в которой он оказался, то ли по недоразумению, то ли по глупости. Не то, чтобы Серёга не в силах был спасти Витька, но мужская солидарность сыграла с ним злую шутку. Когда Галка узнала, что Серёга не только возит Витьку еду, но ещё и выпивку, она устроила Серёге такой скандал, что мама не горюй! Вердикт Галки: немедленно, хоть и было воскресение, ехать Серёге за Виктором и привезти его на фазенду живого или мёртвого! Лучше, конечно, живого.
    Что это было: Стечение обстоятельств, знамение или мистическое совпадение? Ведь было воскресенье, когда Гаврош притащил пакет с деньгами. Было воскресенье, когда Галка погнала Серёгу за Витьком. Было воскресенье, когда Витёк, увидев в зубах у Гавроша пачку денег, приняв это за «белочку», поклялся себе, что «завяжет», если сегодня не умрёт. Здесь совпали три фактора: первое; воля к жизни, деньги, найденные Гаврошем в куче мусора, и укрепившем в Витьке эту волю к жизни и непреклонность Галки в своём историческом решении! И произошло Воскресенье!
     Женщины всегда спасают нас, когда мы оказываемся в беде, которой  могло и не быть, если б у нас доставало ума не возводить у себя на пути непреодолимые преграды,- вернуться на исходную,  и начать всё  сначала.

11

    Теперь у Витька было большие деньги  и он знал, что с ними делать. Но нужно было быть очень осторожным. Наверняка, люди, потерявшие эти огромные деньги, уже ищут их. То, что деньги «тёмные», не было никаких сомнений. Нужно выждать время, послушать, что говорят люди, а потом уже предпринимать что-то.
    Слухи не заставили себя долго ждать. Одни говорили, что местные «братки» потеряли уйму денег, другие, что чья-то жена по случайности выбросила в мусорный контейнер пакет с деньгами, приняв его за пакет с мусором. Но самое смешное состояло в том, люди ринулись на свалку в надежде найти этот самый пакет с деньгами! А вдруг повезёт? Прошёл слух, что бомж, который жил на свалке в сторожке то ли умер, то ли сбежал, прихватив с собой найденные на свалке деньги. И ещё: Все водители, которые возили мусор на свалку, были на подозрении. Несколько человек, на двух «джипах» дежурили у въезда на свалку и опрашивали водителей. Но водители клялись и божились, заверяя их в том, что ничего не знают об этих проклятых деньгах. А в понедельник местный муниципалитет похоронил какого-то бомжа, и прошёл слух, будто это тот самый бомж, который некогда жил на свалке. И действительно, при опросе вечно пьяных «похоронщиков», кое-как удалось выяснить, что бомж и в самом деле был найден на свалке ещё в пятницу. Значит причастность бомжа в присвоении денег – отпадала. Пропажа случилась в четверг вечером, а мусор вывозили в пятницу утром. Выяснилось ещё, что Серёгин объект, где он загружался мусором, был не в том районе, где произошла эта катавасия с деньгами. Да и ещё в пятницу и в субботу, Серёгин старенький «камаз» стоял на ремонте. Всё складывалось как нельзя лучше, но торопиться не следовало.
    Витёк не совсем ещё пропил свои мозги, да и инстинкт самосохранения сыграл немаловажную роль в его защите от необдуманного шага.
    Прошёл слух о том, будто «братки» обещали пятьсот тысяч тому, кто добровольно вернёт деньги. Крепко подумав, Витёк решил вернуть деньги и будь что будет! В разговоре с местным «авторитетом», Витёк узнал, что да, действительно слухи эти - правда, а ему поручено сообщить место, где должна произойти передача денег.
    Прошёл месяц с тех пор, как Витёк был вывезен со свалки вместе с собаками и деньгами. Он уже пришёл в себя и выглядел нормально, а ни как человек вернувшийся с того света.
    Собрав всю свою смелость в кулак, три раза сплюнув через левое плечо, перекрестившись на восход солнца, Витёк сел в такси и поехал по адресу, который он узнал у местного «авторитета». Чёрный пакет с деньгами он сунул в трёхлитровый бидон, а сверху присыпал жимолостью.
    Приехав по адресу, Витёк вошёл в подъезд пятиэтажного дома, поднялся по чистым ступеням на пятый этаж и позвонил в квартиру. Дверь открыл мужчина лет сорока с добродушным лицом, но с усталыми глазами.
    -Я к Николаю, - сказал Витёк.
     -По поводу?, - спросил мужчина.
     - Да вот, деньги принёс, - показывая на бидон, сказал Витёк.
    - Проходи!
    Витёк вошёл в прихожую и прошёл в комнату вслед за мужчиной, открывшим дверь. В комнате находились ещё четыре мужика – двое сидели на диване, двое в креслах.
    - Вот, - сказал Витёк, поставив бидон с деньгами на журнальный столик.
    Усталые, измождённые бессонными ночами мужики не сразу поняли в чём дело.
    - Ты что, ягодой торгуешь? – спросил один сидящий в кресле, спиной к окну.
    - Да он деньги принёс! – внёс ясность в ситуацию тот, кто открыл Витьку дверь.
    - Какие деньги?
   - Да, которые мы потеряли!
    -Не может быть! - Все разом вскочили со своих мест и бросились к бидону!
     Вывалив ягоду прямо на журнальный столик, вытащив пакет с деньгами и пересчитав их, мужики успокоились и расселись по своим местам.
    - Ну, что же, - сказал, наверное, Николай, - возьми свою долю, как мы и обещали.
    - Извините мужики, но мне денег не надо, - сказал Витёк.
    - Да ты что! Ты понимаешь, в какое положение нас ставишь? Мы обещали долю тому, кто вернёт деньги, а ты отказываешь их брать! Может быть ты миллионер? Или альтруист?
    - Да никакой я не альтруист. Не я нашёл, а собака. И просьба у меня к вам, найти хозяина собаки.
    - Чего-то я не понял, - сказал Николай, - не твоя что ли собака?
    - Не моя, - сказал Витёк, - я не знаю чьи это собаки, да ещё с щенком. Собаки домашние и как они оказались на свалке, я не знаю.
    - Так, - сказал Николай, - присаживайся и рассказывай, кто ты, что ты. Вижу, бухал ещё совсем недавно по чёрному.
    Витёк сел на стул напротив Николая и стал рассказывать о том, что с ним произошло, когда жена его кинула. Когда Витёк закончил свой рассказ, в комнате ещё долго стояла гнетущая тишина.
    - Во бабьё! – воскликнул кто-то.
    - Вот что, Витёк, - сказал Николай. – Во первых, мы люди слова и не ставь нас в неловкое положение. Деньги твои и никаких отказов! Во вторых, слышал я, что один мощный человек из-за собаки разошёлся с женой. Я сейчас позвоню ему и всё выясню.
     Николай вынул из кармана пиджака дорогой телефон и куда-то позвонил. Объяснив ситуацию, он напоследок сказал:
    - Жду. Приезжай.
  -  Ну, Витёк, сейчас всё выяснится. Приедет мужик, и ты с ним поедешь на опознание. А мы пока выпьем коньячку, но тебе не нальём. Не в обиде?
    - Нет, конечно, - ответил Витёк.
    - А деньги забери, - сказал Николай, - если что, мы поможем тебе наладить новый бизнес. Слово наше – закон. Запиши мой телефон.
     Витёк записал на клочке бумаги номер телефона Николая, взял пачку пятитысячных с журнального столика и засунул её в во внутренний карман куртки.

12

    Через полчаса в дверь позвонили, один из «братков» встал и пошёл открывать дверь. В комнату вошёл мужчина лет пятидесяти. Первым делом он поздоровался с Николаем, а потом со всеми остальными. Обернувшись к Витьку, он воскликнул:
    - Виктор! Ты ли это?
    - Я, Степан Петрович… – растерянно сказал Витёк.
     - Да, брат, наслышан о тебе, наслышан. Ты уж извини, но я думал, что тебя и в живых-то уже нет. Вот, мужики, - обернулся он к ребятам, - мой старый знакомый, Виктор Васильич.
    - Да, - сказал Николай, - мир тесен.
    - Ну, мужики, извините, мы поедем. Если это будет наша собака, я помирюсь с женой. Она в машине меня ждёт.
    - Ты Виктор Васильич, не забывай нас. Отныне можешь рассчитывать на нас. – сказал Николай, крепко пожимая ему руку.
    - И на меня тоже! – сказал Степан Петрович.
    - Ну как же без тебя, Степан Петрович! – весело сказал Николай.
    Попрощавшись, Степан Петрович и Витёк спустились к машине, сели в неё и поехали на фазенду к Серёге.
    - Узнаёшь Виктора? - сказал Степан Петрович, обращаясь к жене.
    - С трудом… - ответила жена.- Если бы встретила где-нибудь на улице, не узнала бы. А ну-ка милый друг, рассказывай, как ты докатился до жизни такой?
    И Виктор рассказал. Катя, так звали жену Степана Петровича, охала и ахала во всё время его рассказа. Виктор не жалел себя и выворачивал всю свою жизнь после краха, - наизнанку. Это была исповедь человека, который чудом вырвался их глубины преисподней!
    Когда Виктор закончил свой  рассказ, Катя плакала уже в голос, с ней сделалась истерика. Степану Петровичу пришлось остановить машину, чтобы она выплакалась и привела лицо в порядок.
    Подъехали к Серёгиной фазенде, вышли из машины и открыв калитку, вошли во двор. К ним с лаем бросился Гаврош!
    - Так это же та собачка, с которой убежала Эмми! – воскликнула Катя. На её голос из дома выскочила Эмми и бросилась к своей хозяйке! Катя подхватила ей на руки, прижала к груди, стала целовать её, и слёзы опять покатились из её серых глаз. Из дома вышла Галка с щенком на руках, и с недоумением смотрела на происходящее. Впрочем, она быстро сообразила,- что к чему.
     - Проходите в дом, гости дорогие, – сказала она.
    Естественно, Галка накрыла на стол, попили чаю, и она попросила Катю отдать ей щенка, когда тот подрастёт.
    - Теперь вы все самые близкие нам люди, - сказала Катя. – Мы со Степаном обязательно привезём собачку, когда она подрастёт. Теперь нам нужно найти его хозяина. – она показала пальцем на сидящего у стола Гавроша.
  -  Поедем туда, где всё начиналось, - сказал Степан Петрович.
    - Да, да, поедем! - горячо согласилась Катя.
    Было около семи часов вечера, когда к моей фазенде подъехал крутой джип. Я поливал укроп и петрушку из лейки, и обернулся на скрип тормозов. Ну, джип и джип, ничего необычного в этом не было. Трасса! Мало ли кому понадобилось остановиться. Но, когда открылась задняя дверь джипа, а из машины вылетел Гаврош, пролез под калиткой и кинулся ко мне, лейка упала у меня из рук! Честное слово – на глазах у меня навернулись слёзы! Такого не могло быть по определению! Но чудеса ещё никто не отменял! Прошло уже семь месяцев, и вот он, Гаврош, живой и здоровый!
    Естественно, я вышел поблагодарить людей не поленившихся привезти Гавроша по назначению. Мы обменялись номерами телефонов, они сослались на позднее время, и уехали.
    Так в чём же уникальность всей этой истории? Во первых, Гаврош поборол лису и не дал погибнуть Эмми с щенком. Во вторых он спас Виктора от пьянства и вернул того к жизни. В третьих, Степан Петрович и Катя помирились и вновь стали одной семьёй. В четвёртых, Виктор открыл новый бизнес, и став на ноги, купил Серёге новую машину вместо старого «камаза». В пятых, у Виктора теперь прекрасная трёхкомнатная квартира, крутой джип, вот, только он никак не женится – опасается.
   
    Такова история Гавроша. В книгах о собаках, да и о людях, главные герои почему-то погибают. Но Гаврош – это легенда, а легенда не может погибнуть. Мир не без добрых людей.

17 МАЯ 2013г.

   

   



   
   
      


Рецензии
Очень качественная у вас проза. Спасибо!

Григорий Аванесов   14.11.2018 11:07     Заявить о нарушении
Огромное спасибо, Григорий, за все рецензии!

С уважением,

Гарри Башарянц   14.11.2018 22:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.