Юрисдикция на возвращённые Израилем в 1967 земли

                П Е Р Е П Е Ч А Т К А
 Профессор Алан Бейкер, специалист в области международного права
 

Следует начать с того, что в соответствии с международным законодательством, Израиль имеет полное право строить поселения в Иудее и Самарии.
Разговоры о том, что еврейские поселения незаконны, являются откровенной ложью. Сказать это могут лишь те, кто либо не разбирается в международном законодательстве, либо умышленно вводит в заблуждение.
Стоит помнить, что соглашения от 1949 года, которыми закончилась Война за Независимость, определили демаркационную линию перемирия, часто называемую арабской пропагандой "границами 1967 года", как линию, не имеющую никакого политического или юридического значения и не наносящую ущерба будущим переговорам о границах. До Шестидневной войны Иудея и Самария не были суверенной территорией какого бы то ни было государства. Иорданское королевство, захватив эти области в 1948, объявило об их аннексии, которая, однако, не была признана ни кем, кроме самой Иордании и Пакистана.Поэтому 49-я статья 4-го параграфа Женевской конвенции, говорящая о насильственном перемещении населения на оккупированных территориях, на которую обычно ссылаются как на аргумент о незаконности поселений, и которая был принята сразу после войны как реакция на военные преступления нацистов, не может быть применена в отношении Иудеи и Самарии. Следует также отметить, что в 1968 году Израиль заявил, что не считает территорию Иудеи и Самарии захваченной. В то же время еврейское государство приняло на себя обязательство соблюдать гуманитарные аспекты Женевской конвенции в отношении местного населения. На основании этого обязательства Верховный суд Израиля при разборе нескольких конкретных дел постановил, что исключительно в контексте рассматриваемого вопроса суд считает Женевскую конвенцию распространяющейся на Иудею и Самарию. Одновременно Верховный суд подчеркнул, что не намерен входить в обсуждение о применимости Женевской конвенции за пределами рассматриваемой ситуации. Согласно международному праву, Израиль, как управляющая этими областями сторона, может создавать там поселки, деревни и города, на земле, которая не находится в частном владении. Подавляющее большинство — около 95% — поселений построены именно так, и потому их законность с точки зрения международного права не подвергается сомнению. Есть лишь небольшое количество еврейских поселков, расположенных на землях, в отношении которых необходимо выяснить, являются ли они частной собственностью. Комиссия под руководством судьи Эдмунда Леви и была создана для того, чтобы разработать критерии, определяющие соблюдение международного права при строительстве поселений.
   В отчете комиссии были даны 15 рекомендаций, позволяющие соответствующим образом урегулировать ситуацию в Иудее и Самарии. Среди них — создание суда по земельным вопросам, возвращение государственного контроля над парками и заповедниками, возобновление работы комиссии по планированию и застройке, а также комиссия, которая разбирается в правах на владение землей, и другие технические вопросы.
Отчёт комиссии Леви соответствует всем международным обязательствам, взятым на себя Израилем. В нем подробно перечисляются все связанные с вопросом законодательные акты и документы: декларация Бальфура, законы британского мандата, резолюция Генеральной ассамблеи ООН 181, Женевская конвенция и подписанные Израилем договоры. Отчёт также включает многочисленные цитаты из постановлений Верховного суда Израиля. Согласно отчету, будущее Иудеи и Самарии решится в процессе договора между Израилем и палестинскими арабами. Именно поэтому, в частности, неверно называть Иудею и Самарию "палестинскими территориями", поскольку статус этих территорий должен быть определен в ходе мирных переговоров. Создание комиссии Леви, не зависящей от государственной прокуратуры, вызвало недовольство юридического советника правительства, обиженного на то, что она не подчиняется ему. Поэтому он заявил, что не поддерживает её итоговые рекомендации. Другие противники отчета комиссии Леви также выдвинули исключительно политические возражения, не сумев представить никаких юридически обоснованных аргументов своей критики.
Поскольку израильский контроль над Иудеей и Самарией не противоречит международному законодательству, он не может привести и к санкциям. Об этом не раз заявляли представители европейских стран. Подобные угрозы являются исключительно политической пропагандой арабов и левых израильских партий в Кнессете Израиля. Любые антиизраильские шаги европейцев являются политическими и не связаны с международным правом.
В той же степени Махмуд Аббас не может обратиться в Международный уголовный суд, поскольку не представляет никакого государства. Его заявления — это часть психологического давления на израильское общество. Аббас убежден, что может достичь всего без договоренностей с Израилем, но это не так. Арабское государство может быть создано лишь как результат процесса переговоров.
Об этом говорят, в том числе, и соглашения Осло. ООН может лишь принять возникшее государство в свои ряды, но не провозгласить его. Поэтому два года назад, когда Аббас попытался вступить в ООН, ему объяснили, что это невозможно. Все титулы, полученные Аббасом в ООН, носят только политический характер, не имеют никакого отношения к международному законодательству и не обеспечивают Аббаса государством. В то же время, аннексия Израилем Иудеи и Самарии стала бы односторонним шагом, нарушающим взятые на себя прежние обязательства. Другое дело, что Аббас уже нарушил соглашение Осло, подписав международные конвенции и создав правительство с ХАМАСом. Это является базовым нарушением договора и, согласно международному законодательству, также освобождает Израиль от обязанности соблюдать соглашение Осло.
    Таким образом, теперь Израиль вправе пойти на односторонние шаги, распространив свое законодательство на определенные области, исходя из соображений обороны и демографии и дожидаясь того времени, когда у палестинских арабов возникнет ответственное и надежное руководство, способное заключить с Израилем адекватный окончательный договор.
2014


Рецензии