Свобода примет нас 1

       Саша доехал на маршрутке до конечной остановки, вышел и огляделся. Незнакомый посёлок. Здесь он никогда не был. Кажется, даже мимо не проезжал. У родителей машина, и мама с отцом  любят ездить за город. Иногда они брали и Сашу с собой.

       По посёлку долго пришлось шагать, не такой уж он и маленький, как показалось сначала. Потом дома кончились, и потянулись нескончаемые огороды, сады, крохотные будки сторожей. Он шёл и шёл. Но гор не было.

       Глупо, конечно. Сразу надо было садиться в автобус, который идёт в какой-нибудь посёлок в горах. Он почему-то не решился это сделать. А теперь жалел.

       По дороге катили автобусы, легковушки. Иногда Саша отходил в сторону от дороги, но чаще шёл вдоль неё. Уже и сам не знал, куда. Он хотел есть, спать, устал, но тупо продолжал идти.

       Вскоре он увидел небольшую речушку и пошёл вдоль берега по направлению к холмам. Солнце садилось. Что же, ночевать в чистом поле или на берегу реки под каким-нибудь кустом? Он шёл дальше.

       Шёл, пока не увидел впереди холмы мусора. Он решил обойти свалку, но сколько ни шёл, конца не было. Он вспомнил: это городская мусорная свалка. Саша видел её не раз, когда с родителями проезжал мимо, направляясь в горы или степь.

       Первый раз, когда они проезжали мимо – ехали очень долго, а она всё не кончалась,  - отец воскликнул: «Это целый город!».

       Чего тут только не было, кроме обычных отходов, что вываливают в мусоропровод. Кучи металлолома, горы автопокрышек, коробки, ящики! Жутковато было входить в это мёртвое, зловонное царство, и Саша пошёл по краю, присматриваясь к тому, что можно было увидеть уже в полной темноте.

       И тут он почувствовал жуткую усталость. Он готов был рухнуть тут же и уснуть. Всё стало безразличным. Какие-то страхи, угрызения совести… Не осталось ничего, кроме желания спать.

       Пришлось углубиться, идти в направлении к центру свалки.  Недалеко он увидел большой фанерный ящик и зашагал, не разбирая дороги. Саша забрался в ящик, едва умещаясь в нём. Но потом всё-таки выбрался поискать что-нибудь, что могло хоть как-то прикрыть входное отверстие.

       Он нашёл какую-то ветхую тряпицу, забрался в ящик и «закрыл дверь». Он посмотрел на себя со стороны: семиклассник, способный ученик! Удрал от своих родителей из благоустроенной городской квартиры! Лежит скрюченный в полуистлевшем ящике среди отвратительных куч гниющего мусора и чувствует себя совершенно счастливым. « Может, я ненормальный?», - подумал Саша и рассмеялся.

       Проснулся он от того, что кто-то касался его ноги. Саша, не двигаясь, прислушался и тут же опять почувствовал прикосновение к своим кроссовкам. Чуть вытянув шею, он постарался увидеть кончик своей кроссовки, и глаза его встретились с двумя чёрными бусинками. Крыса ещё какое-то мгновение смотрела на Сашу. И скрылась. Разведчик.
   
     Саша выполз из ящика и осмотрелся. При дневном свете всё выглядело ещё более жутко: горы мусора, грязи, отбросов. Перевернув ящик, Саша сел на него и достал из кармана печенье, которое прихватил с собой из дома. Пока шёл вдоль берега ,пил воду из реки и есть совсем не хотелось. Но сейчас голод  спазмами выкручивал желудок.

Что толку сидеть, и Саша пошёл осматривать это зловонное и зловещее место. Старая обувь, поломанная детская коляска, посуда, вёдра… Всё покорёженное, источенное ржавчиной, прогнившее. А где те люди, которые пользовались этими вещами? Они живы? Они пользуются другими вещами? А это что? Кладбище их прежней жизни?

От этих мыслей Саше стало не по себе, и он быстро зашагал дальше. Хотелось обойти и осмотреть всю свалку, но становилось уже очень жарко. От зловония, стоявшего в воздухе, начало подташнивать. Вороны огромной тучей перемещались с одного края на другой, как по команде взмывая вверх и почти тут же опускаясь опять на мусор.

       Сашу разморило, и он решил отыскать тот ящик , в котором так удачно выспался. Не тут-то было. Он совершенно не ориентировался в этих развалах.

     Неожиданно он вышел к краю поля. Невысокие кусты и довольно глубокий арык, преграда, которую преодолеть – нечего делать. На поле людей не видно.

       Ещё немного осмотревшись, Саша едва ли не на четвереньках стал пробираться к ближайшим грядкам. Арык  перепрыгнуть получилось не совсем удачно, и теперь в кроссовках хлюпала вода.

       Вот это да! Петрушка…  Саша был совершенно ошеломлён. Целое поле петрушки, возможно ли это? И какой  от неё прок? Он всё-таки решил сорвать несколько веточек и пожевать. Чуть  потянул за стебель, и из сухой, рыхлой земли вылез красный корень. Морковь!

       Саша не стал мешкать. Он снял рубашку, расстелил её и, выдернув второпях те морковины, что поддались, завернул своё богатство в узел и поспешил восвояси. Он  вернулся к речке, перемыл морковь и принялся с наслаждением разгрызать её.

       Утолив голод, Саша растянулся на камнях. Возвращаться на свалку не хотелось, и он не заметил, как уснул.  Проснулся, когда уже темнело. По полю ходили люди с кетменями, пускали воду из арыков на поле.

       Непривычное состояние, когда делать нечего, а все заботы о пище и ночлеге не выбили его из колеи. Он ощущал себя Робинзоном. Сколько же ему предстоит открыть для себя и сделать, что-то сделать для себя своими руками!

       А что, собственно, делать? Дом? Нет необходимости пока тепло. Ещё только начало осени, и тёплых дней впереди  очень много. Да и потом, останется ли он здесь, вдали от людей и совсем один! Что об этом думать сейчас! Пока он наслаждается свободой, и она ему чертовски нравится.

       Просто хотелось по-поросячьи визжать от восторга. И тогда, когда крыса внимательно смотрела на него. И тогда, когда расшвыривал палкой чужие, теперь уже никому не нужные вещи. И когда воровски, торопливо, вытаскивал из земли тощие красные корешки с пыльными зелёными косами…

       Ему то и дело приходило в голову: Неужели это я, и всё это происходит именно со мной?

       Если бы ещё были спички! А, собственно, зачем ему спички? Разгуливая по свалке, он заметил в дальнем конце её сизый дымок над мусором. Значит, в случае необходимости он сможет раздобыть огонь. Только зачем он ему, крыс поджаривать?

       Мысль о костре, возле которого можно просто посидеть и помечтать, взбудоражила Сашу, и он отправился на поиск огня.

       Завернув за кучу металлолома, Саша резко остановился. Парень, сидевший у костра, отпрянул в сторону и испуганным зверьком смотрел на Сашу. Вот это удача! Саша даже рассмеялся. Значит, он не один здесь. Парень был примерно того же возраста, что и Саша, может, чуть младше. Но такой грязный и обтрёпанный!

       - Ты чего смеёшься?
       - Я думал, здесь нет никого. – Саша подошёл к костру и присел. – Да ты не бойся.
       - Ещё чего! Испугал. Ты что тут делаешь?
       - Ушёл из дома.
       - А где живёшь?
       - В городе. С родителями.
       Мальчишка подошёл к костру и протянул Саше руку.
       - Ну, давай лапу. Лёха. Тоже убежал.

                Продолжение http://www.proza.ru/2014/06/22/1739


Рецензии
Переходный возраст, самоутверждение...
Может быть, что - то другое. Я видела немало мальчишек и девчонок, сбежавших из дома. ( По роду профессии). Причины у каждого свои.
С теплом.

Вера Маленькая   30.07.2014 07:28     Заявить о нарушении
Рада Вам, спасибо, Вера!
С уважением

Натали Соколовская   30.07.2014 18:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.