День и ночь криминальной Америки

Историю послевоенной Америки начала 20-х годов прошлого века, историю Америки времен Великой Депрессии, историю Америки во времена «сухого закона», который породил все последующие после бутлегерства «промыслы» американской мафии, и чуть более позднюю историю Америки времен маккартизма и «охоты на ведьм»  - мы знаем больше из гангстерских саг.  Они стали таким же непременным атрибутом американской повседневности, как вестерны, блюз, джаз, кантри, мьюзиклы, родео и… бейсбол.
Хемингуэй и Фицджеральд, Фолкнер и Стейнбек в своих романах тоже в той или иной мере прикасались к американской истории первой половины 20-го века.  Но по-настоящему эпический роман об этом времени, роман, достойный стоять вровень с главной американской книгой «Унесенные ветром» написал уже в нынешнем столетии признанный мастер «нуара» Денис Лихэйн. Его полицейские и психологические романы, которые справедливо можно отнести к лучшим образцам «американской готики» многие читатели знают больше по экранизациям. Таким,  как «оскароносная» «Таинственная река» и мрачно-мистический «Остров проклятых».
В двух новых больших романах Дениса Лихэйна  «Настанет день» и «Ночь - мой дом», которые вышли недавно в издательстве «Иностранка» в серии «Современная классика», автор предстает не только как признанный мастер криминального жанра, но прежде всего, как создатель масштабной психологической драмы из жизни семьи капитана бостонской полиции. Вокруг этой семьи  и разворачивается  история о понятиях чести и долга, о безмерных амбициях и бездонной низости, о «двойных стандартах» которыйе и по сей день, почти сто лет спустя процветают в Америке.
История Томаса Коглина и трех его сыновей, характерна для всей Америки, хотя действие первого романа происходит главным  образом в Бостоне, а второго, который лишь с натяжкой можно назвать сиквелом – как в Бостоне, так и во Флориде и на Кубе.
Почему-то на память приходит ершовское четверостишие из «Конька-горбунка»:
«У старинушки три сына:
Старший умный был детина,
Средний сын и так и сяк,
Младший вовсе был дурак».
Хотя здесь уместнее вспомнить романы Ирвина Шоу «Богач-бедняк» и «Нищий-вор».  В центре романа «Настанет день»  - судьба старшего сына Эйдена (Дэнни) Коглина, безупречного полицейского, который не стал ради карьеры детектива предавать своих коллег. Но которого с легкостью предала американская система профсоюзов. Та самая хваленая система профсоюзов, чьи связи с мафией наглядно показал Серджио Леоне в гангстерской саге «Однажды в Америке». Дэнни проиграл в битве за честь и достоинство бостонской полиции, «американская мечта» прошла мимо, но его так и не сломили.
Во втором романе Дениса Лихэйна «Ночь – мой дом», в отличие от первого, где больше психологических зигзагов, сюжет разворачивается со скоростью самолета впавшего в штопор. Если в первой книге, делающий первые шаги «будущий отец» ФБР Джон Эдгар Гувер только начинает собирать досье на «неблагонадежных элементов»  и ставит перед Дэнни задачу внедриться в ряды анархистов, то второй роман – это откровенная история взаимодействия полицейских, тюремных надзирателей, прокуроров и сенаторов  с «крестными отцами» мафии, до которых ФБР вроде бы и дела нет.
Здесь все предельно жестко. И потому младший сын Томаса Коглина Джозеф (Джо), который не любит убивать,  заведомо обречен.
Мне кажется, что Лихэйн поднялся до самых вершин «нуара», встав вровень с Марио Пьюзо, и отцами-основателями жанра Дешиллом Хэмметом и Раймондом Чандлером. А поскольку автору «Дня» и «Ночи»  всего 49 лет, читатели вправе ждать еще одного сиквела, в центре которого будет судьба сына  Томаса Коглина (младшего). Ведь криминальная история Америки в 1935 году, где пока поставил точку Лихейн, отнюдь не заканчивается…


Рецензии