Встреча на небе

Это была бессонная ночь.

Лера не смогла уснуть до самого утра.

Утром, она увидела внимательные глаза сына, и почувствовала ту особенную напряженность, легкое нетерпение предстоящего освобождения хозяев, долго принимающих в своем доме, хоть и очень дорогого, но гостя.

- Засиделась! – подумала про себя Лера. – Конечно, они устали от меня.
Невестка была вежлива и явно нетерпеливо ожидала отъезда Леры домой.
Лера вспомнила себя, Сережу, и то, как они вдвоем всегда вечером тихо посмеиваясь, отмечали отъезд свекрови и восстановление нормального течения семейной жизни.

- Ну вот. Пришел и мой черед – когда дети провожают, но тихо вздыхают от облегчения. – с улыбкой подумала про себя Лера. – Закон жизни! Семья – есть семья.

Ее не обидело все это.

 Она просто впервые себя почувствовала с той стороны баррикады. Снова усмехнулась про себя, отчетливо внезапно поняла ощущение своей свекрови много лет тому назад.

Самолет задержался, еще не взлетев.

Сначала на час, потом еще на час.

Леру долгие проводы тяготили. Ей не хотелось, чтобы все они слонялись по аэропорту, вымучивая темы для разговоров.

Она вошла в зону проверки документов и помахала рукой.

Плач крошечной внучки на руках невестки внезапно заставил Леру развернуться, и быстро перецеловать ручонки, ножки малышки.
Лера отрывалась от этих - таких дорогих, таких счастливых в своей самостоятельности, обособленности людей – так,  как делают первый и последний шаг с крыши.

Внутри у нее было ощущение, что это прощание – навсегда.

Но показать свой страх, свою боль – Лера не могла позволить.

Она обернулась только раз. Сын стоял напряженно вытянувшись. Он смотрел, не отрываясь на Леру. Боль и страх за нее были у него на лице.
-Мальчик мой.. Мой мальчик ...- прошептала про себя Лера. – Я вернусь. Я постараюсь вернуться к тебе еще раз».
 
Она надела на лицо веселую улыбку, еще раз помахала сыну рукой и решительно зашагала к пропускному пункту.

Самолет опаздывал уже на несколько часов.

Лера обошла весь аэропорт, зашла в несколько магазинчиков с сувенирами.
Она не нашла ничего такого, чтобы ей захотелось увезти с собой в память об этом дне.

Лера уже было собралась идти к выходу на посадку, когда увидела на стойке крошечного магазинчика маленькое колечко с ярко синим опалом.
Она несколько секунд его рассматривала, потом решительно достала кошелек.
В самолете Лера несколько раз надевала и снимала маленькое колечко на разные пальцы. Еще раз полюбовалась. Крошечный ярко синий опал почти светился небесно – синим цветом.
- Как кусочек неба на рассвете – подумала Лера.

Она задремала.

Когда она подлетала через четыре часа к аэропорту пересадки – самолет опаздывал уже на три с половиной часа.

До вылета следующего самолета оставалось двадцать минут.

Лера в полной растерянности огляделась по сторонам.
Если бы она бежала со всех сил в этом громаднейшем аэропорту, то  все равно успеть на свой самолет было невозможно.

Лера нажала на кнопку мобильного телефона. Связи не было. Ее не переключили на нового оператора.

Значит, дозвониться до сына и попросить помощи она не сможет.

Лера вытащила кошелек. В случае ее опоздания на посадку, денег на билет на самолет через океан у нее не было. Так, осталась какая-то мелочь после покупки подарков домашним.

Она посмотрела по сторонам.

Вокруг кипела бурная жизнь. Сотни пассажиров о чем – то оживленно разговаривали, куда-то шли, смеялись и плакали, шутили и сердились вокруг.
- Чужая страна. Чужой язык. И что же теперь мне делать? – пронеслось молнией у Леры в голове.

Отчаянье заставило ее броситься наперерез маленькому электромобилю, которым управлял  седой мужчина лет семидесяти.

Лера ткнула билет ему в лицо, показала на время, указанное в билете, потом жестом – на свои часы, и выразительно провела указательным пальцем поперек шеи.
Мужчина с интересом глянул на Леру. Посмотрел на ее билет. Еще раз на Леру. Он задал только один вопрос: «Russian woman?»
Лера закивала головой. В глазах у нее уже стояли слезы.
Мужчина все понял.

Он кивнул Лере, каким-то чудом усадил ее сзади себя и быстро поехал по коридорам аэропорта, периодически громко покрикивая: «Би-би-би…»

Люди в недоумении расступались, улыбались, кивали Лере и водителю.

Лера попала к выходу на посадку на свой рейс за четыре минуты до вылета.
Она соскочила с машинки, чмокнула водителя в щеку и оставила на сидение машины все свои оставшиеся деньги и побежала.

Водитель сначала растерялся, но в последний миг, перед тем как Лере исчезнуть в чреве самолета – улыбнулся ей на прощание и, высоко подняв руку – помахал…

Лера зашла последней в самолет. Стюардесса вежливо ей улыбнулась. Двери закрылись.

Все  кресла в самолете уже были заняты. Оставалось только ее  свободное кресло около прохода.

Лера устроилась в своем кресле. Рядом с ней сидела женщина, в кресле около иллюминатора – дремал мужчина.

Лера не рассмотрела своих соседей – ей было еще не до того.

Самолет взлетел. Внизу показались небоскребы, зеленым отсвечивала знаменитая Статуя Свободы.

Пассажиры устраивались по-домашнему: распаковывали пледы, включали мониторы перед креслами – кто-то выбирал фильмы, кто-то надел наушники и слушал музыку, кто-то дремал.

Стюардессы заученными до автоматизма жестами показали, как нужно пристегивать ремни, где аварийные выходы и принялись развозить еду и напитки.
Еда была невкусная, стандартная. Больше всего Лере хотелось пить. Она взяла стаканчик с водой, соком.

Ее соседка тоже потянулась за соком, предложила сок сидевшему рядом мужчине. Судя по всему - это была семейная пара.

Лера закрыла глаза.
 
Она летела уже несколько часов. Спина затекла, захотелось хоть немного размяться.

Она поднялась и пошла в хвост самолета.

Следом за ней поднялись и ее соседи.
В узком проходе втроем было не разминуться.
Лера подалась чуть вбок, чтобы пропустить семейную пару, ее соседка прошла на несколько шагов вперед.

Лерин сосед сделал шаг за женой, когда Лера подняла на него глаза.

Что это было?
Остановилось время? Исчезло пространство? Удар молнии?

На Леру смотрели самые близкие родные глаза совершенно незнакомого ей человека.

В одно мгновение в глазах промелькнуло потрясение, удивление, растерянность…
Перед Лерой стоял совсем немолодой мужчина, в помятой от долгого сидения рубашке, худощавый, с незнакомым запахом.

Глаза, чуть запавшие, непонятного цвета – то ли серые, то ли зеленые, почти седая голова, впавшие щеки, серебрилась легкая  щетина. Он не был молод, но никто никогда не смог бы его назвать старым. В нем каким-то удивительным образом соединились мужественность, зрелость и мальчишество.

Мужчина был явно потрясен внезапностью  происшествия – встречей с Лерой.
Они стояли совсем рядом друг с другом и не могли сделать ни одного шага друг от друга. Время  остановилось.

Они глядели друг другу в глаза так, как смотрят  матери на свое только что рожденное дитя – узнавая, впитывая каждую черточку, каждое движение существа, которое ты обречен любить до последней своей капли крови всю жизнь  и даже после своей смерти.

Женщина позвала на чужом языке. Мужчина не смог оторваться от лица Леры, не услышал. Удивленная интонация жены заставила его оторвать взгляд от Леры.
Женщина что-то стала говорить, улыбаясь и на чем-то настаивая. Лера не знала этого языка.
 
Через несколько минут мужчина и женщина заняли свои кресла. Лера задержалась в туалете. Взглянула на себя в зеркало.
- Совсем затюканный вид. Глаза ввалились, волосы в разные стороны торчат после беготни по аэропорту. На кого только ты похожа! – задала риторический вопрос самой себе Лера.

Она попыталась пригладить волосы. Но волосы жили своей какой-то жизнью и  попытки Леры полностью проигнорировали.

Она вернулась и поудобнее устроилась в кресле. Спустя некоторое время напряжение с нее спало: мужчина сидел, отвернувшись к иллюминатору, его жена смотрела фантастическую мелодраму по монитору. Женщина  полностью погрузилась в события фильма и время от времени охала от страха или сочувственно вскрикивала.

Леру почему-то все это разозлило. Она стала сосредоточенно щелкать кнопками монитора, пытаясь найти что-нибудь занятное для себя.
 
Боковым зрением, вдруг, Лера увидела, как мужчина, сидевший около иллюминатора, через спину наклонившейся вперед жены, смотрит на нее.
Лера не повернула голову. Она хорошо чувствовала внимательное разглядывание малейших деталей ее одежды, багажа, волос.

Но как только Лерина голова сделала попытку движения – мужчина тут же отвел взгляд и прильнул к иллюминатору. Лера посмотрела на иллюминатор. На темном фоне ночи на стекле иллюминатора было ее отражение.

Лера в упор, исподлобья глянула в  отражение в иллюминаторе. Мужчина замер, кажется, он перестал даже дышать. Они смотрели друг на друга вот так вот – на высоте одиннадцать тысяч километров, несясь со скоростью почти тысяча километров в час – почти с вызовом.

Фильм, наконец, благополучно окончился. Все плохие были повержены, все хорошие, устали, но победили плохих и добро все же вновь восторжествовало.
Женщина повернулась к Лере, увидев, как она машинально все нажимает и нажимает кнопки на мониторе.

Она не заметила, куда направлен взгляд Леры и предложила свою помощь. Лера ответила что-то. Женщина улыбнулась и перешла на ломанный русский язык.
- Я могу вам помочь?
- Спасибо, боюсь, что уже нет в этом надобности. – ответила Лера. – Я, пожалуй, посплю немного, а то за последние сутки мне так и не удалось отдохнуть.
- О да! Эти длительные перелеты отнимают так много сил и времени. –  женщина явно старалась говорить как можно правильнее на русском.
- У вас хороший русский, - подбодрила ее Лера.
- Спасибо! Мы с мужем недолго жили в России.
- Тогда вам удалось много. Русский – сложный язык для иностранцев.
- Мы с мужем из Сербии. А наши языки все же чем-то похожи, правда?
Лера задумалась. Она пыталась вспомнить, какие слова она знает по-сербски, но не смогла вспомнить ни одного.
-После России мы  вернулись на родину в Сербию, но пришлось уехать в Америку из-за войны,- продолжила женщина.
- А сейчас возвращаетесь домой?
- Нет!- женщина горько улыбнулась. – У нас война закончилась только…-она пыталась точнее подобрать слово.- формально. Мы летим работать в Европе.

Пока они вели беседу – мужчина, не отрываясь, смотрел на Леру.

Женщина вновь занялась поиском очередной мелодрамы.

Наступило молчание.
Лера откинулась на спинку кресла, повернула голову и, не стесняясь, открыто посмотрела прямо в лицо, глаза мужчины.

В самолете стало тихо. Кто-то давно спал, свет приглушили, кто-то смотрел фильмы, кто-то сидел с ноутбуком, планшетом.

Незнакомец и Лера не произносили ни слова. Откинувшись на спинки своих кресел они смотрели друг на друга не отрываясь ни на мгновение. Оба они знали, что у них есть только еще несколько часов совместной жизни, совместного молчаливого разговора обо всем случившемся уже в жизни каждого из них, о невероятности их встречи, о том, как долго они ждали друг друга и этой встречи, что ни один из них не знал, где именно произойдет встреча и когда, но то, что она будет обязательно – они верили …в этом самолете?  ..  Встреча на небе?...
 
Лера прикрыла глаза на мгновение. Запрокинула голову. Вновь открыла глаза и тут же наткнулась на очень тревожный молчаливый взгляд незнакомца: «С тобой что-то случилось? Тебе плохо?»

Лера чуть заметно отрицательно качнула головой. Мужчина понял, и взгляд его смягчился, засветился нежностью.

Он сделал движение, как-то по-особому положил голову на спинку кресла, и Лера почувствовала это движение, ответила на него и точно таким же движением повернула голову.

Самолет летел где-то над Атлантическим океаном, Шотландией, Англией.
Была глубокая ночь.

- Как же беззащитна и хрупка наша жизнь…- усмехнулась про себя Лера.- Крошечной точечкой наш самолет где-то в небе болтается. Его даже никто с земли не увидит. А мы вот – летим… Так вот ходишь по земле и не думаешь, что в это самое время у тебя над головой летают..ангелы.- Лера снова улыбнулась своему сравнению себя и незнакомца с ангелами.

Как она уснула и сколько проспала - Лера не поняла.

В самолете вовсю кипела жизнь. Стюардессы улыбались и тащили тяжелые тележки с едой и напитками, пассажиры копались в своем багаже, дружно стояли в очереди в туалет, разговаривали во весь голос.

Ее соседка тянулась за очередным стаканчиком сока.

- Осталось всего сорок минут до посадки,- улыбаясь,  она сказала на ломаном русском Лере.
Лера с ужасом посмотрела на своего соседа.
Она увидела совершенно растерянное лицо.

Соседка повернулась к своему мужу, предложила ему завтрак, минеральную воду.
Она что-то ему рассказывала. Скорее всего – это был пересказ событий последней мелодрамы, предвкушение от окончания утомительного полета, встреч со знакомыми людьми, друзьями.

Мужчина слушал, что-то отвечал, но явно невпопад, потому, что женщина посмеивалась над его словами, собирала вещи.
Лера, как от сильной боли, прикрыла глаза.
Самолет приземлился.

Пассажиры как-то очень дружно одновременно поднялись и потянулись за своими вещами.

Лера замешкалась.

Ее сосед молча предложил ей помочь достать сумку. Лера согласно кивнула. Мужчина открыл защелку багажного отделения, достал ее сумку и, передав ее Лере, словно ненароком коснулся руки.
Рука его была прохладной и немного шершавой.

Лера еще раз глубоко вдохнула запах его рубашки. Запомнила навсегда. Подняла глаза.

Выходящие пассажиры увлекли за собой Лериных соседей.

Женщина о чем-то оживленно рассказывала. Лера видела только ее спину.
Лицом к Лере и спиной к входу в толпе двигался незнакомец.
Он не отрывал взгляда от Леры.

Отчаянье, растерянность, непонимание, абсурдность происходящего  - все отразилось на его лице.
Лера просто стояла и смотрела на то, как толпа и жена выносят его из самолета.

Выходящие пассажиры протискивались мимо Леры, обтекали ее и с нетерпением устремлялись к выходу.

Лера осталась одна в салоне огромного самолета.

Она не могла сдвинуться с места от осознания того огромного несчастья, которое только что свалилось одновременно на них двоих.

Стюардесса заметила Леру в салоне самолета очень поздно. Когда покинули самолет пилоты и почти весь обслуживающий персонал.
Стюардесса проводила Леру до самого входа в здание аэропорта.

Пограничный контроль.

Получение багажа.

Радость дочери.

Конец полета.


Рецензии
Лена, формально рассказ написан. Но он насквозь фальшивый. Зачем тебе надо было это делать?. У тебя есть способности, у тебя есть профессиональная писательская техника, зачем тебе понадобилось тратить силы на заведомо фальшивую ситуацию? Что это за фамильярдное "Лера" по отношению к бабушке? Да, бывают ситуации, когда человек вызывает неожиданное чувство симпатии, но это отмечается краткой мыслью в мозгу--и только. Делать из этого какую-то трагедию, тем более на исходе жизни-- верх несуразности. Короткий рассказ требует одного пика, вершины, апофеоза. В рассказе этот пик пришелся на помощь, которую оказал незнакомый человек. На этом надо было и остановиться, показать изверившейся женщине, что есть еще в мире добрые, бескорыстные люди. Вывод не ахти какой новый, но тем не менее нужный сейчас и полезный. Ты же, потратив кучу художественных средств и рассказного времени, почему-то пошла дальше, придумав абсолютно неубедительную ситуацию и развязку. Инфантильная старушенция на старость лет возомнила черт знает что. У склерозников это бывает, но причем здесь литература? Представляю, как зло посмеялся бы Бунин над подобным рассказом.Есть и чисто стилистические погрешности типа "ощущение своей свекрови" Одно номинативное предложение на строчке-это, конечно, очень "ново", но не работает, а создает ощущение неряшливости и неуважения к читателю. Жду от тебя более убедительных рассказов, ты на это способна. Яцук И. М.

Яцук Иван   29.12.2018 21:44     Заявить о нарушении
Уважаемый Иван!
Уважение начинается с отсутствия "тыкания".
Будьте любезны - не ждите от меня убедительных рассказов, пишите их сами.

С наилучшими пожеланиями.

Елена Коровкина   30.12.2018 09:28   Заявить о нарушении
Писатели-- среда богемная, и здесь не принято особо церемониться. Мне семьдесят, и когда мне пишут "Ваня", я не морщу нос. Я потратил на твой рассказ свое личное время, свой пыл,свои знания и рассчитывал, что ты, Лена, меня поймешь и поблагодаришь, как принято в культурном обществе. А услышал только фырканье. Так нельзя. Проза Ру--это не единственный литературный сайт, и,если тебе написала сердобольная домохозяйка восторженный отзыв, то это еще не значит, что так оно и есть. Есть еще профессиональная среда, есть еще литературная критика, есть еще всякие жюри конкурсов, на которые ты, видимо, хочешь попасть. Поэтому, если товарищи по цеху что-то говорят тебе, то их следует с почтением выслушать и поблагодарить, а уж потом решать, что принимать, а что отбросить. Для любого произведения важен ,в первую очередь, добротный, жизненный, злободневный материал. А уж потом ломаешь голову, какую форму придать этому материалу: форму рассказа,очерка, новеллы, эссе, повести и так далее. Потом решаешь в каком ключе писать: в строгом реализме, романтизме, авангарде, потоке сознания, фантастике, фэнтези, сказке, притче и тому подобное. Условие одно-- чтобы на яблоне не росли груши, в каком бы жанре ты ни писала. А у тебя в этом рассказе они-таки растут, как ни фыркай. И не надо делать из этого трагедии- закончи рассказ посадкой в самолет, и получится отличная, содержательная вещь. А о переживаниях стареющей мадам можешь рассказать в другом рассказе, и уж там развернись по полной программе. И не надо выкаблучиваться с одним предложением на строке. Это и дорого и не к месту. Или ты недостаточно владеешь компьютерным набором? Можешь не отвечать--прими к сведенью. И все. Яцук И. М.

Яцук Иван   30.12.2018 21:59   Заявить о нарушении
Уважаемый Иван!
В семьдесят лет человек, обычно, уже понимает, что уважение к другому и отсутствие хамства - норма для нормального человека.

Поучайте своих "паучат" и учитесь элементарной воспитанности.

Даже в семьдесят лет не мешает начать с азов. Купите обычный букварь. Уверена, что это будет лучшим подарком на новый год самому себе.

С наилучшими пожеланиями-

Елена Коровкина   01.01.2019 01:46   Заявить о нарушении
Уважаемая Елена Павловна! Уважая вас, еще раз перечитал все, что я написал в рецензии на Ваш рассказ и нигде не нашел признаков хамства, кроме того, что назвал Вас Леной и обращался на "ты", как обращаются коллеги по ремесленному цеху.Я доброжелательно указал на некоторые просчеты, видимые невооруженным глазом, и думал на этом закончить общение со столь духовной личностью. Однако, и на старуху бывает проруха. Я поступил опрометчиво, глупо. Надо было сперва ознакомиться со всем Вашим "творчеством", прежде чем метать бисер перед свиньями. Что ж, я эту ошибку исправил, добросовестно перечитал все, что выложено Вами на "Проза Ру". И воскликнул: "Ай да сучья дочь, ай да молодец!" Будучи по природе своей отъявленной хамкой, упрекать кого-то в хамстве-- на это надо иметь наглый талант. Вы его имеете в избытке. Он так и хлещет через край. Если бы поэты соревновались в подобном хамстве, то Вы,пожалуй,переплюнули бы и Есенина вкупе с Блоком и Маяковским. Так вот я упрекаю себя в непростительном мальчишестве: оказывается, я имею дело с вышедшей в тираж поэтессой! Так это же меняет все дело, тогда все понятно, все становится на свои места: и пятидесятилетняя Лера, то бишь Елена Павловна, и стихи, шитые белыми нитками, якобы на европейский манер, и мечта о неком незнакомце, который должен увидеть в увядшей женщине со следами былой красоты, как писали в начале 20-того века, и отсутствие реальной почвы под ногами, и переписку с трихиозными соратницами, и бешеное неприятие какой-либо критики, и неоправданную враждебность, перемешанную с откровенным хамством. Прощаю Вас, Елена Иксовна, и по- отечески жалею. Переход на новый жанр--дело чрезвычайно трудное и хлопотное. Здесь не обойдешься наспех сочиненными, с претензией на многозначительность фразами, косящими под белые стихи. Здесь нужна основательность, опора на жизненные реалии, здесь еще не выдумали, как прятать отсутствие таланта под верлибр, белые стихи, хокку, танка и прочие изыски. Здесь подавай зачин, основную тему, кульминацию,окончание, идею, сверхзадачу и тому подобные вещи. Здесь нужны тропы, тонкое знание языка, синтаксиса, яркие детали, чего у Вас, к Вашему глубокому сожалению, нет и в помине. Для этого необходимо работать каждодневно, а у Вас с этим незадача. Вот беда-то какая, ее не искоренишь очередным хамством даже 70-летнему пожилому человеку, вначале настроенному к Вам весьма тепло.Трудитесь, Елена Иксовна, воспитывайте своих паучат, только в ином духе, чем воспитывали Вас, изучайте теорию рассказа, ходите почаще на базар, изучайте народный быт и его лексику, уходите от поэтических грез, видений,от эльфов, троллей, пэри и прочих виртуальных созданий -- тогда у вас будут получаться реальные истории и положения. Или уйдите в сказки, притчи, фэнтези, саги,баллады, былины, сказы и прочие, родственные поэзии жанры. И, пожалуйста, не хамите в приличном обществе. Молчите, надувайте щеки и делайте многозначительный вид. Тогда, может быть, Вас примут за умную, умудренную жизненным опытом женщину. Яцук И.М.

Яцук Иван   01.01.2019 23:45   Заявить о нарушении
Уважаемый Иван!

Вы снова забыли принять таблетки от диареи. Я понимаю, что причиной, скорее всего, является склероз и старческое слабоумие, но тем не менее, пытайтесь следовать рекомендациям докторов!

С наилучшими пожеланиями-

Елена Коровкина   02.01.2019 11:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.