На юг любой ценой

Чёрное фэнтези

Рассказ


1977 год Эпохи Тёмных Богов, весна.

Бездонное угнетающе-серое небо и тёмные горы – зубы земли. В какую сторону ни глянь, везде они. Гора за горой, пик за пиком. И ни одной дороги. И никакой жизни. Шевелится только белесый туман, медленно растекается у подножий. Гробовое безмолвие нарушается лишь печальным посвистыванием северного ветра…
Нарла остановилась на каменистом склоне, погладила свой большой живот и сказала, обращаясь к ребёнку, который должен был родиться в самое ближайшее время:
- Мы сможем. Мы выберемся отсюда. Но тебе надо потерпеть, малыш. Оставайся пока там. Спи и набирайся сил.
В ответ ребёнок шевельнулся. Женщина отчётливо почувствовала это. Она улыбнулась и медленно пошла дальше. Спустилась по склону и вошла в густой туман. Здесь было заметно теплее, однако платье вскоре напиталось влагой.
Нарла снова вспомнила мужа.


* * * * * *

- Говорят, что ни одно живое существо не может пройти через Донгомарские горы, если это существо не колдун, - сказал Фарлат. – Но ведь нирийцы, наши предки, прошли. А они были простыми смертными. Такими же, как мы.
- По-твоему, у нас есть шанс? – Нарла смотрела мужу в глаза.
Он кивнул:
- Да, если будем осторожными и проворными, то у нас есть шанс.
- Но… Может, нам лучше отправиться на север? – неуверенно предложила женщина. – За Винглодский отрог и дальше.
Фарлат вздохнул.
- Неужели ты так и не поняла? Мы не найдём покоя, а тем более счастья на земле, которой правит Нудос. Нам здесь не место. И нашему ребёнку тоже.
- Я понимаю, - сказала Нарла. Её глаза заблестели от слёз. – Просто… мне очень страшно.
Муж обнял её.
- Всё будет хорошо. Главное, чтобы жрецы ни о чём не узнали.


* * * * * *

Поднявшись на склон следующей горы, Нарла вышла из тумана и замерла. Перед ней на камнях лежал волк. Большой, серый. И его чёрные глаза внимательно смотрели на неё.
«О нет! – мысленно застонала она. – Нет! Нет! Нет!»
Её правая рука потянулась к кинжалу, который висел на кожаном шнурке на шее. Пальцы обхватили рукоять, сжали её изо всех сил, до боли.
«Нет! Нет! Нет!»
Но что это?
Когда волна дурманящего ужаса отхлынула, Нарла поняла, что кровожадный хищник вовсе не смотрит на неё. Да и смотреть ему нечем. Его глазницы были пусты, а сам он умер по меньшей мере седмицу назад.
Женщина отпустила кинжал и прижала руки к груди. Пошатнулась и сделала глубокий вдох. Потом прикоснулась к животу и прошептала:
- Всё хорошо. Он не причинит нам зла. Спи спокойно, малыш. Спи.
Сделав ещё несколько глубоких вдохов, Нарла пошла дальше. Ноги у неё дрожали от холода и страха. В который уже раз она с досадой вспомнила о своих кожаных сапогах и меховом плаще, оставшихся лежать там… Там, где…
Женщина остановилась и оглянулась на мёртвого зверя.


* * * * * *

- Но ведь жрецы утверждают, что люди, живущие за Донгомарскими горами, наши враги, - напомнила Нарла. – Что они хотят погубить нас.
- Я этому не верю, - сказал Фарлат. – Посуди сама, они ни разу не напали на нас. Жрецы же спят и видят, как бы захватить земли за горами. Они толкуют об этом чуть ли не каждый день.
- Но жрецы говорят, что враги просто не могут перебраться через горы. Пытаются, но не могут.
- Может и так. Только, знаешь, враги Нудоса и жрецов, скорее всего, станут нашими друзьями. Особенно после того, как мы расскажем им всё, что нам известно о планах Повелителя.
Нарла нахмурилась.
- А, по-моему, нам лучше держать язык за зубами. Люди за горами могут счесть нас вражескими лазутчиками. Да, лучше помалкивать. Лучше построить себе хижину где-нибудь в глуши и жить спокойно. Спокойно растить детей. Я устала от интриг и постоянного страха. Смертельно устала. Понимаешь?
- Понимаю. – Фарлат взял жену за руку. – Но и ты пойми, что мы должны помешать планам Нудоса. Ради счастья наших детей.
- Но… - Нарла запнулась. – Но ведь можно предупредить врагов Нудоса письмом. Так, чтобы они никогда не узнали, кто его написал.
- Скорее всего, мы так и сделаем. – Фарлат ободряюще улыбнулся. – В любом случае я не стану подвергать тебя и ребёнка лишней опасности.


* * * * * *

На то, чтобы снять с волка шкуру, у Нарлы ушло довольно много времени, но дело того стоило. Подавив омерзение, она разрезала её на две части и закутала в них свои ноги, обутые в лёгкие кожаные сандалии. Теперь будет теплее, а вонь падали – это не смертельно. Это терпимо.
Вытерев кинжал о хвост зверя, женщина продолжила нелёгкий путь.
Она шла уже пятый день.


* * * * * *

- Сколько займёт переход через горы? – спросила Нарла.
- Точно я этого знать не могу, - ответил Фарлат. – Но, если верить летописям, нирийцы шли четыре седмицы.
- Так долго?! – расстроилась женщина.
- Думаю, мы справимся за две, - уверенно сказал Фарлат. – Нас меньше, поэтому мы будем двигаться быстрее.


* * * * * *

Время от времени Нарле встречались узловатые засохшие деревья без листьев и коры. Ей очень хотелось разложить костёр и погреться, но, увы, не было огнива. А если б и было, то она вряд ли решилась бы зажечь огонь, ведь он мог привлечь чудовищных тварей, которые населяли Донгомарские горы. Тварей, которых создал сам Нудос.
Живых деревьев Нарла не видела с тех пор, как покинула дом. Не видела она и живой травы. И живых зверей.
И уже несколько дней она ничего не ела. Только пила воду из грязных горных ручьёв. Правда, есть ей совсем не хотелось.
- Это из-за волнения, - говорила женщина ребёнку, которого носила под сердцем. – Когда сильно волнуешься, аппетит либо усиливается, либо пропадает. Но всё наладится, как только мы выберемся из этих проклятых гор.


* * * * * *

- Что мы возьмём с собой? – спросила Нарла.
- Только самое необходимое, - ответил Фарлат. – Запас еды и воды на три седмицы, крепкую верёвку, золото и, конечно же, оружие – меч для меня и кинжал для тебя. Почти всё понесу я. Тебе вредно напрягаться.
- А я думала, что мы поедем на лошадях.
- Только до гор. Дальше на лошадях не проехать.


* * * * * *

Нарла остановилась перед расщелиной, вгляделась в полумрак. Там могли скрываться демоны.
«Обойти? – мысленно спросила себя женщина. Посмотрела в одну сторону, потом в другую. – Нет, ведь на обход я потрачу лишний день. Хотя… Что если ущелье тупиковое? Что тогда?»
Она вспомнила мужа и едва не разрыдалась. Он всегда принимал решение быстро. И чаще всего правильное… Жаль, что не всегда…
«Ладно. – Нарла отбросила с лица прядь волос. – Надо попытаться. Ели это тупик, то просто вернусь назад. Надо рискнуть. Фарлат, скорее всего, поступил бы именно так. Он бы посмеялся над моей нерешительностью».
И женщина заплакала. И пошла вперёд.


* * * * * *

- Лирма пойдёт с нами? – спросила Нарла.
Фарлат покачал головой:
- Нет. И ни в коем случае не рассказывай ей о том, что мы задумали.
- Почему?
- Я ей не доверяю. Она слишком часто ходит к жрецам. Слишком усердно поклоняется Нудосу.
- А ты не думаешь, что она просто хочет обезопасить себя. Ты ведь знаешь, что каждый, кто пренебрегает ритуалами, навлекает на себя подозрение. Лирма вынуждена посещать капище.
- Возможно. – Фарлат потёр пальцами висок. – Но я не хочу лишний раз рисковать тобой и ребёнком. Поэтому ни слова Лирме. Поняла?
- Поняла. – Нарла печально вздохнула. – Жаль… Она так верно служила нам.


* * * * * *

По неровному каменистому дну расщелины тёк ручей. Его вода была жёлтой и дурно пахла. Нарла старалась не ступать в неё. Шла, прижимаясь к правому склону. Шла, пока не закончился день.
В горах темнеет быстро. Как только полумрак начал сгущаться, превращаясь в непроглядную тьму, женщина забилась под ближайший уступ и села, прислонившись спиной к холодному камню. Прошептала, поглаживая живот:
- Ночь переждём и дальше пойдём. Дальше пойдём и счастье найдём. Отдохнём. Спи, малыш. Мама тоже будет спать. Спокойной ночи…
Но ночь выдалась отнюдь не спокойной. Когда Нарла ненадолго засыпала, то сны её были сумбурными и кошмарными. В основном они состояли из воспоминаний о недавно перенесённых страданиях. Несчастная путница снова и снова переживала гибель мужа… А просыпалась она от пугающих звуков. Громких и тихих. В первый раз это был грохот камнепада. Услышав его над собой, женщина решила, что всё кончено, что смерть неизбежна. Однако в расщелину не упало ни одного камня. Ни большого, ни маленького. Затем, по прошествии некоторого времени, где-то рядом захлопали крылья. Судя по всему большие. Потом раздался леденящий душу протяжный вой. И было совершенно непонятно, воет ли это ветер, волк или… демон.
«Ветер, - постаралась убедить себя Нарла. – Это ветер заблудился в горах».
Когда же она под гнётом усталости уснула в следующий раз, её разбудили осторожные, крадущиеся шаги. Кто-то шёл по расщелине.
Если б Нарла знала каких-нибудь богов, кроме кровожадного Нудоса, то она принялась бы молиться. Но она не знала и поэтому, чтобы хоть как-то противостоять растущей панике, стала мысленно разговаривать со своим ещё неродившимся ребёнком.
«Нет у меня больше дома. Нет мужа. Ничего нет. Только ты… Но всё, что я потеряла, всё, чего лишилась, возродится в тебе. Ты будешь любить меня. Ты вырастешь, станешь сильным и построишь красивый дом. И женишься на красивой девушке…»
Нарла вдруг поймала себя на том, что нисколько не сомневается – её ребёнок будет мальчиком. Да. И она назовёт его…
Шаги затихли и в тот же миг женщина увидела перед собой два больших светящихся зелёных глаза с чёрными зрачками.
«Я назову тебя… - Нарла вжалась в камень и прикусила нижнюю губу. Почувствовала вкус собственной крови.  – Я назову тебя… Я назову тебя…»
Зелёные глаза приблизились. Что-то влажное и горячее прикоснулось к подбородку женщины, неторопливо ощупало лицо.
«Я назову тебя… Я назову тебя… Я назову тебя…»
Неведомое существо с шумом втянуло в себя воздух. Потом так же шумно выдохнуло, обдав Нарлу трупным смрадом.
«Я назову тебя… Я на…»
Глаза погасли. Снова послышались шаги. Они удалялись.
Женщина обхватила руками живот и… лишилась чувств.


Нарла очнулась на рассвете. Поёжилась. Потрогала лицо. Потом живот, который, как ей показалось, увеличился за прошедшую ночь.
«Почему оно нас не убило?»
Женщина медленно поднялась и огляделась. В расщелине ничего не изменилось. Сумрачно и тихо. Только ручей журчит.
Ручей…
Нарла облизнула пересохшие губы. Есть ей по-прежнему не хотелось, а вот пить…
Она склонилась над ручьём, глядя в жёлтую воду.
«Желтизна из-за глины? Если из-за глины, то это ничего. Это не опасно. Но если дело не в глине, тогда пить нельзя… К тому же она так воняет. Почему она так воняет?.. Нет, пить нельзя. Надо потерпеть. Будут ещё ручьи. Почище».
И женщина, стараясь не обращать внимания на жажду и холод, пошла дальше.


* * * * * *

- Если я… Если со мной что-нибудь случиться, - Фарлат погладил Нарлу по руке, - ты не должна терять самообладания. Помни о том, что от тебя теперь зависит не только твоя жизнь, но и жизнь нашего ребёнка.
- Не говори так! – У женщины заныло сердце. – С тобой ничего не случится! Жизнь нашего ребёнка зависит не только от меня, но и от тебя! От тебя даже больше!
- Конечно. – Фарлат невесело улыбнулся. – Но мы должны быть готовы ко всему. Ты должна быть готова. Для того чтобы несмотря ни на что спасти ребёнка.
- Но я…
- Не возражай, прошу тебя. Просто пообещай мне, что если я умру, ты продолжишь идти на юг несмотря ни на что. Пообещай, что постараешься дойти до свободных земель любой ценой.
Предчувствуя беду, Нарла пообещала.


* * * * * *

Нарла шла и разговаривала со своим сыном. Не вслух, а мысленно, чтобы не могли услышать твари Нудоса. А в том, что ребёнок слышит и понимает её мысли, женщина не сомневалась, ведь он находился в ней, был с нею одним целым.
«Я назову тебя Фарлатом. В честь отца. Но я не хочу, чтобы ты, как и он, избрал путь воина. Я вижу тебя мирным и свободным земледельцем, который не вмешивается в дела властителей, не служит им и не сражается против них. Да, ты будешь возделывать землю. Будешь вкушать её плоды и наслаждаться её красотами. Ты не изведаешь суеты. Твоим уделом станут покой и гармония. Я научу тебя всему, что знаю. Объясню, как избежать ошибок, как жить правильно. И ты проживёшь свою жизнь так, как мечтали прожить свою мы, я и твой отец».
Расщелина закончилась и Нарла увидела обширную долину. Долину костей, ибо вся она была завалена костями. Человеческими и звериными. Сотни, тысячи костей и черепов. Долина смерти.
Женщина сильно испугалась, но вскоре успокоилась, так как никаких чудовищ здесь не наблюдалось. Ни одного.
Только долину придётся обойти, дабы не утонуть в сером море останков. Да и не стоит эти останки тревожить. Они и так лишены достойного погребения.
О том, откуда здесь столько костей, Нарла гадать не стала.


* * * * * *

- А почему бы нам не попробовать проплыть по морю? – спросила Нарла.
- Потому что в таком случае у нас почти не остаётся шансов на успех, - ответил Фарлат. – Даже самые могущественные колдуны не в состоянии преодолеть границу рифов и бурунов. Как и цепь Драконьих островов. Нет, единственный путь в Южный Илледарт пролегает через Донгомарские горы. У нас нет выбора.


* * * * * *

Нарла снова услышала хлопанье крыльев. Остановилась и оглянулась. Не слишком низко, не слишком высоко над долиной кружились две крупные птицы с длинными крючковатыми клювами. Такие чёрные, будто отлитые из подземной тьмы. В крепких когтистых лапах они сжимали человеческие черепа. В каждой лапе по черепу.
Попятившись, женщина схватилась за кинжал. Однако неизвестные стервятники даже не думали нападать на неё. Сделав ещё несколько кругов, они бросили черепа в море костей и неторопливо улетели на запад.
«Вот откуда здесь все эти останки», - подумала Нарла.


За долиной вздымались отвесные скалы. На такие не взберёшься. Да в этом и не было необходимости. Ещё издали Нарла заметила три расщелины, и теперь, выбрав самую широкую, вошла в неё.
Дно здесь устилал странный чёрный песок, из которого тут и там торчали старые пожелтевшие кости. Кое-где между склонами на большой высоте застряли необхватные камни, куски скал.
Женщина шла очень осторожно, стараясь не наступать на останки. Интуиция подсказывала ей, что этого лучше не делать. Но, к несчастью, случилось так, что она оступилась и случайно ударилась ногой о череп какого-то животного. Череп тут же рассыпался в прах, а над головой Нарлы загремели камни.
Уклониться она не успела. Один камень, величиной с человеческую голову, ударил её в плечо, отчего она упала навзничь на песок. Другой валун, побольше, угодил в живот. Ещё несколько упали рядом, не причинив путнице вреда.
На некоторое время невыносимая боль полностью завладела телом и неистово выгибала его в корчах. Но куда больше мучений принёс женщине страх. Страх за ребёнка…
Когда боль ослабла, Нарла первым делом закатала юбку и осмотрела живот. Ни кровоподтёков, ни царапин не было. А была глубокая вмятина между пупком и рёбрами.
- О нет! – Женщина прижала к животу ладони. – Шевельнись, малыш! Умоляю, шевельнись! Шевельнись!
Но ребёнок не двигался.
А потом Нарлу вырвало тёмной густой кровью.


Прижимая левую руку к животу, а правой упираясь в скалу, женщина шла дальше. Ещё медленнее. Ещё осторожнее. Она не была уверена, что рассыпавшийся в прах череп стал причиной камнепада, но прикасаться к другим костям боялась до смерти. С неё хватит. С неё и с ребёнка.
А ребёнок так и не шевелился. В последние три седмицы не проходило и дня, чтобы он хоть раз не дал о себе знать. А теперь он не двигался. Может, спал, а может…
«Нет! Нет! Нет! – Нарла отчаянно гнала от себя такие мысли. – С ним всё в порядке! Он просто спит! Да! А когда проснётся, то обязательно пошевелится!»
Однако прошёл день, а маленький Фарлат так и остался недвижим.


* * * * * *

- Многие из порождений Нудоса не любят, а то и боятся солнечного света, поэтому мы будем идти днём, а ночью – прятаться, - объяснял Фарлат.
- Где прятаться? – спрашивала Нарла.
- Где придётся. В каких-нибудь нишах или пещерах. Лучше всего в пещерах. И хорошо если вход удастся закрыть камнями.


* * * * * *

Вечером Нарла выбралась из расщелины и устроилась на ночлег между двух больших камней. Лучшего места она, к сожалению, не нашла. Зато неподалёку тёк ручей, из которого женщина наконец напилась. Вода в нём была такой же жёлтой, как и в предыдущем, но совсем не воняла.
Ночь выдалась тихой. Ни единого звука. Словно в глухом склепе. Однако Нарла так и не смогла уснуть. Она ждала, когда ребёнок пошевелится. Мысленно умоляла его сделать это. Но, увы.
Ещё дважды её тошнило кровью. Правда, с каждым разом крови было всё меньше.


Едва начало светать, Нарла двинулась дальше на юг. Небо по-прежнему было серым, а в низинах клубился непроницаемый туман. Но путницу несколько обрадовало и обнадёжило то, что горы, вздымающиеся у неё на пути, стали менее крутыми и на их склонах появились деревья – высокие чёрные сосны. На ветру они почему-то не раскачивались. Не двигалась ни одна ветка, ни одна иголка.
Миновав несколько гор, Нарла снова оказалась на краю пространной, незаполненной туманом долины, которую следовало обойти стороной. Там обитали кошмарные существа. Два невиданных чудовища. Одно было приковано толстыми ржавыми цепями к огромному чёрному обелиску. Другое, рыча, бродило вокруг него.
Прикованное существо выглядело как человек с четырьмя руками, двумя головами и длинным змеиным хвостом. Его обнажённое безволосое тело изобиловало крупными тёмно-синими бородавками.
Вторая тварь походила на чёрного волка. Без глаз и ушей. С длинной свалявшейся шерстью.
Время от времени волкоподобное существо вплотную приближалось к пленнику и, разинув пасть, лизало его широким алым языком. Пасть была беззубой, а вот на языке клыков оказалось предостаточно. Они оставляли на теле двухголового глубокие рваные раны, из которых текла чёрная кровь. И двухголовый извивался в объятиях цепей, широко открывая рот в немом крике.
Прячась за камнями и стараясь не шуметь, Нарла обошла долину. Чудовища её не заметили.
Не желая допускать мыслей о смерти ребёнка, путница вновь начала разговаривать. То шёпотом, то мысленно. Она рассказывала ему о своём прошлом, о своих надеждах и мечтах. Убеждала малыша в том, что впереди их ждёт долгая и счастливая жизнь в краю, свободном от безжалостного Нудоса и его не менее безжалостных слуг.


* * * * * *

- Всё, дальше мы пойдём пешком, - сказал Фарлат и, спрыгнув с коня, помог спешиться жене.
Перед ними в вечернем сумраке высились Донгомарские горы. Таинственные, устрашающие, смертоносные. Казалось, что небо нанизано на них, как кусок мяса на вилку.
- А лошади? – спросила Нарла.
- О них не беспокойся. Они вернутся в город.
Фарлат взял обе седельные сумки и повесил их себе на плечо. Ободряюще улыбнулся жене и собрался сказать что-то ещё, но в этот момент из-за деревьев вышли люди. Их было больше дюжины, и они сразу же окружили путников. С ужасом Нарла узнала среди них престарелого жреца Аргорта и свою служанку Лирму.
- Я слышала, как вы шушукались, предатели! – с презрением сказала служанка и сплюнула.
Все кроме неё и жреца держали в руках мечи и незажжённые факелы.


* * * * * *

Чем дальше шла Нарла, тем больше ей попадалось деревьев. В какой-то момент она поняла, что оказалась в лесу, раскинувшемся на пологих склонах одной из самых больших гор.
Все деревья были чёрными соснами. И, судя по всему, все они давно высохли. Только непонятно почему иголки не осыпались.
Вытащив кинжал из ножен, женщина решила срезать с одного из деревьев немного коры. Но как только острая сталь коснулась дерева, оно… закричало. Закричало как человек, которому причинили сильную боль.
Нарла бросилась бежать…
Остановилась она лишь тогда, когда выбралась из леса. И тут же рухнула без сил. Прижалась щекой к холодной земле и заплакала. Беззвучно. Без слёз. А потом усталость взяла своё, и несчастная путница уснула.


* * * * * *

Воины жрецов мокрыми верёвками привязали Фарлата и Нарлу к стволам деревьев и обложили со всех сторон сухими ветками. Воины зажгли факелы.
- Нудос даровал вам всё, - заговорил Аргорт, обращаясь к пленникам, - и как вы решили отблагодарить его за щедрость и заботу? Мерзким предательством!
Фарлат и Нарла молчали. Они знали, что молить о пощаде так же бесполезно, как биться головой о стену.
- Глупые святотатцы! – продолжал жрец. – Как вы осмелились на предательство?! Как вы могли думать, что Нудос, бог богов, не узнает о ваших гнусных замыслах?!
Лирма стояла позади Аргорта, смотрела на пленников и усмехалась.
- Если б вы были верны нашему всемогущему повелителю, то после вашей смерти он одарил бы вас вечным счастьем! – Старик взял бутыль с маслом и вылил одну половину на Фарлата, а другую – на его жену. – Теперь же вам уготованы вечные муки! Вечные муки в его Бездне! Из алого огня нашего мира вы отправитесь в чёрное пламя глубин!
- Нет, - чуть слышно прошептала Нарла. – Я ведь беременна.
Жрец отвернулся и дал знак приступать к казни.


* * * * * *

Утром следующего дня Нарлу разбудил холод. Её платье и куски волчьей шкуры, которыми были обмотаны ноги, примёрзли к земле. Она с трудом отодрала их. А когда поднялась, увидела рядом человеческий череп. Он лежал на большом плоском камне, а из его глазниц свисали короткие бурые щупальца. И они шевелились. Медленно поглаживали бледные костяные щёки.
Женщина взяла кинжал в правую руку и, оглядываясь, пошла прочь.
Череп покатился за ней.


* * * * * *

Первым подожгли Фарлата. Огонь быстро охватил его и заставил кричать от нестерпимой боли.
- Суд Нудоса неотвратим, скор и ужасен! – возвестил Аргорт. – Суд Нудоса справедлив!
Лирма и двое воинов сунули свои факелы под ветки, сложенные у ног Нарлы. А она смотрела на корчащегося в огне мужа и чувствовала, что сейчас сойдёт с ума.
- Собакам собачья смерть! – радостно прокричала Лирма. – Смерть!
И тут объятый пламенем Фарлат разорвал верёвки, которыми был привязан к дереву, и бросился к жене.
- НА ЮГ! – оглушительно прокричал он, схватившись руками за её путы. – НА ЮГ!!!
Верёвки затрещали и порвались. Почти не осознавая происходящего, Нарла стремглав побежала в лес, где уже царила ночная тьма.
Двое воинов кинулись к Фарлату и зарубили его мечами. Ещё один вскинул лук и выстрелил вслед беременной женщине. Стрела угодила ей в спину. Беглянка споткнулась на ровном месте, упала, но тут же вскочила и побежала дальше. Воины и Лирма бросились в погоню.
- Оставьте её! – приказал Аргорт. – Смерть этой изменницы будет долгой и мучительной! От смерти она не убежит!
Воины остановились, а Лирма будто не слышала жреца. В её руке блеснул кинжал.


* * * * * *

Идти стало труднее. Склоны гор были усеяны камнями. Большими и маленькими. Того и гляди, ногу подвернёшь. К тому же многие камни имели острые, опасные края.
Остановившись передохнуть, Нарла оглянулась. Череп, который, постукивая, катился за ней уже полдня, замер.
- Оставь меня в покое, - сказала женщина, погрозив ему кинжалом. – Чего тебе от меня надо?
Череп не ответил. Только пошевелил щупальцами в глазницах.
- Катись прочь! – Приближался вечер и Нарле совсем не хотелось провести ночь рядом с этой нечистью. – Убирайся!
Череп остался на месте. Тогда путница подняла увесистый камень и бросила в костяную голову. Промахнулась. Собралась взять другой камень, побольше, но тут череп быстро покатился к ней, подпрыгнул и врезался в живот. Женщина охнула и упала. Однако не растерялась и, не позволив жгучей боли снова завладеть телом, нанесла ответный удар. Кинжал глубоко вонзился в череп. И он взорвался. Лопнул как мыльный пузырь. Осколки полетели во все стороны. Один из них царапнул Нарлу по щеке. Она зажмурилась.
К несчастью, клинок кинжала тоже развалился на части. Осталась только рукоять.


* * * * * *

Догнав Нарлу, Лирма прыгнула ей на спину и повалила на землю. При этом застрявшая в спине беглянки стрела сломалась.
- Я вспорю тебе брюхо и раздавлю твоего ублюдка, как жука! – прошипела служанка, занося кинжал для удара.
Извернувшись, Нарла изо всех сил оттолкнула Лирму ногами. Та ударилась головой о дерево и, вскрикнув, выронила кинжал. Беглянка тут же подхватила его и вонзила в грудь служанки. По самую рукоять.


* * * * * *

Следующую ночь Нарла провела, забившись под кучу валежника. Она почти не спала, так как кто-то бродил во тьме неподалёку и нечеловеческим голосом шептал нечеловеческие слова. И от каждого слова вокруг становилось холоднее…
Утром, когда тьма ушла, а голос утих, женщина выбралась из укрытия и увидела снег. Ещё вчера его не было, а теперь он покрывал склон горы.
Путница сделала три снежка и съела их, продолжая идти на юг.


Нарла шла и смотрела на туман, замерший между склонами, и серые тучи, затянувшие всё небо. «Неужели здесь всегда такая погода? – думала она. – Наверное, тут не обошлось без колдовства».
Женщине до слёз хотелось тепла. Хотелось хоть на миг увидеть солнце. Она обрадовалась бы ему, как родной матери…
Но солнце так и не появилось. Зато ближе к вечеру разразилась необычайная гроза.
По какой-то неведомой причине туман поднялся из низин и белым ковром расстелился над вершинами гор. А потом в нём засверкали зелёные молнии, которые били не вниз, а вверх. Загремел гром. Хлынул дождь.
Заметив невдалеке вход в пещеру, Нарла устремилась туда. Она промокла почти мгновенно.
И вдруг её ноги словно в тиски попали. Остановившись, она посмотрела на них и увидела, что куски волчьей шкуры шевелятся, истекая тёмной, почти чёрной кровью.
Путница закричала от ужаса, сорвала их с ног, оставив сандалии, и бросилась бежать. За её спиной раздались рычание и скулёж, будто двое псов сцепились в драке.
Добравшись до пещеры, женщина оглянулась, но не увидела ни шкур, ни собак.


В пещере было просторно, сухо и тепло. В пещере горел костёр. Только он совсем не обрадовал Нарлу. Это была небольшая куча костей, на которых в медленном танце извивались языки чёрного огня. Кости горели, но не сгорали.
Сразу за костром, у стены возвышался бурый каменный идол – существо с туловищем человека, конечностями медведя, крыльями нетопыря и непомерной лысой головой о пяти ликах. Один лик представлял собой улыбающегося ребёнка, другой – хмурого мужчину, третий – печального старика, а четвёртый – гнилого мертвеца. Пятый же лик был мордой демона, кошмарной маской злобы и ненависти.
На стенах чернели непонятные письмена и символы. С потолка свисали большие каменные сосульки. К ним с пола тянулись такие же. Когда Нарла смотрела на них, ей на мгновение показалось, что она находится в пасти какого-то гигантского чудовища.
Пещера, судя по всему, была глубокой. Женщина боялась даже подумать, какие демонические тайны скрываются там, в заполненных тьмою недрах.
«В такой пещере вряд ли можно чувствовать себя в безопасности. Но нет выбора… У меня давно уже нет выбора».
Нарла тихо села подальше от идола и костра. Обняла руками живот и закрыла глаза.


* * * * * *

Чудесный, счастливый сон.
На зелёном холме под лазурным небом рос большой белый цветок. И в нём лежал младенец. Мальчик, от которого исходил мягкий золотистый свет…
Чудесный, счастливый сон…
Только холм, похоже, был курганом…


* * * * * *

Громкий скрежет разбудил Нарлу. Она вскочила на ноги и увидела, что все десять глаз идола пылают зелёным пламенем, а правая верхняя лапа указывает на неё.
- Смерть! – прорычал кумир. – В тебе смерть! Но ты жива! Смерть!
Платье на животе женщины разорвалось само собой.
Она всё поняла. Она давно это знала, но не хотела принять.
Ребёнок… Её маленький сын, смысл её жизни… Мёртв… Его убил тот камнепад. Именно после него малыш перестал шевелиться.
Мёртв…
Нарла схватилась руками за голову и завыла, как раненое животное. А потом побежала в глубь пещеры.
- Смерть! – снова прорычал идол.


Бегство.
Бегство сквозь тьму. По узким подгорным туннелям.
Тщетное бегство от кошмарной действительности. От бездонного отчаяния. От Нудоса…


Нарле показалось, что она бежала по пещере дольше, чем жила. И свет, который она вдруг увидела перед собой, стал для неё большой неожиданностью. Она уже почти свыклась с мыслью, что будет блуждать во тьме вечно. В наказание за то, что не уберегла ребёнка.
Ослеплённая и обессиленная, женщина упала на камни и неподвижно лежала до тех пор, пока глаза не привыкли к дневному свету. Потом она поднялась на ноги и огляделась. Пещера закончилась и теперь путница находилась на обрыве, а перед ней, там, внизу… Там была равнина. Зелёная равнина от горизонта до горизонта.
Нарла хрипло рассмеялась.
- Посмотрите-ка! Это же южные земли, свободные от Нудоса! Я добралась до них! Но зачем они мне теперь?! Они ведь пусты! Без нашего сына они пусты!
Смех Нарлы сменился душераздирающим криком неимоверного страдания и… женщина шагнула с обрыва в пустоту.


* * * * * *

- Слушай, одна паршивая овца не стоит такого риска, - нервно оглядываясь, сказал Наул. – Давай вернёмся.
- Нет, - твёрдо возразил Галн. – Так можно всё стадо разбазарить. По одной.
- Но ведь жизнь-то дороже!
- Успокойся. Нам здесь ничего не грозит. Донгомарские горы непроходимы, но никаких демонов там нет. Не верь сказкам.
Наул выругался, проклиная твердолобость друга. Его так и подмывало треснуть Гална посохом, чтобы он хоть раз…
С гор донёсся леденящий кровь крик.
- Ты видел?! – воскликнул Галн.
- Что?! – Наул завертел головой. – Что видел?!
- Человека! Он упал с горы!
И Галн, забыв осторожность, помчался вперёд, к гиблым горам. Второй пастух застонал, сплюнул и побежал следом.


Женщина лежала на траве лицом вниз. На ней было длинное зелёное платье. Грязное и рванное. Спутанные русые волосы рассыпались по спине.
- Похоже, она мертва, - сказал Галн.
- Конечно, мертва, - прошептал Наул. – Ты бы тоже умер, если б грохнулся с такой высо…
Галн склонился над несчастной и осторожно перевернул её на спину. Оказалось, что она беременна, о чём свидетельствовал большой, круглый живот. И…
- О Творец! – Наул отшатнулся. – Да она мертва уже давно! Не меньше седмицы! Она уже разлагается.
- Значит… - Галн посмотрел вверх. – Значит, кричала не она. Труп кто-то сбросил.
- Стало быть, пора отсюда убираться. – Наул попятился. – Слышишь?!
И тут оба заметили, что живот женщины шевелится.
- Ребёнок! – Галн так и подскочил на месте. – Творец Всемогущий, да он жив!
- Этого не может быть!
- Ты что, ослеп?! Дай мне нож!
- Ты спятил!
- Нож! Скорее!
Проклиная всё на свете, Наул сорвал с пояса нож и швырнул на землю. Галн взял его и быстро, но аккуратно вспорол женщине живот. Наул отвернулся, и его вырвало.
Ребёнок действительно был жив. Это оказался мальчик. Галн достал его из утробы матери и успокаивающе проговорил:
- Всё в порядке, малыш. Теперь всё хорошо.
Ребёнок заплакал.


Рецензии