Охота 16 плюс

Алексей Свободных

Охота (16+, рассказ).

Предисловие.
Рассказ написан пару лет назад - навеян каким-то фильмом (Там еще Николас Кейдж играет детектива, а маньяка актер, сыгравший главные роли в нескольких экранизациях книг Кинга).
В целом, здесь нет ярко-выраженной жести и мяса, сцена насилия описана в общих чертах. Но, НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ, не советовал бы читать сильно впечатлительным девушкам.

Прежде чем читать (или во время) послушайте вот эти треки (они упомянуты в рассказе)

AstorPiazzolla – Libertango
AstorPiazzolla – InvernoPorteno (Зима Портеньо)
AstorPiazzolla – Untango, porfavor... (Пожалуйста).
AstorPiazzolla&Milva – YosoyMaria (Мария)
AstorPiazzolla – Oblivion


    В жизни можно повстречать множество разных людей. Некоторые из них неординарные – их запоминаешь надолго, а другие – серые и невзрачные, задерживаются в памяти на пару недель.
    В людях можно увидеть множество черт характера. Некоторые из них неординарные – их запоминаешь надолго, а другие – обычные, серые и невзрачные. Но в некоторых есть особая черта. Хладнокровие. Они могут выглядеть как угодно, и ты никогда не узнаешь, что твой друг, жена, муж или сын даже не обратят внимания, что наступили на кровь, густой лужей обрамляющей давно холодный труп.
Говорят, из таких людей получаются первоклассные убийцы, ведь они не теряют головы, когда жизнь внезапно поворачивается к ним другим концом, и становится короткой, как выкуренная сигарета. Но не все из тех, кто обладает хладнокровием, любят нарушать закон: обычно они спокойно живут, даже не подозревая о наличии в себе такого качества, или, знают, но скрывают его. Хладнокровные люди легко переживают потери и не убеждают друга, лишившегося ног, что все будет хорошо, или убеждают лишь потому, что знают – так обычно поступают нормальные.
А оказавшись похищенными, такие люди показывают страх и слезы только для того, чтобы похититель считал жертву жертвой. Лежа в запертом багажнике черного «Ровера», движущегося в неизвестном направлении, такие люди сначала оглядывают его в поисках чего-то, что можно использовать как оружие.
Эльза, девушка лет двадцати, так и занимала свое время. Каштановые волосы и карие глаза, а кожа молочно-белая – как у ребенка. Родственников у нее по одной руки перечесть, и среди них точно нету миллионеров, да и мила Эльза, но сильно недотягивает до «сногсшибательно красивой», потому недоумевала – зачем мужчина похитил ее? Живя на окраине одного из самых спокойных районов их небольшого городка, девушка даже не подозревала, что с ней может приключиться нечто подобное. Оно и не удивительно – хладнокровные люди так же как и остальные поначалу думают, что несчастья могут случиться с кем угодно, только не с ними.
     Кроме небольшой канистры в багажнике не оказалось ничего, а что с ней можно сделать, если твои руки накрепко связаны за спиной?.. Эльза подумала было поджать ноги и ударить похитителя, когда тот откроет багажник, но тут же отказалась от этой идеи. Она не тешилась надеждами по поводу своей физической подготовки: хрупкая и небольшая ростом, вряд ли она сможет вложить в такой удар достаточную силу, да и... если получится – что дальше? В незнакомом месте, возможно даже в лесу (а кочки говорили, что дорога проселочная), что она сможет сделать? Перекинуть руки вперед не удается – связаны очень умело. Может, у него и сообщники есть…
     Осознав, что уже сделано все возможное, Эльза улеглась поудобнее и попыталась, следуя лучшим традициям детективов, обращать внимание на мелкие детали, чтобы понять, куда они едут. Но толку от того, что знаешь факты, если не можешь собрать их воедино?..
В пути она провела больше часа, машину сильно трясло и девушку немного укачало, отчаянно хотелось глотнуть свежего воздуха, и в другой ситуации Эльза бы обрадовалась, что водитель сбавил ход, но сейчас… сейчас это не сулило ничего хорошего. Скоро «ровер» остановился, и девушка напряженно ждала, когда багажник откроется, и она увидит похитителя. Послышались мерные, тяжелые шаги и спустя несколько мгновений, когда крышка багажника откинулась, Эльза увидела лицо. Тучный темноволосый мужчина с сеточкой капилляров на щеках. Макс, с соседней улицы. «Вот уж правда, в тихому омуте…» - подумала она со вздохом.
       Макс наверняка знал, что ее никто не хватится – родных нет, друзей тоже, разве что из деканата кто-нибудь хватился бы - она ведь прилежная ученица. Но на это можно не надеяться – впереди несколько выходных, а когда станет ясно, что она пропала, будет уже поздно.
- Макс, пожалуйста! – взмолилась она, подумав, что так обычно поступают люди в ее ситуации, - Отпусти меня!.. Пожалуйста, Макс!!!
       Он молча скомкал грязную тряпку, заткнул ей рот, перекинул через плечо и зашагал к дому. Должно быть, здесь он проводил выходные – он часто рассказывал, что любит охоту и свой лесной домик. Эльза не то что бы знала его, но несколько раз они встречались у Мори – немолодой одинокой женщины, которая постоянно собирала «пикники» на заднем дворе, то ли надеясь найти мужа, то ли просто от скуки. Иногда Эльза принимала ее приглашения, вернее, принимала их, когдахотелось есть, а в карманах гулял ветер.
     В общем-то, Эльза считала Макса душой любой компании – в противовес себе самой. В запасе у него всегда куча живых, интересных историй, связанных в основном с охотой, и все отзывались о нем как о прекрасном рассказчике. Самый обычный случай в его устах звучал необыкновенно. Девушка, тем не менее, не проявляла особого интереса ни к нему, ни к кому то ни было другому в сборищах на заднем дворе у Мори, но иногда подсаживалась поближе, чтобы послушать его рассказы.
     Лесной домик встретил их «Весной в Буэнос-Айресе» Пьяцоллы, и Макс, чертыхнувшись, что забыл вырубить магнитофон (они что, еще существуют?) открыл дверь в одну из комнат и пихнул туда Эльзу. Не в пример уютной обстановке гостиной, здесь обшарпанные серые стены. Комната совершенно пуста, если не обращать внимания на потасканный матрас, и торчащую из стены цепь с ошейником. Да, похоже, она здесь не первая.
«Ну, хоть удавлюсь, если что», - подумала Эльза, облокачиваясь на стену. Из-за двери послышались скрипучие, пищащие звуки. «Скрипка?» - мелькнула догадка.
- Хватит, Пьяцолла в гробу переворачивается! – кричала она, - Возьми что-нибудь для первоклашек!
   Но из-за кляпа ее попытки защитить любимого композитора выглядели как вопли истерички, вероятно, поэтому Макс отложил инструмент и открыл дверь.
- Хватит орать! – рявкнул он, - Здесь тебя никто не услышит!..

      Однако в тот вечер он больше не брал в руки скрипку, и кроме того, что освободил Эльзе руки и посадил ее на ошейник, больше ничего не сделал. Второй раз он показался, когда принес замызганной ведро, должно быть – туалет, и теперь девушка поняла что парой дней не отделается. Не сказать, что ей не хотелось жить, но Макс даже и не думал скрывать лицо, а значит – живой не выпустит. Хотелось приблизить неизбежную развязку.
       Единственной отрадой в тяжелой ситуации оказалась музыка. Эльза прикрыла глаза и с наслаждением внимала мелодиям любимого композитора. Когда-то она, как и Макс, училась играть на скрипке, и достигла в этом определенных успехов, но и понимала – ей не стать первой скрипкой в каком-нибудь знаменитом оркестре, ведь порой дети в шесть лет играют стократ лучше, чем играла она. Но девушку вполне устраивало одно из рядовых мест в местном оркестре, и преподавание в небольшой музыкальной школе. Ее плохонькая скрипочка верно служила ей, пока не канула в Лету – кто украл ее, Эльза так и не узнала. Денег на новый инструмент не было, спонсоров тоже не нашлось, так что музыкальное поприще пришлось оставить.

    Спустя пару часов Макс снова вошел в «будку» Эльзы. И все-таки, кто он? Продает ли он людей на органы или еще что? Но мужчина в этом плане сильно ее разочаровал, оказавшись рядовым маньяком-насильником.
Он стойко совершал «маньяко-насильническое» дело, пока звучали вариантов двадцать «Либертанго», записанных, похоже, подряд.
«Это либо отменное чувство юмора, либо он извращенец, каких мало», - думала она, стоя на четвереньках со спущенными джинсами.
«Либертанго» Эльзе нравилось меньше всего ввиду его заезженности, и не получалось сосредоточиться на музыке, чтобы не так остро чувствовать надругательство над девичьим достоинством.
«Тебе не скрипка нужна, а барабан», - про себя сказала Эльза, осознавая, что пряжка ремня звякает точно в такт танго «Пожалуйста» которое сменило опостылевшее «Либертанго». А когда зазвучал «Обливион» Эльза самозабвенно погрузилась в любимую мелодию и почти ничего не чувствовала, но Максу не нравилась то ли сама композиция, то ли медленный ритм. В  общем, он, придерживая штаны, быстро вышел в гостиную и снова перемотал на «Либертанго».
- Опять?! – воскликнула девушка, но тут же взяла себя в руки.

      Протянулось еще два раза по двадцать «Либертанго», и Макс оставил Эльзу в покое. Из маленького окошка, вырубленного под самым потолком, виднелся кусочек потемневшего неба, на котором уже появлялись первые звезды. Девушка села в углу  и закаталась матрасом, имитируя голубец или суши – днем осень еще радует теплом, но ночи уже холодны по-зимнему. Утром она в ужасе проснулась от скрежещущих воплей скрипки, и, недовольно закатив глаза, решила еще немного отдохнуть. Но под такие звуки сон не шел.
    Спустя полчаса все стихло, а вскоре открылась дверь, и показался Макс с грязной миской, полной перловки.
- Отпусти меня! – снова взмолилась Эльза, стараясь придать себе как можно более жалкий вид, - Я никому не расскажу, обещаю!..
      Мужчина усмехался. Поставив миску перед Эльзой, он вновь вернулся к насилию над инструментом, а сама девушка рассуждала о своей дальнейшей судьбе. Пару раз она слышала, что стали пропадать девушки и завелся какой-то маньяк, однако то ли не находили тел, то ли еще что-то, в общем – добропорядочных маньяков подозревать не стали. «Зря», - думалось Эльзе, но много всякого случается «зря».
      Часы превратились в дни. Комнатка наполнялась смешанным смрадом совокуплений и испражнений, ведь ведро Макс выносить не собирался, зато не забывал приносить с собой освежитель со вкусом ромашки и добротно заливать им комнату. А жертва, ему на радость, не забывала жалобно скулить и просить отпустить.
        На исходе недели он, надругавшись поочередно над Пьяцоллой и Эльзой в очередной раз, связал ей руки, приказал взять ведро и повел на улицу. По дороге, нарочно споткнувшись, девушка упала и выплеснула все накопившиеся испражнения на огромный пушистый ковер, устилавший пол гостиной.  Старательно рассказывая, с кем и как спала Эльзина мать, он, держа ее за волосы, окунал лицом в коричневую жижу, пока магнитофон приятным контральто пел «Марию» так же старательно, как матерился его хозяин. Похоже, брезгливость в Максе не развилась до той степени, чтобы это стало на руку жертве.
       Отпустив ее, мужчина на несколько мгновений исчез с поля зрения, и Эльза посмотрела на раскрытую входную дверь, сиявшую спасительным светом. Она вскочила, но тут же Макс осадил ее резиновой дубинкой. Весьма бывалая на вид, она уже давно служила ему в укрощении особо непослушных девиц, одаривая их жгучей, адской болью, но оставляя кости целыми – чтобы дичь исправно бегала и скакала, когда придет время охоты. Мучительный жар волной прошел по телу, и Эльза потеряла сознание.

Очнулась она уже в лесу, кожа головы горела – похоже, все это время ее тащили за волосы, а тело, наоборот – содрогалось от холода, ведь одежда насквозь мокрая: Макс не пересилил свою брезгливость и окатил из бочки перед домом. Завидев, что девушка пришла в себя, он резко поставил ее на ноги и толкнул в спину ружьем.
    Эльза с наслаждением вдыхала влажный утренний воздух, пронизанный запахом хвои. Небо на востоке уже посветлело и укрывало кроны стройных, высоких сосен нежно-розовым полотном. Негустой туман окутывал их крепкие, голые понизу стволы, делая лес таинственным и прекрасным. Девушку наполнила светлая грусть. Она радовалась, что свои последние минуты проведет здесь, а не в четырех стенах надвое с обшарпанным матрасом, и потому старалась насладиться этим моментом, но стоило ей замедлить шаг, как снова упиралось в спину дуло ружья.
     Они вышли на небольшую полянку, и Макс приказал остановиться и повернуться. Эльза жалобно взглянула на него.
- Пожалуйста, не убивай меня… - охрипшим голосом взмолилась она, - Я никому никогда не расскажу, пожалуйста!
- Хорошо, - он улыбнулся с превосходством, - Я считаю до двадцати. Беги как никогда!
- А-а-а-а… - понятливо протянула девушка, скрестив руки на груди, - Это вот на этом моменте девушки благодарят тебя и бегут, что есть сил, а для тебя начинается охота?
     В глазах мужчины мелькнуло недоумение, и секунды замешательства Эльзе хватило, чтобы совершить единственный знакомый всем женщинам удар, затем резким движением выхватить ружье и выстрелить. Дробь раскрошила лицо Макса, а ведь отец всегда говорил ему – не снимай с предохранителя раньше времени!.. – но пожалеть, о том, что не следовал советам своего старика, мужчина не успел. Эльза стерла с лица кровь, обшарила карманы мертвеца, забрала ключи от машины и припустилась к дому. Убедившись, что еще неделю назад примеченная канистра все еще в багажнике и все еще наполнена бензином, она впорхнула в дом и сдобрила мебель и стены горючей жидкостью. Взгляд скользнул по черному кофру и не пошел дальше.
     Давно же она не держала в руках скрипку, должно быть, лет семь уже. Пальцы со сладким содроганием легли на гриф, и в смраде испражнений, который Эльза уже два дня как перестала замечать, разлился печальный, но вдохновенный «Обливион».
* * *
     Послышался звонок в дверь. Эльза, приболевшая из-за холодных ночей в лесном домике, нехотя выползла из-под уютного одеяла. Впрочем, нет худа без добра – из-за разыгравшейся простуды универская медсестра выписала заслуженный больничный, и девушка наслаждалась теплой постелью и вкусной едой жалостливой Мори. Оказывается, на неделе та справила пятьдесят шестой день рождения, и обиделась, что Эльза не пришла, но потом взяла себя в руки и решила убедиться, что с соседкой все в порядке. Увидел нетронутое приглашение, Мори сразу все поняла – должно быть, у недотрожки-Эльзы появился, наконец, парень, и с ним она проводит выходные!..
     В дверь все звонили, и Эльза думала, что это опять Мори, и открывая дверь готовила радушную улыбку. Но на пороге стоял мужчина в форме.
- Доброго дня, - полицейский вежливо улыбнулся, - Можно задать вам несколько вопросов?
- Несколько это много?.. – спросила она, покашливая, - Не обессудьте - если это надолго, хотела бы провести разговор в кресле за чашкой чая, а не на пороге.
     Он понятливо кивнул – Эльза, покрытая испариной, бледная, с темными кругами под глазами сразу давала понять, что сильно простужена.
- Надолго не задержу, - уверил он, - Пропал ваш сосед – Макс Рейнхарт. Вы знали его?
- Лично – нет, - пожала плечами Эльза, снова кашляя и извиняясь, - Виделись, конечно, как соседи. Ну, и на вечеринке у Мори с двадцать второго.
- Да, это я уже понял… - он досадливо почесал затылок, - И тоже не знаете, куда он ездил охотиться?
     Девушка развела руками и с самым искренним выражением лица попросила прощения за то, что ничем не смогла помочь. Полицейский откланялся, и со вздохом облегчения Эльза замкнула дверь – теперь она взяла это в привычку. Взгляд скользнул по черному скрипичному кофру, который будто сидел в кресле, как желанный гость.


Рецензии
Соединили несоединимое: мерзкого насильника с прекрасной музыкой. Это ещё в большей степени рвёт нерв читателя...

Ирина Гришина Афанасьева   06.02.2015 10:34     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.