Зарисовка На баррикадах

Уже не очень актуально, но решил порадовать страничкой юмора )))

Шел 78 день «противостояния» на Грушевского. На месте стадиона «Динамо» возвели огромную палатку высотой 5-этажный дом и сделали там «госпиталь» и «гостиницу», размещали всех не поместившихся на Майдане. Киевское население резко возросло. Теперь наша столица превратилась в поистине солидный мегаполис, аж 12 миллионов, так сказать, жителей. Странным образом людей в западных регионах поубавилось. Теперь во Львове, Ивано-Франковске, Ровно, Тернополе, Хмельницком на всех жило всего 30 тысяч.
 
Распорядок «грушевских» наконец устаканился. День начинался с гимна, потом традиционная каша «рЭволюцЫйна», салат «Тягныбок» и новое изобретение женщин Майдана – гуляш «Славно-украинский». Изобретательница Иванна Семеновна Дурко работала над ним две недели вместе с «майданными» алхимиками. Не знаю, господа, чего туда намешали, но завсегдатаи «майданной» кухни поговаривали, что, если крикнешь быстро «Слава Украине», проглотишь большой кусочек, то едок пукал дважды. Причем сочетание громких звуков, выходящих из поглощающего блюдо, уж очень напоминало ответ украинских националистов «Героям Слава!». Придумавшей сие блюдо, выдали солидную денежную премию в новой, признанной только на Майдане, валюте – «майданЫкЫ». Их оказалось всего тысяча. Новая валюта приравнивалась 1 к 1000 евро. На это дали добро чиновники Евросоюза. Но о них позже.
 
Днем «протестующие» традиционно забрасывали «коктейлем Молотова» Беркут. Те лениво отбивались огромными битами. Поговаривали, что при отбивании бутылки каждый «беркутовец» на шлеме рисовал крышечку.
 
Изобретатели Майдана придумали уникальное орудие – «какашкомёт». Так как ходить в туалет на Майдане и Грушевского уже было не в чести, на улице оставалось много пропадающего «добра». Один из жителей Ужгорода, трижды герой Ночного Майдана Иван Иванович Чикирикигейко, активно стал собирать это в мешочки. После чего каждый день к вечеру все «снаряды» заряжали в «какашкомёт» и метали в сторону ограждения правоохранителей. Привыкшие бойцы Беркута собирали добро. Не пропадать же ему, в самом деле! Заряжали в водомёт и отдавали обратно в виде душа. Центр Киева благоухал!
 
Сыграли три свадьбы! В часы уже традиционных переговоров «тройки» с Президентом на Грушевского объявлялось «перемирие» на пол дня. В это время происходило активное общение женщин Майдана с Беркутом. Те продолжали уговаривать их перейти на сторону народа. Беркут отнекивался и шутил: «Да нет, давайте вы к нам!». После недели таких перепалок Оксанка из Львова, Олеська из Франковска и Степанида Макаровна Мразь (48 лет) согласились на предложение бойцов. Свадьбы Беркута с девчонками были скромными. Каких-то 30 тысяч родственников. Как раз те, кто не доехал из западных регионов в Киев. Оксанку, Олеську и Степаниду долго журили «побратЫмЫ», некоторое время даже заставляли ходить вокруг Грушевского, положа руки на плечи друг другу и приговаривать «Ганьба нам!». Но вскоре отпустили.
На этом период свадеб на Грушевского не закончился! В Украину вернулся опальный журналист Виталий Портников со своим, так сказать, «другом». Многим украинским зрителям «друг» был уже знаком по одному пикантному видео с участием человека совсем «не похожего» на Виталия. Эта свадьба была пышной. Приехала большая делегация из Амстердама. Закатили пир! Снова жгли покрышки! А некоторые делегаты незаметно для камер «Эспресо ТВ» подбрасывали в огонь мешочки со странной травой. Народ долго смеялся и очень много кушал. Виталий одел костюм Юлия Цезаря и весело рассказывал всем делегатам анекдоты про геев. На свадьбе были замечены многие уже окончательно обосновавшиеся в Киеве еврочиновники. Они аплодировали молодоженам, танцевали на бочках и весело чмокали друг друга в щечки. С тех пор территорию Майдана и часть Грушевского освободили от предрассудков. Это торжественно было закреплено манифестом Народного Совета Майдана. Объявлял лично Портников. Церемония происходила поспешно, так как полторы сотни «защитников» Майдана пытались сдержать рвавшегося к сцене Виталия Кличко. Кличко размахивал кулаками и рвал волосы… на головах «защитников».
 
Вообще, Виталий, который Кличко, в последнее время стал много пить и материться. «Жертв» Майдана становилось всё больше – уже насчитали 105 человек. Все были застрелены загадочным снайпером. Весьма свободные люди объявили премию за поимку снайпера 100 000 «майданЫков». Позже, людей совсем «не похожих» на этих самых жертв, находили по всем странам очень демократичной Европы. Виталию приходилось оплачивать переезд и пребывание «несчастных» за границей. Он всё время проигрывал в «камень-ножницы-бумага» Яценюку с Тягныбоком. Те вдвоем показывали «водопад», который затапливал и камень, и ножницы, и бумагу с колодцем. Они тихонько подсмеивались над Виталием. Яценюк таки досмеялся. Получил в ухо от Кличко и стал носить свою знаменитую шапочку в помещении.
Секс-символ центральной площади страны, гроза всех смелых «защитников» Майдана Сеня Яценюк был объявлен персоной нон-грата на Грушевского. Он уже привык к крикам «Пошел на х…»,  и думал, что его так приветствуют. Говорил в ответ «Героям слава!».
 
Тягныбок купил гостиницу «Днепр», переименовал ее в «ОлЭжкина». Во всей гостинице пан ОлЭг развесил портреты Бандеры, Шухевича, иногда разбавляя их своими фотками из бани, с охоты и с г. Говерла.
 
Автомайдан отправился на пикетирование детского садика внука Януковича. Отважные «автомайдановцы» прорвались на своих машинах сквозь громадный 30-сантиметровый забор детского сада. Героически пробили оборону 80-летней дежурной Зинаиды Федоровны и таки прошли в комнату с детьми. Они взяли с собой футбольные «дудки» и скопились вокруг маленького Ильи с транспорантами «Освободи землю народную». Илья лениво слез с горшка и, зевая, направился в кроватку спать. «Автомайдановцы» пообещали приезжать каждый день и пикетировать каждый поход в туалет Ильи…
 
Эх! Так и живем. Весело и очень мирно )))
 
Продолжение следует…


Рецензии