Древняя сторонушка - судьба генерала Потапова М. И

-  воспоминания  Марианны Потаповой. 
        И   сослуживцев  генерала Потапова.

Всё о чём изложено в рассказе Виктору не было известно      в  конце
пятидесятых годов двадцатого столетия.  В начале двадцать первого века  ему стали известны факты пленении восьмидесяти генералов Советской Армии. Послевоенная судьба, которых закончилась трагично, после прибытия их на родину апреле – мае месяце 1945 года.
Лишённые в обеспечении боепитания и продуктов питании  русские Армии  сражались в штыковой обороне, но были пленённые противником. За мужество и стойкость в сражениях с противником   большое им народное   спасибо.  В   юга  –  восточной Украине и сейчас отстаивает русско – язычное население,  в  основном женщины  без оружия   стоят  перед танками и бронетранспортерами  не пропуская их на свою законную историческую  землю.
Те   правители которые делили страну,  тоже не задумывались  о последствиях.

Исторические данные о генерале Потапове Михаиле Ивановиче.

 Рассказ  -  Жены Михаила Ивановича -  Марианны Федоровны   и его сослуживцев.
 
СЕРГЕЙ    ХУДЯКОВ    - сын маршала авиации С.А. Худякова.
               

               Захваченного главнокомандующего 5 русской армией
                генерал-майора ПОТАПОВА.


Сведения:
     Генерал-майор танковых войск Михаил Иванович Потапов. Родился в 1902 в деревне под Москвой. Из крестьянских сирот. В Красной Армии с 1919 года. В 1922 году командир взвода, двумя годами позже командир роты. 1926-1931 начальник штаба стрелкового полка. 1931-1936 военная мех.академия (сталинская академия) в Москве. 1936-1938 командир танкового полка. 1938-1940 командир танковой бригады. В 1940 генерал-майор, командир стрелкового корпуса (Львов). Весной 1941 главнокомандующий 5 армии.

. В сентябре 1941 года в последние часы перед пленом сражался в рукопашную, но был тяжело ранен осколком снаряда и потерял сознание.

С сентября 1941 по апрель 1945 года находился в плену. В немецком плену находился до апреля 1945 года, где держался мужественно и с достоинством. Содержался в лагерях Хаммельбург, Гогельштейн, Вайсенбург, Моозбур.

На допросе о немецкой стратегии генерал ответил так:


Немецкая стратегия выше всякой критики. Тактические ошибки он может показать на практических примерах. В целом он констатирует, что немецкая артиллерия стреляет плохо, немецкая пехота не умеет атаковать без поддержки танков. Хороши немецкие миномёты. Ему было известно, что мы располагаем всего одной кавалерийской дивизией. Будучи сам кавалеристом, он тем не менее оценивает военное значение кавалерии в современной войне сравнительно низко. Немецкая военная авиация хороша, но появляется редко. До сих пор Красная Армия не несла значительных потерь в живой силе за счёт немецкой авиации.

После окончания войны продолжил службу в рядах Советской Армии. Несмотря на то, что М. И. Потапов четыре года провел в плену, в 1947 году он закончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба.

В 1958—1965 годах был первым заместителем командующего войсками Одесского военного округа. В 1961 году получил звание генерал-полковника. Умер 26 января 1965 года.

Награждён 2 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды.

Именем генерала Потапова в Киеве названа улица и один из парков. В Самаре есть улица Потапова. Также улица имени генерала Потапова есть в городе Житомире (Украина).

               
               
 Марианна Федоровна Потапова-Модорова рассказала о своем муже, бывшем командующем войсками 5-й армии генерал-полковнике М.И. Потапове следующее:

"С Михаилом Ивановичем мы познакомились уже после войны, когда он вернулся из плена. Чем он меня покорил? У него было одно невероятное достоинство - колоссальное чувство юмора. С ним не надо было задумываться. У меня школьная подруга была, остроумная такая, звонит мне: "Ну, где ты там шляешься?". А я отвечаю: "Слушай, у меня тут генерал появился! И ты можешь себе представить, он меня переговорил!". "Не может быть, - отвечает подруга, это нереально!".
Потом она пошла к нашим школьным мальчишкам, и они спрашивают: "Ну, как там Маришка?". "Ой, Маришка, нашла себе какого-то еле-елешного генерала, одни штаны с лампасами! Да еще и в плену был".
А один из наших ребят сидел в лагере Хаммельбург, там же, где и Михаил Иванович. И вот этот парень как напустится на мою подругу: "Это ты про Потапова? Это она отхватила Потапова!? Да ты знаешь кто это? Это первый человек в плену был! Это самый достойный человек! Это самый уважаемый человек! Потапов! А вы, дуры, еще смеете говорить такие слова - "еле-елешный!".
Подруга перезвонила мне: "Ну, Маришка, меня чуть не убили за то, что я твоего "еле-елешным" обозвала"…
И вот мне всегда кажется, что этот крик, о котором рассказала подруга, и то с каким восхищением, с каким восторгом говорили о Потапове, и были самым решающем в моем выборе. Ну и внешне - Михаил Иванович был очень импозантен...
… Он же учился в семинарии, даже очень гордился, что какое-то время был дьяконом. Отец у него был мостовщик, дороги мостил. У Михаила Ивановича во всех биографиях написано, что он окончил учительскую школу. Может, это была школа при семинарии. Не могу точно сказать, но он мне говорил: "Я дьяконом был!". А голос у него - низкий шикарный баритон! Шикарный, шикарный голос! И он знал все службы, знал и любил.
Когда нашему сыну, Ване, было лет 13, они с отцом поехали в Москву (в 50-х годах - авт.). А Михаил Иванович, когда приезжал в Москву, то такого не было, чтобы он не заходил в какой-нибудь храм. Вот и на этот раз он с сыном поехал в Коломенское, в одну из действующих церквей. А дальше, это уже сын мне рассказывал, вернувшись из Коломенского. Он рассказал мне, как они с папой зашли в церковь, и Михаил Иванович заставил его снять шапку. А сам стоял, сняв фуражку. Сын говорил: "На меня это такое впечатление произвело! Генерал-лейтенант, стоит и держит фуражку, как в кино! Потом подошел священник, и они друг другу поклонились".
...
Вспомнился один послевоенный случай. К нам в Одессу приехал директор Львовского театра Флор Адамович Тимашевский.
Узнав, что я Потапова, он рассказал мне такую историю. В начале войны он был младшим лейтенантом, или младшим политруком, на бронепоезде. Этот бронепоезд с боями отходил к Коростеню, на нем были убиты все офицеры, и младший лейтенант остался самым старшим. Немцы стреляют, а куча женщин с ребятишками просит, чтобы их посадили в бронепоезд. И он, хоть это и было запрещено, взял их всех с собой. Когда добрались до Коростеня, женщины с детьми повалили из вагонов. Прямо на какого-то генерал-лейтенанта. Представителя из Москвы. "Что это? Кто допустил? Расстрелять!", - сразу закричал генерал-лейтенант. И два матроса повели Тимашевского на расстрел.
"Я иду на расстрел, и так хочу спать, умираю прямо, что о расстреле и не думаю, - рассказывал он мне. - Вдруг, слышу, кричат: "Стой, поворачивай назад!". Подводят к командующему 5-й армии Потапову: "Это ты насажал баб с детьми? Ты что, …, приказов не знаешь? Пошел к …, чтоб я тебя здесь не видел!". И я пошел спать. Так, благодаря Потапову, и остался живым"…
… Еще 27 июня, или, скорее, 30-го, Михаил Иванович издал приказ по своей армии о том, чтобы пленных немцев не расстреливали. Он мотивировал это тем, что при расстрелах мы ничего не будем знать о происходящем в войсках противника. Но на самом деле, это мое личное мнение, я думаю, что он просто не считал возможным убивать пленных…
Самого Михаила Ивановича взяли в плен раненного. Он мне говорил, что ранение было ерундовое, не опасное. Но он был контужен, и у него была сожжена грудь. В чем дело он не помнил, долго был без сознания.
У Михаила Ивановича забрали документы и похоронили. Документы потом передали Кириллу Семеновичу Москаленко, которому удалось пробиться из окружения. Москаленко мне рассказывал: "Я буквально рыдал, когда мне передали документы нашего командарма. Я не знал вообще, что с нами теперь будет, раз погиб Михаил Иванович" (о том, что Потапов остался в живых и попал в плен, командир противотанковой бригады и стрелкового корпуса в 1941-м и Маршал Советского Союза в послевоенное время, К.С. Москаленко узнал только в 1948 году - авт.).
М.И. Потапова похоронили, закидав сверху трупами. Землей не засыпали, в той обстановке не до того было. Фактически, он трое суток там пролежал. И немцы, когда стали разбирать трупы, то увидели, что один человек еще живой. Когда его привели в чувство, и он назвал свою фамилию и должность, то немцы ему не поверили. Документов ведь не было. А Потапов - он, ведь, грозой для них был! Увезли его с собой. И еще долго не могли поверить, что им удалось пленить самого Потапова. Его потом на самолете привозили на место пленения, пытались разыскать документы…

Михаил Иванович был в нескольких лагерях, в том числе в Хаммельбурге. Он был вместе с М.Лукиным, И. Музыченко, С. Вишневским, П. Абрамидзе, которые тоже отказались сотрудничать - и с немцами отказались, и с Власовым.
...
Начальник их отсека, подполковник СС Отто, фамилию не знаю, поехал к американцам, в армию Патона, с белым флагом, и сообщил, что он комендант генеральского лагеря. Американцы приехали в лагерь и перевезли всех пленных к себе. Это было 22 апреля. Уважение пленникам было оказано колоссальное! Потому что это были люди, которые приняли на себя и выдержали первые удары войны. Американцы это очень высоко ценили.
Американцы невероятно торжественно приняли бывших пленных, затем, посадили их в самолет и отправили в Париж, к де Голлю. В распоряжение Генерального штаба Франции. Французы встретили наших тоже великолепно. День Победы они встречали вместе с де Голлем... 
Французы их великолепно одели, сшили им гражданские пальто, элегантные, темно-синие, из мягкого материала. Может, не очень дорогого, по тому времени, но очень красивого. Сшили новые кители, цвет был - темный беж. И они целый месяц жили во Франции в любви и почете.
Потом, наконец, после дня Победы, всех перевезли в Москву. Муж мой терпеть не мог об этом рассказывать. Вообще, он не любил вспоминать целый ряд вещей. А Лукин пишет в своих воспоминаниях, что они-то думали, что летят домой, а прилетели… На аэродроме - никого, кроме охраны. Пересадили в другой самолет и отправили дальше...
Потом их переправили в Подмосковье, в Голицино, и стали проверять - не изменил ли кто Родине?
Михаила Ивановича проверяли семь месяцев. Его делом занимался непосредственно Абакумов. Ну, хуже чем эта личность, Михаил Иванович в жизни своей человека не встречал. Самое подлое, что Абакумов и его подручные заставляли моего мужа сказать гнусные слова о сыне Сталина Якове Джугашвили. Вынуждали дать на него ложные показания. Этого Михаил Иванович не сделал, потому что искренне считал Якова порядочным человеком. Они ведь не только в одном лагере сидели, но и в одной камере.
Яков, до этого, был в каком-то другом лагере, и говорят, что он там погиб. Ничего подобного, он тогда не погиб. У него там были какие-то неприятности с англичанами. Его вылечили и направили в Хаммельбург, в генеральский отсек, под начало этого самого Отто. И что интересно, у всех пленных было по одному номеру, а у Якова было два, и спереди, и сзади. Когда его перевели в Хаммельбург, Якова мучил голод, и пленные, чтобы его поддержать, делились с ним своими пайками.
В марте 1945-го немцы забрали сына Сталина, и больше о нем никто ничего не слышал. В частных беседах, Михаил Иванович никогда не отзывался о Якове плохо, он считал его порядочным человеком...
...
Он часто ходил со мною в театр. Никогда не пропускал концертов Вертинского…
Михаил Иванович был на всех этих идиотских испытаниях (испытаниях ядерного оружия - авт.), вместе с Жуковым, на которых он и облучился. Мог бы еще жить и жить… А потом его еще и в больнице облучили, думали, что у него рак легких… Потом уже сказали, что человека перенесшего радиацию облучать было нельзя. Но и рака, как потом оказалось, не было. А это, когда он в яме валялся, в 41-м, у него произошло какое-то известкование… Была у него опухоль на руке, тоже с войны. В рукопашном бою, когда они пошли в штыковую атаку, чтобы вырваться из окружения, его сильно ударили по руке… Он бы еще сто лет с этим всем жил. Нельзя было облучать. Как мне потом сказал Климент Ефремович Ворошилов: "Сожгли тебе мужика-то!"…
...
Кто угодно, но Жуков по отношению к Потапову всегда был порядочным. И когда, я позвонила его жене, Александре Авдеевне, что Михаила Ивановича не стало, она так плакала. "Ой, Миша, Миша, он же был самым молодым…".
Когда Потапов вернулся из плена, Жуков встретил его словами: "Ты мой Михаил-Архангел!". Не знаю, почему он так сказал. Но думаю потому, что Михаил-Архангел первый вступил в борьбу с силами Тьмы. А Георгий-Победоносец их победил!..".
Konstantin
Новичок
 
Сообщения:
Зарегистрирован: Ср июл 25, 2007 10:21 pm

   Виктору выпало большое счастье рядовому вооружённых сил СССР  встретиться с командующим 5 Армии, когда седьмой флот США подходил к берегам Северной Кореи и выполнить боевое задание командующего. Спасибо судьбе!!!

    Вечная ему память добрейшей души был человек.


Рецензии