Стакан молока с крошками

 Рокот моторов самолёта  и вой сирен заставляли вздрагивать, испытывать страх и ужас даже взрослых людей. А трёхлетняя Тамарочка  начинала истошно плакать. Её реснички вздрагивали, она закатывала глаза, корчилась в конвульсиях и билась в истерике.
Анастасия Семёновна металась в растерянности по квартире, не зная, что делать: то ли дочку приводить в сознание, то ли всем бежать в бомбоубежище. А бомбы сыпались дождём на жилые дома, на военные объекты, мосты, заводы... Горели дома, слышались разрывы бомб и звон разбитых стёк
     Суровый лик войны заглянул в каждый дом. Бомбили даже мирных жителей Горького, хотя от фронта он был далеко. Когда немцы подступали к Москве, надеясь её быстро покорить, фашистские самолёты бомбили даже    такие отдалённые города. Но тыл упорно ковал победу, несмотря ни на что. Муж Анастасии работал на военном заводе сутками. В городе свирепствовал голод и холод. В плохо отапливаемых домах негде было согреться. Надо было что-то срочно предпринимать. Анастасия Семёновна решила идти к знакомым в деревню Масловку, там было спокойнее: никакой бомбёжки, да и не так голодно. Деревенские жители жили своим маленьким хозяйством. Собирали урожай с огорода, а кое-кто даже держал козу или корову.
    На постой их приняли, но как выжить им теперь? Не сидеть же на шее у хозяев. В доме и без них было много ртов. Пришлось Анастасии Семёновне со средней дочкой Валей идти в другую деревню, чтобы поменять кое-какие вещички на продукты. А старшая дочь Тася осталась доглядывать за младшей. Встали они ещё затемно, оделись, погрузили вещи на санки и тихонько пошли. Морозец пробирал до костей и  подгонял их,  одежонка их была совсем лёгкой. Снег приятно скрипел  под ногами. Алабановка была недалеко. Но они заблудились, сбились с дороги. Шли весь день, смертельно устали. Да и много ли было сил у десятилетнего полуголодного  ребенка? Уже начали сгущаться сумерки. Наконец, свернули на какую-то санную дорогу. Мать остановилась. Куда идти? Направо или налево? «Господи,--взмолилась Анастасья,--услышь ты мою молитву, помоги найти нам правильную дорогу до деревни. Иначе мы тут  и погибнем». Вдруг они увидели приближающиеся сани. Ехал мужчина. Радости их не было конца. Он и показал им дорогу до Алабановки. «Да вон же она. Видите огни? Тут рукой подать, ежели идти напрямик». А сам уехал в другую сторону. Анастасия Семёновна с дочкой с трудом перебралась через овраг. Сил уже не оставалось никаких. Наконец, завиднелись огоньки.
      Они зашли в крайний дом. Хозяйка суетилась у печурки, подкладывая дрова. Детишки сидели на печке. Примерно через час зашёл и хозяин дома (им оказался ехавший мужчина). Пока он привязывал лошадь да ноги обметал, непрошеные гости согрелись. Анастасия Семёновна успела наменять кое-какую одежонку, пилу, инструменты на горох, муку, чечевицу. Хозяева сели ужинать. Но их не пригласили. Да это и понятно. Война. Слишком большой роскошью было бы кормить чужаков. Самим бы как-то свести концы с концами….
    Но Вале налили стакан молока с хлебными крошками. Она ела и было очень вкусно, но слёзы накатывались на глаза, душили её. Девочка подняла глаза на мать. У неё тоже навернулись слёзы. «Ешь, ешь, Валечка - сказала она и погладила её по голове. — Я не голодна». А дочке так хотелось поделиться  этим лакомством с матерью, но она не посмела…
    Сейчас Валя стала уже Валентиной Павловной, уважаемым человеком в Нердве, где много лет проработала преподавателем иностранного языка. И, к счастью, давно нет войны и голода. Но она на всю жизнь запомнила этот бесценный стакан молока с крошками, который был самым вкусным в её жизни….

Март.  2014 год.


Рецензии
Хороший рассказ.

...Жалобный.

Раиса Мельникова   23.11.2015 13:56     Заявить о нарушении
Спасибо.

Зинаида Попова   24.11.2015 09:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.