Благослови меня на боль. Часть третья. Глава 8

Глава 8
Сломанная жизнь

     Фил бросился к двоюродному брату и крепко обнял его, что тот даже оторвался от пола.
- Солнышко мое, как ты? - ничего не дав ему сказать, сходу спросил он, - Как я по тебе соскучился!
- Я намного лучше. Спасибо, госпо…
- Просто Фил,  и на «ты», - прервал его брат, не выпуская из объятий. Адриан уже свои руки пробовал отпустить, а тот все его не выпускал, - Я же тебе кузен. Двоюродный брат.
- Сынок, мне-то дай поздороваться с племянником, - подошла его мать и засмеялась.
     Фил обнял его сбоку, но до конца не выпустил, и они оба обернулись к ней.
- Добрый день, леди Фелиция, - поздоровался Адриан.
- Здравствуй, мой хороший, - тетя обняла его за  шею, - Как ты? Мы так соскучились!
- Спасибо большое, я хорошо.
- Мы так волновались! Приехали, а ты исчез…
- Простите, пожалуйста, что так вышло…
- Тааак!  Кто там моего внука против меня настраивает? – засмеялся кто-то за их спинами.
      Фелиция подняла голову и увидела на лестнице высокого, благородного мужчину. Из глаз ее хлынули слезы счастья.
- Папа! Папочка! – леди бросилась к нему в объятия.
- Дорогая моя! Милая доченька!
      Морис прослезился. Трудно описать то, что творилось с ними в тот момент. Будто бы кто-то подарил  чудо, вернув им давно умершего для них человека.
- А вот и мой старший внук! Фил! Иди ко мне – я тебя обниму!
- Дедуля! – внук подбежал к нему и обнял его.
- Ты был еще совсем мальчиком, когда мне пришлось исчезнуть. Какой же ты взрослый стал. И красивый! Женился?
- Нет, но…хочу, - молодой человек совсем  не «по-Филову» застеснялся и покраснел.
Сердце его матери вздрогнуло в груди. «Жениться он хочет, - невольно рассердилась леди, - И на ком? Вероятно, на дочке булочника!». Если бы не сложнейшая ситуация в семье, если бы ни ее собственное замужество, она бы, признаться честно, не дала бы этому случиться. А меж тем отец спросил ее сына, кто же та счастливица. Все внутри Фелиции вздрогнуло, когда юноша восторженно заговорил:
- Просто фея! Ее зовут Мэрбл. Я тебя с ней познакомлю, если она со своим отцом примут мое приглашение отпраздновать с нами Рождество… Я очень надеюсь!
Леди Фелиция обвела взглядом роскошное убранство дома, в замковом стиле, чтобы успокоиться.
-  Буду за вас очень счастлив познакомиться с твоей Мэрбл, Фил! – Гарольд подошел к Адриану и, взяв его за руку, подвел к дочери и старшему внуку, - Вот и моя семья вся вместе! – и всех троих, настолько это у него получилось, постарался обнять.
     Фелиция хотела спросить: «Как вся вместе? А Джеральд?», но не решилась. Если отец подал на него в суд, то представить себе, насколько  зол на сына, было страшно.
      Гарольд рассказал, что лечился в лучших клиниках Европы, что именно там лучшие врачи сказали ему, что по всем признакам его травили. Вылечившись, он начал работать, строить новую жизнь, но сердцем все равно был со своей семьей, которая считала его умершим. Позже основал фирму и разбогател. Когда отсудит у Джеральда еще и наследство, то вообще еще богаче станет.
     Фил был счастлив! «Я раньше, не зная, что дедушка жив, будто бы почувствовал, что именно он может нас спасти, и сказал тогда про подарок», - думал молодой человек. Он не верил своему счастью. Это было каким-то чудом, внезапным и волшебным спасением, воскресением умершего…! Все думали, что потеряли его много лет назад, а тут, оказывается, близкий человек не умер и вернулся, да и еще в такой сложный момент. Как освободитель, милосердный и добрый! Фил ненавидел Джеральда и был полностью на стороне деда. Во всех ссорах с дядей молодой человек считал правым себя и лишь только в одном раскаивался – в том, что не отлупил его сильнее. «Я еще свидетелем пойду!» - заявил он дедушке.
     Адриан был счастлив, что они приехали. Он очень скучал по ним. «Мы расстались еще на ранчо, а встретились здесь. Кто бы мог подумать?»… Но еще больше ему хотелось уйти с ними.
     Улучив подходящий момент, когда отец с Филом рассматривали картины, что были привезены из Европы, Фелиция вывела племянника во двор замка и спросила его, не желает ли он пойти с ней. Юноша ответил, что очень этого хочет, но это невозможно. Если он уйдет, то навредит господину Джеральду. Ему  сказали, что суд запретил им видеться, а если этот запрет будет нарушен, отца могут арестовать…
Тетушка сообщила, что не живет у него дома. Они сейчас в гостинице.
-  Так что, пошли!
      Тетя взяла его за руку прежде, чем тот успел что-то ответить и повела его к воротам. Они даже еще  не приблизиться к ним, как из окна замка сэр Гарольд крикнул им:
- Фелиция, вернись-ка! Мне надо с тобой поговорить.
       Пришлось им вернуться. Дочь пошла к отцу. Фил пришел в шок от поступка матери. Нет, он был не против, если бы «братишка» пошел с ними, но считал, что здесь тому будет лучше.
Сын Фелиции, конечно же, знал, что она  собиралась устроить сюрприз Даррену и своему племяннику, приведя последнего в отель,  но говорить об этому брату, юноша не мог. Поэтому он просто мягко отчитывал того:
- Адриаша, но тебя ведь только вызволили из этого ада. Не уходи от дедушки, - говорил он брату.
     Они ждали в коридоре. Младший кузен сидел на диванчике, старший нервно шагал перед ним, а до этого сидел рядом, но не выдержал и соскочил.
- Я и не собирался…не собирался к хозяину…
- Тебе моя мать сказала, что в гостинице живет? Так Джеральд туда припрется! Как пить дать – нарисуется! Послушай, не вини себя. Так получилось. Смирись с этим судом. Дедушка тебя очень любит. И ты его полюбишь, вот увидишь. Он очень хороший. И у тебя есть все права с Джеральдом не общаться, у тебя есть все права не хотеть его даже видеть, даже слышать о нем!
- Но, а как же прощение, родственные узы…? Это ведь нехорошо… Я тут в роскоши, как король, меня «Его Светлостью» называют, а он там страдает… Вряд ли я смогу стать ему ближе, чем был к папе…папе Даррену, но я постараюсь, насколько это возможно. Честное слово!
- «Честное слово»! Какой же ты еще ребенок! Джеральд – свинья, живодер и злодей, и нет ему прощения!
- Но я…больше, чем уверен, что он не отдавал таких приказов, это…это их… решение.
- Перевыполнили план, хочешь сказать? Может, им премию выдать? И как это ты «больше, чем уверен»? Тебя кто-то письменно заверил?
- Мне подсказывает сердце…
- Адриаша, солнышко ты мое! – воскликнул Фил и не нашелся, что еще сказать.
- В нем есть что-то… Поверьте мне…
- Есть! Согласен! Что-то такое неземное…
- Да! – обрадовался Адриан: наконец-то его кто-то понял.
- Потому-что на земле даже таких сволочей днем с огнем не сыщешь, только в аду. А ад, согласись, тоже подходит под категорию «неземного».
- Но почему же сразу «сволочь»…?
- Потому что… Почему ты не хочешь этого понять? Все же на твоих глазах было! Тебе ли объяснять? Да ты сам все лучше знаешь! Адриаша, радость моя, он тебе завидовал черной завистью, зеленел от злости, когда тебя кто-то хвалил….
- Завидовал? Мне? – удивился юноша, - Но как можно рабу завидовать?
- Он все может! Про него ходила слава по молодости, что он – бездельник, трус, дурак… А ты, значит, ангельски прекрасен, добр, и тебя все любят. Даже доктор Джонсон про него сказал: «вы красотой не блещете!».
- Я не знаю… Я уже ничего не понимаю…
- Адриаша, пойми, что…
- Адриан! – раздался голос дедушки, - Я хочу с тобой поговорить.
- Конечно.
- Идем, мой принц…

    Они вошли в кабинет. Солнце клонилось к закату, и на паркете появились кроваво-красные блики, тревожно шли часы с маятником. Дед подошел к столу и взял трубку.
-  Фелиция мне все рассказала, - обернулся он к внуку, -  Я знаю, что ты сказал ей, что не можешь уйти. Но меня огорчает то, что ты, может быть, чувствуешь себя тут пленником. Это не так. Просто так получилось.  Прости меня, если тебе так показалось – значит, я о чем-то не позаботился.
- Нет-нет, все хорошо, и я от всей души вам благодарен, просто мне ужасно жаль отца. Я бы не хотел быть причиной его страданий, или, чтобы он думал, будто б я предал его.
- Всю жизнь я борюсь, чтобы он что-то, не дай Бог, там не подумал, а тот все равно думает, да и вывернет еще все так, да и выскажет, что потом остается удивляться – столько нового про себя узнаешь. Но прошу тебя, потерпи, все это временно. Я целый мир готов положить к твоим стопам! Не беги к нему, не ищи с ним встреч – он этого не достоин, и суд запретил. Ты – свободный несовершеннолетний человек, меня временно назначили твоим опекуном. Я надеюсь, потом и навсегда им стать… Отпускать тебя туда я просто не имею права, потому что нарушу закон. Если ты убежишь, я буду виноват. Эта скотина в людском обличье понесет свое наказание!
- Но может, отец…невиновен? Он ведь не знал про вольные. Думал, что я действительно его раб… И не приказывал…все… все это, а просто эти…исполнители…перевыполнили план? 
       Гарольд рассмеялся:
- Тебе только адвокатом быть! Ты в это действительно веришь?
Юноша, доверчиво глядя на дедушку, по-детски невинным тоном ответил, что конечно. И кивнул несмело, как ребенок. Его локоны, что обрамляли прекрасное лицо, широко распахнутые, карие глаза... Он казался сущим дитя! Прекрасный, добрый, вроде взрослый, но в то же время глупый и наивный, как мальчик семи лет! Жестокосердный или просто плохо знающий его, мог бы назвать недоразвитым.
 Ах, как жаль стало Гарольду внука, но все же он ответил, что  многое отдал бы, чтобы это было так, чтобы Джеральд, и правда, был не причастен, что «работники просто перевыполнили план».  К сожалению… Увы! Увы, нет! «Адриаша, тебе трудно в это поверить, но…то, что с тобой сделали, все, абсолютно все, было по приказу твоего отца!» - сказал внуку сэр Гарольд, возведя глаза к потолку, словно к небу, дабы искать там ответы на мучившие его вопросы...   И даже… Его Светлость поделился странной информацией с юношей, рассказав, что там, в окрестностях поместья,  поползли слухи, что Джеральд – извращенец. И он винил Адриана в том, что  тот общался с Дарреном, вызывая этим у него ненормальную ревность. Винил, потому что люди из-за этой ревности, не зная, что юноша - его сын, стали подозревать, что хозяин влюбился в своего прекрасного раба и…и…домогается его. В порыве злости мерзавец отдал приказ палачам из большого дома «показать» красавцу-сыну, «кто такой настоящий извращенец, что такое настоящие домогательства». И поэтому один из братьев-зэков  целовал «провинившегося невольника». Адриан же папаше до конца верил, оправдывал его, говоря, что тот не приказывал, может быть, что они сами придумали.
-  Но, мой ангел, это уже не «воспитание», это уже ненормально! - закончил свой рассказ сэр Гарольд, - Про меня говорили, что я слишком строгий, даже временами жестокий отец, но, что-что, а до такого даже я не додумался!
- Откуда вы знаете про это? Я никому не рассказывал…
- Ты-то нет, а зэки мне за деньги все выложили. Я узнал, что от сына кто-то уволился, нашел их и все выспросил. Мне даже угрожать не пришлось: все сами рассказали, - он горько усмехнулся, -  Будто бы  своему старинному приятелю.
- Но если… если все было… по приказу, он же…мне жизнь сломал… - и Адриан закрыл лицо руками, - Как я буду с этим жить? Да и еще, зная, что все это случилось по одобрению отца?
     Гарольд подошел к нему и обнял его. Его теплые, добрые, родные, заботливые и очень бережные объятия. Внук прижался к деду и тихо заплакал на его груди.
-  Я помогу тебе это пережить, мой свет. Я всегда буду рядом…  Я понимаю… И прости меня, что я не смог оказаться рядом и спасти тебя. Умоляю, прости меня. Это я во всем виноват! Я его таким вырастил, воспитал… Мне следовало больше уделять ему внимания. В том, что Джеральд такая скотина, только моя вина целиком и полностью… И в том, что с тобой случилось, отчасти виноват и я.
- Передо мной ты ни в чем не виноват, дедушка….
- Если бы я не запретил ему с тобой общаться…!
- Он все равно не смог бы звать меня сыном, ведь было уже поздно – все думали, что мой отец другой человек.
- Тоже верно… Но пойти против всего мира ради своего сына… Даже я бы пошел! – сэр Гарольд еще сильнее прижал к себе внука, - Не плачь… Я с тобой….

     С этого момента все было кончено!  Джеральд мог попрощаться с мечтами вернуть доверие сына. Надежды не осталось… Все было кончено. Гарольд победил в этой битве….

http://www.proza.ru/2014/05/05/54


Рецензии
"Это было каким-то чудом, внезапным и волшебным спасением, воскресением умершего…! " - Да, возвращение дедушки точно словно чудо и спасение для Адриана!!! Тоже радуюсь! Но все же надеюсь на примирение всех.

Спасибо за увлекательную книгу, Мария! С искренним удовольствием читаю!!!!

С теплом от души,

Добра, радости и всех благ,

Ренсинк Татьяна   23.05.2015 21:29     Заявить о нарушении
Татьяна, от всего сердца благодарю Вас за добрые слова и прочтение! Мне очень важно Ваше мнение!
Когда писала, как Гарольд объявился, тоже очень радовалась :)

Вдохновения, счастья и прекрасного выходного!

с теплом и благодарностью,

Мария Шматченко   24.05.2015 16:26   Заявить о нарушении