Благослови меня на боль. Часть третья. Глава 6

Глава 6
А дома еще не знают…

    Дома все плакали, успокаивали друг друга, гадали, кем был тот мужчина, спорили и не могли прийти к общему мнению. Мистер Стюарт в тот вечер не пошел домой – он остался, чтобы поддержать семью, семью своей дочери. Все собрались в гостиной у камина, который, хотя на улице стояла теплая погода, зажгли, чтобы пение поленьев, хоть немного успокоило их. Конни, плача, произнесла:
- Надеюсь, ему не причинят вреда.
Томас предположил, не хочет ли кто-то требовать выкуп. Фелиция плакала, твердя, что это Господь их наказал, а ее муж ласково успокаивал, говоря, что это не Господь наказал, что это жулик объявился.  «Не плачь, дорогая, - ласково уговаривал супругу Даррен, - Мы обязательно найдем его. И Господь нам поможет». А она отвечала, что лишь бы знать, что с ним все хорошо, и у похитителей нет намерения причинить Адриану зло, - отвечала ему жена.
А Фил же настаивал, что все же нужно заявить в полицию. Дядя, греяя руки о горячую чашку, глядя на огонь в камине, на искорьки похожие на звездочки, возразил юноше, что не стоит этого делать, потому что, тогда  все всплывет, вплоть до пулевых ранений. А это еще и Мартина ввязывать. И все узнают, что Адриан не знал, кто его отец…
- Тогда что ты предлагаешь, дядя? Сидеть, сложа руки?!
Джерри ответил, что нужно подумать…
- Может, Фил прав? Ты и за доктором не хотел идти, - поддержала племянника Констанция.
- А что мы предъявим полиции? Приехал дедушка и увез внука? Они нас погонят поганой метлой. Семейные склоки будут разбирать? Поймите, люди не поймут, что это плохо. Со стороны все невинно и даже очень трогательно и мило.
- Но где доказательства, что это твой отец?
- Да он это! Я его и через сто лет узнаю из тысячи похожих! Быть настолько похожим, иметь такие привычки… ! А голос!
- Но дорогой, прошло столько лет! Ты мог его не узнать, память могла притупиться…
- Родного отца я бы узнал… Не знаю, каким чудом, но мне кажется, это он. Он на все способен… Тот еще змей! Если он, и правда, умер, а сейчас встал из могилы, я даже этому не удивлюсь!
- Если это, и правда, дедушка, то он сделал то, что я не смог – забрал его нахалом! Наглость города берет! И скажу я вам, в случае, если догадки наши верны, и это был дед, то правильно он сделал! –  неожиданно заявил Фил.
- Ты что такое говоришь?! – поразилась его мама.
- Правду говорю. Что думаю, то и говорю. Зато честно. И вообще, если это был дедушка, радоваться надо! Он жив! Все равно что воскрес! Мы думали, что он умер, а Господь его нам вернул!   
- Еще бы дедушка вернул нам Адриана, вообще хорошо было бы…  - мрачно произнес Джерри.
- А Адриан – вещь, что ли? Если это правдой окажется, я дедушку не брошу, поддержу его. Он один, сам того не ведая, думает так же, как и я. Я на его стороне!
     «А в гости приехал ко мне. Ну, и катись в таком случае к своему дедушке!», - подумал Джеральд, но вслух не сказал.
- Фил, что ты такое говоришь?! – возмутилась его мать, которой, должно быть, стало стыдно за сына.
- А ты была бы не рада, если бы твой отец оказался жив?
      И леди осознала, что была бы, и правда, рада.
- Ну, да… Это было бы чудо какое-то! Но он неправ, пойми… Воровать человека, который даже, может быть, и не узнал тебя, спустя столько лет…. Это некрасиво, согласись…
- Да, конечно, это чудо! – в разговор вступил Стюарт, - Но чудес таких не бывает! Мне кажется, это жулик был!
- А повестка в суд? Там его имя, подписи все… Откуда жулик почерк знает? – возразила Конни.
- Жулики такие бывают на свете! Всякие! Среди них гении встречаются… Если он целью задался, то что ему стоит почерк выучить, выяснить, какие у вашего отца были любимые выражения, какой была его жизнь, научиться подражать голосу…? Он вам такое наплетет в случае чего, не заметите, как поведетесь!
- Да? – в голосе Джерри прозвучала надежда.
- Конечно! А если это чудо случилось, радуйся – у тебя отец появился!
- Да, - поддержала его Эйлин, - Ты не представляешь, как это чудесно – обрести папу!
- Да он ж меня порвет, папа этот! Не представляю, что ему от Адриана надо, но думаю, у него в планах подпортить мне нервишки! А то и жизнь сломать!
- Если порвет, может, есть за что? – неожиданно спросила Фелиция.
- А то ты его не знаешь! Прицепится – не отвяжешься уже от него! Из-под земли достанет!

 ***


     Стол в столовой Гарольда был длинным, вдоль него стояли стулья с высокими спинками, выше сидящего на них человека. Дед и внук сидели во главах стола напротив друг друга, а стол был такой длинный, что нужно было говорить громче обычного, чтобы на другом конце тебя услышали. Повсюду лакеи, слуги, без которых и шагу ступить невозможно. Но так уважительно с Адрианом не обращался никто и никогда в жизни. Люди будто бы почитали его только за то, что он есть. За ужином внук хозяина всего этого великолепия почти ничего не ел. Первый раз за все свои восемнадцать лет он позволил себе демонстративный поступок, выходку… Правда, никто не обратил внимания на его «демонстрацию», и все решили, что Его Светлость просто не голоден. В молодом человеке все еще что-то оставалось от раба, и ему казалось, что его похитили у хозяина, и сейчас нужно доказать свою верность, ведь за «неверность» ему всегда попадало по полной программе. И еще Адриан беспокоился за тех, кто его любил – они, наверняка, в ужасе оттого что произошло, не знают, что с ним, и где он.
     После ужина Гарольд отпустил внука отдыхать. Было уже поздно. Слуги расстелили кровать. Перед сном дед пришел к нему. Побыл он недолго, так как считал, что юноше надо отдыхать. На прощение он обнял его и поцеловал в голову:
- Спокойно ночи. Не бойся. Назад пути нет. Ты больше не принадлежишь ему, и ничего он тебе не сделает.
      Дед будто бы прочитал его мысли.
- Спокойной ночи, - откликнулся Адриан.
     Он прошелся по комнате. Какая же красота! Но она нисколько его не радовала. Молодой человек присел на краешек кровати. «Они все говорят мне, что я не вещь, а человек, что больше не раб, но все равно делают со мной, что хотят. Хотят, делят между собой, хотят, воруют… » - внезапно подумалось ему. «Не буду спать!» - решил Адриан. Это был его самый первый самовольный поступок и самый глупый. Первый каприз, первая гордость, первая глупость. Сколько так просидел, юноша не знал: может, час, может, меньше, а может, больше, но сон, в конце концов, сморил его.  Он сам не заметил, как склонился поперек кровати прямо в одежде и уснул.


http://www.proza.ru/2014/04/21/1217


Рецензии
"Тот еще змей! Если он, и правда, умер, а сейчас встал из могилы, я даже этому не удивлюсь!" - какое отношение к родному отцу!!! ужас...

"говорят мне, что я не вещь, а человек, что больше не раб, но все равно делают со мной, что хотят" - вот точно! теперь и дедушка туда же! Скорее бы счастье, любовь, вот мне нетерпится!

спасибо, Мария!!!

с теплом души,

добра, удач и чудесных выходных,

Ренсинк Татьяна   23.05.2015 16:29     Заявить о нарушении
Татьяна, огромное спасибо от всей души! Счастлива Вам! Люблю и ценю Ваши отзывы. Слов не нахожу, чтобы выразить благодарность за то, что читаете!
Да, отношение у родному отцу у Джеральда ужасное. Он считает, что тот сломал ему жизнь, но мне кажется, все равно сын палку сильно перегнул.
Счастье к Адриану придет обязательно! Да, и дедушка, к сожалению, наверное, все-таки туда же... Хотя он уверен, что действует их лучших побуждений.

Всего самого радостного, доброго и прекрасных выходных!

с теплом и благодарностью,

Мария Шматченко   23.05.2015 20:30   Заявить о нарушении