Глава 7. В которой Брысь начинает действовать

Глава седьмая, в которой Брысь начинает действовать

Как только захлопнулась дверь, Саша достал наименее пострадавший от щенячьих зубов семейный фотоальбом и устроился на диване, поманив к себе Брыся и Мартина. Кот уткнулся в цветные карточки, а пёс принялся меланхолично жевать латексную утку, которой ему никак не удавалось перегрызть соблазнительно длинную шейку.

Увиденное и услышанное Брыся слегка разочаровало - кроме имени и отчества, Сашу с Александром Вторым связывало разве только небольшое внешнее сходство, когда Император был в его возрасте: худенькие плечики, торчащие лопатки да восторженный взгляд широко распахнутых глаз.

Родители мальчика преподавали: мама - игру на флейте в местной музыкальной школе, папа – историю в колледже. Наибольший интерес для искателя приключений представляла бабушка Александра Сергеевна (её назвали в честь Пушкина, а Сашу в честь неё) – мама Николая Павловича, так как она водила экскурсии по  Екатерининскому дворцу.

- А это мой прапрадедушка, Семён Николаевич, - Саша вынул из альбома пожелтевшую от времени фотографию, - он работал в реставрационной мастерской резчиком по камню, а потом погиб на фронте. Его семья отправилась в эвакуацию, в Новосибирск, но после войны вернулась, так что мы – старожилы города!

Брысь вгляделся в группу людей, замерших на фоне какой-то стены. Семён Николаевич был крайним слева, возле его ног белело расплывчатое пятно, очертаниями напоминающее кота.

Слова «фронт» и «эвакуация» Брысь не понял (жаль, Савельча нет рядом), а вот войну видел по телевизору, и даже от экранной душа пряталась в подушечки лап, а взрывы бомб вообще испытал на себе! Путешественник во времени тряхнул круглой головой, прогоняя воспоминания о том ужасном дне, когда погиб его венценосный хозяин и друг, а сам он едва выжил.

Ночью, отмурчав положенное количество минут на Сашиной постели, любитель тайн и загадок подкрался к Мартину, тихонько сопевшему на подстилке в углу детской, и пощекотал сухой горячий нос.

Пёс вскинулся, не сразу сообразив, кто его потревожил, а Брысь торопливо зашептал:

- Тише! Тише! Не разбуди никого, лопух ты этакий! Иди, ты мне нужен!

Озадаченный Мартин двинулся за новым приятелем в гостиную.

У книжного стеллажа гость из Эрмитажа остановился и, указав на толстый фолиант на самой верхней полке, по корешку которого вилась золотистая надпись «Большой Царскосельский дворец», приказал:

- Ну-ка, достань мне эту книжку!

Молодой пёс растерялся. С одной стороны, хотелось угодить умному и, судя по всему, много повидавшему коту, но, с другой, - ему категорически запрещалось трогать книги, в чём он окончательно убедился не так давно, после того как слопал том о каких-то художниках и Папа долго гонялся за ним по квартире со свёрнутой в рулон газетой.

Если только встать повыше и попробовать аккуратненько? Мартин взгромоздился на журнальный столик, опёрся левой передней лапой о стеллаж, а когтями правой – попытался выколупнуть фолиант.

Деревянные ножки, не выдержав непривычного веса, подломились, и пёс рухнул на пол, успев всё-таки зацепить нужную книжку, а остальные уж сами посыпались, вместе с полками. Разбуженная страшным грохотом семья в очередной раз (с момента появления в их квартире Мартина) порадовалась, что первый этаж и внизу нет соседей.

- Хватай! – скомандовал Брысь, и пёс с добычей в зубах бросился в детскую, прежде чем кто-либо успел увидеть причинённые ими разрушения.  Заговорщики сунули «Большой Царскосельский дворец» под собачью подстилку и свернулись на ней безобидными клубочками: серо-белым (поменьше) и серо-чёрным (значительно крупнее). Однако искатель приключений быстро сообразил, что их поведение выглядит странно (не могли же они «проспать» такой шум!), и парочка появилась в гостиной на мгновение позже Сашиных родителей. Округлив глаза, кот и пёс уставились на беспорядок. («А лопух-то оказался способным учеником!» – подумал довольный Брысь.)

Подозреваемые излучали неподдельное изумление воцарившимся в гостиной хаосом, и Лина робко предположила:

- Может быть, верхние полки не выдержали веса книг, ведь мы переставили на них несколько тяжёлых томов снизу?

Николай Павлович некоторое время пристально всматривался в Мартина и эрмитажного кота, но всё-таки купился на невинный вид питомцев и согласился с женой.

- Ладно. Завтра починю!

И все снова разошлись по спальням...

Продолжение: http://www.proza.ru/2014/04/16/182


Рецензии
"А лопух-то оказался способным учеником!"- подумал довольный Брысь.
Аха-ха! Вот и новый помощник Брысю!
Читаю с удовольствием.
Спасибо, Оля!

Анна Войт   07.07.2016 13:52     Заявить о нарушении
Спасибо, Анна! Рада, что Вам интересно!
С теплом!

Ольга Малышкина   07.07.2016 21:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.