Запрос на базу

Нам было одиноко на полузаброшенной станции и мы писали запрос за запросом на базу. Сколько времени прошло с тех пор, как мы здесь? Мы не помнили. Не хотели помнить.

Когда прохладный полумрак станции начал нас угнетать, мы сделали первый запрос. Попросили выслать нам весеннего тепла и лучистых ванн, дарованных жаркой солнечной печью где-то в сердце млечного пути. Хотелось согреться физически и душевно, почувствовать тепло снаружи и внутри, и с желанием этим бороться было бесполезно. Потому и написали.

Вскоре в ответ на наш запрос база выслала грузовой корабль. В нем мы обнаружили бушлаты, водку и радиаторы отопления. Помню, мы тогда безумно расхохотались в бессильном отчаянии. Мы им «дайте светлого весеннего тепла», а они нам бушлаты и водку, «а-ха-ха!».

Потом мы сформулировали новый запрос на базу: дайте нам любви человеческой, дайте сердечных драм! Всё, чем наполнена жизнь человеческая, проходит мимо нас на этой богом забытой станции. База обещала о нас заботиться, обеспечивать необходимым. Вот и обеспечь нас, база, любовью, весенними душевными терзаниями, что воспеты поэтами и романтиками!

Через какое-то время пришел очередной корабль, управляемой автоматической системой, с которой даже и поговорить никак нельзя. Раскрылся грузовой шлюз и нашему взору предстало прекрасное: несколько десятков резиновых женщин. Они были разными: блондинки и брюнетки, европейки и азиатки, стройные и пополнее… В коробках лежали всякие разные приспособления для «земной любви», любых фасонов и функций, никто не останется обделенным. Какие, блин, предусмотрительные!

Нас охватил истерический хохот. Мы им «любви дайте, мук душевных», а они: «вот вам резиновые бабы с причиндалами – выбирайте, мол, по ком муками душевными услаждаться». «Бха-ха-ха! Гениально!» От безудержного смеха слезы катились по нашим щекам и сводило животы. Успокоились нескоро.

Конечно, мы решили не оставлять попыток привнести в наш быт чего-то незамысловато человеческого. Того, что имеют обычные люди на обычной земле – согревающее солнечное тепло, любовь, душевные терзания, естественную красоту окружающего мира. Всё это казалось нам таким недоступным и далеким, что мы сходили с ума… Ведь, если разобраться, это всё, что нам нужно было для счастья. Ради этого мы готовы были отдать что угодно, хоть половину жизни на этой проклятой станции. Ведь такая жизнь вообще ничего не стоит! Она бесполезна и уныла.

Сели писать новый запрос: дайте нам счастья, дайте какой-нибудь радости, чтобы отрешиться от всего и погрузиться душой в океаны настоящих будоражащих эмоций!
Ждали не сказать, что долго. Прибыл очередной грузовой корабль и мы поплелись заглядывать в его благодетельное нутро, чтобы увидеть там присланное счастье и радость.
В отсеке оказались пакеты и упаковки с надписями «опиум», «кокаин», «ЛСД», «героин».
И на этот раз мы не рассмеялись. Мы расплакались.
Нам не нужны бушлаты и водка вместо весеннего тепла.
Мы не хотим резиновых женщин вместо настоящих чувств и любви.
Нам не надо наркотических полетов вместо естественного чувства счастья, пусть даже кратковременного, но настоящего.

Мы были в отчаянии. Пребывая в гнетущем стерильном одиночестве, мы решили делать на базу последний запрос. «База, забери нас отсюда» - написали мы и отправили байты нашего послания в путешествие по виртуальным средствам связи.
Через день к нам прибыл транспортный корабль. Мы встали напротив шлюза и заворожено наблюдали его медленное открытие. В отсеке стояла небольшая коробка без надписей. Мы удивленно переглянулись, и я пошел осматривать коробку. Повертел её в руках, взвесил, вышел к напарнику. Открыли. В коробке были две ампулы с надписью «цианид».

«Ну что, уходим со станции?» - тихо спросил меня напарник, вертя в руке ампулу.

Его ненормальное намерение «уйти со станции» таким страшным способом меня передернуло и даже как-то оживило. В жизни без событий, без надежд и будущего, возможно только одно настоящее событие, пробуждающее глубокие чувства и эмоции – это переживание предстоящего «ухода со станции». Я стоял и ощущал прилив мыслей, настоящих чего-то стоящих мыслей. Уже и не вспомню, когда такое было последний раз.

Я каждой частью онемевшей души погрузился в глубины феномена, называющегося «жизнь». Этот феномен моментально обрел самоценность безотносительно того, чем я его наполнял все эти годы. Нахлынувший прилив живой силы – сам по себе удивительный – не протестовал против немедленного «ухода со станции», но делал его более трагичным. Только сейчас мне стало понятно, от какого дара, от какого феномена я готов добровольно отказаться, выбросив на помойку безо всякой благодарности мирозданию, сотворившей это чудо. И я это чудо не оценил, не воспользовался им. Что ж…

Мои красочные размышления прервал напарник, который швырнул ампулу о железный корпус корабля. Та разлетелась на мельчайшие осколки, образовав на корпусе влажное пятно. Напарник, хохоча и размахивая руками, зашел в здание диспетчерской, пошумел там с минуту и вышел с бутылкой водки в одной руке и с резиновой дамой в другой. Он с ней разговаривал, что-то объяснял, подбадривал, обещал жениться… В смысле, с бутылкой разговаривал и обещал… Хм.
Я вышвырнул свою ампулу и молча пошел за ним.
Жизнь продолжается.
 
Иди к черту, база.

Продолжение от Эллы (http://www.proza.ru/avtor/cherry2000)

А в это время на Базе в стальном гаражном боксе один среди контейнеров сидел уже немолодой  небритый мужик. Бьерн. Седьмой месяц сидит, сменщика ждет... Вдруг из факса выползает лист... Бьерн бросается к аппарату, может начальство в Центре вспомнило о нем... Но нет... всего лишь запрос с дальней станции:
 
а) пришлите  весеннего тепла и лучистых ванн, дарованных жаркой солнечной печью где-то в сердце млечного пути.
Бьерн всей пятерней чешет заросшую щеку...

"Эк, заказец... С ума они там что ль посходили?... С жиру бесятся... сами уж не знают чего хотят..."
Оглядывается по сторонам, по контейнерам... хмыкает, берет складскую книгу учета.... водит по графам  заскорузлым прокуренным пальцем...  эх, жисть моя жестянка, и спросить некого... посоветоваться даже не с кем... А может?... хм... а что?... почему бы нет?
Отправил.

На следующий день сменщик так и не явился.

Факс снова ожил:
б) дайте нам любви человеческой, дайте сердечных драм! Всё, чем наполнена жизнь человеческая, проходит мимо нас на этой богом забытой станции.
Бьерн оглядел свою Базу и закрыл глаза...  тут же послышался женский смех, легкий топот босых ног, где-то вдали призывно зажурчал душ...  Бьерн мотнул головой, прогоняя наваждение,  и, взяв листок, отправился в путь между контейнерами... где-то у него был тут один, забытый...

На следующий день с той же станции пришел еще более странный запрос:
в)дайте нам счастья, дайте какой-нибудь радости, чтобы отрешиться от всего и погрузиться душой в океаны настоящих будоражащих эмоций!
Хммм... ничего себе! Тепла дал, любви дал, а им еще и океаны счастья подавай...  Хоть бы инвентарный номер какой прислали... И где этот чертов напарник в конце концов... Забыл, запил или забил?....

Бьерн отправился в дальний отсек, вход в который был только по особому коду.  Собрал на согнутый локоть коробочек, мешочков и ампул, прикинул - хватит на пару месяцев.
Отправил.

Сменщик так и не пришел. Бьерн взял мятые, замасленные листы последних запросов со станции, оторвал верхушку с ее логотипом,  загрузил их в факс и набрал номер Центра...   последний раз он проделывал эту процедуру  три месяца назад с запросами другой станции, на что получил в ответ посылками   все вышеперечисленное...
Факс снова ожил и выплюнул последний листок:
«База, забери нас отсюда»
 
Бьерн ждал этого листка. У него уже была готова посылочка, он лишь отодрал  наклейку со словом "База" из графы  "кому" в графу "от кого"...


Рецензии
))))))))))
Сейчас бы я добавила колориту, описаний всяких... НО! экспромт есть экспромт! Пусть все так и остается...)))
А правда, продолжения сами по себе меняют историю - от них уже не отмахнешься, не выкинешь и не забудешь?
Именно поэтому я так боюсь смотреть продолжения старых любимых фильмов. Ведь даже если хоть одним глазком глянешь, то уже не выкинешь из головы, что ничего у Жени Лукашина не выйдет, и Надя все равно выйдет замуж за Ипполита и вернется в Ленинград...
Продолжения - это такая... ответственность. Особенно перед другим автором.

Элла Гор   04.04.2014 12:48     Заявить о нарушении
Экспромт прекрасный вышел, очень сильно меня порадовал. Фактически - взгляд с другой стороны, что уже оборачивает историю другим боком, показывая невидимый ранее "терминатор".
Ведь, так или иначе, встает вопрос: "а что такое база"? Как она функционирует? Вроде бы видится сперва какая-то бездушная бюрократическая машина, которая всё воспринимает цинично и свысока. Но, вдруг, оказывается, что база - это такая же "станция", в которой такие же люди, которых мучают такие же вопросы.
И сколько таких "станций/баз" в цепочке? Им есть конец или они закольцованы? Любопытно это всё.

Вацлав Яньский   04.04.2014 12:59   Заявить о нарушении