Тяга к прекрасному

 Удобно устроившись на стареньком диване Инга читала ежедневную газету с объявлениями о работе. Не особенно на что-то рассчитывая девушка-студентка перелистывала одну страницу за другой, как вдруг взгляд голубых глаз Инги уперся в вакансию, которая ее крайне заинтересовала. Сердце девушки учащенно забилось от охватившего ее смятения. Текст объявления состоял всего из нескольких строк и гласил: «Известному художнику срочно требуется модель для позирования. Опыт работы не требуется. Звонить во второй половине дня». Инга посмотрела на часы и потянулась за своим мобильником. - «А чем черт не шутит», - легкомысленно произнесла она, набирая номер телефона указанный в заметке. Через несколько томительных секунд ожидания ей ответил властный женский голос. Женщина внимательно выслушала Ингу, после чего сообщила студентке адрес, где ее будут ждать не позднее семнадцати часов. Девушка вихрем подскочив с продавленного дивана, понеслась в душ, а потом стала перебирать свой небогатый гардероб. В конце концов она выбрала белое скромное платье, под которое одела кружевные трусики и тонкие капроновые колготки телесного цвета. Довольная конечным результатом, Инга вызвала такси. Спустя час девушка въезжала в кованые ворота большого загородного поместья. «Мне уже тут нравится», - взволнованно подумала Инга про себя. Перед домом был расположен работающий фонтан, а на крыше главного входа возвышалась скульптура сидящего на корточках чертенка, который задумчиво смотрел вниз и подпирал одной рукой подбородок.
 Дверь девушке открыла горничная. - «Следуйте, пожалуйста, за мной», - сказала она Инге. Минуя холл с готическими окнами, служанка провела гостью на третий этаж дома и оставила в комнате, велев подождать пока хозяин сам не позовет ее. Инга послушно присела на стул, достала из сумочки книгу Эриха Фромма, после чего углубилась в чтение, решив таким образом скоротать время. В комнате было очень тихо, но вдруг девушку привлекли звуки, что стали доноситься из соседнего кабинета. Там кто-то страстно постанывал, вскрикивал, а также слышалось ритмичное поскрипывание мебели. Смущенная Инга почувствовала, как невольно начинает сексуально возбуждаться. Она густо покраснела, но пальцы руки сами потянулись к набухающему клитору. Не в силах сдержаться, Инга запустила их в намокшие трусики и предалась мастурбации. Сверху за бесстыдством ничего не подозревающей девушки неотрывно следил объектив скрытой видеокамеры. Незнакомая обстановка и щекотливая ситуация добавили остроты ощущениям, поэтому она быстро кончила под звуки совокупления неизвестных любовников. Неожиданно шум прекратился, снова воцарилась тишина, а двери кабинета резко распахнулись, застав расслабленную девушку врасплох. К ней направлялся высокий худой мужчина в мягком персидском халате с длинными волосами, завязанными в конский хвост. - «А вот и моя юная модель!», - наигранно воскликнул он, обращаясь к Инге, - «Надеюсь вы тут не скучали, пока я искал вдохновение для творчества?». Художник галантно поцеловал девушке руку, которой она только что мастурбировала, - «Позвольте представиться. Меня зовут Себастьян Гросс, и я очень рад видеть вас у себя в доме». Они вместе прошли в светлый кабинет, оказавшийся одновременно и мастерской Художника. По размерам он был сопоставим с театральной сценой. - «Тут я творю свои шедевры», - сказал Себастьян. В углу кабинета студентка увидела широкую софу. По всей видимости именно она скрипела, решила про себя Инга. Художник вальяжно расположился в кресле и предложил девушке сделать тоже самое. - «Итак», - начал свою речь Себастьян, - «Не буду лукавить и сразу скажу, что вы мне понравились с первого взгляда. Именно такой типаж я и искал. Если вы согласитесь на мои условия, то вам предстоит позировать для картины, которую заказал один богатый банкир, но имени его я раскрывать не имею права». Девушка с любопытством рассматривала оригинальный мольберт Художника. - «А какой сюжет у этой картины или, наверно, правильней, что на ней будет изображено? И еще, сколько мне заплатят?», - спросила Инга. Выдержав паузу, Себастьян закурил толстую сигару, - «За свою работу вы получите десять тысяч евро», - небрежным тоном сообщил он ошарашенной девушке, - «Что же касается сюжета картины, то заказчик хочет, чтобы на ней было изображено как молодая развратная стерва душит возлюбленного своим влагалищем». Инга пыталась сохранять внешнее спокойствие, хотя в ее голове мелькали самые разные мысли. - «В качестве аванса вы получите тысячу евро прямо сейчас», - добавил Художник и вытащил из кармана халата, перетянутую резинкой, пачку денежных купюр. - «От вас требуется только согласие, а также соблюдение полной конфиденциальности». Если до этого момента девушку еще мучили какие-то сомнения, то при виде реальных денег она окончательно сдалась. - «Я согласна!», - жарко выдохнула Инга. - «За это надо выпить», - провозгласил коварный Искуситель, доставая  из столика рядом с креслом пару бокалов и бутылку французского вина, - «Кстати, вашим партнером будет один очень симпатичный молодой человек. Он должен скоро подойти». Девушка пригубила вино, не сводя жадного взгляда с тысячи евро. Инга не заметила, как тяжелая штора у дальнего окна шевельнулась и из-за нее показалась грациозная женщина в черном обтягивающем платье. Стук высоких каблучков по паркету, заставил студентку перевести глаза на незнакомку. Женщина загадочно улыбнулась Инге, встав за спинкой кресла Художника, - «Мой Дорогой, познакомь нас скорей». По голосу незнакомки, Инга поняла, что это та женщина, которая говорила с ней по телефону. - «Вот совершенная натурщица для новой картины», - сказал Себастьян, показывая на Ингу, - «А это моя любимая Вдохновительница, моя Муза, моя Эргана, моя Минерва!». Он притянул за руку женщину к себе и посадил на колени. - «Зовите меня просто Элеонора», - доброжелательно обратилась дама в черном к девушке. Инстинктивно  Инга ощутила исходящую от женщины потенциальную угрозу, но не придала своей интуиции значения.
 После того, как завязалась неформальная беседа, в дверь постучали и в кабинет вошел будущий партнер Инги, красивый парень с именем Виктор. Молодых людей представили друг другу. - «Коли все формальности улажены, мы можем прямо завтра приступить к рисованию, но сначала я хочу, чтобы вы оба разделись», - повелительно произнес Себастьян,
- «Я должен оценить ваши обнаженные тела». Пока Инга и Виктор снимали с себя одежду, Элеонора засунула руку в щель халата между пуговицами, начав ласкать набухший пенис Художника. Девушка разделась первой, рядом с ней встал голый Виктор. - «Вы прекрасны!», - вскрикнул Себастьян, - «Элеонора, ты только посмотри какая упругая грудь, какие стройные ноги у девушки, а посмотри какой длинный член и мощные мышцы у парня! Просто феноменально!». Любовница Себастьяна тоже скользила похотливым взором по прелестям  обнаженной парочки. - «Дорогой, они идеально нам подходят», - вынесла свой вердикт Элеонора. Поздно ночью ребят, наконец, отпустили и Виктор, у которого была своя машина, довез девушку до самого дома.
 На следующий день чистый холст был помещен на мольберт и Себастьян, представляя себя великим испанским художником, начал делать первый набросок картины. Перед ним расположились нагие позирующие модели. Элеонора для пущего антуража привязала веревкой руки и ноги Виктора к, заранее привинченным, металлическим кольцам в полу, объяснив это тем, что жертва обязана испытывать безысходность своего положения. Инге приказали сосать член парня, одновременно лаская себя, а потом сесть тому на лицо своим лоном, зажав голову Виктора бедрами. - «Души его, Потаскуха! И делай это по-настоящему!», - распаленно вопил Себастьян, делая кистью отточенные мазки. Девушке разрешали отодвинуться от лица Виктора только тогда, когда парень начинал пугающе хрипеть, а по его телу прокатывались первые конвульсии. Так продолжалось около месяца, однако все изменилось в один из обычных вечеров. Как всегда Инга душила Виктора горячим влагалищем, Себастьян одержимо рисовал, заканчивая картину, а Элеонора контролировала весь процесс. Доведя жертву до полуобморочного состояния, девушка привычно хотела дать Виктору вдохнуть воздуха, но, стоящая рядом Мегера внезапно зло заорала, - «Не отпускай, поганого Ублюдка! Задуши его до конца, Сука! Я хочу, чтобы он сдох!». Инга со страхом посмотрела на Элеонору, в тот же миг получив от нее звонкую пощечину. - «Я сказала задуши это мерзкое отродье, тупая Тварь!». Разъяренная женщина схватила девушку за волосы, но та вырвалась, оставив в сжатых пальцах Садистки клок выдранных волос. Пока шла борьба, Виктор получил передышку и шумно дышал, пытаясь высвободить запястья из веревок. Инга без оглядки добежала до двери мастерской и получила удар настольной статуэткой по затылку. Она рухнула на пол, временно потеряв контроль над своим телом. - «Никуда ты отсюда сегодня не уйдешь, Малышка!», - заявила девушке Элеонора, отбрасывая  в сторону окровавленную статуэтку. - «Я займусь тобой позже». Она приблизилась к беспомощному Виктору. В каждом движении роковой женщины таилась агрессия, наполненная силой власти и доминирования. - «Прошу не надо. Отпустите меня, пожалуйста», - жалобно заскулил Натурщик. Элеонора нависла над обреченной жертвой. - «Не суетись, Мотылек. Впереди все самое приятное. Я держу твою жизнь в своих руках, Сучонок. Ты знаешь, что я могу задушить тебя в любую секунду, но я не хочу, чтобы ты сразу задохнулся. Я буду душить тебя медленно, наслаждаясь твоими страданиями». Душительница изящно сняла с себя тонкие колготки, следом за ними на пол упали черные трусики. Между тем, Себастьян, добавляющий финальные штрихи к уже практически готовой картине,  с восторгом наблюдал за разворачивающейся перед ним трагической сценой. Художник испытывал удовольствие от успеха своего замысла и пытался прочесть выражение отчаяния на лице жертвы. Элеонора нежно провела длинными пальчиками босой ступни по обнаженной груди Виктора, а затем решительно опустилась на парня, захватив его голову в капкан крепких бедер. Натурщик глухо завыл, из последних сил пытаясь сопротивляться. Тогда Изуверка плотно прижала изнывающее лоно к, искаженному гримасой ужаса, лицу паренька, присосавшись к нему, как голодная пиявка. - «Я задушу тебя, Выродок! Ты сдохнешь подо мной, никчемный кусок мяса. Это мое окончательное вознаграждение». В течение короткого мгновения Элеонора переживала неописуемое чувство. Ее возбужденное до предела влагалище улавливало импульсы того, как тело жертвы расставалось с душой. Виктор хрипел, корчился, агонизировал и неминуемо приближался к смерти. - «Господи, как хорошо! Сдохни, сдохни, сдохни...», - стонала в исступлении Элеонора. Жестокие конвульсии, которые стали сотрясать тело Виктора, послужили заключительным аккордом убийства. Организм парня не выдержал мучений причиняемых асфиксией и молодой человек скончался, даря Элеоноре сексуальное блаженство, а с ее губ сорвался вопль удовлетворения. - «Дорогая, ты сводишь меня с ума. Мне осталось совсем чуть-чуть и мой шедевр будет завершен, но я хочу трахнуть тебя, пока твоя сладкая киска не остыла», - выскочил из-за мольберта раскрасневшийся Себастьян, - «То, что я сейчас увидел, привело меня в дикое возбуждение. Мой член стоит колом». Художник подхватил Любовницу и перенес ее на софу. Там они занялись сумасшедшим сексом, яростно лаская друг друга. - «Выеби меня как продажную шлюху!», - голос Элеоноры напоминал животное рычание. Инга, сжавшаяся у порога мастерской, шевельнулась. Участь девушки тоже была предрешена и, поэтому она решила использовать единственный удобный шанс, чтобы сбежать. Однако, когда она тихонько дернула ручку двери, та оказалась заперта. «Я погибла», - подумала Инга. Страх парализовал ее волю. Тем временем, фрикции Себастьяна достигли своей кульминации и он залил вязкой спермой смертоносное влагалище Элеоноры. - «Ты моя Богиня!», - кончая, выкрикнул Художник. «Банши» с улыбкой поцеловала Себастьяна. - «Картина! Ты должен сделать ее совершенной! Я думаю, тебя вдохновит смерть Натурщицы. Я задушу ее для тебя!», - проговорила женщина, указывая любовнику на полотно. Себастьян покорно возвратился к мольберту, а Элеонора, подхватив колготки, подошла к Инге. Девушка не могла смотреть на Душительницу без содрогания. В один момент, колготки в руках Элеоноры превратились в капроновую удавку, которую она стремительно набросила на шею студентки. - «Я задушу тебя, дрянная девчонка, а после, засуну в твою жопу девять тысяч евро!», - захохотала Госпожа. Сильным рывком Элеонора опрокинула Ингу на живот, сама оказавшись сверху. Женщина уперлась коленями в спину жертвы, туго затягивая петлю на худеньком горле девушки. Инга слабо захрипела. Ее миловидное личико побагровело, глаза чудовищно вытаращились и язык начал вываливаться изо рта. - «Рисуй же, пока эта Сука еще жива!», - свирепо приказала Элеонора. Кровь жертвы перестала насыщаться кислородом, ее телом завладели неконтролируемые конвульсии переходящие в длительную агонию.
- «Я вижу маску смерти на ее лице, и она прекрасна!», - воскликнул Себастьян, используя всю палитру цветов для создания шедевра. Он успел нанести на холст заключительные штрихи до того, как Инга перестала что-либо чувствовать, а свет в голубых глазах девушки погас навсегда. Элеонора, ненасытная как римская Мессалина, с огорчением отпустила труп Натурщицы. - «На этот раз я превзошел самого себя!», - произнес Художник, не скрывая эмоций. Вскоре, к нему присоединилась его Муза, обвив сзади руками, и покрывая дразнящими поцелуями шею Себастьяна. - «Давай отметим столь знаменательное событие», - проворковала она, - «Твое гениальное творение достойно бутылки «Шато Латур» тридцатилетней выдержки. Я  специально захватила ее сегодня с собой». Женщина прошла к креслу, где находился домашний халат Художника и извлекла из-под него бутылку вина, заодно незаметно вытянув пояс халата. Любовники устроились прямо на полу рядом с остывающими телами мертвецов. - «Я предлагаю тост за заказчика картины!», - обратился Себастьян к Элеоноре, - «Благодаря ему, мы имеем повод для праздника». Парочка чокнулась бокалами, и Себастьян тремя большими глотками осушил свой. Почти сразу он ощутил легкое головокружение и дезориентацию. - «Что за дерьмо было в этом вине?», - заплетающимся языком, поинтересовался Художник. Сидящая напротив Элеонора, с любопытством ученого, наблюдала за реакцией организма Себастьяна на сильнодействующий лекарственный препарат, которое она загодя подсыпала в спиртное. - «Я добавила в него для вкуса кое-какой порошочек», - цинично ответила Душительница, - «Тебе надо расслабиться, Дорогой». Себастьян попытался встать, но тут же рухнул обратно. Вялые ноги не слушались его. - «Видишь ли», - начала свою неторопливую речь Элеонора, - «Все, что произошло сегодня в этой мастерской и еще произойдет с тобой, было тщательно спланировано, а режиссером всего действа и тайным кукловодом является тот самый заказчик-банкир. Его зовут Эдгар». Душительница демонстративно выплеснула вино из своего бокала, а затем продолжила, - «Или ты думаешь, что наша встреча два месяца назад оказалась случайной? Именно Эдгар подослал меня к тебе - тупому идиоту, который принял все за чистую монету. Остальное прошло еще проще. Моя фальшивая любовь затмила твой разум. Даже камеры в этом доме перенастроены таким образом, что передают видеосигнал прямо на его компьютер». Стараясь не слушать исповедь Дьяволицы, практически парализованный Себастьян пытался заползти под кресло. Элеонора повертела в руках поясом халата. - «Ты нарисовал для Эдгара гениальную картину со сценой удушения и на этом твоя миссия выполнена. Живой отсюда, вместе с картиной, уйду только я, а тебя я задушу поясом от твоего же собственного халата! Впрочем, довольно слов». Женщина подтащила за ноги к себе, орущего благим матом, Себастьяна, - «Иди ко мне, мой милый. Тебе пора отправляться в неизведанное». Ловким приемом она закрутила пояс вокруг шеи Художника, перетягивая дыхательные пути. - «Хвать вопить, Недоносок! И не стоит цепляться за жизнь. Она ведь по сути бессмысленна, поэтому прими свою участь с благодарностью».  Себастьян, пребывая на грани потери сознания, бешено дергал головой из стороны в сторону. Его лицо исказилось безобразной гримасой, он надрывно хрипел и корчился в петле удавки. - «Сдохни, Тварь! Доставь мне удовольствие!». По мышцам умирающего Себастьяна прошла дрожь, после чего тело задушенного Художника обмякло. Смерть мужчины совпала с оргазмом, потрясшим Элеонору. - «Эдгар, спасибо тебе за такой чудесный подарок!», - еле слышно прошептала она. - «Я в раю». Элеонора закрыла глаза и с минуту неподвижно лежала на трупе, но вдруг громко зазвонил ее мобильный телефон, так что женщине пришлось нажать на кнопку ответа. - «Я все видел на мониторе. Моя Элеонора, ты зародила в моей душе тягу к прекрасному», - раздался из динамика голос Эдгара, - «Когда ты душила всех троих, я представлял себя на месте каждого из них, а когда ты задушила озабоченного Художника, я кончил. Признаюсь, я ревновал тебя к нему». - «Я рада, что тебе понравилось. Наше сотрудничество идет нам обоим на пользу». Утомленная Элеонора, прижав мобильник к уху, подошла к мольберту, с благоговейным трепетом взирая на полотно гениального мастера. - «Эта картина бесценна», - продолжил Банкир, - «Осторожно упакуй ее в тубус и завтра доставь мне. Я повешу шедевр Себастьяна в спальне над кроватью».
 Приказ руководителя она незамедлительно выполнила. Переступая через покойников, Элеонора собрала свои вещи. По возвращению к Эдгару ей предстояла пластическая операция по изменению внешности. Элеоноре необходимо было срочно исчезнуть, чтобы возродиться под другим обликом и с новыми документами. Уже выходя из мастерской, женщина кое-что вспомнила и вернулась назад. Она стянула золотой перстень с пальца Себастьяна. - «Сувенир на долгую память о тебе», - пояснила Элеонора равнодушному мертвецу. Закинув тубус с картиной на плечо, дьявольская женщина покинула поместье знаменитого Художника. Такси отвезло ее в аэропорт и через полчаса Элеонора вылетела междугородним рейсом в столицу.
 Погруженная в приятные раздумья, Элеонора мечтательно глядела на, окрашенные закатом, облака через стекло иллюминатора. «Я задушу и тебя Эдгар, но только когда придет время! Ты тоже скоро станешь моей жертвой», - подумала про себя счастливая Муза и уснула глубоким сном.

               
                15.03.2014


Рецензии
Кровожадная, какая-то получилась Ваша Элеонора.

Александр Орешкин   19.04.2015 08:19     Заявить о нарушении