О чем поет ветер

***
"Море... Как ты величественно!.. Величие… Всегда ли оно  прекрасно, красиво? Наверное, нет. Так часто величие бывает  ужасным, пугающим своей мощью… Но в этом всегда есть что-то такое …",- старик на минуту остановился, подбирая нужное слово. Как будто мысли бежали где-то позади, а он хотел, чтобы они его догнали.
"…что-то такое завораживающее. Да, именно – завораживающее",- обрадовался он тому, что нужное слово нашлось...
День умирал. Старик поежился. Холодало. Ветер настойчиво давал понять, что намерен сегодня ночью разгуляться , намерен устроить вечеринку, чтобы оторваться так, как давно не отрывался.
"Похоже, будет шторм,– продолжил  старик  разговор с самим собой.- Пора идти домой. На сегодня хватит прогулок. Да и она заждалась..."
 
***
Он жил на краю рыбацкого поселка. На самом краю. Из окон небольшого дома, который  был куплен  у одного рыбака,  видно море - такое разное - то ласковое, то сварливое, то просто злобное. Таким оно бывало в дни, когда ветер сходил с ума.
Вот и теперь, похоже, у этого вечного бродяги, прилетевшего из-за гор, настроение - не очень.
Старик поспешил домой, чтобы закрыть ставни. Так он всегда встречал стихию. Войдя в дом, отыскал свечи и положил на стол: приготовил на всякий случай. В поселке было электричество, но во время урагана провода обычно обрывались, и приходилось довольствоваться тусклым светом от свечи.
Затопил камин. Стало гораздо уютнее. С фотографии, что висела в рамочке на стене, улыбалось милое женское лицо. Обычное лицо. Это было ее лицо…
Старик снял портрет со стены и поставил на стол. Так он делал всегда, когда хотел поговорить с ней.
Эта фотография, собственно, все, что  осталось от нее. Фотография и еще ...книги. Но это уже отдельная история…
В такие вечера, когда за окном бушевала непогода и нельзя было выйти на улицу, когда приходилось скрываться в доме от стихии , он еще сильнее, чем обычно, чувствовал ее присутствие. Ему казалось, что она сидит за столом, что-то говорит, смеется, доказывает, смотрит на него... Как будто она  здесь и никогда не исчезала из его жизни.
Рядом с фотографией поставил кувшин с вином. Оно было припасено  на случаи  приступа одиночества . Нарезал огромный апельсин. Все, как тогда. Разве что апельсин теперь был один, а тогда -  целая сумка. Но это сейчас было не столь важно…
Как тогда… Сколько же лет прошло с того «как тогда»? Старик боялся признаться себе, сколько именно. Он не хотел верить в то, что находится здесь, на краю мира, куда приехал, казалось, на время,  вот уже  три  десятилетия.
"Ну, что!– обратился он  к женщине на фотографии.- Давай, согреемся! Что-то я совсем продрог. Старею. А ты не меняешься, тебя время не трогает…"
Он сделал глоток вина и продолжил: "Знаешь, я снова и снова возвращаюсь  в тот день, когда встретил тебя. Эта встреча, по сути,  изменила всю мою жизнь. Я ведь  был совсем другим. Не таким, как теперь. Иногда кажется, что в моем теле жил совершенно другой человек- человек с  другими взглядами на жизнь, с другими вкусами, с другими желаниями. Даже не верится, что я был богат. Свой бизнес, хорошая квартира в столице, дорогая машина, самые красивые девушки. Все это было, но исчезло в один миг. Или почти в один миг…"
 Старик закурил и закашлялся. Через минуту продолжил: "А ведь я отказался от всего этого сам. И ради чего? Ради того, чтобы быть с тобой... Быть с тобой или просто верить в то, что я с тобой."
Он перевел взгляд на свечу. Парафиновые слезы медленно стекали по стройному телу. Свеча напоминала  о том, как короток век всего, что существует в этом мире.
"Сожалею  ли я, что все так получилось, что жизнь прошла так, как прошла, а не иначе…Я ведь много раз задавал себе этот вопрос. Но вернуться назад нельзя: это дорога с односторонним движением. Видимо, такова моя судьба. На пешеходной зебре ты была такой беспомощной, нелепой, когда собирала рассыпавшиеся по дороге апельсины. Все ехали и давили оранжевые шарики, и только я остановился и  стал собирать их… Ну, не смог я, как все, проехать по живому.
Потом подвез тебя до дома. Донес сумку с этими злосчастными апельсинами до квартиры. Разумеется, зашел на чай. Почему не уехал сразу, до сих пор остается загадкой. Наверное, у меня было свободное время, наверное, никуда не спешил. А может, было одиноко в тот момент. Или еще что-то… А может, уже тогда почувствовал какое-то притяжение. Уже точно и не помню…,"-продолжал вспоминать старик.
А ветер все выл, как будто выполнял какую-то программу по устрашению местного населения. Старик плеснул немного красного нектара в пустой стакан, стоявший на столе, и положил на него кусочек хлеба. Так принято.
Потом снова обратился к женщине на фотографии: "Ну, зашел, занес сумку с апельсинами, увидел, сколько в квартире книг, что-то спросил по этому поводу… А потом? Ты стала рассказывать, что эту библиотеку начал собирать еще дед, потом продолжил отец, что здесь много редких и старинных книг. Если честно, я ведь тогда заинтересовался именно этим. Заинтересовался книгами. Именно книгами. Стал их рассматривать, даже взял какой-то томик с полки и стал листать".
Ему показалось, что женщина на фотографии улыбнулась в ответ.
"Ты улыбаешься? Какая все-таки у тебя милая улыбка",- он провел рукой по глянцевой поверхности: стер пыль.
"О чем мы  болтали в тот вечер?.. Помнишь? Обо всем на свете... Так, словно знали друг друга всю жизнь. Бывает же такое: встретишь человека, вот так, на улице, совершенно чужого, совершенно из другого мира, и вдруг выясняется, что у тебя с ним есть что-то общее, и ты сам удивляешься, откуда только оно взялось. Что у нас могло быть общего? В тот момент - только книги. Не знаю, по каким критериям небеса сводят людей, но уходить мне тогда не хотелось. Я искал повода остаться и этим поводом были книги...Или мне так казалось, что - книги... Точно знаю, если бы мне кто-то накануне сказал, что я проведу ночь с таким существом - в линзах толщиной в палец, с существом  в  выцветшем платье в цветочек и с косой, как у школьницы, не поверил бы. Даже моя машина привыкла  к самым красивым девушкам. А тут – ты!"
Старик осекся: "Прости за такие откровения. Но я был плутом, признаю. У меня было много женщин, слишком много".
Поправив сгорбившуюся свечу, продолжил: "Помнишь, как я хвалился своими достижениями? А ты только улыбалась. А потом сказала, что так жить, как живу я - в вечной погоне за успехом, достатком и удачей- нельзя. Что это не жизнь. Что жить – это значит наслаждаться жизнью. Жить - это замечать смену времен года, что небо меняет цвет, как минимум, два раза на дню, что цветы умеют улыбаться в ответ, если ты улыбаешься им… А я тогда стал спорить: пытался доказать, что ты отстала от жизни, что так в нашем мире не проживешь, что погибнешь: затопчут… Но ты стояла на своем… Переспорить тебя было невозможно".
Старик затушил окурок и похоронил его в груде других окурков – в стеклянной пепельнице, которая напоминала братское кладбище для закончивших свою жизнь сигарет.
"А ведь я не сразу заметил, что ты хороша собой. Удивительно хороша. Когда ты сняла очки, оказалось, что под ними прятались такие красивые зеленые глаза. И кожа…Удивительно чистая, белая, как у младенца. И ни капли косметики. Надо же! Я и не знал, что женщина может быть такой красивой без косметики! Вот в этот момент меня интересовали уже не только книги, но и ты сама...
 А потом наступило утро. Я проснулся на диване и обнаружил, что тебя нет. Видимо, ушла на работу, в свою библиотеку. На столике лежал ключ и записка, что это мне, и что я могу приходить и брать книги, когда захочу. А у меня гудела голова. И первой мыслью было то, что я впервые провел ночь с женщиной, но не переспал с ней. Для меня это было позором, потерей квалификации. Представляешь, моя голова была занята такими глупостями? Решил, что надо уносить отсюда поскорее ноги и забыть всю эту историю с апельсинами и книгами.
Ты не знаешь, а я ведь убегал, как побитый пес. Но ключик все-таки прихватил. До сих пор не могу объяснить, почему. Наверное, это давняя привычка брать , если дают. Разумеется, никому не рассказал о том, где и как провел ночь: засмеяли бы,"- старик вздохнул.
Встал из-за стола и подошел к дивану, где обычно спал. Поправил подушку, поставил ее на ребро. Прилег… По комнате танцевали тени, казалось, что они шептались о чем –то. Старик прислушался: ветер еще злился, до утра он точно не уймется.
Подложив под голову руки, сложенные замком, он снова нырнул в океан своих воспоминаний:
"На следующий  день после работы я, разумеется, не воспользовался ключом. И мысли такой не было. О твоих зеленых глазах я даже и не вспомнил. Поехал с какой-то очередной девицей в ресторан. Вроде, все было как всегда. Но спутница  меня почему-то раздражала. Я тогда и не понимал, в чем дело. Не понял этого и на следующий день…
Это я потом поймал себя на мысли, что все вдруг стало мне видеться в другом свете, будто я смотрел под другим углом.  Стало куда-то тянуть прочь из офиса, из своей упакованной квартиры. Появилось чувство безысходности, бесполезности...Но я не мог понять причину этих перемен...
И только через три дня вдруг ужасно захотелось увидеть тебя. Или захотелось полистать твои книжки. Какое желание было первым, не помню. А может, эти две мысли пришли одновременно? Сам не знаю, что произошло. Поехал, открыл дверь своим ключом, вошел. Дома никого не оказалось, кроме тишины и покоя. Стал ждать: был уверен, что ты еще не пришла с работы. Ждал  и читал... Читал и ждал...Просидел до ночи, но так и не дождался. На следующий день после работы снова приехал и снова никого не застал. Остался ночевать в надежде, что должна же ты хоть когда-то прийти с работы. Полночи что-то читал. Утром обнаружил, что тебя так и не было".
Тут старик смахнул слезу. Каждый раз, когда в своих воспоминаниях он приближался к развязке, слезы начинали атаковать его.
"Теперь уже было понятно, что человек пропал, как сквозь землю провалился. Надо было что-то делать, разыскивать. Абсурд! Я вдруг обнаружил, что не знаю, как зовут хозяйку квартиры, и в какой именно библиотеке ты работаешь.
 Стал рыться в шкафу- хотел найти хоть какие-то документы. Но не так просто отыскать вещь в чужой квартире. Наверное, они , документы, прятались от меня.
 Я не знал, что делать. Помню, даже,  что поймал себя на мысли, не приснилась ли ты мне...
 Но в тот момент, когда я уже собирался уходить, стоявший на столике в прихожей телефон подал признаки жизни.  Какая-то женщина спрашивала Люду, и почему она не появляется на работе. Так я узнал, как тебя зовут…
 А уже через полчаса я был в библиотеке. Представился твоим женихом и сказал, что тоже очень бы хотел знать, куда ты пропала. Вместе с той женщиной  мы стали обзванивать морги и больницы - первое, что пришло в голову",- тут старик поперхнулся, закашлялся.
"Надо бросать курить. В который раз обещаю себе это, но все не получается бросить",- пожаловался он.
И потом продолжил: "Когда я узнал, что тебя больше нет, что тебя сбила машина, я помню, что мне было очень плохо.  Внутри что-то защемило, стало царапаться. Я вдруг ощутил, что у меня внутри что-то или кто-то есть. И это существо живое...Оно болит , плачет и скучает.
Я ходил по улицам и ненавидел все машины, что мчатся по городу. Мне в каждой из них виделся монстр. Скорее всего, твое плохое зрение стало причиной того, что ты не заметила летящей машины. Или ты опять что-то рассыпала, или споткнулась и упала на дороге. Или еще что-то… Я тысячи раз потом укорял себя, что не сразу приехал к тебе, что оставил  одну в этом мире".
Слезы теперь катились из глаз водопадом. Старик не успевал смахивать их. Он плакал, как ребенок, как мальчишка, будто это могло помочь ему вернуть то, что не подвластно вернуть никому. Но он не сдерживал их: ему нужно было выплакаться. Внутри столько всего накопилось, что иногда он позволял себе такие вот вечера воспоминаний.
"Я пытался жить своей обычной жизнью, но у меня это перестало получаться. Ты что-то сделала со мной. Я повсюду слышал твой голос, твой смех. Если  что-то делал, мне казалось, что ты стоишь рядом и что-то советуешь, ругаешь или хвалишь.  Стал беседовать с тобой… Своих прежних подружек, с которыми обычно проводил время, больше не хотелось видеть. Я будто прозрел: увидел, как они глупы и пусты, как они далеки от тебя, как мелки и ничтожны их интересы…
Потом с головой ушел в книги. Стал читать запоем. Нашел твои дневники, где ты делилась своими мыслями о прочитанном.  Выискивал те книги, которые ты обсуждала, читал в первую очередь именно их и сравнивал свои чувства и эмоции от прочитанного с твоими. Моя жизнь полностью изменилась. В ней теперь были только ты и книги. Книги и ты.   Меня стал тяготить мой прежний образ жизни. В свою  квартиру возвращаться не хотелось. Я стал жить у тебя теперь уже постоянно.  Потом объявилась какая-то дальняя родственница твоих родителей и попросила  освободить жилплощадь. И я уехал. Уехал вместе с книгами и твоей фотографией. Больше  ничего не взял",- продолжал рассказывать старик.
Потом прислушался: ветер еще не угомонился. Казалось, что он распевается, как оперный певец перед концертом. Поцеловав глянцевое изображение женщины, старик продолжил:
"А потом я продал все свое имущество, вложил большую часть денег в банк, а другую, гораздо меньшую, потратил на покупку этого дома. А дальше ты и сама все знаешь, ведь ты здесь все время со мной. Я постоянно тебе рассказываю о своей жизни. Каждое утро  желаю тебе доброго дня, а вечером спокойной ночи… В деревне все считают меня чокнутым, но те, кто читал  мои книги – другого мнения. Говорят, что они   могут остаться  в веках. Я, конечно, не столь высокого мнения о своих творениях. Но приятно, что так говорят.  Значит, я не зря прожил эту жизнь. Значит, я все-таки научился жить… И этому меня научила ты... Кем бы я был без тебя?"
Свеча догорала. Вино заканчивалось. Апельсиновые корки ютились на тарелке цвета утреннего  неба. Старик пожелал женщине на фотографии спокойной ночи и погрузился в бездну сна.
А ветер за окнами, казалось, почувствовал, что старик уснул, и запел  колыбельную. Может быть, в этой  песне он рассказывал старику историю своей жизни и своей несчастной любви  в ответ на его откровения. Может быть... Просто людям не дано понять, о чем поет ветер…
13.03.2014




Фотография взята из Интернета: http://pessimistov.net/kartinki/17119-odinokie-doma.html

 

© Copyright: Борисова Елена, 2014

Регистрационный номер №0200857

от 14 марта 2014
Источник:


Рецензии
Здравствуйте, Елена!
Мне очень понравился Ваш рассказ!Казалось бы простенький сюжет, и ничего не произошло. Но зато какой тонкий и, в тоже время, сильный психологически след оставляет в душе читающего Ваш рассказ.
Всего Вам доброго и успехов на литературном поприще!
Михаил.

Миша Сапожников   05.04.2014 07:12     Заявить о нарушении
Михапил, спасибо за отзыв. Рада, что мой рассказ Вас тронул...

Борисова Елена Вл   05.04.2014 10:04   Заявить о нарушении
Лена...
Молча отсылаю к Тебе своих друзей...

Дневник Расколотого Сознания   01.05.2014 23:04   Заявить о нарушении
Спасибо! Куда пропала? как-то заходила к тебе, гляжу, нет. Случилось что-то?

Борисова Елена Вл   02.05.2014 00:05   Заявить о нарушении
Случилось? я больше не пытаюсь писать... вот и все...
http://www.youtube.com/watch?v=03-LehE6JfA

Дневник Расколотого Сознания   02.05.2014 11:06   Заявить о нарушении
У тебя замечательные последние работы, Леночка...
Как дела?...
Если можно, напишу в личку...

Дневник Расколотого Сознания   02.05.2014 11:09   Заявить о нарушении
Конечно пиши! Какие проблемы? Хоть в личку, хоть на почту. У тебя же мой адрес есть...

Борисова Елена Вл   02.05.2014 15:57   Заявить о нарушении