Выстрел

....моему сыну
и забытым героям Первой Мировой

"Дорогой Сергей, здравствуйте! Не удивляйтесь и не сердитесь, прошло пятнадцать лет и я не думаю, чтобы вы могли сердиться за прошлое. Все это так ничтожно и мелко в сравнении с настоящим, что прошу Вас только одного, вспомнить меня и моего маленького Сашу, которому было тогда ровно три года. Вы его помните Сережа? Простите, что я Вас так называю. Не буду Вас затруднять и мучить догадками, сейчас поймете. Пишет Вам не та Вера, когда-то красивая и капризная, а мать своего единственного сына, которому исполнилось только восемнадцать и который уходит на войну.
О том что Вы ротмистр и служите в кавалерийском полку и на фронте я узнала из газеты. Прочла, что Вы награждены за боевые заслуги. Поздравляю и желаю оставаться живым и невредимым. Теперь о моей просьбе. Быть может это судьба, может случайность. Через месяц,  а может и раньше мой сын будет с Вами. Это я узнала от него. Его направили в вашу часть. Он не хотел слушать моих молений и рвался на фронт как безумный. О чем я могу просить вас? Я знаю, что всякая такая просьба смешна и нелепа, но я мать Сережа! Прошу вас как только можно, оберегите и спасите мне сына, ведь кроме него у меня никого нет. Пусть я виновата перед вами. Я была виновата и жестока перед вами, но теперь я наказана судьбой сполна. Мой Саша уезжает в это царство ужаса, где будет один на едине со смертью. Спасите мне Сашу. Если получите письмо и поймете меня, то напишите хоть слово. Простите ради Бога. Петроград, Гороховая улица, дом 5. Вера."
Письмо было адресовано ротмистру Сергею Березину.
Хрустящий на ветру тонкий листок бумаги отчаянно трепыхался, пытаясь освободиться из рук и словно на зло путал слова и окончания.
Березин стоял у разбитого окна в классе бывшей гимназии. Перед ним за окном раскинулся большой осенний парк, который простирался почти до самого горизонта. На холодном ветру деревья слегка покачивались, роняя в жухлую листву свои увядшие листья. Узкие дорожки-змейки разбегаясь терялись в яркой глубине, а появляясь снова убегали дальше.
В эти минуты, что разделяли его с настоящим, он вспомнил то давнее, мучительное прошлое, которое оставило безответным привязанность и любовь к близкой ему когда -то женщины.
Разве мог он себе представить, что через столько лет жизнь снова сведет его с той, которая увлекая собой, обречет на одиночество.
Из кармана серой офицерской шинели он достал  портсигар и закурил. Он вспомнил  их последнюю встречу.
Тогда было утро и шел дождь. За окном встревоженные июньским дождем шелестели липы. В маленькой комнате сыро, из щелей старых оконных переплетов тянуло зябким сквозняком. У дверей стояли двое.
-Вам двадцать два, мне через год все тридцать! -говорила она ему.
-Все просто умрут со смеху, когда узнают, что я связалась с вами. Кроме того, я намучилась и с первым мужем. Мне хочется покоя, достатка, уверенности в завтрашнем дне. Я эгоистка Сережа! У меня растет сын Саша, он растет быстро словно  трава. А разве вы сможете стать для него опорой? Ведь вы корнет Сережа, всего лишь корнет! Куда вам на такие роли?!
Тогда свой желанный покой Вера видела в лице этого слащавого франта Кевича, который проматывал состояние отца.
Что было потом?
Было многое. Были невыразимые страдания отвергнутой любви, ревнивое чувство мужчины, оскорбленное самолюбие бедного офицера перед богатым Кевичем и наконец бегство в дальнюю командировку в Китай на поля далекой Маньчжурии, где впервые получил свое первое боевое ранение.
"Смейся паяц, над разбитой любовью,
Смейся и плачь и  над горем своим...."
В его голове с нахлынувшими воспоминаниями, натянутой струной звучала опереточная мелодия рвя на части смятенную душу. Достав из портсигара папиросу ротмистр закурил. За окном уже плыло к закату яркое красное солнце прячась за верхушками деревьев, когда внезапно дверь распахнулась и в комнату вошел вестовой.
-Ваше высокородие Вам пакет с донесением -сказал он.
В донесении говорилось, что ему с отрядом необходимо выдвинуться к деревне Ругиньки в штаб полка.
По длинной извилистой лестнице Березин спустился вниз. Во дворе их ждали кони.
Отряд двигался по узкой проселочной дороге. Всадники шли не спеша. Впереди им навстречу двигалась темная ночь, перегораживая им дорогу на их пути.
Была ли здесь поблизости какая засада, здесь у линии фронта он не знал. Было пронзительно тихо и это настораживало. Огромный ночной шатер накрыл их полностью, когда они пересекали маленькую речушку.
-Какая ночь! Что-то тревожное в ней было. Вот так под такой зловещей темнотой погибали товарищи попадая в засады врага -думал ротмистр двигаясь верхом на коне.
-Выставить впереди дозорных, усилить внимание! -скомандовал он.
Вперед рысью пронеслись трое. Березин достал фонарик и посвятил им на карту стараясь понять, где он сейчас.
-Вот она! -светя тусклым фонариком на карту  определяя дорогу по которой они двигались. Черная полоска петляла среди оврагов и леса.
-Ага, была и речка! -вел с собой беседу, убеждаясь в правильности своего определения.
Вскоре прискакали дозорные, сообща о хуторе, который находился впереди. Еле различимый у дороги, он встретил кострами и скучившимися вокруг огня солдатами.
В темноте кто-то представился.
-Поручик Симоненко!  Направляемся на позиции. Вот решили заночевать здесь. Вы тоже на передовую? - спросил он же.
Березин фонариком осветил прищурившееся лицо молодого человека.
-Ротмистр Березин, пробираемся с отрядом в штаб полка.
Подойдя только к костру, бросавшему в черное небо яркие языки пламени, он разглядел молодого человека, представившемуся ему поручиком.
Высокий, худой молодой офицер с заостренным лицом открыто улыбался, словно радуясь нежданной встречи в ночи.
Заночевав, утром эскадрон тронулся в путь. К полудню он достиг Ругиньки, где располагался штаб полка. Он находился в небольшом деревянном доме с внушительным крыльцом. При входе стоял часовой.
В штабе шла обычная фронтовая работа. В прокуренном коридоре толпились офицеры, за стенкой кто-то громко кричал отчитывая подчиненного.
Войдя в одну из комнат, он сразу узнал полкового командира Киреева.
- А, Сергей Андреевич! Очень рад, вовремя прибыли! -встретил командир полка вошедшего ротмистра как старого знакомого.
Березин отдав честь пожал руку полковнику. Острый взгляд скользнул по комнате. У окна стояли три молодых, в новенькой форме корнета. Он сразу узнал его. Слишком хорошо были ему знакомы эти глаза, эти вздернутые своенравные брови. Юноша как две капли воды был похож на свою мать.
Возвращались под утро.Дрога обратно так же извивалась и пряталась в густом кустарнике стараясь запутать отряд, который двигался в свое расположение.
Березин ехал впереди.
Мысли о Саше не покидали его.Через столько лет, вот так неожиданно вспомнить Веру и встретить ее сына.Он начал прикидывать куда он пристроит его, чем займет, какие поручения будут.
Неуспев доскакать до поворота дороги, как из темноты вырвались две яркие вспышки предательских пуль. Он рванул вперед закрывая собой Сашу. Одна пуля вонзилась в плечо, а другая пробила бедро Березина. Горячая кровь хлынула по ноге- наполняя его сапог. В груди что-то захлюполо и сдавило. Он почувствовал,  что жизнь стала покидать его,  что держаться в седле нет сил. Он согнулся ища более безболезненного положения для себя. Подоспели с сопровождения,  подскочил и Саша.
Сергей Андреевич! Сергей Андреевич! Ротмистер!  - заголосил он
Не умирайте я Вас прошу. Я знаю, что Вы мой отец - мне рассказала мать.
Березин упал с коня. Кровь заливала шинель.
Кивком подозвал  Сашу
Ты помни, я всегда любил Твою мать и прости...
Березин второй раз проживал свою смерть после Маньчжурии


Рецензии
Любить человека в его ребёнке, в его продолжении - наверное, наивысшая степень любви. Печально, трогательно... Конец трагический, но очень светлый. Спасибо!

Стасия Полецкая   03.05.2019 13:48     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.