ВЧ 55468 образца 1970 года

Это был учебный центр ПВО сухопутных войск СССР. Находился он на берегу Азовского моря, недалеко от  знаменитых в гражданскую войну мест, где родился  батька Махно - Гуляй поля.

В учебном центре проходили подготовку  солдаты и офицеры по двум военным специальностям. Изучали:
-  установку ЗСУ 23-4, которую публика больше знает как "Шилка"*
-  Зенитный ракетный комплекс "Стрела-1"**
*)ЗСУ-23-4 «Ши;лка» (индекс ГРАУ — 2А6) — советская зенитная самоходная установка, серийное производство начато в 1964 году. Вооружена счетверённой автоматической 23-мм пушкой. Темп стрельбы установки — 3400 снарядов в минуту[2]. Наводиться на цель может вручную, полуавтоматически и автоматически. В автоматическом и полуавтоматическом режимах используется штатная радиолокационная станция.
Предназначена для непосредственного прикрытия наземных войск, уничтожения воздушных целей на дальностях до 2500 м и высотах до 1500 м, летящих со скоростью до 450 м/с, а также наземных (надводных) целей на дальности до 2000 м с места, с короткой остановки и в движении[2]. В СССР входила в состав подразделений ПВО сухопутных войск полкового звена.
Была оценена потенциальным противником как средство ПВО, представляющее серьёзную опасность для низколетящих целей. В настоящее время считается устаревшей, главным образом в связи с характеристиками и возможностями её радиолокационной станции и недостаточной эффективной дальности огня по воздушным целям. Как смена «Шилки» был разработан, принят на вооружение и запущен в серийное производство самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска». Несмотря на это, по настоящее время ЗСУ-23-4 состоит на вооружении зенитных частей в армиях России, Украины и других. По сей день успешно применяется в локальных конфликтах для поражения наземных целей.

**)Зенитный ракетный комплекс "Стрела-1" принят на вооружение Cоветской армии в 1968 году. Он предназначен для непосредственного прикрытия мотострелковых и танковых полков от средств воздушного нападения. Комплекс способен поражать низколетящие воздушные цели.
В состав комплекса входят боевая машина (с пассивным радиопеленгатором или без него), зенитная управляемая ракета в контейнере и средства технического обеспечения.
Боевая машина оснащена пусковой установкой с четырьмя направляющими, аппаратурой запуска, визирным устройством, пассивным радиопеленгатором и средствами связи. Пассивный радиопеленгатор предназначен для обнаружения летательных аппаратов и других излучающих средств на дальности до 20 км. В качестве базы для боевой машины комплекса "Стрела-1" используется шасси БРДМ-2. Максимальная скоростью движения по шоссе до 100 км/ч, на воде ; 8-9 км/ч.

Кроме обучения специалистов, воинская часть  одновременно являлась зенитно-ракетным полигоном Одесского военного округа.
Должность командира учебного центра была полковничья, но в/ч  по статусу была выше полка, т.к. должности начальника штаба, начальника политотдела и замкомандира по вооружению тоже были полковничьи. Также полковничья должность была у начальника учебной школы, подразделения, занимающегося подготовкой  специалистов рядового и сержантского состава. В этой "учебке", как её называли, было 12 учебных батарей по 120 курсантов в каждой.
Каждые полгода производился выпуск курсантов и они направлялись для дальнейшей службы во все военные округа и группы войск СА. Выпуску предшествовали экзамены и, естественно, учебные стрельбы по воздушным и наземным целям. Как правило, на стрельбы приезжали несколько генералов из Москвы и Одессы и в части все в это время  "стояли на ушах".
В  70-е годы застой сильно коснулся и армии. Поэтому офицеры части, как продукты среды, не сильно  старались в вопросах повышения её боеготовности. Занятия проводили формально, знания давали весьма поверхностные. После обеда многие, в основном, молодые офицеры собирались в спортзале, где прямо на матах устраивали себе мертвый час. Кроме того, все они жили в городе, находящемся в 22 км от части, поэтому в 18-00, кроме дежурных  по подразделениям и по части, больше офицеров не оставалось. Всё хозяйство оставалось практически на сержантский состав, т.е старшину батареи (срочнослужащий), старших сержантов - зам. комвзводов и сержантов и мл. сержантов - командиров отделений. Редко среди них попадались  нормальные люди.***
Но, главное, что по-настоящему никого из курсантов на овладевание военной специальностью не учили, так что повторись 1941 год, исход, хотя и по другим причинам мог повториться.
Но все же, т.к. СССР в те годы выполняла интернациональные фунуции, то одну из батарей готовили по-честному, а её выпускники направлялись к местам выполнения этих интернациональных функций, например в Египет. Бывали и невозвраты, т.е погибшие при исполнении...
В части еще служило несколько человек участвовавших в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.
Начальник политотдела, Герой Советского Союза полковник Евстафьев Георгий Константинович. Звание Героя, будучи командром роты разведки,  получил за форсирование Днепра.
Начальник штаба,  главный специалист по наведению порядка в части, 190 - сантиметровый подполковник  Стрельников Евгений Иванович. Евгений Иванович  имел 4-е "Отваги" и ни одного ордена. По этому поводу он очень переживал, но кто понимает, что  четыре медали "За отвагу" - это очень серьезная оценка боевых действий военного. Подполковник Стрельников не имел специального военного образования, кроме 3-х месячных лейтенантских курсов во время войны и "академиев не заканчивал" (как и Василий Иванович Чапаев) и прежде служил в Москве, но там он не мог получить звание полковника.  Учитывая исключительные организаторские и воинские качества, не превзойденный командный голос, а также связи в более высоких кругах, его  отправили на полковничью должность подальше от Москвы. Семья при этом осталась в Москве сторожить квартиру.
Также были участниками войны два офицера политотдела, замначальника политотдела полполковник Егоров и пропагандист политотдела майор Кучер, командир одной из учебных батарей всего лишь (ну не везло мужику) капитан с выслугой более 25 лет... и старшина сверхсрочник...
Служба шла, каждые пол года сменялись призывы, офицеры ждали очередных званий, внеочередных должностей, получки (т.е. дня артиллериста, танкиста, зенитчика, ракетчика и т.д.).
Рядом было  Азовское море, в котором тогда штанами или рубашками можно было наловить бычков, а они на Азове крупнее, чем на Черном море. По - воскресеньям сетками ловили тарань, ну, а "большие" рыбаки-охотники на моторных лодках притаскивали  осетров. Солдатиков привлекали, как и везде, пилить и рубить дрова, копать огороды, ну и по воскресеньям дежурный взвод прямо с берега закидывал сеть, которую постепенно подтягивая к нему же вытаскивали с рыбешкой. И так до обеда выполняли план - сдать бочку рыбешки на засолку.  Такова армейская жизнь.
Несмотря на присутсвие в части  достойных офицеров и других нормальных военнослужащих, были, как и везде, не совсем адекватные, поэтому немного и о них.
В этом  смысле хочется вспомнить 5-ю батарею, которая готовила специалистов на  ЗРУ "Стрела - 1". Командиром батареи был некто капитан Вислянский. У него было много "достоинств". Во-первых, он был светло-рыжей масти, со следами бурного полового созревания в молодости на лице, в результате чего у него на нем не росли волосы. Во-вторых, он получив, ранее, направление на службу в Группу советских войск в Германии, умудрился  жениться на совершенно безликой немке, которая, ко всему прочему, по-русски говорила с большим акцентом и, как бы, в нос, т.е гундосила. Это являлось предметом насмешек всех, кто видел его жену. Приходя на партийное собрание, Вислянский  обязательно сгонял с понравившегося ему места какого-нибудь лейтенанта, со словами: "Пошел вон, салага".
Но главное, как он проявил себя в одной характерной для мирного времени в армии, ситуации.
Интересно, что замполитом  батареи был  офицер без образования (общее среднее и ГПТУ), по гражданской специальности слесарь, сумевший в запасе дослужиться до старшего лейтенанта, но уже получившего звание капитан, по фамилии Оглобля, хотя он был себе вполне среднего роста. Больше он соответствовал должности завхоза и то, что был недалекий - знал, понимал, одним словом.
Старшина 5-ой  батареи был, можно сказать, прирожденным военным: рослый, крепко сложенный с хорошо поставленным командным голосом, он держал всю батарею в своих руках и заслужил доверие командира батареи и уважения других. Но за  год до дембеля он нашел себе зазнобу в селе, что в 4-х км от части и почти каждую ночь он бегал в самоволку "проведать" девушку. В это время все 4-е старших сержанта, замкомвзводы и каптерщик устраивали вечерне-ночные посиделки с выпивкой и закуской. Закуску организовывали на месте, а за выпивкой каждый вечер посылали кого-нибудь  из 16-ти младших сержантов, командиров отделений учебных взводов. Причем только один из этих мл. сержант Валера Пернатий отказался бегать в деревню за вином, резко ответив своим командирам - сержантам, что, мол, "Я не пью и бегать не буду!"
Командир батареи Вислянский все время хвалил своего старшину, но только никак не мог понять - почему тот все время хочет спать.
Вскоре подошло время очередной демобилизации и старшина, а также 4-е замкомвзвода (участники попоек) разъехались по домам, а оставшийся дослуживать еще пол года каптерщик, рассказал всю эту историю своему командиру батареи (заложил). Может быть это чему-нибудь научило капитана и он усилил бдительность, но дальнейшие его действия показали, что не зря природа "одарила" его такими внешними данными, т.к. они являлись отражением внутренних моральных качеств. Он вызвал к себе, ставшего уже к этому времени сержантом, Валеру Пернатия и начал его "пытать" по поводу того, что тот "знал и не доложил ему о происходящих в батарее нарушениях". Валера, как мог, объяснял капитану, что это не входило в его обязанности и т.д., но тот был неумолим, возненавидел сержанта и стал строить ему мелкие пакости. Сильно навредить не смог, т.к. Валера был настоящий служака и все равно через пол года стал замкомвзвода и старшим сержантом.
После этого случая одногодки Валеры сержанты и ст. сержанты, обсудив поведение капитана, вскоре получившего звание майора,  решили по двойному признаку называть не майор Вислянский, а майор Подлянский, т.к. оказалось, что весло по английски пишется как  paddle, что созвучно русскому слову "подл", т.е подлый. 
И вот последний штрих в этой истории. Еще через пол года подошел срок окончания службы и все  кого это касалось, как всегда, ждали приказа министра обороны СССР  о призыве на воинскую службу нового контингента соответствующего возраста и об увольнении в запас военнослужащих отслуживших положенный срок. Приказ всегда выходил в середине октября, а увольнение начиналось с 1 ноября.
И вот два самых заслуженных в части дослужившихся за 2 года до звания старшин первыми получили документы об увольнении  и из штаба в/ч направились на КПП части, чтобы добраться до города и вечерним поездом  отправиться домой. А дорога на КПП шла через плац, на котором в это время майор Вислянский закончил с личным составом батареи занятия  по строевой подготовке и парадным маршем направлялись в казарму. Тут мимо два первых дембеля проходят. Валера увидел, обрадовался: "Ребята...!", вышел из строя, подхватил саквояжи  и понес до КПП. (Есть такая хорошая примета в армии). Майор, увидев это возмутился и закричал: "Старший сержант Пернатий, вернитесь в строй!" На что Валера махнул рукой и продолжил оказывать уважение своим сослуживцам. За такое явное нарушение дисциплины, несмотря на приказ об увольнении в запас,  это Весло-Paddle дало разрешение Пернатию  уволиться в запас   только самым последним из увольняющихся.

01.042014


Рецензии