Обуждение романа Тебе все можно

     ОБСУЖДЕНИЕ РОМАНА  «ТЕБЕ ВСЕ  МОЖНО» ЩЕКИНОЙ


 Пред началом разговора прозвучало  музыкальное  вступление – певица Мария  Запольских спела две  песни – одну про  женщину у  моря, авторскую, вторую про андалузскую ночь, которая  является  необтъемлемой  частью романа,  его  атмосферы. Это песенка из репертуара  ресторанных музыкантов, приятелей  главной   героини Вали. Андалузия -  область Исании, но  когда  песню запели донские  казаки, она  стала практически народной. «Мы  в  Лиманске не были, но послушав песенку, как будто там побывали» (Щекина). Второе вступление – Ольга Прусакова хорошо прочла отрывок  из романа – главу «Ликбез и по искусству и опрокинутый  чайник».

Елена Колядина
Сначала  про  отрывок. Спасибо, было  приятно,  переслать на  несколько  лет назад. Если еще  есть  на Радио России такте радиопередачи, надо это записать и отправить.  (Голоса – да, она долго и была ведущей  областного радио). По радио теперь только  слышишь. рекламу  рекламу  кричит..А ту  се проникновенно, эмоции,  эстетическое  переживание очень приятное,  спасибо большое… Роман  я читала  еще в рукописи  коло года  назад, когда он  был еще не издан. Что  хочу  сказать хорошего об  этой  книге (минусы  тоже  будут,  к  сожаления). Начало очень  яркое -  вот  этот  кукурузник раскаленный, он так и представляется,  буду  сама на нем  летишь. Яркое  начало, почти по-голливудски. Ощущения переданы  так, что  буквально  втягивает в эту  книгу, как в  витрину. Идешь по улице, все  витрины привлекательны, но тебя  втягивает в только в  одну. Кто-то втащил в загадочную темную лавку, так  что  выходить не  хочется на  шумную  яркую  улицу. Замечательное  начало,  язык великолепный. Ощущение  будто Гала  пишет  без  черновиков. А  такое  ощущение  бывает, когда как раз таки  человек  работал над  словом (как в старом советском фильме – Пушкин  подошел, взял перо и  сразу написал на  чистовую… а  потом оказывается  переписывал  восемь раз) Такое  же ощущение от  языка. Может она  мыслит сразу  таким чистым  четким  филигранным языком. Села  к  компьютеру и пишет. Естественно, гармонично. Но не вологодские  кружева, если кружева то только в том смысле, что все как-то выверено, уравновешено. Работали, но  осталось ощущение легкости. Просто Гала  так  мыслит.
Первые  впечатления  о сюжете. если бы  эта рукопись тридцать лет назад попала в журнал «Юность»  это была  бы  бомба: так написать о призводстве, которое насквозь  лживо. Был бы  в те годы  врыв. Но в  наше  время, когда правды  нахлебались, этого впечатления  уже  нет. Вот тут и начинается  минус. Весь роман, великолепная книга как мост повис в воздухе без опор на берега. Мост или над  сибирской  рекой или наоборот  Крымский мост в Москве,  триумф советского производства, мост,  по которому  мы  должны пройти из прошлого  в будущее – без  опор. Мне бы хотелось, чтоб он опирался на настоящее и на прошлое, связав  то время  и это. Идею  сформулировать трудно, но мы все  выросли из такого проворства,  и з такого  вранья – выросли ли  мы благодаря этому всему хорошими или плохими? Может быть, виноваты в что поддерживали все  это и теперь пожинаем плоды? Я советовала  Гале сделать  эти опоры как связь с настоявшим. Чтобы   она,  например,  в середине  первой  главы  уже  была  взрослым  человеком и  вернулась другая в  город юности, с кажем  работая на  сайте узников,  собирать  деньги  для  освобождения  Ходорковского, и чтобы  о ней, другой, взрослой,  было  сказано несколько  слов. Или работает  в музее  современной  политической  истории. чтобы мы  поняли, что с ней стало? Какой  она стала  благодаря  или вопреки пережитой  истории? И в конце – что  она вынесла из этого? Мне  не хватило  этих  опор, и вещь получилась несколько  музейная.

Галина  Щекина
Я  послушалась Лену Колядину и  добавила  две  главы – вступление и  заключение, тем  есть сотнесение с настоящим, и как из  этого настоящего выглядит  та  Валя.  Ходорковского теперь выпустили, не к  чему  апелировать (Сопина -  там еще  осталось с Болотного дела, долго  будут сидеть). А  что касается  героини, то  будет продолжение, и в нем  уже  будет  ясно,  к  чему это привело.

Елена Колядина
В интеллектуальной  прозе   человек  копается в себе, психоанализ  привлекается. Как правило,  все  мрачно. Наоборот , книги по которым  ставятся  сериалы -  взаимоотношения с  близким  кругом, родственники. У  Гали – взаимоотношения  человека  и общества, это уже эпичность. Поэтому  мне  хотелось понять какое продолжение во времени  потерпит эта  эпичность.

Галина  Щекина
Спасибо  большое. Помимо минуса с мостами там есть еще минус  языковой. Меня  многие  бранят  за  суржик, смесь русского  и  украинского,  такое  преступление против русского  языка. Но в той  местности  люди говорят так. Я   могла бы  сделать, чтоб все говори только на русском, но не говорят  пьяные  казаки на чистом русском. И  я  не  могла  это обойти. Может, это тоже  минус.

Сергей  Фаустов:
Это минус  пьяным  казакам

Елена Колядина
Майдан  незалежности устраивать не  будем, кому что нравится. Мне  понравилось
И я не просто  нахожу  время прочесть,  я ищу  все,  что пишет  Щекина, чтобы  учиться на ее  языке.

Валерий Архипов
Считаю  что роман  достаточно сложный, по композиции особенно. Дневниковый  текст сочетается  с производственными эпизодами, с письмами…Он  многослойный, необычный, но в то же  время и  обычный. Хочу  дать слово  автору, чтоб она объяснила, для  чего это написано. Что е  подвигло?  Тем  боле  сюжет написан  давно, много лет  назад.  И к нему пришлось  вернуться. Его же  обсуждали в  виде  пьесы (Щекина – был разгром страшный). Персонажи  те  же, многое  узнаваемо.

Галина  Щекина
Когда  люди  говорят  «производственный  роман»  (даже  Рома Красильников, мой любимец – я  его чуть не  стукнула, как стукнешь Вконтакте?) – это напрасно. Изначально не было никакого стремления описывать ни производство, ни контакт  человека и  общества. Мне  хотелось показать -  а  как человек  выбирает свои приоритеты. То, что он любит. Как обычная  девчонка,  не  лучше, не  хуже  других – ориентируется? Почему она тупая – по отношению к  своему  возлюбленному, например. Или она не тупая,  а просто как  все? Но почему  один  человек  ночами  с английского перводит  и покупает книги по  искусству, а  второй  плещется в море и пьет  вермут? И все они рядом,  в  одном  этом Лиманске. Ей  ведь  все предоставлено было. Огромная библиотека Долганова, у нее была  высокоумная  подруга, которая  ее  без конца  науськивает, наставляет и прочее. Подруга пишет диссертацию и делится. Но должно же  что-то попасть, осесть.  тем  более  подруга любимая и авторитет для  героини. Сталкиваясь  с молодежью в  студии Лист и вообще с  молодежью, в том  числе   дома,  я все время  страдаю оттого, что они не  хотят ничего  читать («да или ты  со  своей  культуркой»), и у них  происходит полное отторжение  того, что любили предыдущем поколении. Я вспоминала  и  себя в молодости, и других  людей – не было почему-то  этого отторжения. Наоборот, казалось  - очень здорово, очень элитарно смотреть альбомы  Дали. Хотелось  все прочитать, все это  знать, стать  умнее.  И какая в юности была  Цветаева,  что  и делал на  острове Гоген… Все  это  будоражило. Сегодня  я не  могу найти  такого, чтобы окружающую  меня  мелодежь  это  взбудоражило. Это ностальгия  своего рода. Хотелось понять, почему  человек  хочет расти над  собой, тяннется  к ней – или отторгает все. Да, в  Лиманске было  много  условий  для  удовольствий  тела. Но если не было библиотек! Картин!  А  были. Общественного момента, который  видят  все – не задумывалось. И  общество распадается на касты. Говорят, нет никаких  каст в  советском  обществе. А они  есть, и классы  тоже  существуют, высший, низший. Не  потому,  что так  сказал Иван Иваныч  из райкома, а потому  что  человек  что-то выбирает и  живет в этом  слое, или в  тине  или н сверкающей вершине. Девушка, формально  закончившая  институт, сразу не могла всего понять…чем отличаются  голый и нагой. Она,  выпучив  глаза  слушала  наставника и думала – «марки  клеит» То есть пристает. А поскольку  культурный,  то и пристает культурно. Не  могла  себе  представать,  что  это самоцель-искусство. Зачем написана  эта  книга. Чем  похожи  Платонов и Фцжеральд. То есть вещи, которыми  упиваются  ее  друзья, до нее  не доходят. Конечно, проще  сесть на  моторку, взять канистру  вина и поехать на остров  Зеленый. А  потом и получаются  люди, которым наплевать на Родину, связь  тут  есть. Не знаю, как  уловил это читатель…. А местный  колорит,  который  туда  вошел – не  смогла не написать, он  мне нравился
Отношения  с героиней  сложные. Она достаточно зловредная. Она не просто списана  с мололодой  Гали, она меня  все  дозаряет, да так, что придется  писать второй  том. Вот, думаю,  что  хорошо сформулировала.

Едена  Волкова
Хочется  высказаться  сейчас, потому что потом надо уйти. И почему ты,  Галя, сидишь ко мне спиной? (Мы  тут  не распоряжаемся.  А почему  Волкова  сидит там, если  могла сидеть  здесь?  Общий  шум). Я хотела  обратить на  себя  внимание, и я  этого добилась. Итак,  я приехала  из Переделкино, где  спрашивала у Василенко о Колядиной. Не рассматривали они еще  этот вопрос!  У нас  Лена принята в  Вологде, окончательно  решение примет правление. Василенко  заверила, что все будет  хорошо.  Это преамбула.
Что касается  Гали. Мы  ветераны  начинали свою  трудовую  жизнь на  заводе. Почему  у Прусаковой такой  хороший  язык? Потому что начинала  свою  трудовую жизнь на  заводе! Там  не было  рекламы. Все  говорили хорошим  языком, никто не  матерился,  у нас  были  и рабочие  которые  тянулись  к  искусству, и  литобъединение  бурно  заседало (наше ведь  тоже родилось на  заводе), к нам  приходил  наладчик  6шестого цеха, впоследствии  известный писатель Жаравин… Вот такие были  люди. Поэтому  понимаю стремление  людей  моего поколения  писать романы на производственную  тему. Слишком  это было  все по-настоящему, правильно, хорошо, и идеалы, и приоритеты  были на  месте. Поэтому  мне  до сих пор снится  завод – иду  я по Северному  коридору, и конца-то ему нет. Придется  здесь ночевать», - думаю я  просыпаюсь… Двадцать лет  уже прошло, а все  снится. Что же тогда  говорить о сознании  тонко  чувствующего писателя, каковым и является  присутствующая  здесь Щекина… «Подошел поэт к  бюро,  взял  гусиное  перо, написал  «Тебе все  мо…жно...» Галя, она  же  пишет  как  слышит, не  возвращаясь к написанному…И  в  тексте  интернетом, конечно встречаются  всякие  огрехи, и  путаница  слов, и типа - «он грязный, как этот, подошел к ней грязный  как  этот…» Вы  смотрите  олимпиаду. «Плющенко  это  супер, но вчерашний день»  Сейчас  такая  школа, что  все круче. Раньше было отдых-прыжок, отдых- прыжок. Сейчас не так -  ни  секунды отдыха, ни секунды без выверта. Г. Щекина начинала писать в  лучших традициях: прыжок-отдых-прыжок. Потом  время шло, она искала новые формы, вот «Графоманка» и была такой новой  формой. Если  сравнивать, то «Графоманка» и сегодняшний роман – это разные  вещи. Читая  это, я  вспоминала рассказ «Ира, Гера, Шура». Когда ей  припоминали  его, она сначала  приятно  краснела, а потом начала  яриться. Автор не останавливается на  достигнутом, но в  этом романе она  вернулась к классическому варианту  себя. Вот почему  аналогия с Плющенко.… Хвалить есть за  что. Любовь? После  своего очередного юбилея  я  равнодушна  к этой теме. Кроме  «Иры» была  прекрасная «Колбасная эпопея». Как  символ  возвращения возвращения  тебя  к  тебе лучшей  - дарю  сосиски «Молочные» (Аплодисменты)

Юрий  Малоземов
Читал  эту книгу недели три, начал  здесь,  а  заканчивал как  раз  в тех  местах, которые  в  романе описаны, лежа там в  больнице. Было приятно  узнавать эту  речь в жизни. Насчет  этого языка(суржика)  нет никаких претензий, это все хорошо и правильно, и  вообще  язык  замечательный. Другие  моменты. Когда читаешь роман неизвестного автора – одно, а когда  автор знаком – другое. Человек интересен, и понимаешь что писал о себе- это прежде всего. Мало волновала философия, отношения людей – наелся этого. Но поведение  героя – будто идет по проволоке. Я  далеко не пуританин, но такое провокационное  поведение  героини опасно. Все время  думаешь – на следующей  странице  изнасилуют. Легко знакомится,  выпивает, в первым  встречным  идет  за  угол  целоваться…

Валерий Архипов
Автор говорит:  Тебе все  можно, Валя!

Юрий  Малоземов
С  одной стороны  думаешь – да  как она  жива  до сих пор (автор) С другой – ну  раз  жива, значит  ничего. И это  меня успокаивало. (Общий  смех)
Галина  Щекина
Почему  автор  жив?  Автор не  Валя. Ну, Юрочка.

Юрий  Малоземов
Пока  был еще в  Вологде, знакомый  адвокат рассказывает историю. Двое знакомятся, идут вместе, выпивают, ложатся и ту женщина в крик – она  типа не  хотела. а потом  пишет заявление и садит в тюрьму. Вот есть в романе такие  провокационные моменты. Ну, очень противоречивые чувства  все время возникали при чтении. Ну, прямо как в  этой  песенке (Андалузская  ночь) – от старого мужа до молодого монаха. И  еще . Замечательно прописана  эта  свадьба. Для меня  моя  свадьба – тоже самый  тяжелый  день в  жизни. Написано  замечательно. Получается   полный абсурд. Поборы, штрафы как на еврейской  свадьбе – жуть. Жизнь на  страницах  узнается.

Елена Волкова:
Почему это похоже на пьесу? Специально?

Галинна Щекина
Да нет, нечаянно. Из  пьесы  сделано. Изначально была пьеса. Жалко было фактуру  терять. и великий Архипов сказал – из плохой пьесы  может  выйти  неплохая проза. Похоже – да, потому  что нужно  действие, и оно  есть, люди бегают, кричат, что-то  происходит. А с  другой  стороны, в  пьесе не покажешь побудительные  мотивы, мысли. Фокина отвергла, шахов  отверг, а я  держалась  за  материал…

Елена  Волкова (вопрос  к  всем)
А скажите, сегодня  возможна постановка  производственной  пьесы, ка к было популярно  раньше?

Галина  Щекина
Сталевары, Премия… думаю что нет.

Елена Колядина
Но  где  взять героев? Нет  героев –то.
Елена  Колядина
И  идеи  нет. Они жили-то, и врали ради идеи, а ее нет.

Валерий Архипов.
Да  почему? Не  согласен. Тут  есть  криминал, а сюжеты с  криминалом  востребованы,  посмотрите  телевизор…

Галина  Щекина
Нет,  криминал  тут  очень  слабый. Ну,  подумаешь, посидел  мужик  в  тюрьме, посидел,  да и вышел. Для  остроты его придется  добавить. Да  зачем, мне  это неинтересно. Я  ответила  на вопрос?

Валерий  Архипов
Здесь  упоминали  фамилию Архипова, так я скажу. Может, кто-то не согласится  со мной и  будет  спор.
Повторяю, роман  сложен, даже переусложнен. Я  видел там  явные недостатки, и там же при  определенных  условиях  можно  найти  достоинства. Главная  сложность композиционная. Идет производственный  сюжет, великолепные диалоги. Какие-то  машины, главный  инженер…Я с таким  удовольствием читал – написано живо, интересно. Это я   узнаю – это Галина  Щекина. Потом  вдруг  дневник, видимо, Вали Дикаревой,  язык  грязнее,  сумбурнее. Но мы  привыкли читать – единое, а его нет. Когда она  погружает  читателя в  перирепетии прошлого, уходит все то, с го чего начали,  это самое  производство, ее  настоящее. Забываешь сразу  кто такой Команиди. Фамилии забыть невозможно,  такие  фамилии, а  чего они и  как – забыто. И  целый  кусок произведения, который  меня  лично волновал , уходит на  задний  план, его нет. Остается погрузиться в  эту общагу.
Меня  также  удивляет, почему женщины в  романе  такие некрасивые, все  какие-то неприятные. В результате  такого  монтажа  впечатление,  что автор  сделал это специально, чтобы  мы  забыли о  заводе…
Одна  дурно  выглядит,  другая  глуповата, третья  пьяница. А  я привык,  что в русской  литературе  женщина  прекрасна. И если есть в действии  женщины, они  должны  быть  красивы. Да и  сама-то героиня  так  себе.

Но  это еще не  все. С этим дневником, с  этими  подругами  ко мне врывается  время, и я  представлю себя – определенное время. Автор упорно настаивает -   поет Рафаэль  поет Адамо, такой-то фильм  смотрели, я  сразу  - Искатели приключений,  68 год. Она  опять  настаивает – Новые  центурионы, правильно,  71  год. То есть автор  заставляет нас  следить за  временем. Все  бы ничего, но потом появляется Жан Татлян,. Тоже  бы  ничего, грамотный  умный  герой ей  про него рассказывает. Она удивляется, кто он такой. Но  это очень  странно, что  девушка  зная  Адамо  и Рафаэля, не  знает  Жана  Татлина, к  тому  это советский  певец. Все  хорошо - нет, надо  чтоб было  плохо, и вот  бедный Татлян уезжает. Более того,  по времени он не  мог этого сделать. (а он как раз  это и сделал – Г Щ). Я, любя  Г А - ищу  во  этом  временОм  сдвиге  достоинства. В  таком  переусложненном  произведении  даже  это может быть.
Но для  чего в столовой  все  меню перечислено? Для  его? Все написанное  должно иметь цель и смысл. Одна  из моих  любимых глав  в столовой (Беседы  за сткаакнчиком  сока) – женщины  подруги в красном и черном, и наши герой и героиня. Подробные  разговоры  за  едой, все подробно. Здесь уместно, понятно ,показаны  два вида общества. У женщин насущные  заботы,. квартиры и так  далее, а у наших героев  свое. Это достоверно,  и даже  великолепное описание второго этажа столовой,  девушки в  бикини и прочее,  сомнения в  правдивости есть, но тоже принимаю. Это даже не критика, а просто я это  увидел и себе  и вам пытаюсь объяснить.
Что  еще  показалось интересным? Один из главных героев  романа - писатель Уильям Фолнер. Одн появляется не только в начале, она  все  время  навязывает… Любит  Галя  Фолкнера – вот вам, любит Анчарова – вот  вам Анчаров. Фолкнер написан  убедительнее, чем Анчаров. Фолкнер есть в  нескольких  местах, да к  тому  же его еще и крадут  из библиотеки, и автор  пытается  оправдать эту кражу!
Да, роман интересен, и может быть, он  значительнее, чем  нам  сейчас  кажется. Если  это  энцилопедия, то не нашей жизни, даже нет привязки ко  времени.  Лучшее обозначение того времени, - роман Янковского  «Австралийский  связной», та как  там точно отображено выбранное автором время. Здесь  такого нет.
Это  роман обо всем. Если ты  человек  малообразованный, ты  можешь что-то  узнать о  жизни нет Гогена, здесь только кусочек, но все понятно, и про Дали есть, про музыку  тех лет, отличие голого от нагого и так  далее И все в одной книге. автор  захотела  вложить туда  все, что е  волновало когда-то.Получлась  такая  энциклопедия  культурно-просвтительсую и  авантюрно-любовной  жизни героини. Смесь!  Хотя и  высокого  качества. Если будет  продолжение – что ж, наверно, так надо…

Галина  Щекина
Отвечу Валерию Дмитриевичу. О подробностях. Когда я в  96 году попала в  лапы  Руслана Киреева на  Ярославском  совещании (это прозаик, мастер по прозе в Литинституте,  крупный  советский  прозаик), он мне  сразу  сказал: «А все равно  о чем  ты пишешь, ведь всегда у  тебя  будет  физиологический очерк». Я испугалась, думала,  что-то неприличное. Но оказалось – физиологический очерк, это когда по куску  текста  легко понять, Во что  одевались. что ели, что любили  чем  жили  люди, Так  он  угадал, тут  опять тот  же самый  физиологический очерк, нет ничего плохого в  этом. Конкретные приметы конкретного времени.
Поэтому я не стеснялась насчет столовки, второй  этаж , который  тебе не понравился (Архипов  возмущенно – Да почему не понравился? Да я  сам  бы не отказался! Смех)
Скажу прямо, своими глазами не видела, но рассказывали мне шопотом – там  вон чего, и девки в  бикини.

Валерий Архипов
Одна  строчка  даже  вызвала  восхищение. «У  Вали глаза  со стуком падали н пол».(Поговорка  такая  была, фигура речи) Но я даже  выписал, это  же  здорово…

Татьяна  Кербут
Нет,  я пока не все прочитала, но с интересом слушая  обсуждение,  поняла – дочитаю и напишу.
Слог крепкого  хорошего мастера. Несколько излишни диалоги, затянты и необязательны  письма. Насчет производственного романа. Прочитала в свое  время Валерия Попова, повесть «Нарисуем»,  рекомендую. А вообще   спасибо за  это обсуждение, очень интересно, дает  представление, спасибо

Сергей Фаустов
Я  третий раз  вынужден говорить о романе. Первый раз  в  октябре в  Доме  Корбакова, где  была  творческая встреча с  Галиной  Щекиной, которую организовал Дом  Корбакова, кружок любителей искусства и видимо сам  Корбаков (он говорил  хвалебную речь – Г.Щ.) Было очень много народу, несколько  десятков человек. Творческая  встреча  продолжалась  три часа, после  чего был банкет, и после него Корбакова  увезла скорая в больницу и его не стало. Вот такая историческая встреча. На встрече я говорил вот  о чем. Произведения искусства  бывают двух  типов -  личное  достижение автора или произведение , имеющее общественное  значение. Как раз в то  время  вышел фильм Бондарчука «Сталинград». Стало понятно, что это личное  достижение режисера, не имеющее никакого  общественного значения,.. Это  было интересно  только  ему. Про роман  «Тебе все  можно»  я говорил  - он  имеет  большое общественное  значение, по многим признакам, которые в  этом романе есть. один  из признаков – когда из текста начинают  вытаскивать афоризмы и  их повторять. Еще  признаки, о которых  сказали Елена и Валерий – эпичность и  энциклопедичность. Второй  раз  выступал на  фестивале  «Плюсовая  поэзия», там  была презентация  книги. Я никогда  не  говорю одно и то  же, я говорил другое – этот роман – добавка в  копилку  Бориса Поромонова. Поромонов  в  книге  «Конец  стиля»  писал о сексуальной истории коммунизма,  его интересовала  эта  тема –«Интродукция в  сексуальной истории коммунизма». История начинается  со второй  половины  19  века, как  стал бродить призрак  коммунизма  по  Европе, особенно на примере  советской России. В начале  90х годов  был  фильм  «ЧП районного  масштаба». Внешне  это фильм о молодых коммунистах, комсомольцах, а н  самом  деле - о сексуальных  оргиях, которые они там  устраивали, готовились  к  партийной  жизни…Так вот  этот  роман – исторический. Он показал царящую  идеологию, которая  физиологична…Она  занимала больше времени и места в управлении людьми,  говорилось одно, а творилось  другое,  вспомните эпизод – выполнение и плана  зависело от того, сколько  пуговиц  было расстегнуто на  блузке. Вот  такая  правда  жизни, если заняться  серьезно – необозримая, очень интересная  тема.
Сегодня  я  хотел сказать о композиции, но Валерий Дмитриевич  уже  хорошо об  этом  сказал. Если признаешь, что роман  исторический, эпический, то ничего лишнего там  быть не  может..Не могут быть лишними письма, не могут быть лишними дневники. Потому что в  эпических вещах  чем  больше узелков, тем  объемнее и плотнее сеть. Произведение есть,  а сети еще нет. Может книга вообще супергениальная, а мы  ее так наскоро пролистали и мало чего заметили.
Сегодня очень представительное получилось собрание – два человека отмеченные Букеровской  премией,  есть люди очень опытные в литературе… Идет не столько  заседание  лито, сколько репетиция конференции на тему, что происходит в новой  вологодской  литературе. Есть люди, которые  разбираются, но приниципиально не хотят на  это смотреть (видеть), делая  вид – этого не  было и все. Всякая  конференция  подразумевает получение нового знания. Эти новые  знания  публикуются в статьях ил тезисах конференции. (Михалыч, мне  это не поднять!- Г.Щ.) С учетом  статьей  Андреевой и Дудкина об этом  романе. уже этииновые  знания  есть. Андреева  говорит:  Роман «Тебе все  можно» – несомненно , событие в новой  вологодской литературе».   И дальше  развернуты  мысли, почему  событие.

«Интересен приём введения в текст писем Ланы.  Это, несомненно, приём, потому что использован курсив, отделяющий письма от остального текста.  Письма Ланы, старшей подруги, или наставницы Валентины, полны умных мыслей, философских рассуждений, литературных аллюзий и т.п. И здесь всё вроде бы хорошо.  И даёт надежду, что героиня всё же не упадёт в заводское болото и не растворится в нём. Но вот, что лично мне показалось, когда я раздумывала над образами Долганова и Ланы.  По сравнению с остальными многочисленными персонажами романа, такими живыми и сочно прописанными, они - люди-схемы: хорошие, порядочные, ищущие, борющиеся с ложью, но не достаточно живые.  Может быть, поэтому Валентина так до конца и не поняла их.  Она сотворила из них кумиров и любила их, а не людей, так часто бывает в молодости. 
К другим достоинствам романа можно отнести такие существенные признаки прозы Галины Щекиной, как портрет и диалоги.  Портреты персонажей настолько хороши, что хочется процитировать автора: «В этот момент к ним в отдел вошёл Зяблик Пётр Иванович, директор данного завода. Собственной персоной. Такой старый поджарый подросток в голубой джинсовой паре, волосы ёжиком, глаза хитрые. А загорелое лицо стянуто вокруг глаз в ленинские лучики».Некоторые  люди пишут стихи, зачеркивая  строки, именно зачеркнутым строкам придается особое  значение, гораздо бОльшее, чем курсиву.(Колядина – это из  интернета  пошло, запрещено оскорблять, так хитрят  -«Ахты му…к, зачеркнуто , хороший  человек») Подобным нарушение русского языка пользовался Толстой, целые страницы на  французском  языке.

Татьяна Сопина
Хвалили  много, я  присоединяюсь,  язык  у  ней хороший, стиль принимаю, хотя ошибки  есть. Летчик, например,  говорит – у кукурузника  разболтанный  мотор, он  с разболтанным не взлетит, и так  далее. Вот этот разболтанный  мотор у нее и есть, хотя  это считается современной манерой. Здесь Фаустов  гвоворил про  узелки, а мне  лично представляется бульдозер, который  идет  и  подгребает все  подряд – бутылки,  мусор,  пакеты, та ки она. И письма,  и воспоминания, и картины описывает, и производство, и поцелуи, все  в отдельных окошечках
Порой  все  это  длинновато! Вот парень на велосипеде в начале. очень интересный  язык, все  сочно, интересно  читать,  потом он  снова  крутится,  снова. думаешь – когда  закончит крутиться(начинает  бесить?) Хочется  уже пролистать. Про свадьбы: одна  свадьба, другая, картины  похожи, почти  повтор. Описан замечательно, но когда  читаешь  второй  раз,  доверие падает. Характеры  девчонок в общежитии живые. Но мне  хотелось бы  большей  выстроенности,  редактирования. Убрать повторы и неграмотность. Большего уважения к своему  труду! И еще  думала – кто  читатель? Молодым  будет непонятно. Старому – не близка  психология героини.… В  общем,  читатель как-то не увиделся. (Петровна бьет в цель, читателей все меньше, их уже нет- Г.Щ.)

Елена Колядина
Были  глиняные  таблички,  сейчас  смешно, но наверно, кто-то тоже переживал, что устарели. Была береста, тоже паакали, но время  прошло. Уходит бумажная книга. Ничего не поделать. И нечего о ней  плакать, абсолютно  нечего. В Череповце строят целлюлозный  комбинат -  зачем он нужен, последние  березы  вырубать? Количество испорченной  бумаги в  четыре  раза возросло. Зачем? Когда есть электронная бумага. Аудитория вся в интернете. Все твои книги должны быть в  электронной библиотеке. Больше нет аудитории у  бумажной  книги, забудем об этом, и ты  перестройся (Лена  ты права, бумага  должна умереть. А давайте сожжем на  площади все наши книги?? У Сучковой  была такая  акция  рядом с Русским  домом) Да  не нужно сремиться  иметь эту  бумажную книгу!Это  для  тщеславия  писателя – на чем  я  буду  автографы писать?Не нужна она.  К  этому прийти трудно, но ты к этому придешь. Режиссер  снял  фильм, у него  нет ан руках этой катушки с  фильмом,и ничего,он  как-то живет. И произведение  живет.Как  только ты отрвешься от бумажной  книги,  ты в се  увидишь иначе.

Ольга  Халявина
 О бумажной книге.Люди ее  читают пока (Сильный  шум)

Елена  Колядина.
Мы  не можем  вернуться к  бумажной книге, несмотря на привычку. Она  становится  такй же  дорогой  ка прегаментная. 550 рублей.(600-700 стоит  Шайтановский  Шекспир). Наше поколение  уйдет а  дети все  в ирнтернете, у меня  двое сынвей они не  знают ни телевизора. ни газет-журналов, вся  информация, и у них  винтернете, у них  плантешетики и читалки. И  сколько бы  мы не упирались… конец  будет ты чтение представляешь как держаниекниги в руках – нет, все бует в другой  форме. в  Москве в метро  да, меньшая часть с книгами, большая с  ридерами, кто с чем…

Ольга  Хадявина
В целом прочитала.Очень понравилось. Суржик совсем не мутил. Поглощает  книга. Много диалогов, которые не кажутся  лишними. Но в то же  время сложно подираться  сквозь  дневниковые  записи  когда дет  смешение жанров – очнень  было  сложно. молодой читатель не понял бы, какое время.Рафаэль и Адамо – так  далеко и непонятно. Временами  казалось -  цикл рассказов, каждый рассказ  читается  самостоятельно. Для  меня не  хватило  завершенности. Может  действительно  нужно продолжение. Соседке  дал – больше  нужнйо книги не  давай. Не поняла  глав про искусство – либо пьет либо  читает.Афористичность и  выразительность – на  уровне.

Елена Колядина.
 Надо было  свои идеи вынести   в начале написать, для  тупых.
Галина  Щекиа
Адаптация  книги для  протого читателя?
Татья  Сопина
Главное  Галя  сохранила картины  времени, они яркие запоминаюьтся (Если  снять камерой , ка кони сидетя  чай пьют, пучатся на  Дали, это будет  правда.- Г.Щ ) Потому что ест дух  эпохи

Наталья Комарова
Проблема, исследуемая в романе, обозначена автором уже в заглавии произведения: "Тебе всё можно" - проблема вседозволенности. Несмотря на то, что роман посвящён эпизоду недавней российской истории - так называемому периоду застоя, эта проблема остаётся актуальной и в нынешнем обществе, так как "идеалы мешали жить и тогда, и теперь... Потому что идеалы исчезли, а вместо них оправданием всего стали деньги..." (слова из эпилога). Это становится испытанием для главной героини романа - вчерашней студентки Вали Дикаревой - приехавшей в южный городок, чтобы работать на заводе. Романтичная и самоотверженная Валя сталкивается с грубостью. Выдержит ли? Увлечённая в прошлом Фолкнером и Анчаровым, верящая, что "при любых кошмарах человек будет чистым, пройдёт через грязь, не опустится", а также в то, что "в человеке всё самое интересное, и в нём обещание будущего" - Валя, таким образом, сама будет наглядным примером для своих же слов и размышлений.
     И вот они испытания. Ради того, чтобы заполучить сводку (на работе) соглашается на условия Команиди: две машины за две расстёгнутые пуговицы. Это испытание ложью. Другое испытание - испытание жизнью, морем. Каждый день Валентины начинается с купания в лимане, а заканчивается часто танцами, похождениями с Нонной в ресторан. Однако, Валя так и не подчиняется плоскому курортному существованию, хочет ехать дальше по свету, борясь за право искать новую себя... Ну и самое сложное - испытание любовью, её нравственной стороной. Здесь вопрос о вседозволенности обозначается через взаимоотношения Вали и Долганова. Андриан Ильич Долганов - главный конструктор, образованнейший человек - объект любви Валентины, носитель её идеалов. Сначала Долганов пытается повлиять на духовное развитие Вали, образовывает её: приносит книги об искусстве, размышляет с ней о живописи... Потом сам влюбляется в девушку, осознавая невозможность близких отношений (у него жена, две дочери). Сцены встреч и расставаний Долганова и Вали - самые романтичные. Говоря о них, хочется вспомнить рассказ В. Распутина "Рудольфио", в котором девочка Ио также влюбляется в порядочного женатого мужчину. Отличительной особенностью прозы Распутина является "неловкое душевное движение" героя. Рудольф, образно говоря, отталкивает Ио, ранит невниманием, когда отказывается исполнить её просьбу (поцеловать) и говорит, что целуют только близких людей. С этой точки зрения, Долганов безупречен. Никаких неловких движений; напротив, он дал понять Вале, как она важна для него. Хоть и не поцеловал, но был трогательно-нежен: "...взял и обвёл вокруг неё воздух ладонями, точно погладил, не касаясь. Но от рук шла слабая тёплая вибрация, как от фена. Она уткнулась ему в плечо и заплакала". Были и другие не менее волнительные сцены (немой разговор). Таким образом, благодаря высокой нравственности Долганова, испытание любовью Валентина тоже выдерживает, хотя бы она уже и взрослая, хотя бы ей уже и всё можно. 
Кроме любовной темы меня задела тема вседозволенности в обществе, в данном случае - в начальстве на работе Дикаревой, т. к. несправедливо всё это (притеснения со стороны Команиди, директора). Среди женских персонажей (кроме Вали и Нонны) ещё запомнилась Нина (как противоположность Нонны и ещё, потому что в какой-то момент Валя решает быть такой же как она). Ася запомнилась, потому что трагична история её замужества. Эти персонажи вызывают симпатию. Лана не может не запомниться из-за писем, но она настораживает, т.к. спокойно наблюдает за ситуацией Вали издалека. Соплявчик тоже запомнилась (с ней же Валя говорит о Фолкнере и думает об Анчарове), только девочки её странно как-то прозвали. А почему? (Архипов  гвоорит – Валя никакая  Г.Щ) Валя интересная, возвышенная. Дневник её прекрасно характеризует. Даже внешний вид дневника - толстая синяя тетрадь с бабочками. Синий цвет - глубокий, цвет ночного неба, как бездна. Бабочки - любовь. А что было для неё главным? "Бушевание жизни, фонтаны радости". Вот и кидалась она в бездну с головой, если любила. (Так же, как в море. Правда, боялась поначалу. Но полюбила же лиман: жутко, но весело.) Очень эмоциональная, жизнелюбивая; хочется верить, что сильная. Сильная до тех пор, пока не превратится в штукатурку Зюху с бесцветными глазами, бесцветными губами и непонятным возрастом. Может и не превратится. Глаза у неё красивые, "тёмные, как сливы". Много ещё чего можно сказать: и про самоотверженность, и про философское отношение к жизни (дневник, письма, приоритеты), наряду с легкомысленным его воплощением.

Галина  Щекина.
Получился не разбор, а  этюд на тему, имеет право быть. Что  человек  увидел то и рассказал. А  что, я  ведь и писала про любовь, а  все говорят – про общество, будь оно нелпадно, а  любовь  уже никого не  волнует. Та что  давай  мне  это в  электронном виде, моя просьба  обычна и занудна.(Колядина -  она  молодая, а молодых  что волнует? Любовь)

Наталья Комарова
Но у главы  про искусство мне  тоже понравились, потому что  я  за ними  видела  его образ.

Элеонора Жукова
Давайте я  тогда в противовес сказанному, от другого поколения. Наверно  мне лучше помолчать,  чтоб  сойти за умную…(Валера, ну что она говорит? Разве ее тут обижают? – Г.Щ.) Справедливости ради -  я  читала  добровольно, меня никто не  заставлял. Кстати за книгами в библиотеке  очередь. Так что читают бумажную книгу, даже очень…
Название книги понравилось. Но я от него ожидала ярких моментов  из области отношений между  мужчиной и женщиной, или та  позиция, с которой  бабушка  говорит – тебе  все  можно. Или я  ожидала восторга? Немного не на тот  настроилась. Понравился  пролог – потому что там все ясно, до слова все  обозначено, мне все  понятно, даже  то, что между строк. Но  дальше  начались  сложности.  Я  искреннне  пыталась полюбить героиню, (я  искренне и  быстро влюбляюсь) но не  смогла. Здесь  часто повторяется  выражение –«я  уже  большая  девочка».Это так.  Девки  закончили институт, но ведут  себя  черт  знает как. Это  уже не  ПТУшницы  которым  по пятнадцать, которые  только  вырвались  из  дома, должно быить понятие у них. А  она как  она оправдывает? Надо стремиться к высокому, а она. Выпивает, в  ресторан  ходит с подружкой, без конца  вино, самогон, свадьбы  эти. Понятно  что  дивя в  общежитии, она не  хочет  быть  белой  вороной, ходить все  только с книжкой как все так и она.. Но если ты  взрослпая  то и веди себя  по взрослому…
Пропроизводство  опщу, это мне не так  интересно, больше ностальгии вызвала  бы  очередь, всегда  чем-стояли… Теперь  эта ее влюбленность, Долганов. Не  рьет, хочет  добра, повысить уровень… Все так. но начать бы не с этой  темы. Это  с его стороны  провокация.  Были случаи что мне рассказывали подобное, а   была на порядок  моложе…Противно  случать, как  будто специально, назло говорят…Т есть героя я  тоже не полюила с его провокацией, это  личное (Все  плохие,  все – Г.Щ.)  Письма  Ланы   в которые  пыталась  вчитаться…да она умная, пыталсь  до своего уровня..но какой-то теплоты  не  хватило. Сухо это, может я слишком  много от  этого  жду.(Да она  ее просто  учила, а не  любила-Г.Щ)  Потом вот что -  когда на меня навалились  столько  имен,  и я не  знаю  их, даже  сникла. Пошла  в интеренет, и оказалось  даже  кое-что  знаю!  В  общем  из этого тоже лизвлекла  пользу. Но  если бы  я  сказала  что  эта  книга  станет  моей настояльной- это  я  бы  сказала  неправду
Я  не поняла  что  значит  фраза – «стихи на  сало» (значит  смотреть  с точки  рения  пользы,  сало  это польза, я  стихи ничто, ф игня.(фразы местных,  или о них)  Спасибо за   фразу – «несчастна не женщина полюбившая первой  любовью подлеца, несчастен пожлец  которы не воспользовался возможностью стать  человеком» - кто  говорит эту фразу? ) Это восточная  мудрость (Г.Щ.). Спасибо за напоминание -  я  вспомнила про рпоэта  Василия  Федорова. оказывается, знала  его даже  любила  когда-то


Галина  Макарова
Заинтриговало название. Кому, что можно?  Уже  крючочек. Язык понравился,  колорит, все  эти словечки, «стихи на  сало» Героиня  там все  повторяет –«чет  мне как-то…»  Это направильно. надо писать чё-то, сокращенно от чего-то. А в кгниге чет  через е.Ё нету. Фамилия-то  говорящая?  предполагали?  (ну да – ГЩ). Немного она  дикарка. она  дочь начальника, не из  бедных, паочему  дикая? Не может она  быть дикой. Авот  ведет  себя как в семнадцать,хотя ей  минимум  двадцать  два, наивная  черезчур. Обилие  имен  представителей искусства -  это  здорово. Кто не  знает -  хорошо через нее узнать.  Там дикая  жара, подчеркивается, а  у нее две  пуговорицы  расттегиваются. Да там наверно в майках все  ходили…Я внешность героини не почувстовала, лишь в  одном месте черные  волосы…Внешности почти нет, тогда почему все в нее влюбились, чуть не всем  заводом, и начальство, и рабочий  этот на велосипеде. ну, это обманный  ход, все подумали: они встречились. И  ничего! Долганов  для  меня противоречив, у мнего семья, образцовывй  семьянин,  и  этому  веришь. А  вот когда  такой  человек  все бросить и говорит -  ухожу в другое измерение – тут я не  верю, что сошел  с  ума и все  сразу.
Диалоги затянуиты. Роман надо сократить за счет  диалогов.  Сплошняком  идут письма  Ланы -  это я вообще  читать не  могла. В каждом  письме -  извини,  долго не писала. Да сократи все  это, давай  только то, что значительно. Все  было интресно – вот, я  тоже  жила в то время. хотя  и не там именно. Поэтому  читать  было интересно. Все  спасибо

Валерий  Архипов.
Это не рукопись и я не  хотел говорить замечания  по поводу  некоторых  мест, ну  несколько…глуповатых. Опять приходится говорить о  неровности языка автору с большим  опытом, в  предыдущих  вещах  писала  боле «ряшливо» а тут неряшливо. вот дневники.Допустим пишет не автор, а главная  героиня. И  выходит  внекоторых  местахотдельные абзацы,  она так  красноречива, прямо как  автор. То есть  человек  владеет литературой. но вот из  дневника момент: к нам присоединилась пара, скабрезный  мужичок в  замше и тонкая блондинка. Откуда  она  знает что  скабрезный? она еще не говорила  с ним, он  только появился, ее не сел, слова не сказал. А она все уде знает. а той женщине – тонкая  блондинка и все тут. Ладно, потом ни все  вместе пошли к джинсовому  Борису? откуда он взялся? Ищу – откуда ни возьмисьт – скрипящий лдинсовый  костюмчик! Так он  и оказался  тем джинсовым Борисом. Типичные  щекинские выкрутасы и слава богу что в  этой книжке  таких выкрутасов  мало, да  здравствуе грамотная русская  речь.

Сергей Фаустов
У Андреевой есть подобные  замечания, она  отметила неточности
«- она  очень жаждала увидеть(жаждала  это уже  очень)
- гремели  цепки  моторных  лодок(цепками называли  цепочки от нателдьных крестов, а у  лодок массивные  цепи на которых держались массивные якоря)
«съев бабкин оладь» - всё-таки оладью;

- «она была такая зелёнка» - может быть это авторская находка, мне она такой не показалась;
- «Зяблику зяблик» - наверное, всё-таки опечатка, нужно было написать «Зяблику зябликово»;
- «чешская деревянная бижутерия» - я была в Чехословакии два раза, видела там и покупала только стеклянную бижутерию, производства известного всему миру города Яблонец;
- «и на меня пальцем тычут» - в меня пальцем тычут - не верится, что героиня может неправильно выразиться;
- «Иногда не надо думать, что ум всесилен» - я бы опустила «иногда»;
- «Тоха пёл «Имёджин» Лённона» - конечно же, опечатка - Тоха пел «Имэджин» Леннона;
- «сверчки сверчали» - дважды встречается в тексте, оправдано ли это стилем?
С  большей частью этих замечаний можно не соглашаться, я не обладаю истиной в первой инстанции.
Всё сказанное никоим образом не отменяет замечательное и сильное впечатление, которое произвёл на меня роман Галины Александровны Щекиной, я читала его не отрываясь несколько дней и не жалею ни одной минуты потраченного времени».

Елена  Титова
Скажу  сразу,  не  все  прочитала, и мне пришлось  из  середины  прыгать в  конец,   чтоб  узнать, чем кончилось. С  моей  точки  зрения, закончилось все  банально, не хватило  той  яркости, которая  ожидалась по  заглавию. По прочитанным  главам  заглаиве не  соответствуе. Дело  не  влюбви, а  в  каих  сложных  моентах  связанных с  понятиями  свободы и несвободы. Для  меня   между  этими  точками есть  движения  которые  захватывают производственную  сферу, с ввязывают  е  с жизнью  ка к таковой, с бытом, общежитием,  юностью. Я начинала  это читать  как Графоманку, там где писательсткий  труд,  здесь ничего этого нет. И  девушка, странно,завод  выбриает методом  тыка, то есть ей  все равно.С этого момента  текст превратился в  киносценарий. Это не  пьеса, понаглядности и раскадровке  скорее  сценрарий. Строгой  связи нет, в  середине  можно перерставить  главы. Вязнешь в  письмах и дневниках, потому что они ряджом. Если бы  были разведены…легче бы.А то событийность  уходит,  ана  первом  плане  менторство  Ланы, такая  умная,  чего она тогда  такая  несчастная…Да и письма - это не  совсем  эпистолярный  стиль той  эпохи, так не писали. Было  больше  мелочей и не бьыло  таких длинных рассуждений и воспминаний. Вот не  было этого в  письмах той  поры, и для  меня  в  них пропало  время. Тем  более не работал  я на  заводе, ничего не поняла. Темный  лес. Если говорить о разломе  временОм,  мне показалосмь что  эта  физиология  там,гдн  в любви она проступает, то она  иногда на  уровне  90-х, дело не в пуританстве, или что не думали на  эту  тему. но мне кажется  что думали иначе. Ожидала  что  под  хэто  заглавие  возникнет в  тексте  что-то про партию. потому  что  70-е это только план, но и стргая партийная дисциплинаи,  а этого ничего нет,то есть произошел отход от времени

Галина  Щекина
Главная героиня  НЕ  состоит в партии.

Елена Титова
Дело не в  этом. Она  может не  сотоять но по ее  годам , еего бы  заставлили вступить. А там ни комсомолом, ни партией  вообще не  пахнет
Вообе  эту  Валентину  я  тоже не полюбила. Не  найден  вырный  тон. Иногда тон повествователя фиксирует Валентину спустя  20-30  лет.Она  себя  осуждает. Мемуарный оттенок.НПовторяю – героиню не согла полюьить  , какой-то разлом во времени произошел, и  даже  внутри глав. Вот она ка к песонаж, а  вот повествователь. на  какой-то момент они сливаются, а  в другой  момент повестьвователь кажется  Дикаревой но  20 лет спустя,  и наконец  есть моменты  где они абсолютно разные  люди (об этом  пожалуйста , поподробнее -Г.Щ) С  Долгановым скучно, тоже не знаю почему.Он  ментор-педагог, не Пигмалион, просто  полюбил ту ученицу  которая выказала  больше старания. А мне  хотелось чтоб он полюбил  эту Нонну. Ее  я  восприняла как  самый  сочный  яркий   образ(«я ж така прелесть»- Г.Щ.).Становление Нонны я вижу, становление  Вали нет. Вот это моя  читательская  реакция. Есть детали подкупающие, сотрудники как вяленая  вобла,  потом баклажаны  эти, это все открытие мира и это важно.
Ася эта  тоже, она  же  оказалась бпрошена автором, получился проходной  эпизод. Наверно  это обмсуждали в  общежитии. Ее  можно бы  дать иначе  чем  эпизодом.

Карина  Хачатрян
Это роман  р взрослении, пытается стать самостоятельным…Прочитала за  две ночи, с интереслм, и сразу  захотелсь продолжения. Интересно, какя  стала героиня. когда прошла все  эти испытания. Ноя ее сразу  поняла и приняла. Для  меня  она книжный  чкрвячок, и похожа на  отца стремлением к правде, на принципах  добра  и  зла, в  этом она похожа на  отца. В  жизни она  абсолютно инфантильна, пытается  жить сердцем , или пытается по книжкам. Но  жизнь предлгает ей  ситуации с которыми она не справляется. Например,  влюбляется в  Долганова. Она  не  должна  этого делать, но… Мне  было интересно, как  жизнь ее ломает, ее представления. Роман  воспринимала как  отдельные  эпизоды. Это я  же приняла, потому что молодой  человек , он и живет так, и воспринимает все вспышками, все  происходит  быстро, хаотичено,человенк  даже не успевает  все   осознать, отрефлесировать,  что  произошло. Понраивлось, что  затронуты  и другие темы, та  же Татарка, которой  мать говорила  «все мужики  сволочи» и мы  видим, как она  с  эти  лозунгом  живет,  а живет проблемно.И ей   Валя  как может  советует, ка к быть, когда появляется  близкий  человек. То есть роман , как  подруга  которая  может что-то посоветовать.мОлодые не  все имеют связь  сродителями, но зато  есть  друзья,  которые  могут  что-то посоветовать, ка к поступить в той  или иной жизненной  ситуации. В  этом   смысле  книга – подруга. Или это соломка, которая – знать  где  упасть – соломки подстелил бы. (полностью рецензия Карины  - http://proza.ru/2014/03/02/696 )
И  еще о письмах. Действительно было тяжеловато. Я  дала  книг маме, онатпростой  человек, она прочла с интересом, н письма не читала. Дала  бабушке- тоже  читала – понравилось. И  очень бы  хотелось -  прослушать аудиокнигу, если б  был такой  вариант. Письма  я конечно не выкинула бы, но  сократила,  сделав  боле  доступными.

(Елена  Титова: Нонна трагическая, но  это  из  90х )

Галина  Щекина
Да  это  ужас. Причем  никто не воспринимал это как трагедию. И я не воспринимала Ты  что, девка, делаешь?  Как Юрочка Малоземов посетовал. Ведь  жалко ее. А  стать на  местороителей – вообе можно все волосы на  себе  вырвать. Но у дечонок  другое  мышление, они  живут моментом, они же не понимают, что последует падение,  качение с горы. Его никто не видит,  его никто не  боится. А  бояться надо. Ведь  есл б Нонка боялась, такого бы с ней не случилось.И Валя не  боялась. И Ася не  боялась. Но случилось! Бойтесь, девчонки, бабы. Жалко, что такие бессмысленные,  счастливые и бессмысленные – и пропасть,  в эту  яму. Юрочка прав. Я  хотела подйствовать на девчонок, а подействовала на  Юру. Прости, перебила. Ну  невозможно найти правильных, их нет, хоть того больше они читали. Все равно делают неправильно….И письма  тоже. И  сама Лана, может она  была противная, но она была  такой,  что делать. Всех  кто высказал точку  зрения, всех прошу  записать для  истории.(Дале чтение  рецензии Дудкина)


Рецензии