Тёща

              Геннадий Маркин тупо смотрел в окно. Настроение в ноль. Разбирало зло на тестя, но  поделать всё равно ничего нельзя. Тесть, зараза, взял и помер! Ну, не подлянку ли  сотворил! Тестя Генка уважал, но простить такой поступок ему не мог. Это же, можно сказать, всю жизнь он своим поступком Маркину поломал!
               Главное, что помер тесть полгода назад, а аукнулось только сегодня. За обедом жена была необычайно ласкова, Генка даже подумал, что опять что-то купить хочет. Или уже купила, и потому задабривает. Лишние траты Генка не одобрит. Они только что достроили большой дом, в два этажа. Мебель новую пришлось покупать. Нет, лишних денег в семье нет. И пусть даже не упрашивает!
                Он покосился на Нину, которая порхала по просторной кухне, чмокнула Генку по пути, когда  ставила перед ним тарелку с пловом. Маркин плов любил. Сердце недобро заныло. Вот, сучка! Знает, чем задобрить! Но денег он не даст. Потому что их нету! Вот, нету и всё! Нина присела напротив и подперла щеку рукой.
-Вкусно?
                Генка кивнул.
-Вкусно. Но денег не дам.
                Нина растянула в улыбке рот.
-Какие деньги, милый? Я знаю, что у нас каждая копейка на счету. Да разве я посмею…
                Маркин  прищурил один глаз.
-А что тогда? Если не деньги, то чего ты сегодня такая добрая?
               Нина потупила глаза.
-Гена, ты только не ругайся сразу, ладно?
               Аппетит разом улетучился. Ложка скоблила рот, плов, вроде бы, не доваренный. И мяса в нём маловато. Рис встал поперёк горла. Генка протянул руку, взял стакан с компотом, шумно заглотил  жидкость вместе с ягодами.
-Говори уже.
-Гена, мама хотела бы у нас пожить…
                И торопливо, пока муж не проглотил ещё весь компот, и не подавился ягодами, слила последнюю информацию.
-Тоскливо маме одной. А у нас два этажа. И здоровье у неё  сильно пошатнулось после смерти папы.
-Так  это, отец уж полгода как помер. Чего сейчас-то затосковала?
-Ну, не знаю. Говорит, что спать не может. Тоскует.
-А у нас ей веселее будет, что ли? Или ты думаешь, что я  ей песни петь стану?
-Гена, мама сказала, что не будет  тебе мешать, тихонько, как мышка будет сидеть в своей комнате.
-О как! Так у неё, стало быть, и комната тут своя есть? Я что-то не помню, чтобы  под неё что-то строил? И потом мы хотели одни пожить, с внуками возиться. Ирка на лето обещала пацанов прислать. Серёга в отпуск к нам собирается.
               Нина обрадованно подпрыгнула.
-Вот! И я говорю! Ирочка мальчиков привезёт, а мама помогать нам будет.
-А что, сами не справимся?
-Гена,  нехорошо, мама старая, больная  и одинокая женщина. Ну, пусть  она немного у нас поживёт, а?
-Сколько?
-Ну, не знаю. Пока не надоест.
-Считай, что уже надоела. Пусть назад возвращается.
-Так, она ещё и не приезжала!
                Нина резко встала и вышла из кухни. Генка уставился в окно. Всё равно будет, как жена скажет. Маркин тяжело вздохнул и  снова недобрым словом помянул тестя. Не вовремя дед помер, не вовремя.
                Маркин женился на Нине, как только пришёл из армии. Нина как раз техникум заканчивала. И Генкины родители с Севера вернулись. Денег привезли много,  купили сразу две квартиры. И машину новую.
                Одну квартиру подарили на свадьбу молодым. Тёща тогда очень довольная была дочкиным выбором. Генка сам тоже был доволен. И невестой и новыми родственниками. Вспомнил, что надо жену выбирать и на будущую тёщу смотреть, чтобы видеть, какой та потом станет.
                Генка посмотрел. Тёща, конечно, красавица, и фигурой и лицом. И Нинка вся в неё. У Маркина всё в душе ликовало от счастья. И ведь не ошибся с выбором. Уже и серебряную свадьбу справили. И детей трое. Генка сам себе  одобрительно кивнул  головой. Счастливый он. Был. До сегодняшнего дня.
                Потому как за все серебряные годы он хорошо изучил свою тёщу. Она -командир. И не просто командир, а хуже старшины, что у Генки в армии был. Правда, Генкой  у неё  командовать не получилось. Все её движения в эту сторону были пресечены сразу на корню.
                Тёща пробовала встать в позу и даже дочку подначивала на развод, но Маркин тут же поставил условие, ежели тёща не прекратит свою диверсионную работу, он её к дому и на пушечный выстрел не подпустит. Анна Петровна зятя поняла правильно. Тем более, что дочка вовсе не собиралась Генку бросать, даже в шутку, на испуг.
                Тесть Генкину политику поддержал. Жили Маркины дружно, потому, наверное, Нина и согласилась троих детей завести. От плохой жизни дети не рождаются. Хотя нет, рождаются. Но не всегда умными вырастают. А дети Маркиных- загляденье просто. И умные и красивые,  уже своих деток завели.
                И образование у всех высшее. Генка ещё раз вздохнул- счастливый он. Вот только, тесть, зараза, зря помер. Теперь Анна Петровна к Маркиным переедет. Погостить. Ага! Генка хорошо сказки знает, он их детям всегда сам на ночь читал. И про зайца с лисой тоже читал. Которую потом из дома выселить не могли.
               Ну, поживём, увидим. Пусть приезжает. Как будто от него что зависело, Генка пошёл к жене. Та уже глаза до красноты натёрла, с пОнтом, плакала. Ага! Знаю я эти штучки. Маркин громко покашлял.
-Это… пусть мать приезжает. Но сразу предупреждаю- не насовсем! Не хватало мне ещё с тёщей век доживать.
               Нина благодарно кинулась мужу на шею.
-Спасибо. Я всегда знала, что ты у меня замечательный. Самый лучший муж на свете! И я тебя так люблю. Так люблю!
              А потом поцеловала, ну и…всё остальное тоже…Маркин потом, лежать в кровати, остался, а Нина побежала матери звонить,  сообщить, что высочайшее разрешение на приезд маменьки получено. Как будто по-другому бы было. А Генка снова тестя вспомнил.
               Это, по-первости, Маркин думал, что главный в  Нинкиной семье отец. Потому как, тёща всегда и на всё разрешения у мужа спрашивала. И только потом Маркин понял, что всё это было для виду, потому как тёща ответа не всегда дожидалась, а ставила точку в разрешении вопроса именно  свою.
                Тесть выпить любил, но жену боялся больше. А зять никогда без бутылки в гости не приходил, чем очень радовал Нинкиного отца. Тёща тоже не возражала  против коллективного распития, и даже сама выпивала рюмочку. Анна Петровна спиртное не любила, но чтобы уважить зятя, не отказывалась от ста грамм.
                Тесть, Михаил Иваныч, выпить любил. Но и получал за это от жены! А тот только отмахивался. Но  потом  тесть  приноровился пить одеколон. И даже с Генкой поделился  собственным  опытом.
-Я рекомендую тебе, Геннадий Фёдорович, дикалон потреблять. Проверенное средство. Я чуть водичкой разбавлю, глотну, а потом говорю, что это я брился и лишкА  надухарился.
                Генка рассмеялся.
-И что, верит?
                Тесть мотнул головой.
-Теперь уже не верит.
                Маркин встал с кровати и отправился посмотреть на комнату, в которой тёща пожить собирается. Спустился вниз. На первом этаже были две небольших комнаты. Как бы для гостей. Весь второй этаж для хозяев. Там четыре комнаты. На случай, когда дети приедут в гости и тогда каждой семье по комнате. Так было задумано.
                А внизу для гостей. Типа-тёщи. Но ненадолго. Нина уже хозяйничала в комнате, застилала постель. Маркин поморщился, значит, тёщу надо ждать к вечеру. На ночь глядя. Как нечистую силу. Что-то в последнее время, у Генки на тёщу аллергия. Прямо мурашками весь покрывается. И вроде, ничего такого она ему не сделала.
                Когда дом строился, Анна Петровна пробовала указывать, где и что лучше изладить. Но и тут Маркин поставил её на место. А тёща зараза такая, ужом подползла.
-Может, и мне какой уголок, под старость отведёте?
                А Генка сразу анекдот вспомнил. И тёщу тут же осёк.
-Мамаша, не вынуждайте меня дом круглым делать.
                Анна Петровна сразу не поняла, потребовала разъяснений. Генка пояснил. А  мужики, что помогали дом строить, грохнули таким смехом, что тёща скоренько смылась, поджав при этом губы. А про себя, видимо, уже тогда уголок присматривала.
                И вот, дождался. Нет, ну какова лиса, а! Хотя, и Генка тоже не прост. Мигом тёщу на место поставит. У него не забалуешь. Но этот внутренний голос был не очень убедительным. Ладно, поживём-увидим.
               Тёща нарисовалась с двумя большими сумками. У Генки даже зубы заломило. Видать, надолго погостить собралась. Радостно от порога пропела слова приветствия и сразу прошлёпала в свою комнату. Понятно, дорогу уже протоптала заранее. Ни куда-нибудь, а именно в эту комнату пошла. Генка сделал вид, что очень рад приезду тёщи. Куда деваться?
               Первую неделю тёщу было ни слыхать, ни видать. Маркин даже подумал, что зря он волну гнал. Тёща не мешает, как и кошка. Но потом своё мнение изменил. Потому как тёща свой командный голос начала применять по его специально созданному назначению.
                Первая размолвка произошла, когда за завтраком, тёща ехидно прищурилась и посмотрела на Генкины ноги.
-Зятёк, а у тебя ноги не болят?
                Маркин опешил. И откуда тёща узнала, что у него ноги к непогоде ломит? Наверное, Нинка рассказала. Только чего это голос у неё такой ехидный? Он подозрительно глянул на Анну Петровну.
-А чего это Вам, мамаша, мои ноги покоя не дают?
-Как чего? Ноги, говорю,  не болят чугунные тапки таскать?
               Генка уставился на свои ноги в тапках. Даже ногой помахал. Нет, хорошие у него тапки, лёгонькие такие. Он уставился на тёщу.
-Почему чугунные тапки? Нормальные у меня тапки.
               Тёща округлила глаза.
-Да ну? А  стучишь ими, как будто они у тебя чугунные. Спать  невозможно, как ты топаешь, а моя-то комната, как раз под вашей спальней.
               Генка сглотнул. Потом опомнился.
-Мамаша, а дома у Вас никто над головой не топает? А то езжайте к себе и живите в тишине. Чего уж так над собой измываться? И гляньте, комната уже Вашей стала!  Ишь, как скоро Вы тут обжились!
                Лицо тёщи начало наливаться краской. Она обернулась к дочери. За поддержкой. Нинка, молодец, тут же отвернулась к плите, занята она. И ничего не слышит. Анна Петровна уткнулась в тарелку. Генка про себя подумал- один :ноль. В его пользу.
                А тёща зло, видать, затаила. Потому как ночью Нинка отказалась исполнять свой супружеский долг. Маркин уже давно все  долги супружнице своей простил, как  и Россия внешние долги  дружественным  странам. Уже нет такой силы у Генки, как говаривал Петрович- хОча есть, а мОчи нет.
                Но когда Нинка проявляла к мужу повышенный интерес,  Геннадий  половую интервенцию исполнял. Проводил, так сказать, вторжение в расположенные в непосредственной близости владения. Иногда не очень получалось. И тогда Генка сильно переживал по этому поводу.
                А сегодня у Маркина было самое что ни есть воинственное настроение,  и дружок рвался в бой, чтобы захватить хотя бы временно чужую территорию. Напакостить там и смыться. Генка положил руку жене на бедро, потом сунулся дальше, но его рука была откинута резко и безоговорочно.
                Понятно. Тёща настропалила. Ладно. Генка настаивать не стал. Тем более, что и дружок, почуяв такое негалантерейное обхождение, тут же сник. Странное дело, вроде бы, раньше никакие слова ему не мешали, всегда готов был. Даже иногда  воинственно голову поднимал и не опускал, пока крепость не сдавалась.
                А тут сходу сник, голову опустил  и стыдливо к ноге припал. Видать, сильно обиделся. Тоже мне,  барышня кисейная! Ну, ладно, тёщенька. Я завтра всё равно вперёд вырвусь. Сегодня, понятное дело, ничья. Один :один.
                Генка отвернулся и сделал вид, что тут же заснул. Но сам себе пообещал, что Нинке тоже отомстит. Будет ей половая интервенция. Ага! И вторжение на чужую территорию. Даже пусть не напрашивается. Полный разрыв дипломатических половых отношений. Дня на три.
                Утром Маркин встал, как ни в чём не бывало. Подумаешь, отказали. Что он никогда…этого самого не видал, что ли? Видал. И ни один раз. И дружок тоже видел. Хотя и глаз у него нету. Тот нюхом, видно, чует.
                После завтрака тёща вышла во двор. Генка следом. Военные действия лучше начинать на улице. Там причин больше. И точно! Тёща взяла в руки метлу. Генка тут, как тут.
-Мамаша, Вы, когда вокруг дома летать будете, поаккуратнее там, трубу не заденьте. Вам-то ничего не будет, а трубу своим  весом, не ровён час, разрушите.
                Тёща раскрыла рот, а Генка втянул голову в плечи, ему показалось, что Анна Петровна сейчас сирену включит. Судя по выражению лица любимой тёщи, Генка понял, что удар своей цели достиг.
                Тёща жуть как не любила всяческое упоминание о своём лишнем весе. Она себя всё ещё помнила стройной и красивой. А лишние двадцать…или даже двадцать пять килограммов её совсем не красили.
                Маркин был доволен. Сегодня перевес на его стороне. Пока. А это главное. Но если тёща пожалуется Нинке, то про половую интервенцию можно  забыть. На неопределённое время. Ну и ладно. Зато Маркин вместе с дружком сил за это время наберутся. И потом, ка-а-ак…М-да. Дружок некстати зашевелился.
                Маркин взял лопату и пошёл копать землю под цветы. Нинка вчера просила вскопать грядку под окнами. Красоту она во дворе наводить собирается. А что! Хорошее дело. Маркин видел в прошлом году   у соседей, весь двор в цветах, и пахло так вечером оттуда хорошо.
                У Маркиных в прошлом году ещё стройка вовсю была. А в этом году  самим благоустройством заниматься надобно. И ещё качели поставить для малышни. В магазине Генка видел большие садовые качели. Разориться, что ли, да купить? И самому иногда на них поваляться можно будет.
                Копал Генка не спеша, при этом тихонько напевал себе под нос, а потому не слышал, как подкралась тёща. Ну да. Как же это грядки копать без её чуткого руководства. Она стала комментировать каждое Генкино движение, то не слишком глубоко копнул, то наоборот земли захватил на лопату много.
                А ещё, надо траву, когда копаешь, в сторону откидывать. Корни от одуванчиков следует подкапывать и убирать, потому что одуванчик-это такое растение, которое  прорастает где угодно. Генка терпеливо сносил все указки, не хотелось лишних скандалов, тем более, на улице так хорошо, тепло, птички поют.
                Терпение лопнуло, когда тёща  высказала своё мнение по поводу неправильно устроенного  водостока с крыши. Всё там было устроено, как надо, и Маркин до тёщиного ума эту мысль донёс. Тогда Анна Петровна сказала, что пристройка к гаражу сделана не так, как надо, с крыши на неё капает.
                Генка это знал, но руки не доходили исправить положение. Было обидно, что тёща это заметила. Могла бы и смолчать. Тёща молчание Генки приняла, как добрый знак, подошла поближе и решила на эту тему подискутировать.
-И вот здесь надо было…
                Закончить  умную  мысль Анне Петровне Маркин не дал. Он развернулся к тёще всем корпусом.
-Мамаша, я и без Вас знаю, что бурундучок -это не птичка. А потому идите, куда шли.
                Тёща икнула, развернулась  и, на всякий случай, пошлёпала прочь от Маркина. Дорогой бурчала что-то себе под нос. Наверное, сама себя пыталась убедить, что  бурундучок, если постарается, сможет летать.  А Генка  в очередной раз  порадовался, что последнее слово  осталось за ним.
                Ближе к обеду  в гости заглянул Петрович, расшаркался перед  Генкиной тёщей, та вмиг покрылась румянцем и пригласила гостя дорогого попить чайку. Петрович не отказался. Генку чай пить не пригласили. А у Генки дел на дворе полно. Вон, грядку копать надо.
                За работой Генку внезапно пронзила мысль, а чего это Петрович припёрся? Раньше нечасто приходил. Неужто…из-за… Анны Петровны? У Петровича жена умерла год назад. Он жил сначала вместе  с дочерью, но потом Наташка вышла замуж. А он теперь один…
                Настроение резко по увеселительной шкале прыгнуло вверх. Ха! Это был бы выход. А что, если и тёщенька неспроста припёрлась?  А чтобы поближе к Петровичу быть? Они ведь уже общались, и даже, Генка припомнил, глазки друг другу строили.
                Маркин по-шустрому докопал грядку, поставил лопату и прошёл в дом. Петрович с Петровной ворковали за чаем. Однако, наверное, уж чашки по три выпили. Пусть пьют, лишь  бы не обосс…не поплохело.
                Генка тоже присел чаю попить. Петрович с тёщей встали из-за стола, и вышли на улицу. А наср...! Маркину и одному неплохо. А он сейчас ещё и бутерброд с икрой себе сварганит. Да с чаем! Открыл холодильник, где-то была баночка икры. Не нашёл. Глянул в мусорное ведро, там валялась пустая банка. Стало быть, икру Петровичу скормили. Твою мать! Вернее, Нинкину мать! Чай пить расхотелось.
                Вечером тёща была, словно сало в шоколаде, Генка сразу напрягся. Не иначе, какую пакость ему задумала изладить. Ничего, Маркин чётко бдит и не позволит  испортить ему настроение. И вообще, врагу не сдаётся наш гордый Варяг! Но Анна Петровна задумчиво поглядывала по сторонам и чему-то улыбалась.
                Ночью Нинка прижалась к мужу и жарким шёпотом сообщила, что Петрович сделал маменьке предложение, и та теперь его обдумывает. Эту новость Генка решил обсудить  потом, сейчас требовалось незамедлительно, пока враг, то есть, любимая жёнушка не передумала, штурмовать крепость.
                Хотя чего там штурмовать, ворота сами открылись, заходи и властвуй. Генка и зашёл. И даже вышел не очень быстро. А вполне сносно там похозяйничал. И только потом осознал всю радость от сегодняшнего дня. Тёща-человек, наверное,  хороший. Но пусть она живёт отдельно. У Петровича.
               


Рецензии
День добрый, Лина.
Весело у Вас на страничке. Рассказы понравились. Буду продолжать читать.
Рада знакомству. Заходите в гости : "Две половинки", " Аленький цветочек",
"Розы", "Голубой ёжик в тумане".
Здоровья и чистого неба над нами.

Галина Квасницкая   30.11.2016 15:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 87 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.