Эстетика трансцендентного в Живой Этике

Опубликовано: Шлемова Н.А. Эстетические воззрения в Учении Живой Этики. Автореферат на ....к.филос.н.(09.00.04.). - М.: ИФ РАН, 2006. - 33с. ©
________________________________________

© Н.А. Шлемова,
к.филос.н., Москва

Эстетика трансцендентного как методология познания Космоса в философской системе "Живой Этики"
                * * *
"Красота – это священный камень философов, превращающий простые металлы в чистое золото.
Красота – это наиболее законченное выражение.
Красота – это конечная цель". (Святослав Николаевич Рерих)
                * * *

       Живая Этика, или Агни-Йога, – универсальная философская система, давшая совершенно новое (метафизико-эстетическое) представление об организации Космоса и о процессах, происходящих на Земле как одной из составляющих Космоса.
Ярко выраженная эстетическая тональность Живой Этики наиболее полно выражает её космологическую эйдологию.

Красота, Прекрасное, Гармония утверждают несомненное в сознании человеческом, несомненное и непреходящее. Красота - категория духа, оптимальный творческий путь человека в эволюции. Духовное нравственное содержание Красоты определяет конечный результат процессов космоантропогенеза, характеризующихся на данном этапе, по утверждению Живой Этики, сменой макро-космических планетарных Циклов - завершается век Кали Юги (торжества зла, по определению древних) и наступает Сатья Юга – «золотой век», эпоха поверженной Истины, духовных основ бытия и сознания. Смена Циклов сопровождается сменой Рас, вследствие которой все, неспособное к возрождению и развитию, уходит, разрушаясь, способное к трансформации – получает более утонченную психофизическую организацию в процессе восприятия и ассимиляции космопространственных энергий. Для человечества в целом началось эволюционное движение, перспективной целью которого становится освоение тонкоматериального мира, тогда как на предыдущем, инволюционном, этапе его задачей являлось овладение плотнофизическим Планом. В контексте философии антропокосмизма Живой Этики Красота становится «формулой космической эволюции». И вся очередная истина – в ней. «Произнесший «красота» - спасен будет», - свидетельствует Учение Живой Этики. Живая Этика разъясняет основные понятия космической эволюции и определяет роль человека в ней. Космическая эволюция по своей сути – это процесс утончения энергетики, движение от низкого энергетического уровня к более высокому, в котором участвует каждая составная часть Космоса. Согласно Живой Этике, главное направление эволюции - это движение к синтезу, от разъединенности к синтезу. В целом Живая Этика представляет собой синтетическую систему универсального космического эволюционизма, систему становления Макро- и Микрокосмоса.

История мировой философии убедительно доказывает непреходящую ценность и актуальность эстетической проблематики, в том числе и в этическом развитии как важного фактора самосознания культуры, ее интегрирующей функции.

Проблемы прекрасного как высшего Блага, Красоты как цели космической эволюции, гармонии, равной добру, воображения как пособника предвидения, вдохновения как подъема в Надземное (планы Космоса) и других эстетических начал бытия были и остаются одной из центральных тем философско-эстетических исследований прошлого и настоящего. Платон, широко понимая смысл творчества и относя к нему и занятия мусическими искусствами, видел в нем все, что вызывает переход из небытия в бытие или анамнезис («Пир», «Софист»). Платон прямо говорил, что искусство относится к первоначалам. Цель искусства так же, как и философии, - воспитание человека («Законы», «Государство»). Платон признает и философию – величайшей из искусств («Федр»).

Актуальность эстетической тематики и проблематики, имплицитно представленных в Учении Живой Этики, или Агни-Йоге, обусловлена практической ценностью этико-эстетической концепции ее универсальной открытой философской доктрины нового типа, включающей в себя новую синтетическую систему познания, научную и вненаучную, и методологию духовно-социального, эволюционного действия и своими гносеологическими корнями уходящую в толщу базовых идей эзотерической философии Востока, в которой эстетические аспекты мира-космоса служили фундирующей составляющей абстрактно-метафизических спекуляций. Конституируя принципиальную эстетичность духовного опыта как условия и критерия его подлинности, целостности, истинности. (Под эстетичностью духовного опыта мы понимаем достижение гармонии внутреннего и внешнего, слияние субъективного начала с сверхличным Духом, вызывающее чувство духовной радости, равной мудрости, целостное восприятие - осознание - переживание Красоты как трансцендентного источника жизни.) Органический эстетизм духовных эзотерических учений Востока: Калачакры, Вед, Упанишад, Сутр, Бхагавадгиты, Йоги пронизан ассоциативной поэтической образностью, художественно-эстетически и психологически интонирован, мифо-метафорически (мифо-ритуально) и ритмически инспирирован и организован, и именно в модусе собственно эстезиса, как формы инициатического и метафизического знания, эзотерический текст сохраняет свою целостность и создает новые смыслы.

«Гармония» и «эволюция» в системе Живой Этики – родственные понятия. Красота выступает в ней синонимом Единства и целостности мироздания, и только будучи творцом Красоты человек может выполнить свое назначение. Красота предстаёт целесообразностью Мироздания в трансцендентальной эстетике Живой Этики. Великий закон духовного преображения через Красоту связывает земное творчество с мирами более высоких состояний материи. Искусство, согласно Живой Этике, служит самым утонченным приложением к эволюции, каналом в Инобытие, способом постижения Высшего, имея с ним родовую связь, и способом познания мира. Гармония же, в системе воззрений Живой Этики, заключается в соединении начал земных и надземных, космических. А помыслы о Надземном, в Учениях Пифагора, Сократа, Платона и неоплатоников и Живой Этике, есть панацея, сообщающая целительные вибрации душе человека. Картина мира в Агни-Йоге носит собственно эстетический характер. Ибо эстетическая картина мира – метафизическая в своей основе, в ней – квинтэссенция гармонии человеческих взаимодействий с миром-космосом. Эстетическое – как единое недифференцированное состояние бытия, в нём сублимируется опыт контакта человечества с Универсумом, поднимается сознание современного человека на уровень космопланетарного мировоззрения, до уровня осознания космических процессов.

Инновационной и актуально-перспективной для истории эстетической мысли является космологическая концепция Красоты и искусства в Учении Живой Этики, эстетическая доминанта которой носит профетический, или опережающий характер, что само по себе непреложно вносит эстетические парадигмы в становление современной научной картины мира. Следует сказать, что Живая Этика, увидевшая свет в 20-30-ые годы прошлого столетия, инициируя, идет в русле достижений метафизического естествознания и русского космизма первой трети 20-го века, нахождений русской философии Серебряного века, обобщив их в систему и дав новому космическому миропониманию ту методологию, с помощью которой и сформировалась новая система познания. По мнению автора, этико-эстетическая доминанта или парадигма знания и сознания должна стать определяющей, базовой в формировании - и национальной идеи, и государственной идеологии, и, шире, новой научно-философской картины мира, складывающейся на принципах «универсального эволюционизма».

Проблема взаимоотношения метафизики, интеллекта, воображения и интуиции, одна из важнейших философско-эстетических проблем сегодня, убедительно развивается в Живой Этике, получая оригинальные выводы. Красота, восприятию которой учит подлинное искусство, будучи ее носителем (в концепции Живой Этики искусство утверждается как служение «равновесию Космоса»), не только важнейший фактор в эволюции человечества, но и олицетворение творческой силы Космоса как такового. Красота, заключающая в себе огненную (космическую) энергетику, эманирует из Высшего Мира, являясь первичной дифференциацией Космического Магнита – сложной центральной энергетической структуры Космоса, его Единоначалия (понятие, впервые введенное в оборот Живой Этикой), одухотворяя собой матричные формы различных состояний материи, будучи аналогом рождающей Матери(светоносной первоматерии – Materia Prima в терминологии В.С. Соловьева).Красота, в Живой Этике, являясь категорией духа, дефинируется как энергетический закон гармонии духа.

Определяющей чертой Живой Этики является космичность этого Учения, его универсализм и принципиальная синтетичность, выражающиеся в трактовке любых феноменов бытия с точки зрения их космической детерминированности, как фрагмента космической эволюции, постулирующей энергетическое всеединство Вселенной. Эстетический аспект Агни-Йоги также носит синтетический характер, интегрируя в себе космологическую, онтологическую, психологическую, этическую и аксиологическую составляющие, обосновывая нравственную волю как творящую силу бытия. Живая Этика – это этико-философское учение, т.е. в нем неразрывно связаны знание и нравственно-практические выводы из него. Космо-пространственное (и эзотерическое) восприятие Живой Этики представляет собой познание мира в его сакральной целостности, без распадения на субъект и объект познания и в этом смысле выступает как форма не дискурсивного схватывания целостности. Тяготение эзотерического (внутреннего, сокровенного) текста (к типу которого принадлежит и Агни-Йога, хотя и не стоящая в ряду традиционной эзотерики в силу своей открытости и направленности) к целостности (холизму) описания мира может быть квалифицировано как формирование одного из направлений «неклассического рационализма». (В смысле манасического (Манас – в духовной Триаде человека – высший разум), а не интеллектуального(рассудочного) принципа организации дискурса.) На наш взгляд, «эзотеризм» Агни-Йоги есть не что иное, как совокупность базовых принципов и метод выявления современного научного применения качеств энергии.

Актуальность философского анализа нового космопланетарного мировоззрения обусловлена еще и тем, что Теософия и Живая Этика, составляющие две части единого космо-антропного этического учения, на принципиально новом уровне начавшего синтез основных ветвей человеческой культуры – религии, философии и науки, как Запада, так и Востока, наибольший акцент делают на основы восточных учений, в которых, по глубокому убеждению Е.П.Блаватской, в наибольшей степени сохранились и развивались древнейшие знания о Вселенной и человеке. И именно, нравственно-эстетические аспекты бытия и сознания заявлены в восточной философии как целеполагающие. О необходимости синтеза западного и восточного знания более полувека назад говорили ученые мира, в том числе В.И.Вернадский. «Девятнадцатое и двадцатое столетие создали прочную почву для единой вселенской науки, охватившей все человечество, дав ему научное единство. По-видимому, индийская логика пошла глубже логики Аристотеля, а ход философской индийской мысли почти тысячу лет назад достиг уровня философии Запада конца XVIII века» .

Эстетические воззрения Живой Этики в некотором смысле задают существенный пересмотр оснований эстетики в ХХ веке в связи с изменением и общей научной картины мира, и постулированием самой Живой Этикой энергетического мировоззрения, материальности мысли, законов психической энергии, определяют поиски новых эстетических парадигм универсального знания и принципов аутентичного эстетического дискурса, опираясь на современные гуманитарные и даже естественные науки, на нетрадиционные для западного мышления духовные практики, на эстетический опыт традиционных цивилизаций древности. Космическая философия Живой Этики принципиально эстетична – это этико-эстетическая философия, и она не допускает легитимации анти-эстетических категорий и явлений, и даже предостерегает об энергетических последствиях для системы «человек-среда» «эстетизации» безобразного. В этом смысле она стоит в оппозиции к неклассической эстетике второй половины ХХ века, включающей в поле эстетического категории типа абсурдного, жестокого, насилия, телесности, шок-ценностей, энтропии, хаоса, артефакта и симулякра, т.е. псевдохудожественно-эстетических феноменов. Автор убежден, что Живая Этика, представляя собой новый кардинальный мировоззренческий ориентир (или кардинальный поворот, по линии разума, через посредство ментального, не астрального тела человечества, Земли к Космосу, к Тонким и Высшим Мирам), базирующийся на системе космического эволюционизма, как синтетическая философия антропокосмизма и новая познавательная система, вполне может составить одно из оснований современной научной картины мира.

По мнению академика В.С.Степина(ИФ РАН), «можно утверждать, что космизм как особое течение философской мысли оказывается созвучным современным исканиям новых жизненных смыслов и идеалов, гармонизации человека и природы. Особо следует подчеркнуть совпадение главных принципов философии космизма и многих фундаментальных идей современной научной картины мира и ее мировоззренческих выводов. Космизм возвращает нас к целостному видению мира как единства человека и Космоса. Он способен сыграть позитивную роль в синтезе идей, развиваемых в западноевропейской культурной традиции и в восточных философских системах, где человек изначально рассматривался как неотъемлемая часть космоса. Соответственно идеи космизма органично включаются в разработку новой метафизики, которая могла бы стать философским основанием постнеклассического этапа развития науки, обеспечивая дальнейшее развитие общенаучной картины мира в русле идеологии глобального эволюционизма, представлений о «человекоразмерных», исторически развивающихся системах и идеалов «антропокосмизма». Открытый характер современной научной картины мира обнаруживает ее удивительную соразмерность не только принципам философии русского космизма, но и многим мировоззренческим идеям, выработанным в традиционных восточных культурах. … Прежде всего это относится к представлениям о мире как о едином организме, различные части которого находятся в своеобразном резонансном отношении друг к другу».

Актуальность метафизико-эстетических аспектов жизни и сознания современного человека и общества в целом, необходимость в нравственном императиве обусловлена превращением обыденности в патогенную среду, диффузией хаосогенной и энтропийной ситуации 80-х годов ХХ-начала XXI веков во всех сферах планетарного социума и общественного сознания. Не способностью социо-антропной системы в целом совершить «скачок» к своей трансформе: принципиально новому и иному уровню-форме-телу бытия и сознания, о котором повествуется в книгах Живой Этики, светософийному плану жизни, предвосхищенному Вл.Соловьевым и русскими религиозными философами Серебряного века. Не готовностью сознания человечества в целом к огненной трансмутации, о которой повествуется в книгах Учения Жизни (одно из названий Живой Этики, встречаемое в Письмах Е.И.Рерих), приводящей к трансформации homo sapiens’а в homo faber и homo pulcher – существа космического, или субъекта космической эволюции, - новый взгляд на человека, вводимый Живой Этикой.

Очевидно, что через огненный коридор эволюции проходят только в модусе экзистенции и эссенции красоты как онто-гносеологической характеристики и кульминации субъект-объектных отношений, только через внутреннее духовное преображение Красотой как смыслом космической жизни и опытом очищения души. На наш взгляд, этически развитая эстетика, как любовь к истине Красоты, является ядром самосознания Культуры, ее наиболее чутким барометром. Исследование эстетического дискурса Учения Живой Этики представляется важным и в плане стимуляции философско-эстетической рефлексии современного художественного сознания, «эстетическая» (а чаще и антиэстетическая) энергетика которого направлена не на художественное творение как метафизический феномен, но на переход творящей энергии в жесткую и подчас агрессивную структуру art-практик: перформансов, инсталляций, хэппенингов и пр. поп-культуры. Мутные потоки массовой культуры, катастрофически упростившей все и вся и подтачивающей, вдруг ставшее зыбким, древо Культуры, ушедшей в музейный запас, размывают смысловое поле Культуры, редуцируя ее в постмодернистских и постпостмодернистских art-практиках и art-проектах, сегодня практически, за редчайшим исключением, не задающих вектора эстетического развития бытия и сознания.

Становится очевидным, что неклассическая эстетика перестает быть философской дисциплиной, но сужение ее проблематики и стилистики к культурологии, искусствознанию и художественной (а подчас и просто социологической) критике, без какого-либо философского наполнения, обрывает ее бытие как ведущей гуманитарной науки философского цикла. Нам думается, для того, чтобы эстетика не только не отставала от развития художественных практик своего времени, но и инициировала их содержательно-мировоззренческие поиски и художественное совершенство, она сама должна, в первую очередь, философски и метафизически развиваться, не порывая в своих основаниях с классической метафизической эстетикой, творчески развивая ее рефлексию, ибо падение мышления, в том числе и эстетического, не говоря уже об искусстве мышления, которому учили древние греки и классическое образование, наблюдается повсеместно в мире, отражая кризис гуманитарной культуры в целом. Потому, «назад - в философию», по нашему убеждению, является выходом из тупика для неклассической эстетики, если она не хочет стать социологией культуры, структуралистской лингвистикой, art-критикой или психоанализом, т.е. быть поглощенной другими прикладными науками.

Актуальность темы обусловлена еще и тем, что на сегодняшний день в эстетической науке остается малоизученной интериорная (внутренняя) эстетика (термин В.В. Бычкова), которую мы находим и в эзотерической философии, частью которой или завершением в ХХ веке является Агни-Йога, равно, как и имплицитная метафизическая эстетика, в том числе ярко выраженная эстетической парадигматикой Живой Этики. В некотором смысле эстетические воззрения последней можно отнести к типу «эзотерической эстетики», имплицитно присутствующей в восточном мистицизме, западном оккультизме, в истории эзотерических учений, в мировых духовных практиках и в духовном опыте в целом. Мы надеемся, что описание эстетических аспектов Агни-Йоги (более внутреннее название Учения Живой Этики) будет первым шагом на пути к вычленению, описанию и развитию эзотерической эстетики «Тайной Доктрины» и других эзотерических учений XIX-XX вв. (например, 5-ти томного «Учения Храма»).

И последний важный момент, актуализирующий данную тему: Живая Этика смыслообразующим ядром своим считает доктрину сердца (так названа и одна из книг Учения – «Сердце»), в свою очередь сущностью эстетического является чувство, что обеспечивает соразмерность базовых идей Живой Этики и философской эстетики как науки о чувственном познании, их плодотворное влияние друг на друга и взаиморазвитие в контексте современной философской культуры и гуманитарной мысли нашего времени. В связи с творчеством новых энергий пространства непреложно складывается новое наукоучение агни-йогической эстетики – эстетики огня (попытку описать которую автор предпринял на основе реконструкции эстетического в текстах всех 14-ти книг Ж.Э.), дающей те приемы, которые нужны для чуткости восприятия новых пространственных форм. Формирующей духовно-эстетическое отношение человека к миру-космосу и создающей основу для его дальнейшего творчества в русле творческих процессов Космоса. Эстетическое сознание, являясь базовым полем ассимиляции огненных энергий Космоса, становится инструментальным принципом и методом овладения тонкими энергиями, обеспечивающими связь с Космическим Магнитом в Эпоху Огня. Агни-йогическая эстетика – эстетика экологии души и сущего, есть ментальная эстетика – наука о ментальном познании и восприятии как новой эволюционной ступени, с глубокой опорой на опыт чувственного восприятия. Ментальное познание есть интегрированное познание и предпосылка огненного познания умонепостигаемого, сверхразумного: синтеза духа, сознания и сердца. Инициирующим источником ментального познания является не ум - мозг, но сердце (энергетический центр «чаши» - синтез духового опыта). Эстетическая функция познания - высокоорганизованная синтетическая ментальная функция познания. И она включается при высоко отработанной дисциплине очищенного ума (манасического проводника Высшей Духовной Триады человека), и является духовным качеством распознавания. В противном случае, за эстетическое, или его модификацию, можно принять безобразное или «шок-ценности», составляющие антагонистическую оппозицию к эстетической функции.

Имплицитная метафизическая эстетика Учения Живой Этики и космологическая, и этическая по определению. В Живой Этике так же, как и в нормативной, содержательной эстетике, прекрасное - красота являются основной модификацией эстетического. На наш взгляд, конститутивность категории прекрасного есть непреложная эстетическая объективность и остается канонической для всякой обоснованной и убедительной рефлексии. Как и в классической эстетике прекрасное в системе Живой Этики лежит в сфере трансцендентальной проблематики, что и подчеркивает метафизический статус предмета эстетики в принципе. В этой связи между эстетическим содержанием Учения Живой Этики и эстетической теорией обнаруживается универсальная и имманентная идентичность самого их предмета. Так как само эстетическое является и вертикальной (эйдетической) и формальной разверткой метафизического, сферы Духовного вообще.

Говоря о типологии эстетического дискурса Учения, перед нами, с одной стороны, имплицитная метафизическая эстетика, эзотерически и этически развитая, в ее антично-платоническом ключе, в коей трансформированы и актуализированы идеи Пифагора, Сократа, Платона и неоплатоников о Красоте и Благе. С другой стороны, агни-йогическая эстетика по своим глубинным эстетическим интуициям и типу актуализированного эстетического опыта ближе софийной эстетике Вл. Соловьева, С. Булгакова, неоправославной эстетике отца Павла Флоренского и философии творчества Н. Бердяева. Русская религиозная философия Серебряного века, равно как и русский космизм - это то смысловое поле, которое подготовило явление Живой Этики и онто-гносеологически с ним тесно связано. Живую Этику можно рассматривать и как один из поздних и наиболее развитых вариантов метафизики Всеединства. Имеются отличия в способах, методах организации универсальных идей: русское неоправославие индуктивно идет к Единому Метафизическому Учению, через сложившуюся историческую форму экзотерической религиозности - к Софии. А Живая Этика - это экстернализация базовых идей, универсальных законов и принципов Единого Сокровенного Учения, Логоса Софии в историческую форму бытия и сознания. Особенностью Живой Этики является и то, что ее можно одновременно рассматривать и как философско-литературный памятник, и как специфическую форму живого знания, синтезировавшего доктрины Востока и Запада, с опорой на Метазнание Транс-Гималайского эзотеризма, и как принципиально новый синтетический тип философствования и новую познавательную систему.

Очевидно и то, что эстетический дискурс Живой Этики содержит в себе новое направление в эстетике: эстетику трансцендентного - не открытое и не замеченное до сих пор наукой.

Агни – Йога, или Учение Живой Этики известно читателю по 14-ти книгам, записанным, собранным и опубликованным в 24 – 37-ом годах XX века Е.И. и Н.К. Рерихами. Впервые после веков несравненного величия индусского корпуса Вед, Пуран и Упанишад мы можем говорить о появлении столь глубокого и всеобъемлющего духовно- философского Учения, осветившего в той или иной форме метафизические истины о целостности Мироздания и космической эволюции, модель Иерархии Космоса, эволюцию человеческих рас и цивилизаций, многомерную энергетическую структуру человека и Вселенной, особенности развития духа человека и перспективы современной науки, пути развития планетарного социума, различные космические уровни бытия и их воздействие на жизнь земного плана, прошлое, настоящее и будущее человечества в аспекте духовной эволюции. Впервые, на языке народа, соединяющего Европу и Азию, Запад и Восток, перед всем миром широко распахнуты двери до той поры сугубо эзотерического знания. Агни-Йога, восприемница старшей Раджа-Йоги (Йоги единения человека со своим Высшим Я (Высшее Я - венец высшей духовной триады в человеке - атман) в процессе управления и сосредоточения мысли или ментальной концентрации на Идеале), правильно понятая, по убеждениям её авторов, нами разделяемых, есть Исход жизни, а именно исход из мира форм и слияние с Единым - Освобождение. И новая степень приближения к Высшим Мирам через Агни-Йогу дает корневую вибрацию Новой Эпохе Водолея (Водолей полностью вошел в свои права на ближайшие 2000 лет в 2008 году, однако, Новая Эпоха начинается в 2013г.).

Концепция Тонких и Высших миров в Учении Живой Этики в их точной дифференциации и символически не опосредованная явилась прецедентом в истории эзотеризма, равно как и высшая космогония, выраженная четким логическим дискурсом, а не мистически-отвлеченно, и наиболее полно представленная в книге «Беспредельность». Концепция Миров, учение о Мире Огненном являются инновационным центром Живой Этики. Ни одно Учение до Живой Этики не говорило с человечеством на Космическом наречии как таковом, впервые заявленном в книге «Беспредельность», не говорило не метафорически, скрывая Истину под оболочкой символа, а напрямую, непосредственно и конкретно: и в применении к планетарному социуму, и к частной жизни человека. Космология Живой Этики дана с определённой научной точностью, однако, исключающей линейную одномерную логику. И не случайно самая высокая энергетика у понятия (аспекта) Красоты в Живой Этике, наряду с понятиями Космического Магнита, Огненного Права и другими высшими понятиями. Красота есть космологическая категория, самая душа космогонии и ее конечная цель. (Потому о Красоте, остающейся ноуменально в самой себе, так трудно писать формально-академически.) Философия Красоты - синтетическая кульминация в Учении Агни- Йоги.

Следует подчеркнуть, что глубинные, генетические корни Живой Этики уходят как в толщу метазнания «Тайной Доктрины» (первоисточник Станц Дзиан, комментарии к которым были положены в основу «Тайной Доктрины», по словам Е.П. Блаватской, известен на Востоке под названием Книги Кин-тэ, являющейся частью Канджура – 108-томного собрания священных философских текстов буддизма), так и обусловлены наследием другого титана XIX столетия - Рамакришны. Не случайно заявление, сделанное высоким Учителем, чьим именем названа первая книга Живой Этики, и от лица которого ведется все последующее изложение: «Я учу вас сложности простого учения Рамакришны». Как известно, Рамакришна и его продолжатель С.Вивекананда были первыми земными духовными Учителями Е.И.Рерих, по книгам которых она постигала всю тонкость и глубину восточной мысли. Рамакришна, индийский мыслитель и крупнейший духовно-религиозный реформатор Индии, нес людям проповедь единой духовной всечеловеческой религии, безотносительно к конкретным проявлениям. Он считал, что все религии истинны и представляют собой «различные пути к одному и тому же Богу». Его философской основой можно считать идеи веданты и тантризма. Рамакришна старался объединить воззрения различных школ, представляя их в виде различных ступеней постижения первичной реальности. Признавая в качестве этой реальности Брахмана, лишенного внутренних различий, Рамакришна также признавал и эмпирический мир как реальность, что выражалось в известной формуле пантеизма - «все живое есть Бог» (или Энергия, как сказала бы Живая Этика). И сама его жизнь явилась ве¬личайшим примером воплощения проповедуемых им принципов .

Автор рассматривает Живую Этику как инициатическое и метафизическое, холистическое и универсальное, синтетическое и традиционалистское (имеющее своим источником Единую Духовную Традицию), ассоциативно-образно-метафорическое и мифогенерирующее (архетипальное), нетрадиционное и психологически интонированное Метазнание или принципиально новый, открытый, тип эзотерического текста, который иероцентричен и эволюционен. И представляет собой не закрыто-элитарную доктрину на современном этапе, а философизированную модель знания, синтез вненаучной и научной систем познания, не растворяющуюся «без остатка» в науке и представляющую собой тип «неклассической рациональности». К трудностям когнитивного характера при анализе метафизического типа текста относятся его особенности. Метафизические истины не подлежат интеллектуальному анализу, но «схватываются» целостно – синтетически, посредством чувствознания (как высшего типа духовной интуиции) или в единстве разума и света, исходящего из сердца, методом духовного познания. По мнению Рене Генона, анализ не эффективен для воссоединения с принципами высшего порядка. «Истинный синтез исходит из истинных принципов» (Р.Генон).Чтобы быть предельно аутентичным по отношению к синтетической системе Агни-Йоги, необходимо «вживание» в предмет познания, однако сохраняющее парадигму «субъект-объектных» отношений. Методологические трудности, закономерно возникающие при аналитике эзотерико-философского текста, связаны с принципиальной целостностью эзотерического текста, создающейся не за счёт силлогизма, а посредством особой логики синтеза, основанной на императивности целого, противостоящего элементаристскому дискурсивному акту познания. Логика синтеза – это органическая логика интуиции высшего типа, или чувствознания, раскрывающая возможность иного основания рациональности. Логику этого типа рациональности философы характеризуют как «параллельную гуманитаристику» (И.Касавин), «аллегорический рационализм» (А.Замалеев), «логику смыслов» (Т. Артёмьева), «параконсистентную логику» (В.Меликов), «диалектический дуализм» (С.Рулёв).

По способу философствования Ж.Э.* ближе к художественно-синтетическому типу рефлексии (представленному в первую очередь Платоном в истории мировой философии), но с включением научно-концептуального анализа всех областей человеческой культуры. И художественно-синтетическая манера философского размышления оправдана прежде всего прогностической (и профетической) функцией философии, призванной понять не только каков в глубинных основаниях наличный человеческий мир, но и каким он может быть. Одним словом, Ж.Э. решает задачу единства духовной жизни на путях ее рационализации. И является «знанием ради спасения», но не ради господства. Ж.Э. как синтетическая философская система выполняет функцию внутренней интеграции культуры, но и интеграции земной и Надземной жизни человека (ведь человек живет одновременно в Трех Мирах: физическом, астральном и ментальном), становясь самосознанием культуры на современном этапе. Ж.Э., увидевшая свет в 20-30-ые годы ХХ века, фундирует собой, завершает и кульминирует мировоззренческие, художественно-эстетические поиски культуры Серебряного века, став ее подлинным самосознанием, что еще не осознано отечественной культурологией, философией и эстетикой по причине малой изученности духовного, культурно-философского феномена Ж.Э. Живая Этика, и теоретики культуры Серебряного века видели в России, переживающей духовную революцию на рубеже веков, то новое пространство на планете Земля, на котором должен родиться Новый человек. И Живая Этика, и «новое религиозное сознание» свято трудились, хотя и по-разному, над «рождением в духе» и созданием «дважды рожденными» «новой общественности» (Д. Мережковский) на примате духовных ценностей. На наш взгляд, культура Серебряного века, русский религиозный Ренессанс, с его космической кульминацией в лице Живой Этики, под покровом Инобытия и инициированный им, с состоявшимся прорывом в Инобытие (и в философии, и в поэзии, и в искусстве) явился «последним» взлетом отечественной пассионарности (во всяком случае, на ближайшее будущее). В Живой Этике знание и наука разграничиваются: знание есть искусство, наука есть методика. Будучи интегральным, иерархически-эволюционным типом мировосприятия, в отличие от современного: аналитически-рационального или узко прагматического, или хуже, сугубо утилитарно-потребительского мировосприятия, породившего распад идентификации, Живая Этика в качестве методологической основы синтетического знания предлагает новую синтетическую познавательную способность, которая в пределе объединяет все формы и грани познания и переживания познанного. Эта синтетическая способность и позволяет «схватывать» суть явления, процесса и в целом – основы бытия. И опирается она на чувствознание (понятие, вводимое в обиход Живой Этикой) как высший тип духовной интуиции и духовного чувства.

Как показывает анализ текстов, Живая Этика представляет собой базис для создания новой парадигмы науки или философии космического эволюционизма.

По мнению известного учёного-физика А.Е. Акимова, «Сформулированные концепции современной теоретической экспериментальной физики не только устраняют бездну отчуждения между Живой Этикой и ортодоксальной наукой, но и стирают границы между вульгарным материализмом и идеализмом. С позиций современных научных представлений то, что в Живой Этике называется психической энергией, по своим проявлениям тождественно совпадает с проявлениями торсионных полей. Специалист в области естествознания теперь может понять, что такое психическая энергия в привычных ему категориях, а сторонник космической парадигмы Живой Этики может понять, что такое психическая энергия на уровне процессов, изучаемых в физике. Учение связано с овладением новым способом мышления, новым уровнем сознания»(Физические модели мира//Пути восхождения. Материалы международных конференций. М.: МЦР, 1999.С.40-45).

Живая Этика, на наш взгляд, интересна прежде всего своими космическими открытиями, профетическими, или опережающими эмпирическую материалистическую науку и узкий рационализм, ограниченно понимающий материю, знаниями: в сфере космологии (об иных, тонкоматериальных формах жизни на планетах нашей Солнечной системы, таких, как Венера, Юпитер, о состоянии созвездий нашей галактики (см. книги «Беспредельность», «Мир Огненный», «Откровение» и др.), откровением, выраженным в философском и натурфилософском дискурсе, о Тонком и Огненном Мирах, окружающем каждое планетное тело, с формами существования, подобными, но не равными земным, физическим. В сфере онтологии – новой моделью и новым подходом к Мирозданию, с введением в научно-философский обиход эвристических космических понятий: Космического Магнита, Космического Права, космической эволюции, психической, или всеначальной энергии и новых Космических Законов; в сфере гносеологии Живой Этики утверждаются энергетические характеристики и действие Мысли, как всепроникающей, тонковибрационной, вездесущей и неуничтожимой материи или мыслеосновы, энергетические аспекты Знания, новые формы познания: чувствознание, духовные познавательные способности. В сфере антропологии, Агни-Йога делает новый шаг в науке о психической природе человека, повествуя о значении и развитии энергетических центров человека, которыми он соприкасается с Высшими Мирами, иными, несравненно более высокими состояниями материи, вводя в обиход такие новые понятия, как "психозерно", "психодинамика", "кольца зоркости", «психоглаз», яснознание, полеты в ментальном теле", развивая классические восточные представления о семеричном внутреннем строении человека, его тонких телах, положения о технике психических посылов, «мысленных передач», психозащите, философии реинкарнаций.

В сфере этики Агни-Йогой обосновываются энергетические основы нравственности, центром всего Учения является идея Общего Блага, Закона Общины, ее космичности, закона сотрудничества, стоящего на краеугольном камне золотого правила нравственности. Согласно Ж.Э., космическая гармония достижима только в пределе Духовной Любви или Взаимности («Космический Магнит есть Любовь», сказано в Ж.Э. («Космологические записи» Е.И.Рерих, с. 267). Связь этического и энергетического в Ж.Э. позволяет рассматривать её как особую форму энергетического обоснования этики, как тип гетерономной натуралистической системы, где этика в конечном счёте может быть обоснована физикой, описывающей энергетические процессы всего психофизического состава человека.

В сфере эстетики Ж.Э. создана новая космоургическая философия Красоты, искусства как познания Инобытия, актуализированы энергетические аспекты звука и цвета, ритма и гармонии. Освещены по-новому проблемы вдохновения, творчества, возвышенного, создана новая концепция культуры - как «почитания Света», самоорганизующейся системы духа. Этическое и эстетическое в системе Ж.Э. неразделимы.

В плане психологии – в центре внимания Ж.Э. стоят духовные аспекты сознания человека. Выдвигаются принципы и методы его расширения и утончения до параметров космического сознания. Становится ясным, что Агни-Йога есть наука трансформации личности, ведущая к самотрансформации ныне парциального человека в целостную микрокосмическую сущность. Социологические аспекты Учения выдвигают стратегию ускорения планетарного социума на путях космической эволюции, согласования социо-антропо-биологических ритмов и темпов развития с космическими, их синхронизации с метагалактическими. А также элементарные практические средства оздоровления социума или потребительской цивилизации массового плебса – эгоцентриста, с кардинальным поворотом от техноцентризма к антропо-и культуроцентризму. Нравственность в Ж.Э. осмыслена как природный закон, исторический процесс – как космическое явление. Под Лучом «Учения Знания» рушатся целые этажи устаревших понятий, догм и суеверий, открываются новые пути развития человека и планеты – в контексте реальности Космоса.

Каждая Эпоха (астрологический Цикл, длящийся две тысячи лет) имеет свое ключевое Слово, действующее как «спираль прободающего света» (Об., 58). В минувшую Эпоху Рыб – Эпоху Иисуса Христа, Эпоху Распятия и Искупления, таким словом было «Жертва». (Недаром первая книга Ж.Э. – «Зов» – начинается с притчи о «власти жертвы», дабы подчеркнуть преемственность единого духовного подвига для всех эпох: Космического Закона Жертвы). Третье тысячелетие, Эпоха Водолея – Эпоха Шамбалы и ее Владыки Христа-Майтрейи (Майтри с санскр. – любовь), Владыки Любви и Сострадания в Духовных Учениях Востока, – своим ключевым словом, по утверждению автора, имеет «Красоту». Космическую Красоту, проявляющуюся через космичность Общины Духа и Приход Космического Сознания, Космической Любви на Землю (точнее, на ее тонкие планы, ибо, «можно предполагать, что мир низший не переменится. Конечно, эволюция приведет к синтезу Тонкого Мира» (Откровение, 1523)). Эстетическая проблематика не выделена в отдельную область в духовно-философском Учении Ж.Э., а является частью его космологии, онтологии и гносеологии. Однако при непредубежденном философско-эстетическом анализе выясняется, что прочитать (= понять) Ж.Э. адекватно можно только и прежде всего в эстетическом ракурсе, метафизически понятом. Эстетическая составляющая Учения образует собой его смысловое поле, духовно-энергетическое пространство и определяет coвокупность элементов его ядра, если под эстетическим в пределе понимать достижение гармонии с Универсумом. Ж.Э. есть Эстетический Логос par excellence, т.к. эстетические интуиции и ментальность не только пронизывают собой все пласты Учения: эзотерический, мифологический, религиозный, философский и научный, но и образуют его эстетический стержень как зиждительное начало (начало тождества в Учении Сердца и Разума), сообщающее свою волю материальному плану. Эстетический дискурс Учения, развитый в этическом ключе и в системе космического эволюционизма, является базисным в рациональном (и в медитативном) восприятии Ж.Э. как формы «Живого Знания», которое всегда трансформационно. Ибо не только реципиент работает с текстом, но и Текст, прежде всего, работает на всех трех планах с интегрированной персональностью реципиента, изменяя его энергетику и качество сознания, выстраивая на плане ума души ментальное тело субъекта восприятия. Итак, исходный постулат нашего анализа: экстремально-эстетическая аура Учения и детальное его изучение в эстетическом ракурсе позволяют нам утверждать, что Учение Жизни, или Агни-Йога, есть по существу и par excellence метафизическая Философия Красоты, полагающая новые основания последней, или Эстетика Огня (огненного Принципа жизни - принципа трансформации), Эстетика Преображения. Эзотерическая традиция, взятая в аспекте космической эволюции, является ее базовым элементом. «Эзотерическая доктрина – единственный хранитель истины», - учат Махатмы . И у нее есть свой культ – культ Красоты, и она есть «формула Космической Эволюции», в концепции Ж.Э. «Все, что относится к красоте, имеет касательство к Высшим Мирам. Красота – это аспект Высшего Мира. Самый высокий культ служения на Земле и в Мирах – это культ Красоты» (ГАЙ, VII, 732). И если понятие «Бог» до сих пор многих людей разъединяло, то Красота должна их соединить, ибо не носит рамок конфессиональности. Красота, если так можно выразиться, - Лицо Вечности, ее природа; закон Бессмертия. И есть вневременная, трансцендентальная, идеальная категория и обобщающая парадигма Ж.Э. Световая (Огненная) природа Красоты неоднократно утверждается в Ж.Э. и в данном постулате коррелирует со Средневековой эстетикой Света отцов Церкви, отчасти имея ее своим эстетическим генезисом (в диахроническом порядке, конечно). Красота есть человек, как высшая эволюционирующая форма Космической жизни, а значит, мера всех вещей. Красота - объективация онтологической сущности жизни и природы человека. Сакрально-религиозный смысл-опыт Красоты, в представлениях Ж.Э., состоит прежде всего в подчинении личностной жизни внутреннему свету и действенной силе бесконечного обновления идеалов, в способности преодоления двойственности человеческой природы – в опыте очищения души и имманентного тождества человеческой природы целостности Мироздания. Красота есть синтез всех высших энергий, направляющий фокус духовного восхождения. Она не может быть сведена к ее отдельным проявлениям. На чем настаивал еще Сократ в споре с Гиппием о прекрасном (Платон. Гиппий Больший. // Платон. Соч. в 3 т. М., 1968. Т.1. С. 185.). Понятие красоты, обладающей анагогической функцией, есть высшая телеологическая ценность в Ж.Э. Красота, в концепции Ж.Э., - движущая сила эволюции. Эволюции как « конденсации духа», процесса высветления, утончения планов жизни. Красота как способность мира форм к самообновлению, самоорганизующаяся система духа, универсальная идентичность духа. Как высоковибрационная энергетика духовного, огненно-творческий импульс Духовной Воли, Цели, Могущества, как стадия откровения на спирали мирового развития и фактор познания микрокосмоса в сакральной онтогносеологии. Она есть имманентный процесс преображения духо-материи; сила проявления трансцендентальной Мысле-Основы. Опираясь на логику синтеза, лежащую в основе эзотерического текста, приходим к выводу, что Красота есть АУМ, триада которого раскладывается на составляющие: «... «А» есть Мысль-Основа, «У» есть - Свет-Начало и «М» есть Тайна, Сокровенное» (АУМ, 132). Таким образом, Красота - и трансцендентный источник жизни, и сознание как форма ее существования. Следовательно, изначальная двойственность Единой Жизни, проявляющей себя как бытие и существование, «снимается» в синтетическом, космоургическом единоначалии - Красоте. И как далее будет подтверждено анализом, Красота является не только эстетической универсалией, но и новой мировоззренческой парадигмой памятника духовной культуры - Учения Ж.Э. Красота в аксиоматике Агни-Йоги служит аналогом Космического Магнита как Иерархического принципа Бытия. Эстетика Ж.Э. развивает эманационную теорию Красоты как истечения из Высшего Мира. Логос Красоты – эманация Абсолюта. Красота есть знание духа и духовный императив в системе Ж.Э. А самою эстетику можно определить как науку контакта и соответствий творческих функций человека с творчеством Космоса. По мнению автора, трансцендентальная эстетика Ж.Э. позволяет сделать возможными для эстетического опыта трансчеловеческие измерения, начав с преображения внутреннего человека, а не внешней действительности. Красота есть фундаментальное и высшее Единство Бытия. Она - и проявленное, и непроявленное одновременно. Она и изменяема в потоке Эволюции, и Вечна. Она вотождествляет и обозначаемое, и обозначающее. Ибо она есть абсолютная гармония. Наиболее исчерпывающим символом Красоты в концепции Живой Этики предстает понятие Беспредельности. Красота не имеет ни прошлого, ни будущего: она вечна. Она - и открыта в феноменальном мире и сокровенна одновременно. Это Тайна Тайн Мироздания: творящая, но несотворенная, не рожденная, но рождающая. Она ecть то, о чем сказать ничего нельзя, но Сама говорит за Себя, ибо есть «тайна движения Вечной Жизни вовнутрь и наружу…». Красота как эссенциальное начало феноменального мира есть признак сущности и потому служит «альфой и омегой« всякого познания. Посредством красоты, как гносеологического акта, тайное становится явным; красота как критерий истины проявляет целесообразность (законосообразность) вещей и явлений, их эйдетическое соответствие, реальное и потенциальное содержание. Ибо бытие есть становление в красоте, по мысли древних. Следовательно, границы красоты есть границы подлинности, возможной эволюции сущего. И наоборот, отпадение от красоты есть угасание бытия, разрушение человека как существа разумного, аннигиляция форм жизнетворчества. Согласно Агни-Йоге, «Опыт в прекрасном держит в пределах достоверности».Самоё Прекрасное - тонкое свойство распознавания или граница между трансцендентно-эйдетическим и имманентно-эмпирическим, эссенциальным и акциденциальным. Прекрасное есть провод к потоку Беспредельности, к истоку Благодати. Красота в контексте Агни-Йоги еще и самопроникновение в мир сверхчувственного посредством созерцания Высшего, проникновение, так сказать, в прямое пресуществление, ибо в ней, ее эссенции и экзистенции, снимается дуализм между Духом и материей. Т. обр., Красота - возвращение к источнику путем спасения. Красота служения Высшему Миру есть Красота Высшего Блага. В аксиологии Учения жизнь есть служение эволюции. Понятие служения есть решение задачи жизни. Если служение равно Красоте, то Красота есть решение жизни. Исход ее- в совершенное качество. Красота служения Мирозданию и есть свободная теургия - сознательная связь с Высшим Началом. Следовательно, красота, равная служению, есть сверхличная категория. Все эволюционные формы насыщаются Красотой, являющейся для них универсальным онтологическим каноном, и формо-, и смыслообразующим началом, трансцензусом высшего измерения. Красота - Божественное равновесие, приводящее к тождеству. В Красоте гармонизированы, уравновешены полярности, они «сняты» /непроявлены/ в ней, ибо Она - Единое, Неделимое, Самосущее, Абсолютное. Надогненная мощь. Красота - Закон Жизни. Принцип единства макрокосма и микрокосма.
Красота понимается в Ж.Э. не только как качество-свойство формы, но и как «область сердца», принцип морали. Действие, освященное красотой, несущее в себе ее импульс, добродетельно или высоконравственно. В красоте и заключена та высокая взаимность, которая является внутренним содержанием «золотого правила нравственности», исключающего всякую двойственность в человеческих отношениях. В этом смысле, красота как основополагающая этическая ценность, есть характеристика и содержание духовности, или Бог внутри нас, или »золотое правило нравственности», или тождество любви к ближнему и дальнему, сопереживание и слияние с человеком, миром и космосом. Красота – очищение и возвышение жизни в свете трансцендентных идеалов, она звучит торжественностью, ибо есть эманация Огненного Мира, и привносит торжественность в жизнь как онтологический модус ее, будучи фундаментальным ценностным ориентиром. Красота, будучи триединством Мысли, Света и Тайны, в парадигме Ж.Э., или трансцендентальным знанием, творит мыслью и есть выражение гармонии, звучание ее. Одним из главных источников эстетических идей Ж.Э. является платоновское понимание Прекрасного как вечной, безотносительной, божественной идеи и Красоты как «сверхчувственной мудрости».

Согласно эстетической парадигме Ж.Э., «красота есть путь завершения». Она понимается как высшая разумность, целесообразность жизни, ее созидательное начало. Красота сообщает единство жизненного импульса феноменальному миру, оставаясь при этом «вещью в себе», космическим ноуменом материи. Автор считает, что красота есть трансцендентальное тождество: Она – и основа Реальности, и сама Реальность. И красота есть кардинальное антропологическое качество человеческой природы, врожденное, но развиваемое, эволюционное свойство человеческой души – чувство красоты, стремление к красоте как высшая творческая функция человеческого существа, его креативный потенциал. Очевидно, что на чувстве Прекрасного и зиждется все этико-эстетическое сознание индивида, и осознаванием красоты направляется. Безусловно, что красота – это аура подлинно человеческого существования. Она равна человечности, будучи онтологической сущностью человека. Истинная человечность, без двойственности и амбивалентности, и есть выражение красоты, в которой одновременно явлено Высшее, божественное начало и происходит пресуществление двух начал, таинство встречи человеческого и божественного. Этико-антропологическое понимание красоты в Ж.Э. подтверждает преемственность ею этико-эстетических идей Платона. Красота – аура Души, Свет Души в человеке. Красота – это целостность человека, проявленность в нём его божественного начала, или Духовной Триады. Красота дает насыщение духу и сердцу, всему жизненному творчеству и, будучи космическим источником, насыщает мысль, как одно «из самых огненных явлений пространства», «красота мысли открывает все миры» (МО, III, 155), являясь мостом между мирами. Следовательно, Красота мысли – рычаг космического строительства. Красота как бытие Мысли есть выражение чистого Знания. Красота есть основа духа: принцип его проявления, форма выражения, качество и материя его бытия. Но и дух есть известное качество Красоты. Красота - кристаллизованный дух, в концепции онтогносеологии Ж.Э. Преуспеяния духа, движимого и насыщенного Красотой, могут преобразить жизнь Космоса и утвердиться на Земле как залог жизненных восхождений. Энергетика Красоты способна изменить мышление человеческое. Но неочищенное сознание может быть «опалено» космической Красотой, трансмутирующей энергетическое тело человека, ибо вход ее высоким энергиям будет в таком низком сознании закрыт, то есть восприятие Красоты возможно только духовно пробужденными людьми, или «вставшими на Путь».

Великий принцип Красоты, пронизывающий собой все Учение Огня, раскрывается в Агни-Йоге как: метод открытия новых путей на ступени Космической эволюции Земли, как кратчайший путь для достижения явления понимания Космоса, как йогический путь утверждения и раскрытия всех творческих способностей человека, как открытие и огненная трансмутация энергетических центров человека, отвечающих за его совершенство, или «обожение», как проникновение в прямое осуществление, или «ключ» к духовной самореализации, как сверхчувственное познание, принцип-метод возжжения огней сердца (или открытия центра сердца – энергетического солнца человеческого организма) и, как следствие, достижение озарения (Illuminacio Regale древних). Т.е., принцип красоты – условие и составляющая духовного опыта, алгоритм Духовного Пути, посвятительный процесс, «язык» внутренней духовной реальности, Высших сфер, принцип связи Надземного и земного, качество и свойство духоразумения и чувствознания как составных Метазнания, живого знания, знания от Духа, не от ума. Принцип красоты слагает Закон Жизни или «утвержденную красоту Бытия».

Расширение границ творчества посредством утончения чувств и уплотнения мыслеформ наиболее отчетливо проявило себя до сих пор в эстетике авангарда, поэзии символизма и неоромантизма, в беспредметной живописи абстракционистов, в русском космизме. В проявленном, осознанно или бессознательно, мистериальном и архетипальном начале (прежде всего в музыке А. Скрябина, в живописи М. Чюрлёниса, Н.К. Рериха, В. Кандинского и К. Малевича, в метафизической поэзии Р.М. Рильке, трансцендентных поэмах М. Цветаевой («Поэма Воздуха», «Новогоднее», «К морю» и др.), в искусстве и литературе Серебряного века, наиболее сокровенными непреходящими принципами поэтики которого явились такие черты как: трансфизическое, музыкальное, метафизическое, трансцендентное, иррациональное, духовное, эзотерическое, трансперсональное, мистическое, интуитивное, обеспечившие этому искусству прорыв в Тонкие Миры, пробившие канал в Инобытие, утраченный в искусстве Нового времени в целом (16-19 вв.), за исключением романтического искусства. Т. обр., расширение границ творчества, как углубление и рельефное выражение духовного начала в искусстве, приближает к Красоте Вечного, улавливает и отражает ее, что подтверждает известный постулат Шеллинга: «…бесконечное, так выраженное, представляется красотой» (Шеллинг Ф.В. Философия искусства. М.: «Мысль», 1999. С.82.). Красота есть идеал, если в ней заключено огненное устремление духа в служении Благу, горение духа и предполагает ярко выраженную индивидуальность содержания и формы, т.е. «живость идеала», по Гегелю.

Красота как энергетическая структура может быть и является трансформатором космопространственных энергий в земные формы, собирающим в фокус тончайшие энергии в совершенных произведениях искусства, гармонизируя их, т.е. красота - это широкое русло для течения психической энергии, для стихии Огня и Надогненной Мощи. Именно посредством ее энергетики последние находят себе адекватное применение на земном плане. В парадигме Ж.Э. красота мыслится содержанием истины, непосредственным знанием, самодостоверностью и бесспорностью познающего мышления, она представляет собой некий срединный путь между чистой эмпирикой и абстрактным дедуктизмом, исключающий всякую метафизическую крайность. Красота - творящая сила Вселенной - есть Метафизическое Целое, полагающее основание в самом себе, но проявляющее себя на всех уровнях бытия, сознания, формы: в онто-гносеологическом аспекте, космоургическом, духовно-эстетическом, антропологическом, психологическом, этическом, аксиологическом и других. Красота, в концепции Ж.Э., категория синтетическая, а синтез есть объединение и всевмещение. Ж.Э. возвещает смысл Красоты как основы эволюции именно на поворотном этапе последней, требующем перестройки всей жизни в соответствии с Законами Мироздания. Красота, как символ вмещения всего творения, имманентная Высшему Знанию, постулируется новым космо-пространственным мировоззрением как ключ к утверждению Новой Эры, выводящей человека на прямую связь – взаимодействие, как субъекта эволюции, с Дальними Мирами. (Ибо новые возможности для Земли придут именно от Дальних Миров.)

Живая Этика и есть, на наш взгляд, метаэстетика Нового Цикла. И прежде всего метаэстетика Красоты=Гармонии=Света=Асолютного. Не будет ошибкой определить эстетику Агни-Йоги как трансцендентальную эстетику, в концепции которой эстетическая функция предстает творящей силой Космоса, ритмизирующей, инициирующей, энергетизирующей и направляющей всё сущее. Источник её – Пространство Начал. Эстетическая функция - созидательная сила Вселенной. Она есть сила- качество проявления Логоса, принцип и форма выражения Космического Магнита (синтетического единоначалия, энергетического фокуса мироздания).

Красота как «формула Космической эволюции» есть главный творческий метод человека в достижении им эволюционных изменений во внутренних и внешних мирах. И метафизическая Цель его странствий. В Науке Духа, коей является Живая Этика (равно как и натурфилософской системой со своими строгими закономерностями), понятие Красоты как Закона Космоса, определяющего эволюционное развитие Миров, служит философским базисом всей системы и одновременно ее завершением. В Духовной Триаде Красота, будучи Единым, имеет своими ипостасями: откровение, истину, познание, добро. Один из атрибутов Красоты – вечное движение, ритм, устремление, напряжение, ибо природа Красоты огненна, трансформационна. Эстетические образы – идеи в Живой Этике приобретают абсолютную онтологичность, вскрывая символический смысл мира феноменов. Красота – также есть понимание основ Бытия. В человеческом микрокосме дисциплина духа, сила воли коррелируют с Красотою и обуславливают её. Форма красоты создаётся духом, наполняющим и определяющим её. Динамика и диалектика духа служит формообразующим началом. Иными словами, форма – аналог или символ Красоты, которая всегда есть духовное строительство, изменение и становление духа – жизнь духа. Любовь и мудрость – причина Закона, согласно эзотерической традиции, сила и мягкость – причина Красоты. Компонентами Красоты, как явления и фактора эволюции, становятся: высшая соотнесенность земного и Надземного, тождество внутреннего и внешнего, единство формы и энергии, совершенная согласованность, явная и скрытая гармония, равновесие, соизмеримость, огненность, торжественность (как качество звучания Высших Миров), магнетизм, иеровдохновенность, одним словом, «диалектика законосообразного». Чувство Красоты, понимание ее есть главный ресурс человека, генетически вложенный в подкорку его мозга, но восприятие красоты зависит от того, насколько далеко продвинулось развитие собственной души в Истине. Теургический смысл Красоты дает нам право надеяться, что осознание Красоты (во всех ее аспектах) как Синтеза Жизни может стать главным предметом для всей философии XXI века. И потому эстетика как всеобъемлющая дисциплина или наукоучение о Красоте становится и каналом к Высшему Знанию, и универсальной методологией для гуманитарной науки нового Цикла. Эстетическое же – выражением синтетического метода эволюции жизненных форм – от Логоса, человека и до минерала. Ибо их всеначальная энергия едина и гармонична в своей основе. Красота есть космическая мощь – сила объединения атомов.

Красота и есть Агни-Йога: явление (искусство) проникновения (и пропускания) всесвязующей огненной стихии на все планы земной действительности. Или Огненная Связь с Высшим, его эманация, но и его содержание. Логос Красоты в Живой Этике – как учение о Вселенском миропорядке и откровение о внутренней сокровенной природе человека.

Космологическая концепция Ж.Э. раскрывается в том числе и через базовые принципы творчества и искусства как системообразующие космоургические понятия. Творчество есть основа эволюционности и выражение сущности человека, предельное раскрытие его природы. И коль скоро творчество устремляется к красоте, как собирающему магниту, или системоорганизующему принципу, то можно утверждать, что духо-материя Красоты является и содержанием Вселенской жизни и формой ее проявления. Следовательно, творчество есть структурообразующее начало человеческого сознания и одновременно его главная функция, производной от которой является культуротворческая, художественная деятельность человека, которая инспирируется не одним вдохновением, но удерживается сознанием «на степени творческого терпения». Из этого следует, что при определенном уровне организации личности творчество есть сознательно вызываемое индивидом состояние, направляемое и удерживаемое его волей. Из чего и следует, что проявленный мир есть объективированная деятельность сознания, сутью природы которого является творчество – как процесс вечного становления, изменения, обновления, достижения качества, преодоления и преображения самоё себя и окружающего мира как формы собственной экзистенции. Красота во всем многообразии является и содержанием и формой – кульминацией, зиждительным логосом эстетической деятельности, ее направляющим разумно-волевым началом. Однако эстетическая деятельность подразумевает гармонию, самоидентифицируется через гармонию, вне которой она становится своей противоположностью. Коль скоро гармония есть равновесие, соотнесение, соразмерность, созвучие внутреннего и внешнего, частей и целого, то эстетическая деятельность будет прежде всего направлена на достижение баланса или гармонии в субъект-объектных отношениях и как идеал – их слияние, не растворяющее, но удваивающее индивидуальность каждого. Следовательно, гармония есть процесс не поглощения одного в другом, субъекта в объекте и наоборот, и не зеркальное их отражение друг в друге, но процесс их взаимораскрытия и творческого развития посредством взаимопроникновения (обретения самостояния – через отдачу, соотнесение и уподобление иному, не «я»). Следовательно, эстетическая деятельность, в основании которой лежит гармония, есть таинство общения (творчество коммуникации), приводящее к равновесию противоположностей, образующих целое, к полноте неутилитарных субъект-объектных отношений. И цель ее – равновесие, достигаемое в предельном раскрытии потенциалов полюсов, оппозиций, или – синтез как вмещение противоположений. Исходя из эстетических представлений Ж.Э., можно определить предмет универсальной эстетики или эстетики Агни-Йоги как эстетическое сознание в осуществлении, или продуцирование эстетического, оно являет собой не объективированную значимость художественного сознания, а сознание бытия эстетического в мире. И так как базовые конститутивные категории эстетики: эстетическое, красота, прекрасное, гармония, вдохновение, возвышенное,- представляют собой метафизические константы бытия и сознания, относясь к сфере абсолютного, следовательно, могут быть даны только в эстетической интуиции, тогда как все остальное открывается в анализе. Творчество как стремление к прекрасному есть огненный процесс, изменяющий внутренний мир человека и его жизнь. «<...> Без этого внутреннего пламени человек не может разбудить в себе скрытые энергии и не может подняться на более высокий уровень знания и опыта. Это внутреннее стремление к своей кульминации пробуждает к жизни определенные нервы, которые являются проводниками скрытой энергии» (Рерих С.Н. Стремиться к Прекрасному. М.: МЦР, 1993. С. 62-63). Творческая сила, согласно Агни-Йоге, прямо пропорциональна ответственности, последняя утверждает первую. Творчество же, примкнувшее к пониманию беспредельности как к утвержденному огню, намагничивается сознательно исполнением Высшей Воли и соответственно приводит дух к назначению. Творчество, устремленное к явлению Красоты, являет свою целесообразность, ибо силой творческого импульса преображает дух. «Каждая форма Космоса соответствует форме духа. <...> Чувство ответственности должно поднять космическое творчество <...>» (Б., 73).
Если вибрации (внутренняя жизнь) художественного феномена совпадают с космическим ритмом, то утверждается круг (энергетическая структура как разумная сила), который взаимно порождает с Космосом, и энергетика данного художественного творения способна определять течение эволюции. Фундирующим принципом художественного творчества является ритм, как форма движения материи, обеспечивающий обмен субъект-объектных или пространственных энергий, организующий структуру художественного творения на всех трех планах. Что же является направляющей силой творчества в концепции Агни-Йоги: «<...> Сила творчества не может пространственно развиваться без явления сознания. Это сознание принимает преодоление сопротивления как прогрессирующую силу. <...>» (Б., 147). И расширение сознания, согласно Ж.Э., есть принцип творческого импульса. Сознание же есть не что иное как энергия, отношение, связь, объединение, единство формы и содержания. Двигателем же творчества является мысль. Творческая мысль перерождает мир, творит эволюцию, являясь руслом для продвижения и восхождения сознания к высшим законам бытия. По сути дела, как утверждает Ж.Э., в оформлении мысли заключено все творчество. Онто- и психогенез творчества заключается в соединении напряженной психической мысли с тонкими чувствами, что рождает высшую созидательную силу. Творчество же тонких чувств устремляется тонкими энергиями. Только когда мысль творца законно устремлена в высшие сферы, это устремление дает творческое напряжение, собирающее как в фокус огонь пространства, что в творении равно откровению. «Так космическая мысль может проникать в сознание тонкопсихическое» (Б., 759). В трансцендентальной эстетике Агни-Йоги, «творчество заключается в новых отпечатках на сознании», отпечатках тонких космических энергий, имеющих огромную творческую силу, отпечатках космической мысли, отражающихся на творчестве духа. «… Красота Бытия – в ведущем принципе творческого магнита» (Б., 182). Следовательно, творчество есть цель человеческой эволюции. И высшей формой творчества в Ж.Э. остается искусство.

Высший смысл искусства в концепции Агни-Йоги, искусства как живой теургии, агни-йогического искусства, состоит в том, что воздействуя на энергетические центры человека, подвергая их высокой огненной трансмутации, оно является инструментом огненного крещения для всех, готовых подлинное искусство воспринять. В этом и состоит метафизическая сущность искусства, оккультное значение его произведений, излучающих мощные эманации, служащих каналами прорыва в Инобытие. Искусство как вестник Красоты является оплотом культуры. Согласно Ж.Э., мощнейшие огненные энергии Космоса, вплотную приблизившиеся к нашей планете, могут безболезненно приземлиться для нее только на «подушку» Культуры, эволюционное поле которой в XX в. стало сокращаться как шагреневая кожа. Как известно из теософской доктрины, Дух, ведущий в Огненный мир, может быть познан только чувством, в материи которого и посредством которого выражает себя искусство, являющееся и рефлексией чувства, и его кристаллической формой. Понимание искусства в Ж.Э. не противоречит классическим воззрениям на него, но в своих базовых основах совпадает с классикой.
Дух, Огонь, Любовь как творящая сила Духа, есть синонимы в космическом измерении. Значит, «чистое искусство» есть трансцендентальный посредник, сообщающий «явление Духа» или феноменология Духа. А коль скоро это «сообщение» в Ж.Э. названо «достоверным», то искусство есть предельно аутентичный проводник «лучезарного явления Духа» в мир проявленной материи. Истинное, чистое, высокое искусство становится сакральной онтогносеологией Света, ибо подлинная природа искусства лучезарна. Следовательно, искусство как процесс и как огненное достижение духа есть содержание жизни в Истине, или духовной жизни. Искусство в высшем смысле есть процветание жизни, ее свет, цветение, наслаждение бытием. В Ж.Э. содержится целый ряд предпосылок и законов творчества. Во-первых, искусство как приемник Высоких вибраций Космоса служит конденсацией жизненных сил. Творчество поистине космическое собирает гармонические энергии. Искусство, открытое Надземному, творящее под знаком Беспредельности, есть панацея; в его основании заложена энергия, которая насыщена законом Иерархии. «<...> но и обострение сил дает произведение Красоты». А именно: когда проявлен потенциал духа, насыщенного огнем, в действии, утверждается высшее соответствие земной действительности Беспредельности, художественного творения красоте Космоса. Под обострением сил можно понимать и огонь чувствознания*, которое можно принять за основу сознания. Согласно Ж.Э., именно огонь чувствознания или синтез духа открывает врата в Вечность. Конечно, такое творчество творит эволюцию, перерождает мир, ибо искусство = духотворчество в этом контексте, примкнувшее к утвержденному огню, намагничивается сознательно исполнением Высшей Воли, инициируется Разумом, насыщающим всю Вселенную. «Кристаллы звука и цвета» – в основе гармонии жизни, ибо они есть кристаллы психической энергии, лежащей в основе всего сущего, являющейся принципом Бытия и существования в концепции энергетического мировоззрения Ж.Э. «Цвет и звук будут Амритой общины» – постулат о божественном наслаждении, рождаемом от созерцания, восприятия, переживания Духовного в искусстве, поднимающего и очищающего вибрации человека, делающего его способным воспринимать и осознавать Высшее и приобщающего к Бессмертию через «Врата Восприятия», открывающие сверхчувственные способности. «Чувствознание, иначе говоря, огненность» будут скрытой пружиной такого творчества, вводящего реципиента в спираль утончения сознания. То есть амрита цвета и звука действует мистериально, посвященчески на сознание, душу – и творца, и воспринимающего художественное творение. Такое боговдохновенное искусство из космической мыслеосновы исходит и в нее возвращается, тем свидетельствуя свое бессмертие. Подобное духотворчество в образе-символе сродни таинствам Храмовых Мистерий и образует узлы или вехи эволюции, и предусматривает прямой контакт сознания человеческого с сознанием космическим. Творчество – действие огня-трансформатора. Принцип Единого Бытия, или Абсолют, согласно эзотерической доктрине, опускается в мир форм через посредство творческой Энергии, или «пряжи Матери Мира», которая в Проявленном Мире нарекается Сущностью или Матерью Вселенной. Итак, истинное искусство от Бога, ибо проводит в жизнь посредством символа-образа Огненный Принцип жизни, дар Прометея людям. Огонь духотворчества, энергетика космического огня утончает и расширяет сознание творцов и реципиентов. Произведение искусства преображает их душу, формируя духовное тело личности – огненное тело. Ведь специфика произведений искусства заключается еще и в том, что оно одновременно действует на все три тела личности: физическое, астральное и ментальное, организуя их в интегрированную персональность. Иеровдохновенные творения искусства «ударяют» по сознанию, посвящая его в Духовные миры, психические реальности, объясняющие физические явления. Жемчужины искусства – сверхразумны и умонепостигаемы, они – знаки Высшего Мира. «<...> Потому жизненность искусства, которое хранит Божественный огонь, дает человечеству насыщение тем огнем, который возжигает дух и насыщает все миры. <...> Мы видели как произведения искусства преображали человека и никакое книжничество мира не может творить подобное. <...>» (И., 366). Мощнейшие эманации Света, излучаемые произведениями искусства служат защитной сетью и для человечества и для планеты в целом от сил разрушения и тьмы, ибо образуют собой тончайшие кристаллы праны, соединяющей Землю с Высшими Мирами. Художественные творения и есть тот тончайший покров для духа человеческого. Они и есть место встречи, точка контакта сознания человеческого с сознанием космическим, и выход для первого – в Инобытие. Суть искусства – в достижении и удержании Вибрации Высшего Мира, Вибрации Восходящей Духовной эволюции, «в течение которой «Живой Огонь Оркус» разъединит наиболее нерасторжимое и вновь рассеет в Едином Изначальном», утверждает Ж.Э. Однако нужно помнить, как считает Ж.Э., что отвергнутое, лишенное внимания произведение не может излучать свою благотворную энергию. Не будет живой связи между холодным зрителем или слушателем и замкнутым творением. Смысл претворения мысли в произведение очень глубок, иначе говоря, он является притягательным магнитом и собирает энергию. Так, каждое произведение живет и способствует обмену и накоплению энергии. Целительный, психотерапевтический эффект высокого искусства так же очевиден. Духовная сила или психическая энергия, скрытая в таких произведениях, поднимает вибрации у соприкоснувшихся с ними, очищает психику человека, открывает его сердце, освобождает человека от эмоций самости, обиды, горечи, раздражения и др. Обновляет его сознание, раздвигая перед ним границы эстетического опыта, в целом меняет модус бытия личности, становясь фактором преодоления жизни, освобождая Любовь-Мудрость Души в материи. Цвет, звук, ритм, гармония, слово, обладая сакральным значением, благотворно воздействуют на тонкое тело человека, питая, врачуя и стимулируя его. Оптимизируют самопознавательные процессы индивида. То есть магниты духотворчества или кристаллы тонких энергий, содержащиеся в художественных творениях, открывают перед человеком прямой путь самосовершенствования, оккультно очищая его внутренний и внешний мир, создавая русло для правильного течения психической энергии, или творческой мощи человека, стимулируя работу энергетических центров человека – творческих центров, удерживая поле жизни и любви. Каждая мыслеформа, посланная в пространство, усиливается тонко-вибрационной энергетикой астральных сфер и возвращается в физический мир с большей интенсивностью. И если эта мыслеформа низшего порядка, то пройдя сквозь низшие слои Астрала, она с большей силой негатива обрушится на физическое сознание тех, кто вступит с ней в энергетический резонанс. Этими низшими энергетическими сущностями (или лярвами) – образами безобразия и набиваются подвалы подсознания, зашлаковывается психика людей с низким, плотным, грубым сознанием. Произведение искусства есть пространственная мыслеформа, создающая либо гармонию высокой энергетики пространства, либо вносящая в него диссонанс. Творение искусства в буквальном смысле держит, образует энергетику пространства. Образы, отлитые мыслями в формы, остаются в пространстве, связанные с породителем их связью живою, учит Ж.Э. Все люди окружены созданными их воображением образами мыслей, видимых тонким зрением, создающих либо иммунитет для духа, либо ставших проклятием для создателя их. Искусство – религия сердца. А сердце – аналог Космического Магнита в микрокосмосе, животворящее Пламя, синтез высших энергий в человеке. В сердце – храме духа – встречаются все Миры. Сердцем видеть, сердцем знать, сердцем ощущать и есть онтология Слова, если под Словом понимать все сущее или проявленное бытие. Следовательно, произведение искусства, не насыщенное, не оплодотворенное огнями сердца, не истинно, от ума, не от Души, т.е. зона его инициации невысока, и поле его действия будет небольшим. Светоносная огненная мысль, пронизывающая символ-образ художественный, и есть кристалл психической энергии художественного творения, его умонепостигаемый магнетизм. И если эта огненная мысль, как ведущая тональность произведения, его метафизическая ритмо-тема, инициирована разумом Души творца, то она и есть та «сверхразумная мудрость», или красота, по Платону. Итак, огненность Мысли, исходящей из правды сердца, и выраженной в символе-образе, удерживает вибрацию произведения, образует его художественность, или эстетическую сущность, которая априорно метафизична, в случае с истинным искусством, которое всегда богодухновенно. Миметический принцип искусства в концепции Агни-Йоги близок к средневековой образно-символической концепции искусства, согласно которой символический образ обозначает, являя собой, умонепостигаемый архетип. Искусство – метод восхождения в Тонкий Мир, познание тонкой реальности, бытийствующее в художественном символе. Но образы искусства и напрямую воздействуют на слои Тонкого Мира, украшая, обогащая его или же обезображивая. Искусство, как ни какая другая форма творческой деятельности человека, является способом освоения огненной действительности Высших Миров, символом претворения физического бытия в тонкое. И потому искусство явлено как веха космической эволюции, как символ Огненного Мира, источник Гармонии. Сакральное значение звука и цвета: «Звук есть мост лучей к познанию Беспредельности» (Откр., 1821). «Огонь является самым близким звуку и цвету» (С., 172), огонь, как начало связи с Высшим Миром, как сущность духа, как основание бытия. «Тонкий звук подобен языку Тонкого Мира. Он понимается без грубых вибраций земных, так же, как и музыка сфер присоединяется к нашим тонким вибрациям, и тогда получается ощущение прекрасного» (МО, II, 283). Звук и цвет укрепляют мозг. «Обитель Агни открывается не рассудком, но гармонией ритма /…/» (МО, II, 17). Темп музыки сфер, состоящей не из мелодий, но из ритма, «укрепляет сознание эволюции. Именно, качество чистоты звуков является межпланетным проводом. /…/» (АЙ, 149). «Звук и цвет являются одним из главных огненных проявлений. Таким образом, музыка сфер и сияние Огней пространства будут высшими проявлениями Огня» (МО, I, 73).Оккультное воздействие звука, как подтверждают опыты и объясняет Живая Этика, может быть как конструктивным, так и деструктивным: он способен и создавать формы, и разрушать их. Развивая мысль Платона и Аристотеля о том, что музыка формирует характер, эзотерической философией утверждается, что искусство музыки как праязыка всех художественных языков и первостихии мира, является более сильным фактором в формировании характера, чем религиозные убеждения, заповеди и этика, ибо, если они показывают желательность развития определённых качеств, облегчает их приобретение именно музыка. Музыка воздействует на сознание и эмоции человека через посредство внушения и повторения. В слушателе воспроизводится именно та эмоция, которую выражает данное музыкальное произведение. Согласно Платону, именно новшества в музыке неизбежно влекут за собой новшества в политике и морали, а не наоборот. Живая Этика уточняет: за упадком музыки в Египте и Греции последовало падение самих этих цивилизаций. Музыка может воздействовать на индивидуумов как сознательно, так и подсознательно или одновременно – и сознательно, и подсознательно, прямо или косвенно. В Живой Этике постулируется особое значение музыкального языка как двигателя духовного развития, гармоничной музыки как одного из инструментов преображения мира и человека. Возвышенную музыку (структурированную консонансом, мелодией, гармонией) в этической эстетике Живой Этики можно расценивать как Врата в Эволюцию, памятуя, что «обитель агни – ритм и гармония». Цвет и звук, согласно Ж.Э., – лучшая трапеза духа. Жемчужины искусства есть истинная родина духа. Ибо они своей светоносностью, излучаемостью создают и тончайший покров для духа и среду обитания для него. «О познавательном значении искусства думают мало. А между тем искусство – это путь познавания тех явлений и областей жизни, которые познавать другим путем невозможно (курсив мой. – Н.Ш.). Поэт и художник как бы прозревают в сущность вещей и видят то, чего иначе увидеть нельзя. Можно задать себе вопрос: откуда композитор черпает свои мелодии? Из себя? Но их в нем нет, они приходят откуда-то. Откуда? С какими сферами связывается он, чтобы получить материал для своего творчества? Искусство есть прямой путь к осознанию Высших Миров» (ГАЙ, XI, 423). Ибо оно есть одна из основ преображения человеческой сущности. Только тончайшей материей цвета-света, звука, ритма, гармонии, символа, как сущности Слова, можно проникнуть – отобразить надплотную Материю духовных миров и тем удвоить очевидность. «Помните, искусство – единое жизненное средство выражения грядущей Культуры. /…/» (Оз., 333). Ибо путь мира – в Красоте, - это всегда новая дорога к Новому Миру. И нельзя однозначно сказать, что искусство вторично в Универсуме, согласно классическим представлениям, ибо творчество есть сущностная функция самого Универсума. Ф.Шлегель первым в истории эстетики выдвинул положение о том, что самое существо поэзии участвует в процессе эволюции. Философия искусства в Ж.Э. коррелирует с неоплатонической эстетикой и эстетикой романтизма (особенно немецкого), в чьих представлениях «прекрасное» всегда было синонимом духовного.

Из приведенного материала об искусстве (в нашем исследовании мы попытались описать только метакатегории эстетики) следует, что философия искусства в Учении Ж.Э. генетически основывается и на классической немецкой метафизической эстетике, в частности, в первую очередь, просматриваются онтологические связи с философией искусства Ф. Шеллинга и Г.В.Ф. Гегеля, видевших в искусстве нисхождение абсолютного духа, или восхождение к абсолютному духу, или восхождение к первообразам, метафизическому миру идей. Так же, как и философия искусства в понимании Шеллинга не есть конструирование самого искусства, т.е. искусства как искусства, но представляет собой «универсум в образе искусства… есть наука о Всем в форме или потенции искусства», так же и объектом конструирования в Ж.Э. является только то, что содержит в себе бесконечное. В этом смысле, философия искусства, согласно Шеллингу и согласно Ж.Э., исходит из принципа бесконечного. В философии искусства, у Шеллинга и в Ж.Э., абсолютное проявляется в искусстве – как первообраз красоты. Однако, базово совпадая с сущностью классической европейской философии искусства, космологическая концепция искусства в Ж.Э. переносит миметический принцип на выражение-понимание Красоты Космоса. И «прозревательная функция» агни-йогического искусства в первую очередь отвечает явлению понимания жизни Космоса не как отвлеченной реальности, но субъективно сущей в сознании человека, как жителя Трех Миров, «невозможно провести границу между тремя мирами» (Н., 481). И искусство, согласно Учению Жизни, становится кратчайшим путем для достижения «явления понимания Космоса». Предмет Агни-Йоги – Огненный Космос. Лаборатория трансформации личности, заключенная в агни-йогическом искусстве, сообщает принципы и методы - и трансмутации энергетических центров человека, и ассимиляции субъектом эстетического восприятия пространственных огней(энергий); следовательно, в сущностных особенностях агни-йогического искусства заложено жизненное средство, открывающее человечеству доступ к Огненному Космосу. Таким образом, предметом агни-йогической эстетики становится Беспредельность, или все Сущее. Ибо «/…/ в Беспредельности нет ни земного, ни надземного, есть Сущее» (Агни-Йога). Сущностью эстезиса Живой Этики является Красота Космоса. «Космос учит овладению Красотой».
Автор, обобщая основные эстетические воззрения Живой Этики, приходит к выводу, что они представляют собой развитие классических эстетических идей на новом уровне бытия эстетического сознания. Учение Живой Этики трансформирует классическую метафизическую эстетику в новом онто-гносеологическом, космо-антропном ключе, сохраняя и развивая ее базовые положения в системе космического эволюционизма. С точки зрения исторического генезиса, эстетика Живой Этики соположена с романтическим исканием беспредельного, постижением Надземного как сущностно прекрасного, и являет в себе «синтез бесконечного и конечного, или идеального и реального, и по смыслу своему – в сфере конечного и реального» (Шеллинг), что служило основанием античной эстетики. Безусловно, это метафизическая, интериорная, космологическая эстетика, этически интонированная. Не подлежит сомнению наличие в Агни-Йоге глубинной философской базы с разработками по всем известным отраслям и направлениям, включая философию искусства. Ж.Э. предстает перед нами как своеобразная парадигма духовно-эстетического сознания, основанием которого является метафизическое понимание Красоты как системообразующего начала в концепции Миров Ж.Э. Красоты как космологического основания и принципа Иерархии. Красоты – как принципа Действия или реализации Духовной Воли. Красоты – как кристалла Психической, или Всеначальной Энергии, как синтеза всех высших энергий. Красота (Прекрасное) - таинство припоминания (по Платону) нашей душой подлинного бытия. Она – идеал этого бытия в преходящем мире. Красота – всегда символ божественного. Сама красота есть таинство совершенного. И только приобщаясь к ней, человек становится подлинно совершенным. Согласно древним грекам и Ж.Э., истинная мудрость и есть красота. В Ж.Э. категория красоты – прекрасного осуществляет координацию между эстетическими категориями. Искусство же, в эстетической парадигме Ж.Э., являя свою заэмпирическую сущность, есть откровение и познание Красоты и образ (факт) Истины; принцип посвящения, равно и сотворения Тонкой реальности. И синтез земного существования. Искусство как рычаг синтеза, являющегося условием космической эволюции. Так же искусство в концепции Ж.Э. выступает трансформатором космопространственных энергий в формы земного бытия. Прекрасное в эстетической парадигме Ж.Э. лежит в сфере трансцендентальной проблематики. Конститутивные категории эстетики Агни-Йоги: красоты, прекрасного, торжественного, возвышенного, гармонии, безобразного, ритма, звука, цвета, слова, воображения, вдохновения, искусства, художника, произведения искусства и формы, - подчеркивают метафизический статус ее предмета. Данным эстетическим категориям в Ж.Э. даётся объективно-идеалистическая интерпретация. Вдохновение рассматривается как некий потусторонний, извне приходящий, духовный импульс. Т.е. явление Тонкого мира. Как некто вдохнул или из чего-то вдохнулось – означает сам корень этого слова. Согласно Агни-Йоге, вдохновение или прозрение – это явление соприкосновения огня сердца с огнём пространства. Только этим способом происходит зарождение или оплодотворение мыслетворчества. Это качество огненности духовной природы человека. Тонка грань между вдохновением и Иеровдохновением, в концепции Ж.Э.. «Каждое вдохновение содержит некоторую частицу Иеровдохновения»(Аум,300). Будучи свойством-качеством сознания, его трансперсональной структурой, вдохновение является следствием расширения, утончения сознания. Вдохновение, т.обр., есть способность сознания вмещать мир Духа, озаряться им, есть «Высшее Собеседование» или созвучие. У людей возвышенного образа мышления оно становится основою их жизни.

Воображение в эстетических воззрениях Ж.Э. выступает конденсированным представлением. В нём проявляется синтез конкретно-чувственной и ментальной способностей, возникает специфически неповторимое совершенство отражения и познания мира субъектом творчества. Очевидно, что жизнь, поднятая до высот искусства, и есть жизнь, наполненная иеровдохновением или озарением (прозрением), что само по себе есть не отрыв от земного бытия, но единственное выражение жизни как глубинного этико-эстетического процесса по законам Космоса.

Категория торжественности в Ж.Э. напрямую связана с огненностью и иеровдохновением. Она – итог пребывания сублимированного (духовно-эстетического) сознания в Мире Огненном. Данная категория сопряжена с величественным и возвышенным, совершенным. Эстетически-торжественное свидетельствует о созерцании абстрактных бестелесных сущностей мира вечного. Данная торжественность будет проявлена на всех уровнях содержания и формы художественного творения (и в ритме, и в мелодии, и в гармонии, и в колорите, и в системе образов, и в энергетике художественного языка). Подобная эстетическая торжественность(и в поэтике, и в архитектонике) отражает Духовное в искусстве, сакральность самого эстетического – и в искусстве, и в жизни, и в природе.
Возвышенное, в эстетической системе Ж.Э., предстаёт как утончённость возвышенного мышления (в том числе и в искусстве), «обожённого на священном огне», или трансмутированного (очищенного). Такое мышление состоит не в нагромождениях искусственной логики и не в силлогизмах, но в фиксации и в эстетической оценке совершенного и прекрасного. Согласно такому мышлению, «красота есть самое нужное».

Возвышенное соединяет человека с Высшими принципами Космоса, устремляя сознание субъекта эстетического восприятия к явлению созерцания Огня, к Единству Космоса. Ибо само по себе Единство величественно. Возвышенные чувства и порывы укрепляют тонкое тело, в котором сосредоточены духовные центры человека, нагнетают психическую энергию, лежащую в основании творчества. Смысл теургической эстетики заключается в способности создавать возвышенно-прекрасное, преображая человека и мир.

Категория эстетического идеала замещается в Ж.Э. системообразующей категорией Красоты(Прекрасного). Гармония предстаёт квинтэссенцией эстетического опыта. Возвышенно-прекрасное, основанное на гармонии, произведение искусства уподобляется молитве как возношению и восхищению, как «проводу к потоку Благодати». Истинная задача искусства, в понимании Живой Этики, состоит в том, чтобы приблизить человека к осознанию Красоты. Безобразное же во всех его видах есть отпадение от Духа, опасная болезнь и разложение. Из всего выше сказанного вырисовывается определённо этическая, интериорная, метафизическая система эстетических категорий. И сама эстетика становится частью духовной культуры. Что касается непосредственно методов искусства, то и они затронуты в рассматриваемом нами Учении. По применяемым средствам изложения книги Агни-Йоги далеко отстоят от традиционной научной и философской литературы и жанрово (композиционно, лексически, фразеологически) несомненно относятся к сфере художественно-профетического слова, что подчеркивается в самом Учении как принципиальный метод его передачи (несмотря на возможное недовольство некоторых читателей, желающих видеть более схематичное и прямолинейное изложение). Зачастую в текст органично вплетаются рассказы, притчи и даже стихи. Да и в целом для повествовательного метода книг Ж.Э. характерна художественная и знаковая образность, отличающая ее от многих других духовных учений человечества.
Эстетический дискурс Ж.Э. актуализирует эстетический характер метафизики инобытия в русском эзотеризме, что отвечает «онтологическому эстетизму» русской религиозной философии Серебряного века, эстетизму как принципу русского стиля философствования. Русский эзотеризм отказывается от понимания красоты как зеркала социальной истории и дефинирует красоту в логике свободы, архетипии, в интегральной, синтетической логике эзотеризма. Можно сделать вывод, что этическая доктрина Агни-Йоги носит ярко выраженный эстетический характер. Благо принципиально прекрасно. Красота, равно как и знание и истина, в философии Платона, подобна благу, но если благо следует ставить выше последних, в понимании Платона, то Красота (Прекрасное) есть форма существования Блага, в воззрениях Живой Этики. Т.е. Красота есть реальность, в противоположность видимости, и является полным и совершенным благом. Красота, в ее эйдетической ипостаси, как универсалия, существовала во времени всегда, она не создана человеческим разумом, будучи сверхчувственной и сверхразумной реальностью и силой Единой Жизни. Самодостоверно и самотождественно прекрасны и гармоничны метафизические основы бытия – это главный постулат аксиоматики Ж.Э. Метафизические трансценденталии (пришедшие, конечно, из философии Платона и Аристотеля) – единое, беспредельное, благо, красота и др. в философской концепции Агни-Йоги мыслятся как такого рода понятия, которые сами не могут быть предметом интеллектуального рассмотрения или логического определения, однако выступают условиями любого размышления и логического вывода. Тема «трансценденталий» оказывается вневременно-важной для новоевропейской философской традиции и поддерживается она этико-эстетической заостренностью их проблематики. В системе Ж.Э. само Бытие, его становление, инволюция и эволюция есть манифестация эстезиса Единой Жизни.

Онтологичность эстетического, панкосмизм эстетического, или панэстетизм онтологии – в этом существо Живой Этики. В системе Ж.Э. эстетическое, этическое и онтологическое – суть одно. Мировоззрение, а вслед за ним и вся культура начинается с этики. Этика предшествует гносеологии, она не выводится из окружающего мира. Кризис европейской культуры и цивилизации в целом в конечном счете обусловлен кризисом мировоззрения, потерявшего связь с этикой. Основные формы проявления этого кризиса – господство материального над духовным, социума над индивидом. Почему Учение носит название «Живой Этики», еще и потому, что этика возможна прежде всего не как научное знание, а как действие, индивидуальный выбор, поведение. Этика существует как этическое действие, соединяющее индивида с миром-космосом и выводящее его в ту область неземного и вечного, которая закрыта для логически упорядоченного знания. Этико-эстетическое начало жизни и сознания несет в себе прорыв (связь, отношение и союз) земного в неземное, временного в вечное. «Живой» этика называется еще и потому, что осуществляется не как догматика норм, а как этика непрерывного сознания, прямого индивидуального действия и личной ответственности индивида перед Мирозданием, исключающей всякую двойственность. Как этическое единение с бытием, местом - точкой единения становится сердце человека. Т.е. это сокровенная этика, особый способ бытия в мире, живое отношение к живой жизни, которое может, однако, обрести бытийную устойчивость только как сознательное, укорененное в мышлении. Мировоззрение Ж.Э. утверждено в космическом миропонимании и обосновывает, развивает и возвышает этический идеал в системе эволюции космоса, возвращая тем самым современному человеку утраченный смысл жизни, как принадлежащему не только Земле, но и Высшим Мирам, Единому Человеку Небес, подлинно космическому жителю. Фундаментальным первопринципом Ж.Э. является живая непосредственная связь человека-ученика с Духовным Учителем, определяющая место ученика в цепи космической эволюции, служащая принципом жизни и сознания. Категория духовного Учителя, как условие космического этапа эволюции человечества и Земли, становится фундирующей этической категорией в Новом Мире, онтологическим содержанием Единой Жизни, ее эстезисом, фактором мирового развития от техноцентризма к антропокосмизму и культуроцентризму.

Живая Этика на стыке эпох, при смене макрокосмических планетарных Циклов кульминирует и завершает собой антично-платоническую традицию, с ее опорой на восточные идеалы, в новоевропейской философии. Ж.Э. постулируется и реализуется синтез западной и восточной культур, науки и религии как основы духовной эволюции земной цивилизации в целом. Учение Ж.Э., или Агни-Йоги, сыграло роль культурно-мировоззренческого механизма адаптации в ХХ веке на русской почве культур Востока и Запада, осуществив неповторимый культурологический синтез начал созерцательно-интуитивного (умозрение, концентрация) и рационально-аналитического (дискурс – концепт): логоса и эстезиса. Таким образом, Ж.Э. – первое синтетическое эволюционное Учение, приемлемое как для Запада, реализующее себя через науку Запада, так и для Востока; связующее эти два типа цивилизации в новый культуроцивилизационный тип.

Синтез культур Востока и Запада (в первую очередь, духовных культур) выводит эзотерическую духовную культуру, представленную в новом космопланетарном мировоззрении, за пределы Востока и Запада. Этот синтез транснационален, универсален и космичен. Живую Этику можно рассматривать как комплексную интегральную философию культуры, несущую в себе новый образ культуры, ассоциирующийся с космопланетарными и экологическими идеями, с эстетическими идеями единства человечества и Вселенной. При этом новый образ культуры в Ж.Э. связан с новым образом человека как субъекта космической эволюции. Таким образом, Учением Ж.Э. в ХХ веке создано поле новой альтернативной мировой культуры.
Учение, заключающее в себе синтез восточной и западной культур, подготавливает и инициирует становление новой космопланетарной культуры и рождение нового человека. Живая Этика подводит итог традиционной доктрине христианского мира.

Художественно-образная картина мира доминирует в Живой Этике. Идея единства космической реальности дана через философию неизреченности – эстетику Несказуемого. Энергетическая концепция искусства, выражающего не переживания личности, что характерно для западного искусства, а путь, ведущий душу к раскрытию её истинного бытия в слиянии с Космосом, целостностью Мироздания, формирует новый тип художественной личности или субъекта эстетического восприятия. Философия искусства в Ж.Э. знаменует собой новую эпоху – Духовного – в искусстве, формирует новую художественную форму и новую суть художественного творчества. Мы убеждены, что космологическая концепция искусства в Ж.Э. творит новый тип художника, инициирует скачок в художественном сознании, являясь фактором самоопределения художественной культуры в ХХI веке. Творя, рождая духовно-эстетическую атмосферу Нового Мира (социально-профетическая категория в Ж.Э.) – через новое искусство, более космическое и одновременно более человеческое.

Будучи новым типом философии синтеза, Живая Этика интегрирует в единую целостную синтетическую систему мировоззренческие функции религии, философии, науки и искусства. Именно на уровне эстетического опыта в философии Агни-Йоги и осуществляется постижение истины, осуществляется соборный или иерархический критерий истины (как приобщенности к высшему космическому разуму). На наш взгляд, именно эстетические универсалии Живой Этики, представляя собой ее мировоззренческие парадигмы, служат принципиальной основой синтеза культур Востока и Запада, ибо в них наиболее полно отражается более высокий уровень отношения с миром, чем узко научный или дискурсивно-логический, именно – творчески-интуитивный подход к миру. Познавательные функции эстетических универсалий заключаются во «вживании» в мир, несущем знание ради спасения, но не ради господства. Эстетические универсалии, будучи трансцендентальными посредниками между миром и космосом, субстрагируют эстетический опыт как наиболее полную адеквацию реальности Высших Миров, внутреннего и внешнего космоса. Ибо эстезис или художественный образ в своей основе целостен, самосущ и самодостоверен, и схватывает мир целиком: в единстве внутреннего и внешнего.

В нашей статье мы осуществили попытку в пространстве синтетической философии Живой Этики сформулировать открывшиеся в процессе исследования новые аспекты чисто эстетического опыта, который по своей природе метафизичен, универсален, синтетичен и космичен. Базовыми элементами открывшегося эстетического опыта являются мировоззренческие парадигмы эзотерического буддизма (как метафизики сознания) и эзотерического христианства (как метафизики Любви). Реконструкция эстетического, проведенная на базе всего корпуса канонических текстов Агни-Йоги, позволяет категоризировать эстетику Учения Живой Этики как ультрасовременную, имплицитную, интериорную, метафизическую, космологическую, трансцендентальную и теургическую, эволюционную и иероцентрическую, делающую доступными для эстетического опыта трансчеловеческие измерения. Теургическую – в смысле последнего предела человеческого творчества, в котором осуществляется искусство созидания Нового Мира, когда Бог (как Верховное существо в нашей сущности, или АУМ) творит изнутри человека или человек творит по законам Космического магнита – как Единоначалия Космоса, созидая планетарную жизнь во Вселенском формате. В познавательной системе Живой Этики художественно-образное, эстетическое созерцание является приоритетным и доминирующим, в отличие от научно-рациональной картины мира, которая есть всего лишь утилитарно-прагматическая модель, не имеющая никакого отношения к адекватному мировоззрению. При этом Живая Этика, вслед за буддийской традицией (Б. Дандарон, Ю.Н. Рерих), считает синтетическое научное познание важнее любой духовной практики и за ним признает будущее. Учение Живой Этики ориентирует на научную парадигму знания, но инициированную Единой Духовной Традицией.

Из эстетической парадигматики Живой Этики следует вывод о необходимом наделении научной методологии элементами художественно-образного созерцания. Ибо эстетический способ созерцания выступает наивысшим способом познания мира как в эзотерической философии Востока, так и в Живой Этике. Созерцание как эстетическая категория в Живой Этике есть способ превращения в прямое видение, открывающий познание и сознание Красоты, одновременно – и трансцендентной, и имманентной. Красоты как универсального способа бытия в Культуре, и бытия как становления в Красоте. Следует помнить, что появление Учения Живой Этики вызвано господством механического миропонимания, нарушившего равновесие и соответствие в мире, отставанием духовного сознания от физического. «Этика утерялась среди нагромождений формул…». Соединение духа с интеллектом - задача, поставленная Живой Этикой, - способно вывести человечество из духовно- нравственного коллапса и открыть перед ним новый эволюционный этап. Антропоморфический космос древних греков обусловил создание метафизической основы эстетики. Доктрины досократиков, Платона и неоплатоников дают много примеров перерастания соответствующих космологических понятий в эстетику или в нечто близкое эстетике. (Например, прекрасное, по мнению Демокрита, является объектом божественного разума.) Также и эстетический дискурс Живой Этики, имеющий своим генезисом космос древних греков, содержит в себе всю совокупность универсальных принципов и методов гармонизации субъекта эстетического сознания с Универсумом. Гармонизации взаимодействий и отношений человека с миром-космосом с позиций живой этики, духовных основ бытия и сознания. Эстетическая и научная парадигматика нравственной философии Живой Этики ориентирована не на так называемый сциентизм (количественная методология, операционализация понятий, эмпирическая проверка гипотез, измерение и т. п. ), в частности структурный функционализм и физикализм, а на так называемый гуманицизм (признание неустранимости человеческого воздействия на процесс познания, подчёркивание главенствующей роли ценностей и духовного начала, экзистенциальности бытия человека и т. д. ), что роднит её с эстетикой романтизма и символизма, с феноменологической и неотомистской эстетикой. В этической системе Живой Этики эстетические принципы мыслятся как основания восстановления целостности Макро- и Микрокосмоса. Таким образом, Живая Этика и научно-практическая этика для нового тысячелетия, и эстетизированная форма метазнания.

Эксплицируя понятие красоты-прекрасного, реконструируя эстетический дискурс Учения, приходим к выводу, что эстетика Агни-Йоги есть эстетика Космоса или эстетика трансцендентного.

Таким образом, Живая Этика есть знамя Красоты как универсальной силы Космоса, Любви, Духа, являющих собой Триединство в круге Вечности. Красота-Прекрасное – ипостась Блага и есть Огненный Принцип Жизни. Мир движется к овладению Красотой как Огненной Стихией.
Космос направляет движение мира к Красоте как «формуле Космической эволюции».


Август 2006. Москва
_____________________________

ИСТОЧНИКИ

Сокращенные обозначения источников:

Ж. Э.* Учение Живой Этики
Зов Листы Сада Мории: Зов 1924
Оз Листы Сада Мории: Озарение 1925
О Община 1926
АЙ Агни-Йога 1929
Б Беспредельность 1930
И Иерархия 1931
С Сердце 1932
Н.В. Напутствие Вождю 1933
MО I Мир Огненный, ч. I I933
МОII Мир Огненный, ч. 2 1934
МОIII Мир Огненный, ч. 3 1935
А АУМ 1936
Бр Братство 1937

Н Надземное 1938
(Цит. по изданию: Агни-Йога. Том I - IV. – М.: Издательство Духовной Литературы «Сфера», 2000. (Серия «Учение Живой Этики». ))

Откр. Откровение 1920-1941
(Цит. по изданию: Агни-Йога. Откровение (1920-1941).-М.: Сфера, 2002.- 496с. – Серия «Учение Живой Этики».)

П I Письма Елены Рерих, том I
П 2 Письма Елены Рерих, том 2
(Цит. по изданию: Письма Елены Рерих(1929-1938). - 2 тома. - Рига, 1940).
В.П., 1 Высокий Путь. (Часть I: 1920-1928).
В.П., 2 Высокий Путь. (Часть 2: 1929-1944). - М.: Сфера, 2002.*
ГАЙ I-ХIII Грани Агни-Йоги: 1960-1972 гг. Toм 1-13. - Новосибирск: «Свет», 2001. Издание второе. (Издание первое, 1993-1998 гг.).**

Дополнительная литература:

Рерих Н.К. Цветы Мории. – Минск, 1997.
Рерих Е.И. У порога Нового Мира. - М.: МЦР, 2000. М.: МЦР, 2007.
Рерих Е.И. Путями Духа. - М.: Сфера, 1999.
(В сборник вошли книги «Основы буддизма», «Преподобный Сергий
Радонежский» и «Криптограммы Востока», а также все известные
статьи Е.И.Рерих.)
Рерих Н.К. Алтай-Гималаи. М., 1974.
Рерих Н.К. Восток- Запад. М.: МЦР, 1994.
Рерих Н.К. Знак эры. М.: РИПОЛ классик, 2002. (В поисках истины).
Рерих Н.К. Культура и цивилизация. М., 1994.
Рерих Н.К. Листы дневника: В 3-х тт.- М.: МЦР, 1999-2002.
Рерих Н.К. Об искусстве: Сб.ст. /Сост. С.А.Пономаренко. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2005.
Рерих Н.К. Обитель Света. М., 1992.
Рерих Н.К. Путями Благословения. М., 2002 (Серия «Антология мысли»).
Рерих Н.К. Шамбала. М.: МЦР, 1993.
Рерих Н.К. Душа народов. М., 1995.
Рерих Николай. Держава света. М., 2001 (Серия «Антология мысли»).

* Двухтомник «Высокий Путь» - подробнейшее собрание указаний и наставлений Учителя, обращенных к Е.И. и Н.К. Рерихам, как ближайшим ученикам, проходившим практический опыт Агни-Йоги. Этот уникальный материал, будучи духовным дневником Рерихов, записанный Еленой Ивановной, является бесценным дополнением ко всем книгам Агни-Йоги. Дневники Е.И. Рерих по праву являются сокровеннейшим ядром Учения Жизни. Сегодня читатели имеют возможность ознакомиться с Дневниками или манускриптами Матери Агни Йоги по следующим, полным изданиям, подготовленным Государственным музеем Востока: Елена Рерих. Листы дневника. 1927-1928. – М.: Прологъ, 2006. – 216с. Елена Рерих. Листы дневника. Т.1: 1920-1923.- М.: РУССАНТА; Государственный музей Востока, 2009. – 512с. Дневниковые записи Е.И. Рерих являются продолжением текстов «Агни-Йоги», их ЯДРОМ или квинтэссенцией.

** Записи Бориса Николаевича Абрамова, ближайшего ученика Н.К. Рериха, полученные из Высокого Источника, о чем имеется подтверждение Е.И.Рерих. Их можно назвать развернутыми комментариями к «Живой Этике» или Дневником духовного Ученика. Римской цифрой обозначен номер тома, арабской – номер параграфа или сделанной записи.
______________________________

ПРИМЕЧАНИЯ:

Более подробно «эстетика трансцендентного» исследуется в следующих работах автора:

1. Шлемова Н.А. Эстетика Агни Йоги. 24с.// Научное и постнаучное в современной эстетике. Материалы ОМЭК II. МГУ им. М.В. Ломоносова. Философский факультет. Кафедра эстетики.- М., 2006.
2. Шлемова Н.А. Искусство в эпоху сердца: эстетическое в теософской традиции. Сс. 130-153 //Ориентиры. Вып.2/Любимова Т.Б. – М.: ИФ РАН, 2003.
3. Шлемова Н.А. Смысл и значение Красоты в Учении Живой Этики. Антология. Сс.221-237 //Эстетика: Вчера. Сегодня. Всегда./Бычков В.В. – М.: ИФ РАН, 2005.
4. Шлемова Н.А. Образ мира-космоса в Агни-Йоге. Сс.130-155. //Ориентиры. Вып.3/Любимова Т.Б. – М.: ИФ РАН, 2006.
5. Шлемова Н.А. Смысл искусства в Учении Агни-Йоги. 31с.//Актуальные вопросы гуманитарного и естественнонаучного образования студентов педагогических ВУЗов. (Сб.научн.трудов.)- М.: МГПУ, 2008.
6. Шлемова Н.А. Красота в Учении Живой Этики как новая культурологическая парадигма. С.155-172//Социум: Проблемы. Анализ. Интерпретации.Вып.5./Кузнецова Т. Ф. – М.: МПГУ, 2006.
7. Шлемова Н.А. Эстетические воззрения в Учении Живой Этики. Монография.- М.: МГПУ, 2005, - 150 с.
8. Шлемова Н.А. Метафизические традиции в эстетике XX века (эстетика трансцендентного в философской системе Живой Этики). С.141-179.//Философия художественной культуры: традиции и современные тенденции. Сб.научн.статей./В.А.Волобуев. – М.: МГПУ, 2010.
9. Она же. Эстетические воззрения в Учении Живой Этики. Автореферат на ....к.филос.н.(09.00.04.). - М.: ИФ РАН, 2006. - 33с.
10. Она же. "Живая Этика" как методология познания Космоса. С.134-149.//"Философские науки". Спецвыпуск. №1, 2010. - М.: «Философские науки», 1/2010.
11. Шлемова Н.А. Живая Этика Е.И. и Н.К. Рерихов. С.95-102.//Вестник МГПУ(научный журнал ВАК), серия «Философские науки», №4 (12) – М., 2014.

12. Наталья Шлемова. Эстетика ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО: Эстетика Огня в "Живой Этике". Монография. - Международный Издательский Дом LAP Lambert Academic Publishing, Германия, 2011. - 328с. ISBN: 978-3-8454-0917-7. Купить книгу: см. ссылка внизу титульной страницы автора.

13. Н.А. Шлемова. Основные положения "Живой Этики" как синтетической философской системы универсального космического эволюционизма. С.364 - 393//Петербургский Рериховский сборник: Вып. IX. - СПб.: Издание СПбГМИСР, 2016. - 416 с.
__________________________________________________

См. также: Смысл искусства в Учении Живой Этики: http://www.proza.ru/2014/02/23/1273;

Философия Красоты и Гармонии в Живой Этике: http://www.proza.ru/2014/01/27/1049;

Слово о Николае Рерихе: http://www.proza.ru/2014/02/02/1726;

Манифест Нового Искусства - Искусства Синтеза: http://www.proza.ru/2014/02/09/191

Основные положения Учения Живой Этики: http://proza.ru/2014/02/01/1145


Рецензии