Памяти ВОВ. Перина...

                ПАМЯТИ ВОВ.
                ПЕРИНА.

    …Уже в апреле 45-го, когда в воздухе чувствовалась победа, многие наши солдаты немного сошли с ума: стали нервные, жестокие и несправедливые. Понятно: конец войне, и им предстояло вернуться в дом, у многих которого и не было – съела война. Как не было и родных, сгинувших в ней, проклятой. Пока воевали – отодвигали от себя всю боль потерь, и вот конец. Им предстояло встать перед бедой лицом к лицу и как-то это пережить, жить дальше.

    …В предместье немецкого городка наши стали мародёрствовать и бесчинствовать, зачастую неоправданно уничтожая местное население.
    Николай последовал за своими солдатами и тоже решил поживиться за счёт немчуры: ворвался в маленький домик, в котором жила старая женщина, и стал выносить вещи для отправки домой, в нищую голодающую Сибирь, семье. Пока выносил серебро и фарфор – старушка молчала, но когда стащил с кровати роскошную пуховую перину – закричала и вцепилась в неё мёртвой хваткой, выкрикивая, что она спасала все холодные годы войны и спасёт ещё не раз, просила оставить тёплую спасительницу… Разозлённый Николай пытался силой оторвать цепкие и неожиданно сильные старушечьи руки, а когда этого не удалось, взбешённый, схватил автомат…

    …Он отослал окровавленную перину домой, где её несколько раз стирали и сушили, перебирая добротный пух и хваля удачливого добытчика.
    А вот с «добытчиком» стали происходить страшные вещи: немка стала приходить к нему во сне и требовать свою перину, душить и кусать мужчину. Просыпался в холодном поту, с ужасом замечая на шее синие следы пальцев и свежие укусы на щеках и плечах! Вмешалась местная ведунья, отмолила, отпела немку, похоронила часть пуха из перины. Стало легче. Но вина так и «съела» Николая: стал жестоким, пил, бил домашних, стал заговариваться. Лечили. До последнего дня он просил прощение у старенькой немки и плакал, как только выпивал.
    Перину сжёг, улучив момент, когда его женщины уехали из дому в районный центр на базар. Пепел похоронил, соорудил могилу и посещал её до своей смерти, и всё разговаривал со старушкой, которую в запале бешенства и минутного помешательства убил за добротную перину.

          Февраль, 2014 г.

             Фото из личного архива: Николай с дочерью, 49-й г.

                http://www.proza.ru/2015/09/18/758


Рецензии
Ох какая тяжёлая история... и сейчас хорошо понимаешь, что каждый получает, что заслужил. А всё это от нашего безбожия...Помилуй нас грешных Господи! Опять Вы Ира царапнули по истерзанной душе... Мир Вам!!!

Сергей Вельяминов   19.03.2019 12:20     Заявить о нарушении
Мне было не легче, уж поверьте, Сергей. И узнать вообще о таком неприглядном факте из истории семьи, и о возможности такого поступка - другие мы были, понимаете, с незамутнённой душой, выросшие за мощной цензурной стеной, а тут такое...
А ещё была шокирована тем, что мать не скрыла от меня этого. Я сначала думала, что это она так кается, чувствуя приближение смерти - болела тяжко и долго, что пытается извиниться и простить брата. Увы. Сейчас понимаю эту откровенность иначе: зная о моей впечатлительности и безудержной фантазии, она знала, что сия история засядет в моей голове гнойной занозой, будет мучить и отравлять жизнь, пока не найду противоядия, пока не сумею переварить отраву. Зачем и почему? Видимо, задала напоследок сложную задачку на выживание. ) Чтоб жизнь малиной не казалась!
Ничего: переварила, справилась, даже извлекла урок. Потому смогла так отстранённо описать реальный случай дяди, которого почти уже не помнила - видела в детстве и ранней юности. Теперь и о нём будут молиться те, кто прочтёт миниатюру. Поминка и прощение. И я молюсь и прощаю. Видимо, пришёл срок.
С уважением и искренной признательностью,

Ирина Дыгас   19.03.2019 12:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.