Сквозь метельные феврали

Начало февраля 2014 года. Зимнее поле, через которое тянется дорога к псковскому погосту Камно, едва прикрыто снегом, повсюду проталины, как темные неряшливые заплатки. Не припомню такой зимы за последние два десятилетия.  Дорога по-весеннему заплывает грязью, затягивается лужами. Она, эта раскисающая дорога, наверное, сама не верит в происходящее и недоумевает: где долгожданный мороз, где спасительное ледяное отдохновение? Но нет мороза. Еду и слышу, как колеса машины черпают дорожный кисель. Вспоминаю, как ехал таким же февральским днем по тому же полю…  двадцать лет назад...
Февраль 1994 года.  Стелется вдаль заснеженное поле – гладкое, чистое красивое, - словно Ангел накрыл его своим белоснежным крылом. Ночью шел снег, и дорогу основательно занесло, так что моя «копейка» (так в народе называли Жигули первой модели) ползет вперед с большим трудом, тем более, что салон и багажник под завязку загружены пачками книг: с утренним поездом прибыла из Москвы «посылочка» от Православного издательства для батюшки Валентина (протоиерея Валентина Мордасова). Для меня это большая радость – поучаствовать в Божьем деле, впрочем, как и для каждого батюшкиного духовного чада. Посылочки я возил и прежде, но вот по такому снегу ехать еще не доводилось. Мотор натужено хрипит, кажет вот-вот что-то там в нем оборвется и… Нет, о том, что тогда может случиться думать совсем не хочется. Молюсь Богу, призываю всех святых, вспоминаю батюшку. Знаю, что он ждет и наверняка там, в недалеком уж от меня храме тоже молится. Сила Божия пока ведет меня, кажется, вопреки законам природы…
Ну вот, подумал об этом и тут же увяз в снегу. Вот оно тщеславие, гордынька: только дал слабинку – и тут же в эту открывшуюся прореху ныряет враг. А где враг - там и овраг… Через пять минут тщетных усилий, рева мотора и визга колес убеждаюсь, что окончательно и безнадежно застрял. Размышляю, что делать: бросить машину и бежать к батюшке? или искать трактор? Только где его найдешь? А тут еще и снег повалил. В растерянности переминаюсь с ноги на ногу, стряхиваю с плеч снежный пух и уже не про себя, а в голос кричу батюшке: «Помоги!»
А дальше все происходило, словно в сказке: снежная занавесь со стороны храма разверзлась и явила на свет огромный черный внедорожник, он двигался легко и свободно, снежный сугроб для него был, как для великана ручей. Я сразу обратил внимание на питерские номера. Поравнявшись со мной, машина остановилась. Открылись две передние двери и наружу вышли два крепких, коротко стриженных молодых человека в одинаковых кожаных куртках. Про таких говорят: характерной наружности. Они стояли молча, разглядывая меня и мою доходягу-копейку. Я же тем временем быстро прокручивал в уме все возможные варианты дальнейшего развития событий: «Я их прошу помочь найти трактор, они соглашаются, уезжают, находят и я спасен… Я прошу их помочь перегрузить книги и довести их до храма, а сам имиже веси судьбами освобождаюсь из снежного плена… Я на их машине вместе с книгами еду к батюшке, а моя машина пусть спасает себя сама…»
- Что, застрял, браток? – спрашивает вдруг один из молодых людей. – К батюшке ехал?
- К нему, - киваю я головой и начинаю объяснять про книги, про поезд из Москвы, про батюшку, который ждет посылочку.
- Трос есть? – прерывает меня другой парень.
- Да, - говорю я, не веря еще в то, что сейчас может произойти. А оно происходит…
Парень, увидев мое удивленное лицо, даже не предлагает, а командует:
- Цепляйся к нам, поедем к батюшке...
И вот мы едем то ли по дороге, то ли вообще по полю. Моя машина зарывается в снегу, ее кидает из стороны в сторону,  да и великану-внедорожнику, чувствуется, теперь не так уж и легко – кое-где и он пробуксовывает, ревет мотором. Но вскоре все испытания остаются позади. Мы останавливаемся у Святых врат в церковную ограду. В храме святого великомученика Георгия Победоносца встречает нас отец Валентин. Он улыбается и смотрит такими глазами, словно всё уже знает о случившемся. Быть может, так и есть? Но я все равно рассказываю, благодарю парней, а батюшка разговаривает с ними, как с добрыми знакомыми...
Как я узнал позже, они действительно приезжали к отцу Валентину за каким-то важным советом, и этот совет наверняка получили. Я видел, с каким уважением относились они к батюшке - ведь и машины ради него не пожалели. Я слышал, как один негромко посетовал другому, что сцепление во время буксировки подпалилось, однако вслух об этом ничего сказано не было. Парни спешили, и мне пришлось, почти не поговорив с батюшкой, двинуться в обратный путь – опять на буксире. Иначе, пришлось бы невесть сколько ждать, пока какой-нибудь грейдер расчистит дорогу. Ну а с отцом Валентином  после этого у меня состоялось еще много разговоров, ведь на дворе стоял 1994 год, и до батюшкиной блаженной кончины оставалось более четырех лет…
Не знаю, как сложилась жизнь тех парней, что произошло с ними за минувшие двадцать лет. Надеюсь, что живы-здоровы, и думаю, что для них та встреча с батюшкой не прошла бесследно, как и для всех тех, кто приезжал к нему хотя бы однажды, бывал на службе, брал у него благословение, слушал его духовное слово, укреплял веру…
Однажды батюшку спросили, как он пришел к вере?
- Однажды батюшку спросили, как он пришел к вере?
- Через действие веры, - ответил он, - когда я ощутил в храме благодать Духа Святого. Когда вся церковь пела: «Верую во единого Бога…», я почувствовал сердцем то, что до этого никогда не ощущал: внутреннюю радость, внутреннюю благодать. Потом уж я прочитал в одной духовной книге, что эта благодать дана верующему крещенному человеку  ради заслуг Иисуса Христа.
Вот бы нам всем через действие веры укрепиться духовно, очисться от наваждений и иллюзий мира,  взглянуть друг на друга другими глазами, протянуть навстречу друг другу руки и, если будет необходимо, помочь пройти сквозь снег и буран, сквозь все метельные феврали жизни, не жалея при этом ни себя, ни своей машины, ни своего кошелька...


Рецензии