Развод

  Галка никогда не считала супружескую неверность причиной для развода. Насмотрелась c детствa на своего родителя, тот ещё был ходок, сделала вывод - гуляют все, и как прививку сделали. 
 
 Галкин муж гулял куда скромнее. Да и гульбой это было назвать нельзя. Постоянных любовниц не заводил, но каждый раз, когда в воздухе появлялись первые весенние запахи, душа его, пробудившаяся от зимней спячки, тянулась чувствами на простор. Вначале Галка нервничала - вдруг уйдёт? Потому, что в остальное время года он её устраивал всем. Но потом притерпелась и скандалов не заводила, наоборот, повкуснее готовила, получше одевалась - старалась перекинуть его внимание на себя. А когда наступало лето, брожение в его крови прекращалось само собой и до следующей весны можно было спать спокойно.
 
 Галка и сама каждую весну испытывала похожие чувства, каждую весну цветок  любви распускался и в её душе, и она жила с предвкушением чего - то томительно - радостного, которое вот - вот должно случиться. Но весна проходила быстро, а там наваливались дачные, огородно - садоводческие заботы и все томления улетучивались, как и не было. Так, что хоть Галка и дала себе разрешение изменить мужу - ну раз ему можно, то почему ей нельзя, но подходящий объект никак не появлялся на её горизонте и до измены дело не доходило, а сама она, правду сказать, и не искала.   

 Рaботала она в библиотеке, народу ходило много и поклонники были, из читателей, только намекни, но ведь Галке не отомстить хотелось, а сделать себе приятное. Есть даже один постоянный, всё умные книги берёт читать. Как - то пришёл их сдавать, а её не было, так сказал девочкам в другой раз зайдёт, когда Галина Геннадьевна будет. Приятно, конечно. Правда никаких активных действий он не предпринимал и это ей даже нравилось. Сразу видно - человек порядочный, скорее всего семейный, а на женатых она и так никогда не смотрела - прививка не позволяла.
 
 Когда - то, когда она была ещё юная и глупая, спросила маму почему та всё терпит, давно бы надо развестись, чем слёзы ронять.
- Ну, брошу я его, а дальше что? - вздыхала мать, - если б он после этого ушёл куда - нибудь, так ведь не уйдёт, ему же так удобнее, никто в ЗАГС не затащит - женат, и придётся всё равно в одной квартире толочься. Да, и жалко комнату терять, а так мы помрём вам с Томкой по комнате будет.
 Томка была старшая сестра от первого маминого брака. Ещё в молодости с первым маминым мужем случилось несчастье на работе, его спецовку, а потом и самого закрутило в токарный станок, перемололо и он погиб. Томка была намного старше Галки, своего отца почти не помнила, а Галкиного недолюбливала, из - за мамы, конечно, так - то он её не обижал. 
 
 Жил он своей параллельной жизнью, любил женщин, это и было главным его  занятием в свободное от работы время. Даже Галку брал с собой на свидания, когда матери удавалось заставить его с ней погулять. Думал раз она малая, так ничего не понимает. А что тут непонятного, когда рядом чужая тётка лыбится твоему папке. Однажды сидели они в мороженице и Галка всё им и выдала, что тётка плохая и она всё маме расскажет, и не нужны ей её подарки и мороженое, и так толкнула креманку, что та упала тётке на колени вместе с мороженым. Отец влепил ей тогда затрещину, а она подняла такой рёв, что свиданию пришлось положить конец. Маме она ничего не сказала, поняла своим маленьким женским сердцем, что говорить про это нельзя - мама расстроится. На свидания отец её больше не брал, но блудовал до самой старости. Видно это так въелось в кровь, что по другому он уже не мог.
 
 Взять хоть последний случай, уже старый был, только - только первые шаги стал делать после инсульта и она вывела его на прогулку в больничный двор. Весна приближалась к лету и народ разделся, обрадовавшись наступившему теплу. Идут они потихоньку, она его придерживает, рука висит, нога пришлёпывает, того и гляди споткнётся и упадёт, и вдруг он здоровой рукою хватает идущую навстречу тётку прямо за грудь. Они обе так и обомлели от неожиданности. Галка на него закричала. А он:
- Дурочка, ничего ты не понимаешь, мне всё равно, а ей прия-я-тно.

 Рассказала девчонкам на работе, посмеялись. Да, вот оно племя кобелинное, себя со стороны не видят, не оценивают, уже одной ногой в могиле, а всё себя желанными кавалерами считают.

 Наступил новый март. Галка, подзабыв за зиму о мужниных привычках, ещё ни  осознать ни прочувствовать ничего не успела, как позвонила сестрица и огорошила известием:
- Галка, я сейчас твоего мужа увидела под руку с какой - то пассией, проследила адрес, приезжай, накроем, пока не разбежались.
От неожиданности у Галки сердце подпрыгнуло выше некуда, в голове застучало и поднялась такая волна ревности, что она, совершенно позабыв о своих принципах, вмиг отпросилась с  работы и полетела по нужному адресу.

 - Представляешь, выхожу из метро, - вещала Томка, быстрыми шагами спеша к  нужному дому так, что Галка в сапогах на высоких каблуках едва за ней поспевала, - и вижу впереди себя твоего муженька. Глазам не поверила, забежала сбоку, посмотрела - точно он. Зашли в этот подъезд. Я постояла, подождала немного и за ними. Вот эта дверь.
Они остановились, надо было перевести дух. Oтдышавшись, Галка вдруг испугалась и наотрез отказалась звонить в звонок:
- Не могу, не готова, хочу посмотреть как он домой явится, как поведёт себя, что скажет. И пошагала вниз по ступенькам.
- Что скажет? Да врать будет, – кричала вслед Томка.

 Для Галки наступило адское время, иначе не назовешь. Муж приходил поздно, а её раздирали ревность и злость, в том числе и на Томку. Черти её туда понесли, ну увидела и увидела, а зачем звонить, расстраивать. Другая бы сделала вид, что не заметила, глядишь, всё бы и закончилось само собой, как не раз бывало.

 Настроение у неё менялось сто раз на дню. То ей хотелось плакать, то внутри бушевал вулкан страстей, готовый излиться и уничтожить всех и вся. На работе она всё рассказала своим девчонкам, не выдержала в одиночку своих переживаний. Коллектив у них в библиотеке был представлен во всех ипостасях. Были верные и неверные жёны, были любовницы и были искательницы чистой, красивой любви. Тем не менее дорогу никто ни кому не переходил, все жили дружно, и к Галкиному несчастью отнеслись сочувственно.
 
 Муж приходил поздно, оправдывался, то у него конец декады, то аврал. Галка не верила, вся извелась, но терпела и боролась с искушением съездить и посмотреть на эту паву. Наконец, не выдержала, позвонила Томке, вдвоём посмелее, и они  поехали. Томка была настроена воинственно - измене надо положить конец, у них  дочь и этим всё сказано. Сама она была замужем на заре своей молодости и как узнала про измену мужа, тут же и развелась. Детей у них не было, замуж она больше не выходила, жила свободно и свободой своей гордилась. А тут племяшка, не дай Бог отношения зайдут далеко и ничего будет не исправить. 

 Дверь открыла женщина Томкиного возраста - мать. Больше никого не было. Поговорили. Да, у дочки есть какой - то мужчина, пару раз видели его, на вид приличный, но уж больно старый, дочке двадцать семь, а ему, похоже, за сорок, что женатый не знали, думали разведённый. Дочка все разговоры на эту тему пресекает, как они с мужем не пытались узнать о нём побольше. Вначале они против были, но потом поразмыслили и смирились, дочка у них инвалид, живёт без одной почки. Молодой детей захочет, а у этого наверняка дети есть, не заставит рожать. Рожать ей нельзя. 

 Тем не менее время шло, а муж не подавал никаких признаков о том, что он обо всём знает. То - ли девица не рассказала ему о их визите, то ли его самого устраивает Галкино молчание и она пошла во - банк. Выбрав время, когда дочки не было дома, расстраивать её накануне выпускных экзаменов не входило в Галкины планы, она затеяла этот тяжёлый разговор. Муж о визите действительно не знал. Ну и хитра бабёнка! Крутился и вертелся пока она не припёрла его к стенке. Разводиться с Галкой он не собирался, клялся и божился, что сам тяготился этой связью, пожалел дурочку, а потом не знал как от неё отделаться, да и встречался он с ней не часто. 

 В доме наступило перемирие. Короткое. Потому, что каждая задержка на работе бралась под сомнение. К тому же стали раздаваться телефонные звонки не  откликающиеся на Галкин голос. Скандалы участились. Галка потеряла над собой контроль и однажды, после очередной разборки, выкинула его чемодан с вещами на лестничную площадку. После этого муж взорвался. Чемодан он внёс, взял Галку за грудки, встряхнул хорошенько и зло глядя ей в глаза сказал:
 - Ещё раз такое сотворишь и сама поедешь с чемоданом к разлюбезной Томке, а мы с дочкой останемся жить здесь!

 Но взбунтовавшийся Галкин дух не позволил ей отступить ни с чем и она подала на развод. Собираясь в суд, Галка надеялась в душе, что её будут долго отговаривать  от развода, и уже заготовила нужную фразу, что она готова дать мужу шанс, тем более, что в суд он не пошёл и соответственно ни о каком шансе бы не услышал. А там, глядишь, и помирились бы. Разводиться ей уже не хотелось. Уговаривать её никто не стал, лишь спросили не передумала ли она. Она ответила:-Нет.
Их развели.               

 Домой и на работу идти не хотелось. Настроение было ужасное, и что плохо - не ревелось. Вечером созвонилась с подругами, те её не поддержали:- Taкого мужика бросать - мозгов не иметь. Теперь она и сама это отчётливо понимала. Через несколько дней она сказала мужу о состоявшемся разводе. Сразу не решилась и вообще подумывала, а не умолчать ли об этом факте. Он бросил одно только слово:- Дура. У дочки впереди были экзамены в институт и ей решили пока ничего не говорить. Ночью Галка скромно занимала свою сторону кровати, стараясь держаться поближе к краю, муж плюхался рядом, никаких поползновений на её территорию не предпринимал и быстро засыпал. Приходить поздно он стал чаще, иногда от него попахивало алкоголем, а если приходил рано то объединялся с дочкой в её комнате и оттуда звучал оживлённый разговор, а Галка сидела на кухне сирота - сиротой.

 Закончилось лето. На дневное отделение Ольга не прошла по конкурсу, пошла на вечернее и отец устроил её к себе на завод, он был начальником цеха.
О разводе сказали. 
 Отношения с мужем сложились соседские. Утром она готовила завтрак, деньги он давал, и они с дочкой уходили на работу. Её рабочий день начинался позже. Приходили все в разное время. Ревность её никуда не делась, она никак не могла отделить его от себя, но ни на какие претензии она уже права не имела, а потому только поглядывала, вздыхая, на часы, если его долго не было и роняла тихие слёзы в подушку, если он не приходил совсем. С ней он не особо общался, на вопросы отвечал односложно и оживал только с приходом Ольги. Дочку он любил. Если уж быть до конца честной, к Галке он, хоть и редко, проявлял интерес. И каждый раз она надеялась, что вот - вот произойдёт их воссоединение. Но наступало утро и всё оставалось по - прежнему. Галке ничего не оставалось, как набраться терпения и ждать. Ей казалось, что двадцать лет семейной жизни не могут быть перечёркнуты её глупой выходкой. Ну взбрыкнулась, но он же должен понять, что никакой бабе не понравится измена мужа и считать себя обиженной надо ей, а не ему. 

 Подруг у неё было две, обе со школьных времён. Лариска никогда не была замужем и всех замужних считала счастливыми, а на все разговоры как замужем тяжело отвечала, что это им только так кажется, иначе бы они давно побросали своих мужей, а раз держатся за них, значит не так всё плохо. Любовников она тоже не имела. Может когда и бывали, но она об этом не распространялась. Была, что называется,“синим чулком”. Всё делала правильно и как  положено. Валентина была  замужем, имела двух сыновей и мужа выпивоху. Муж был мужик неплохой, характера мягкого, незлобливого, допьяна не напивался, но был почти всегда навеселе в прямом и фигуральном смысле. Приходил домой и заваливался спать, если выпивал больше нормы. Ори, не ори, на Валентинову ругань он отвечал храпом. А если выпивал слегка, отмахивался от неё как от приставшей мухи:
 - Валь, да ты чего? Я трезвый. Говори, если что надо сделать, чего орать - то. Галкин муж казался её подругам верхом совершенства: не пьёт, деньги, и немалые, все домой приносит, с высшим образованием, да ещё и при хорошей должности на большом заводе. Подумаешь, загулял. А кто не гуляет. Если у Валентины муж не гулял, то только потому, что у него в любовницах бутылка, но ещё неизвестно, что лучше. Двое сыновей растут, какой пример с отца возьмут, как сами себя поведут, от дум голову сломаешь. В общем Галкиным разговорам о разводе они не сразу поверили, а поверив, заявили, что такую дуру ещё поискать надо. И поскольку муж ведёт себя с ней как сосед, но из дома не гонит и даже кровать у них общая, то надо и ей не сидеть дома пригорюнившись, а ходить и получать удовольствия от жизни. Какие? Это уж ей решать. Лариска театр любит, а ей, Валентине, в радость когда она дома одна остаётся и никто над душой не стоит, или когда все вместе за ягодами - грибами ездят. Лес её успокаивает и очищает. Галка баба ещё молодая, всегда считалась в школе красавицей и сейчас ещё очень даже хороша. Дочка   взрослая, внуков нет, самое время пожить для себя и горевать нечего. Вот, пусть бы она тоже поздно приходила, хоть иногда, может тогда её “сосед” призадумался бы, да сменил гнев на милость. Так на общем совете и решили. Но, одно дело решить и совсем другое осуществить.
 
 Просидела она несколько дней до поздна у Валентины, отвлекая её от дел, которых было невпроворот, как та говорила. Посидела у Лариски. С Валентиной хоть поболтать можно, а с Лариской не разговоришься, она молчунья. Несколько раз сходила в кино на последний сеанс. Один раз нарядилась, надушилась и пошла... в  баню. Просто надоедать девчонкам не хотелось, кино надоело, а куда ещё пойти не придумала. А муж, если она приходила позже его, ни разу не поинтересовался откуда она такая нарядная и красивая, как ей казалось.
 
 Кульминационный момент наступил неожиданно и совсем не так, как ожидалось.  Случилось это в январе. Лариска купила всем троим билеты в Мариинский театр на балет. Надоела обыденная обстановка, захотелось праздника, а раз праздник, то почему бы не пойти в театр. Нарядная публика, сверкающие люстры, шампанское в буфете. Лариска предложила и все уцепились за эту идею. Даже Валентина, которая была далека от любви к театру, воспряла духом:
- Mогу же я хоть раз в году оставить своих мужиков одних и расслабиться. А то с утра до вечера работа, кастрюли, уроки. Кручусь как белка и никакого почёта.

  Пришли в театр пораньше и сразу в буфет, заказали шампанского, бутерброды с икрой, гулять так гулять, и так хорошо посидели, что едва не опоздали к началу, пробирались к своим креслам уже в темноте. В антракте, когда вся публика ринулась в буфет, побродили по театру, а в следующем антракте нос к носу столкнулись с Галкиным мужем и его подругой, которая оказалась уже хорошо беременной. Галка надеялась, что наступит новый март, её муженёк по привычке побежит за новой юбкой и тогда надо ловить момент вернуть его обратно и строила планы, как бы это осуществить, а тут... Обалдев от увиденного пуза, которого никак не предполагалось иметь, с ней случилась истерика. Подругам едва удалось дотащить её до раздевалки, возбуждённая Галка, как раненый зверь, вопила и рвалась из рук. Вечер был испорчен всем.

 Кое - как они добрались до Ларискиного дома. Купили перед домом бутылку водки залить горе, поднялись наверх. Галка рыдала, девчонки, как могли утешали. Бутылку распили не заметив. Потом Галкино настроение понесло в другую сторону. Теперь ей захотелось шампанского, отпраздновать свою свободу. Спустились за шампанским. Казалось, не так и хороша была вся её жизнь, чтоб так горевать: - Подумаешь, муж начальник да зарплата хорошая. Да разве в этом счастье? 
- Конечно не в этом,- ревели вместе с ней её подруги, каждая оплакивая своё.

 Уже ночью Валентинин муж вместе с перепуганной Ольгой отыскали их. Три пьяных зарёванных бабёнки сидели перед тремя пустыми бутылками и распевали песни. Они были объединены мощным презрением ко всему мужскому полу и состраданием к себе, друг другу, ко всем несчастным бабам так, что разъединить их не представилось возможным. Егор понятливо и даже весело сбегал вниз ещё за одной бутылкой, сказав, что утром она им очень даже пригодится, и повез расстроенную Ольгу домой, которая, конечно, догадывалась о переживаниях матери, но никак не ожидала увидеть её в таком растерзанном виде.

 Пробуждение было тяжёлым. Болела голова, но эту боль перетерпеть было можно, а вот душа ныла нестерпимо и стыдно было перед подругами за вчерашнюю выходку. Они спали. Галка тихонько оделась, умылась и поехала в церковь. Она не была верующей, не знала ни одной молитвы и у какой иконы что просить, и обойдя все, выбрала лик, который, как ей показалось, смотрел не неё с состраданием.
- Пресвятая Богородица,- шептала она,- прости меня, дуру. Ничьей смерти я не хочу. Никому зла не желаю. Это всё от обиды накатило. И ребенок пусть здоровым родится. Он здесь вообще ни при чем. Я справлюсь с собой и научусь жить одна, только помоги мне преодолеть эту боль, очень тебя прошу. Пусть все будут счастливы. И мы с дочкой тоже.
Наплакавшись вволю, она поехала домой собирать вещи.

2012г.


Рецензии
Если мужик кобель, то с ним всё ясно, это не лечится, и это - пожизненно, горбатого могила исправит. Разговаривал я с одним таким мужиком, он говорил: - Я свою жену уважаю, хорошая она баба, любит меня, но не могу я с одной! Это сильнее меня, она знает, что я изменяю, иногда взбрыкивает, скандалы закатывает, а потом ей легче, и я терплю, отмалчиваюсь, не обостряю, повопит и успокоится... Так и живём... Роберт.

Роман Рассветов   15.09.2017 20:24     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.