Глухарь-1988

 
   Летом 2013-го года в якутском поселке Синск бесследно пропали две девочки трех и четырех лет: Аяна Устинова и Алина Иванова. Разрабатывались всевозможные версии, проверялись люди, но никаких серьезных зацепок у следствия до сих пор нет. Это происшествие до сих пор волнует население Якутии. Работают правоохранительные органы, добровольцы, экстрасенсы, неформальные поисковые объединения людей. Все безрезультатно. У журналистов и оперативных работников, побывавших летом 2013-го года в Синске, создалось стойкое мнение - местные жители что-то знают, но скрывают. У части добровольных поисковиков - волонтеров - даже сложилось впечатление - поселковые, явно что-то скрывая, при посторонних «пришлых» людях ведут себя подобно жителям "проклятой деревни" - как это происходит в каком-нибудь захудалом голливудском триллере.
    Хочу отдельно заострить внимание на этом особом ощущении - "проклятая деревня", и рассказать, как следствием прорабатывалось одно преступление в далеком 1988-м году: тем летом в тайге у села Исить, близ границы с Олекминским районом, пропали мать с восьмилетней дочкой. В те годы мало кто понимал, что есть такое "проклятая деревня", тем не менее, можно смело провести аналогию с 2013-м годом. Это классический, до сих пор официально не раскрытый "глухарь" или "висяк", о котором помнят только старые оперативные сотрудники МВД Якутии. Но финал в этой истории, как ни странно - оптимистичный - справедливость восторжествовала.
    Методы работы советских оперативников, указанные здесь, могут вызвать неодобрение у части читателей, но это было. Некоторые пункты разработок завуалированы, фамилии изменены, по соображениям секретности есть и недосказанности. Но в целом картина такая...
 
    Село Исить, Хангаласского района, находится примерно в 150 километрах от Синска, в поселке в основном проживают потомки русских казаков. Близкие родственные узы и скрещивания привели к тому, что среди жителей зачастую попадаются, мягко говоря, слабоумные люди.
    Здесь будут упоминаться: районный участковый - Талаков Владимир, ныне на пенсии; и опытнейший сотрудник столичного уголовного розыска Никита Бузельмандт. Талаков Владимир - светловолосый русский парень, потомок казаков, вполне нормальный человек. Часто раскрывал преступления благодаря прекрасному знанию якутского языка, о чем злоумышленники не догадывались.
    Итак, летом 1988-го года молодая женщина Федорова Ольга со своей восьмилетней дочерью Катей ушли в лес по ягоды, и не вернулись. Пропали. Два дня производились поиски самолетом - безрезультатно. Тайга, густой лес, даже при прочесывании цепью люди с пяти метров могут пройти мимо лежачего трупа, и не увидеть его. Был случай, когда скелет пропавшего в тайге ребенка нашли только через семнадцать лет.
    Конечно же, в первую очередь прорабатывалась версия - животные - медведи. В поселке проживала старая охотница Матрена, на тот момент ей было 62 года. Промышляла она на медведя, ставила на них петли сделанные из железного троса. Одна медведица, попала в петлю, но ей удалось вырваться. Опытные старые охотники, изучив обстановку и следы, сделали вывод: у медведицы было два медвежонка, и после обретения свободы, еще до пропажи людей, она попросту покинула свою обжитую территорию. На эту территорию другие медведи пока еще не зарились. Версия с медведями отпала.
    Опрос свидетелей результатов не дал. Поселковый народ с представителями власти общаться не желает, на контакт не идет. В наши дни оперативные работники, прорабатывавшие Исить, так бы и сказали - "проклятая деревня", своеобразная секта: все варится внутри села: разборки, склоки, споры - все внутри, как говорится - сор из избы люди стараются не выносить. Работа оперативников и следователей ни к чему не привела. Тупик - никто ничего не знает, никто ничего не видел. Но у милиционеров, напротив, сложилось стойкое впечатление - люди в поселке что-то знают, но скрывают.
    Прекрасно знающий своих людей участковый инспектор района Талаков Владимир дал оперативным сотрудникам, прибывшим из Якутска, информацию о двух темных личностях: приехавший из Украины в 70-х годах некто Негельский, и скрывающийся от кровной мести чеченец по имени Фирдоус. Но участковому портить отношения с местным населением никак нельзя, иначе он попросту потеряет доверие, и в будущем раскрываемость будет – ноль. Так что работать должен только оперативный сотрудник. К делу подключился инспектор уголовного розыска Никита Бузельмандт.
    Запрос на Украину компромата на Негельского не дал. Чеченец тоже чист, у них, в Чечне, тоже все варится в собственном соку, а в обществе, если чеченец один, то он, как правило, не представляет опасности. Разве что по Негельскому у милиционеров сложились подозрения на уровне эмоций, или, что в ментовской работе очень даже немаловажно, интуиции: женат на женщине двадцати лет старше его, имеет жесткий характер, скрытен. На тот момент - все.
    Теперь несколько слов о 9-ой смете МВД - это деньги, расходуемые на оплату работы и поощрение тайных агентов. Тайные агенты - есть добровольцы, есть завербованные. Добровольцы - это гражданские внештатники: романтики, тщеславные, самоутверждающиеся, идейные. Завербованные - попросту «суки» - из числа преступников, "работающие" по причине того, чтобы их уголовному делу оперативники не дали законный ход. С тайным агентом составляется негласный договор, присваивается псевдоним: Седой, Серенький, Цыплаков, и т.п., после чего выдается сумма вознаграждения, в чем агент и расписывется. Либо человек работает бесплатно только за факт нахождения на свободе. Также выдаются деньги на водку и красивую жизнь. Именно такого агента и подсунул Негельскому оперативник Никита Бузельмандт.
    Расчет при подобных разработках ведется на человеческий фактор: водка сближает, раскрепощает, развязывает язык. Для полного понимания важности потребления алкоголя в оперативной работе, можно привести один интересный случай. В 1960-х годах в Якутии близ поселка Ботума разбился самолет АН-2. В черепе пилота была обнаружена пуля калибра 8,2. Это был "глухарь". Преступление удалось раскрыть только через два года! В поселок под видом отпускника прибыл оперативный сотрудник КГБ Всеволод Израилевич Иванов, при себе он имел охотничье ружье и кучу денег. Перезнакомился с селянами, передружился со всеми, ходил с новыми друзьями на охоту, рыбалку, выпивал, гулял, во имя торжества справедливости активно разрушал свою печень. И вот, однажды, когда В.И. Иванов с эвенком Марком Захаровичем Сидоровым под водку скрадывали уток у таежного озера, над ними пролетел самолет АН-2. Раздобревший эвенк возьми да и скажи: "Хе, два года назад мои сыновья такой же сбили"!.. Последствия этой фразы были такими: один сын эвенка умер в СИЗО, второй отсидел малый срок, но умер по выходе на свободу...
    Итак, прибывший из Якутска в Синск Никита Бузельмандт не сидел без дела, участковый Талаков показал ему людей, которые, как правило, в селе "всегда все знают и видят". Затарившись водкой и закуской оперативник окольными путями вышел на этих людей, подружился, наладил душевные человеческие контакты: попросту с ними пьянствует, ходит на рыбалку, занимается болтологией. Слово за слово, и задушевные беседы дают дивный плод, - появляется ценнейшая информация: сразу же после того как женщина с ребенком ушли в лес, по этой же дороге на своем велосипеде в лес уехал и Негельский! Но устную информацию, даже если она написана на бумаге, к делу не пришьешь: она же нематериальна. Ну, ехал, ну и что?!.. Разве что появилось косвенное доказательство: показания на бумаге самого Негельского в том, что в день пропажи матери с ребенком, он в лес не ходил, сидел дома, работал по хозяйству, - никто из поселковых ни опровергнуть, ни подтвердить эту информацию не захотел. Также имелись и сообщения участкового о разговорах местных на якутском языке о причастности Негельского к преступлению, о том, что в тот роковой день Негельского в тайге видела охотница Матрена, и о нежелании населения сотрудничать с органами. Участковый инспектор докладывал: народ в селе стопроцентно уверен, что именно Негельский совершил убийство матери с дочерью!
    В это время тайный агент, с полными карманами денег и щедрый на водку, после ряда пьянок в разных местах поселка, как бы случайно вышел на самого Негельского, и, в порядке совместного распития водки стал "наводить мосты". Разухарившийся Негельский со временем принялся бахвалиться: вот, мол, вызывали меня опера, гестапо, козлы, сволочи, крутили-вертели, чуть ли не пытали. И, самое главное - "я им не раскололся!"... Никите Бузельмандт эта информация дала уже 70 процентов уверенности - Негельский явно в этом деле замешан. Но твердых доказательств, все-таки, как не было, так и нет! Негельский прекрасно понимал, что с ним сделают на зоне за ребенка, и потому тщательно следил за своим разговором. "Проклятая деревня" все продолжала демонстрировать настороженность по отношению к Негельскому, можно сказать - отторгла его из себя подобно инородному телу. По наблюдениям участкового, прежде подобного не было.
    В столице начальник УР, после ознакомления с докладами оперативника, принимает решение: посадить Негельского на пятнадцать суток по мелкому хулиганству. Конечно же, это делается через народный суд. В камере его обрабатывают другие агенты - "подсадные утки": оказывается мощное моральное и физическое воздействие: "да ты кто такой... да под шконку его... твое место у параши... да щас мы тебя опустим!.. и вообще, достал уже - давай сюда очко!"... Как правило, для того чтобы защитить свои честь, достоинство, и здоровье, человек в такой ситуации чаще всего ломается. Может даже начать бахвалиться своими вымышленными или настоящими преступлениями, - на что и был сделан расчет. Оперативники ожидали, что напуганный и ошарашенный натиском уважаемых "воров" Негельский начнет рассказывать сокамерникам про "мокруху": про то, как в тайге "бабу с ребенком порешил". Но ничего не вышло, тем более за убийство и вероятное изнасилование малолетней девочки его и на зоне бы "опустили" - само-собой это его страшило больше, чем 15-суточная "пресс-хата". Негельский не сломался, и в Исить он вернулся героем - как же - чуть ли не в тюрьме побывал!
    Итак, трупы не найдены, Негельский формально чист, оперативники остаются только при своих косвенных доказательствах, эмоциях и интуиции. Следствие перешло в стадию вялотекущей рутины.
    Но в ситуацию вмешался Божий промысел. Как гласила сводка МВД - Негельский напился до свинского состояния, закурил в постели и уснул. От непотушенной сигареты начался пожар, Негельский заживо сгорел в своей избе. Как пояснил Володя Талаков: это сход "проклятой деревни" порешил: извергу не жить!.. Тем не менее, это дело до сих пор "глухарь".



Андрей Ефремов-Брэм


Рецензии
Здравствуйте, дорогой Андрей!
Жду от Вас подтверждение получения 3-го пакета.
С уважением,
Илана Арад

Международный Фонд Всм   21.10.2015 05:56     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.