1. Непогода

Над маленьким военным городком ракетчиков, упрятанным в сопках, катятся плотные тучи. Ветер гонит их низко, перемешивая с кисловатым угольным дымом, который густо валит из толстой кирпичной трубы котельной. 

Выдалась  пасмурная  оттепель.  Сильный ветер со скрипом раскачивает черные деревья, которые устали впитывать воду и разбрасывать такие же черные и мокрые  обломки сучьев и коры,  покрывая ими  тающий снег. Подобно  прибою, тяжко шумят и мотают кронами сосны.

Исчезли краски, оставив унылый сумрак, как в плохом черно-белом кино. Всюду вода. Она сеется с небес, капает с крыш, тихо журчит под  отяжелевшим снегом, коряво погромыхивает в водосточных трубах. Даже стены зданий, исхлестанные ветрами, словно сочатся влагой.

Водяная взвесь, носимая порывами ветра, сразу делает мокрыми лица тех, кто выбрался на улицу.

Однако у жителей городка, вопреки непогоде, настроение – приподнятое. Весть из штаба о прибытии эшелона мгновенно разнеслась по городку телефонными звонками, суетливыми указаниями, беготней посыльных  и в одночасье внесла в размеренную жизнь веселую сумятицу и предвкушение праздника.

В маленьком клубе, пропахшем мышами и гуашью, нештатный оркестр, надраив помятые трубы,  до одури «выдувал медь». Седой марш, который он репетировал,  невольно пробирал случайных слушателей «мурашками» тихого и, наверное, генетического восторга.

У въездных ворот слаженно пристраивали транспарант с приветствием.

Немногочисленная команда, оставленная для несения службы и охраны объектов,  уже сутки звучно скребла плац  и тщательно расчищала от снега дорожки и бордюры. Рыхлый тающий снег трамбовали фанерными щитами и выравнивали «под шнур».  Замполит в промокшей шинели, прищурив глаз, проверял – ровно или нет.

«Ракетчики, ордена, медали… ха! Я тоже за эти месяцы… выложился тут! Да, похлеще, чем на полигоне – и за командира, и за тыловика, и за автомобилиста, и за себя, и еще, черт знает, за кого. Метался, высунув язык, как собака.  Еще неизвестно, чьи заслуги будут весомее. Слава богу, эпопея закончилась, теперь каждый займется своим делом. А я, наконец-то, двинусь, засиделся в майорах. Наверх – в соединение, большой город, без личного состава – сейф, бумаги – они в самоволку не бегают и водку не пьют, и…  подполковник! А там, глядишь, замена организуется в Германию. Жена-то как обрадуется… Скоро, совсем скоро! Вот, отгуляем от души…»

К замполиту  то и дело подбегали люди с докладами и вопросами. Его мысленный монолог прервал молодой прапорщик:

– Товарищ майор, может лучше буссоль* принести из каптерки, я мигом?

– Обойдемся! – дымил сигаретой замполит, – у  меня глаз – не  хуже твоей буссоли.  Ты лучше, старшина, принеси-ка мне плащ-накидку, а то промок уже, как цуцик.

Сейчас никому не надо было повторять указания дважды, не требовалось разъяснений, внушений и речей. Все происходило на подъеме. Над городком словно витал дух усердия, радостного нетерпения и предвкушения чего-то такого, неосознанного,  что, возможно, должно было рывком вытащить жизнь всех и каждого на некий новый уровень, придать новизну и решить проблемы.

Прапорщик быстро зашагал к зданию казармы – за накидкой для замполита. После возвращения эшелона намечались серьезные перемещения по штатному расписанию, ряд офицерских семей должны были переехать в другие гарнизоны, на повышение, освобождалась жилплощадь, и прапорщику "светила" благоустроенная квартира в пятиэтажке.   

Так не готовились к встрече самого высокого начальства.

В офицерскую столовую суетливо завозились какие-то припасы.  Под замком в кладовой дожидались своего часа,  раздобытые ушлым замполитом ящики с водкой, сёмгой, дефицитным импортным вином, пахучими кругами колбасы, шпротами и парой увесистых  копченых окороков – неслыханным по скудным временам лакомством, от аппетитного запаха которого кружило голову. 

Для  семей готовили  вечер, личному составу полагался  праздничный  обед.  Из подъездов домов, свободно разносимый порывами ветра, вырывался густой аромат выпечки, мешаясь с влажными запахами ненастья – здесь делали всё, чтобы развеять тоску долгой разлуки и сердечно встретить мужей и отцов.


 фото из инета
 продолжение - http://www.proza.ru/2014/02/04/2455


Рецензии
Хорошо написали, Олег.
Читал с удовольствием.

Василий Вялый   29.04.2018 18:26     Заявить о нарушении
Спасибо, Василий! Я искал у Вас одну вещь, которая мне сильно понравилась, но позабыл название. Там фигурируют такие персонажи, как Солженицын и Шолохов. Хотел дать ссылочку одному человеку, чтобы почитал. Так и не нашел. Напомните, пожалуйста.))

Олег Шах-Гусейнов   29.04.2018 18:59   Заявить о нарушении
Олег, я написал пьесу по этому рассказу и один питерский театр обещал её поставить. Но они попросили пока удалить этот текст, что я и сделал.

Василий Вялый   29.04.2018 20:34   Заявить о нарушении
Ну, ясно! Поздравляю, Василий!

Олег Шах-Гусейнов   29.04.2018 20:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.