Глава 81. Институт им. А. Н. Крылова

Узнав о том, что в институте, лаборатории которого располагались на острове Новая Голландия, недалеко от дома требуется специалист по теплотехнике и водопроводу, я подал заявление об увольнении с автобазы, якобы по причине болезни. Начальник Левин и парторг Вихляев подписали мне заявление. Сразу после этого я пошел в проходную института. Охранница подсказала номер телефона главного механика. Механик прибыл очень скоро. Поздоровался, представился Федором Илларионовичем. По виду он был из русских: рост выше среднего, широк в плечах, красивое лицо, русый, гладко выбрит.
- Прошу, товарищ Григорьев! Садитесь! Будем знакомиться. Чем занимались до прихода к нам?
- До прихода к вам я с 1942 года работал на автобазе Ленинградского фронта мастером паросилового цеха. Перестроил котельную для удобного обслуживания отопления всех зданий.
- По разнарядке горисполкома восстановил водопровод, канализацию в нескольких домах по улице Связи и институте Зерноведения.
- Какая ваша семья?
Я сказал. Тут постучал в дверь и вошел здоровый симпатичный мужчина.
- Федор Илларионыч, вы очень заняты?
- А что?
- Я хотел бы присутствовать при вашем разговоре. Мне сказали, что к нам пришел наниматься товарищ, который уволился с автобазы. Почему он не остался там работать?
- Правда, тов. Григорьев, по какой причине вы ушли с автобазы?
- Буду говорить на чистоту! Думаю, вы поймете. Я ушел с автобазы, потому что ее перевели в бараки на Митрофаньевское кладбище и мне ездить туда каждый день не хочется. Вторая причина - мала зарплата по моему опыту работы.
- Сколько вы там получали?
- 88 рублей плюс хилая надбавка и никаких дополнительных оплат. Мне товарищ Левин посочувствовал и разрешил взять расчет. Он сказал, что база Военторга будет ликвидирована, путём объединения с торгом.
- Федор Илларионыч, мне все ясно! И я не против принять мастера с тем же званием, а оплата по нашему будет 120 рублей и премия до 100% в случае выполнения плана. - сказал Кузнецов.
- Семен Федорович, мы дадим ему месяц на испытание. По результату будет видно мастерство работы.
- Мы готовы принять вас! Завтра получите временный пропуск, будете работать в паропроводной мастерской. Условия вы слышали.
- Мне, товарищи начальники, можно собрать людей для знакомства с ними? С чего я должен начать работу?
- Первое задание: составить проект на капремонт трёх котлов, с переводом их на дизельное топливо.
- Задача ясна. Спасибо!

Из института я летел точно на крыльях. Открыв дверь, несколько раз поцеловал Марусю в губы.
- С чего ты папа, так развеселился? Наверное, выиграл по займу или в лотерею?
- Ни займа, ни лотереи! Я устроился на работу в институт Крылова мастером паросилового хозяйства! Вон, взгляни в окно! Видишь две дымовые трубы? Это котельная и я в ней буду мастером. Мне кажется, ты довольна?
- Конечно довольна. Не надо ездить на трамваях, обед всегда вовремя, да и зарплата, наверное, больше?
- Да, больше. Гарантировано 120 рублей и почти каждый месяц премия. Из пайка будем получать четыре промтоварные и четыре хлебные карточки.

Утром пошел пораньше, чтобы получить пропуск. Пошел к котельной. Первым я встретил дежурного кочегара, назвавшегося Рябцевым. Среднего роста, сутулый, ноги "колесом". Знает свое дело хорошо.
- Проходите, товарищ! В раздевалке есть всё для находящихся на вахте. К 8 часам соберутся все. Сегодня назначен день знакомства с новым мастером. Не вы ли и есть тот мастер? - сказал Дельцов Валентин.
- Да, ребята, я и есть! Будем знакомы! Григорьев Иван Григорьевич.

Собралось 22 человека. Из них одна женщина - кочегар, лет около сорока, взгляд бодрый, светлые русые волосы. Живет в Лебяжьем. Работает в двух местах по 8 часов. Остальные - здоровые мужики, некоторые - бывшие солдаты. Бригадир кочегаров Лопухин Борис Федорович фигурой годится в борцы или штангисты. Слесарь-паропроводчик Андреев Геннадий Александрович - высокого роста, лет 55, бывший моряк с Балтики, имеет сына лет 30.

Начал собрание инженер-энергетик Кузнецов Семен Федорович. Про него говорили: "деревенский медведь", кряжист, не старый, но седой.
- Товарищи, мы созвали вас для знакомства с мастером ОГМ т. Григорьевым Иваном Григорьевичем. Он будет вашим начальником. Прошу оказывать ему всякую помощь, пока он не освоится с нашим объектом и лично с вами. На руководящих работах его стаж немалый, а о работе у нас покажет будущее. Прошу задавать ему вопросы!
- Слово т. Лопухину Борису, - объявил энергетик.
- Иван Григорьевич, как вы взяли на себя такую ответственную работу - переделать нашу котельную?
- Боря, я ваши котлы успел увидеть в работе, сколько они дают пару в час и сколько они выкачивают пота с кочегаров. Система "Баб-кок" и вертикальный Шухова устарели. Их надо в металлолом сдать и приобрести новые. Почему я взял такую ответственность... Потому, Боря, что, видимо, смелее меня не оказалось. До прихода к вам я работал в Военторге на автобазе... - и я рассказал то, что удалось сделать на прежней работе. - ...Вот и подумайте, можно ли работать на котлах с малым к.п.д.?
- Скажите, какое у вас образование? - задал вопрос Андреев Гена. - В чем состоит большой размах работы?
- Моё образование... пять лет сельской школы. Работаю с 12 лет. Специальностей в моей трудовой книжке - 14. Не подумайте, что я был летуном. Так сложилась жизнь, когда жил в небольших городах.
- Я хотел бы узнать, как будет выглядеть наша котельная после реконструкции? - спросил Миша Рябцев.
- Новые котлы будут работать на флотском мазуте или на газе и со временем будут автоматизированы. Труд кочегара уходит, будут операторы, наблюдающие за приборами автоматики.
- Товарищи, всем ясно, что у нас будет за человек? - сказал энергетик.
- Нашему штату с таким объемом работ не справиться! - сказал Коновалов Коля, симпатичный молодой человек, только что из армии.
- Можете не беспокоиться! Вы будете работать как прежде, а капитальные работы принял на себя Трест №51.
- Тогда другое дело! Тут я вижу можем посоревноваться.

Итак, моя работа на новом месте началась. Несколько дней знакомился с объектом и предстоящими работами. Потом поехали с водителем Васей Ямбургским на институтском автобусе в цех комплектации механизмов на правом берегу. Цех этот собран из ферм, вывезенных из Германии. Это судостроительный завод со всеми его стенами, механизмами и оборудованием. Моя была задача принять в эксплуатацию четыре котла "Стрела", систему монтажа труб отопления и водоснабжения. Кочегарили там пока двое: Шапоренко и Морозов, которых называли "Пат и Паташон". Один был сухощавый и высокий, а второй - маленький и толстый. Сделав инструктаж рабочих, доложил главному энергетику, что надо приобрести для обеспечения цехов теплом и водой.

Через несколько дней я опять поехал на правый берег. Только вошел в цех расконсервации, бежит Шапоренко и докладывает:
- Иван Григорьич, у нас беда! Правый котел улетел, пробив стену между котельной и цехом комплектации.
- Как это получилось? Кто дежурил?
- Монтажному цеху сборки атомной станции понадобился пар. Военные поставили своего рабочего, приказав ему растопить котел. Тот растопил и сидит, ждет, когда пойдет пар. Ждет пару, а его нет... Котел уже "заплясал". Рабочий испугался и убежал. Котел взорвался, сорвался с места, пробил кирпичную стену, перелетел ее и застрял в дыре второй стены.
- Котел для отопления цел?
- Он не работал, так как мы уже здание не обогревали...
- А кто дал команду?
- Майор воинской части, который тут старший по монтажу атомного котла.
- Знаешь, поехали на доклад к директору!
- Под суд дурака за это! Какое он имел право ставить необученного рабочего?

Приехав институт, на вахте мне передали, чтобы я зашел к главному энергетику. Энергетик встретил меня нотацией. Я ответил ему по существу, что это случилось не по вине наших кочегаров. Тут виновен майор Треста №51, которого за подобное надо привлечь к ответственности.


Рецензии