Тема афганской войны в творчестве В. Высоцкого

                Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,
                А сыновья, а сыновья уходят в бой…
                В. Высоцкий


     Взяться за исследование данного вопроса меня подтолкнула небольшая статья Виктора Большакова «Владимир Высоцкий: «Приезжайте Гиндукуш!», опубликованная в тульском журнале "Горизонт" (№ 69, январь 2007 года, с. 5-6).  Автор данного материала утверждал, что Владимир Высоцкий в своём шуточном посвящении братьям Вайнерам «Письмо торговцев ташкентскими фруктами с Центрального рынка» в завуалированной форме выказал своё негативное отношение к событиям, произошедшим незадолго до этого, в политической жизни СССР по отношению к соседнему Афганистану. Ниже позволю себе привести текст этой заметки полностью:

     «Поэзию Владимира Высоцкого принято считать «энциклопедией советской жизни» середины 50-х – начала 80-х годов ХХ века. Но «высоцковеды» с трудом могут ответить на вопрос: как вступление советских войск в этногражданскую войну в Афганистане отразилось в его творчестве? Ведь 25 декабря 1979 года – день начала ввода войск, и 25 июля 1980 года – время кончины Высоцкого, разделяют всего семь месяцев!

     В наследии барда есть песня, незатейливо озаглавленная «Письмо торговцев ташкентскими фруктами с Центрального рынка», хотя правильнее было бы назвать «Письмо афганских аксакалов братьям Вайнерам». Им принадлежит серия детективных романов, один из которых – «Эра милосердия» - стал сценарной основой телесериала «Место встречи изменить нельзя». Песня написана Высоцким в виде отклика благодарных телезрителей, но… не из междуречья Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи, а с Гиндукуша, который находится в Афганистане!

     Гиндукуш прямо-таки «прорастает» сквозь смысловую ткань шуточной песенки с нешуточным содержанием: Высоцкий, как и многие наши сограждане, воспринимал события конца декабря 1979 года сквозь призму событий августа 1968-го. Мол, тогда вводили войска в Чехословакию по просьбе «здоровых сил» в руководстве компартии, а в Афганистан – по просьбе «аксакалов», то есть лидеров НДПА. Сравнение не без горечи, поскольку «самый главный аксакал», побывавший в 1979-м в Москве – Нур Мухаммед Тараки – по возвращению в Кабул был задушен по приказу своего «верного ученика и соратника» Хафизуллы Амина. Под «кунаком в главбазе», которого «аксакалы» поминают добрым словом, скорее всего, подразумевался генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев…

     Шуточная по форме песенка давала его слушателям понять: нравы верхушки НДПА ничем не отличаются от нравов банды Горбатого, а роль советских товарищей в афганских делах была сродни работе МУРовских оперов – Жеглова и Шарапова. Вчитайтесь в слова Высоцкого – и убедитесь сами».

     Далее был опубликован текст песни «Письмо торговцев ташкентскими фруктами с Центрального рынка». Данное посвящение, хотя никогда особо не было на слуху у слушателей, но знатокам и любителям творчества Владимира Высоцкого, конечно же, хорошо знакомо!

     На первый взгляд, в статье была логично изложена и довольно убедительно преподнесена  читателям точка зрения автора, но меня, до самого последнего момента знакомства с текстом материала, не покидало чувство, что происходит какая-то игра в поддавки – когда аргументы в пользу данной версии просто подгоняются под известный заранее ответ. Единственным серьёзным козырем в исследовании Виктора Большакова за «афганскую версию» оставался факт упоминания Владимиром Высоцким в песне  высокогорного хребта Гиндукуш. Собственно, на этом и строилось все доказательство «сенсационной» версии! На этом оно, увы, и исчерпывалось! В свою очередь, мне показалось, что название среднеазиатской горной системы, расположенной на территории Афганистана, – всего лишь удачная авторская находка, для отображения восточного колорита песни. Уверен, что о Гиндукуше слышали многие, но правильно ответить на вопрос – где он всё-таки находится? – смогут  единицы. Одним словом, некий яркий восточный образ для среднестатистического обывателя! Кстати, подобный ход в своём творчестве Владимир Высоцкий использовал не однажды! Согласитесь, ведь никто не ставил под сомнение познания в географии Владимира Семёновича за песню «Нейтральная полоса», где есть строки про нашу границу «с Турцией, или с Пакистаном»? А ведь, между тем, ни тогда (во времена могущественного СССР), ни, тем более, сейчас, Россия не граничила с Пакистаном. Это всего лишь запоминающийся образ некой собирательной «заграницы»!

     Найдутся и более весомые доказательства моего предположения! Знатокам творчества Владимира Высоцкого известно, что в фондах Российского архива литературы и искусства (РГАЛИ) находятся на хранении несколько рукописей «Письма торговцев ташкентскими фруктами…», по которым можно проследить, как, от варианта к варианту, менялся «канонический» текст песни. Интересно, что в одном из черновых автографов фраза «с Гиндукушенской земли» полностью отсутствует! Вместо неё имеется вполне «местечковая» советская привязка – «от Ферганской всей земли».(*1) Поэтому, на основании всего вышеизложенного, можно смело утверждать, что, в окончательный вариант посвящения братьям Вайнерам, автор включил именно то название среднеазиатского географического объекта, которое, по его мнению, идеально  легло в музыкально-поэтическую кайму исполняемого произведения.

     Другое дело, что «Письмо торговцев…» было, действительно, написано и впервые исполнено в январе 1980 года, когда уже заполыхал огонь гражданской войны в маленькой горной стране. Что он мог знать об этой войне? Каково было его отношение к происходящим событиям? Ведь именно в последние месяцы жизни Высоцкий неоднократно выезжал за границу – в декабре 1979-го вернулся из Франции, в мае 1980-го  гастролировал с Театром на Таганке в Польше,  в мае-июне побывал во Франции и Италии - а значит, мог получить информацию об афганской войне из западных источников. Вряд ли он довольствовался скупыми заявлениями ТАСС и престарелого генсека ЦК КПСС  Леонида Ильича Брежнева, утверждавшего со страниц газеты «Правда», что «настал момент, когда мы уже не могли не откликнуться на просьбу правительства дружественного нам Афганистана… Поступить иначе означало бы смотреть пассивно, как на нашей южной границе возникает очаг серьёзной угрозы: безопасности Советского государства».(*2)

     Однако в огромном ворохе воспоминаний и мемуаров мне удалось найти  лишь несколько, свидетельств людей из близкого окружения Владимира Высоцкого, которые позволили реально представить то, каким же на самом деле было отношение поэта к вводу советских войск в Афганистан?

     Игорь Шевцов: "Не помню точно, что он говорил, но мизансцену запомнил очень хорошо... Там, где у него обычно лежали пластинки, стоял почему-то приемник. Уже не в первый раз передавали это сообщение об Афганистане. Володя ругался, отчаянно ругался, узнав о вводе войск... А потом у нас был очень серьезный разговор по поводу Афганистана..."(*3)

      Всеволод Абдулов: "Афганистан... Это было такое страшное потрясение для Володи, что не до разговоров было. Я сейчас не вспомню каких-то конкретных слов, но ощущение, что его страна дошла до такой мерзости! – это подействовало на него страшно".(*4)

     Марина Влади: "Помню, когда в конце 1979 и 1980 годах по телевидению показали сюжеты из Афганистана, он просто заплакал. Это был, пожалуй, последний удар, полученный Володей перед смертью. Он не мог смотреть, как убивают этих молоденьких солдатиков, которых он всегда так любил и которых считал не виновниками, а жертвами".(*5)

     Несмотря на всё это, вплотную к освещению темы афганской войны в своём творчестве Владимир Высоцкий так и не подошёл. Хотя, наверное, было бы сказать правильнее – не успел этого сделать! Знатокам и специалистам  известно лишь несколько поэтических строк из стихотворения "Жан, Жак, Гийом, Густав – нормальные французы...", написанных поэтом во время его последней поездки во Францию в мае-июне 1980 года и посвящённых визиту Папы Римского Иоанна Павла II в Париж, где Владимир Семёнович коснулся этой кровоточащего темы:

     Смелее! В облака,
     Брат мой, ведь я в сутане,
     А смерть – она пока
     Ещё в Афганистане!

     Об истории создания этого стихотворения рассказывал друг поэта Михаил Шемякин: "События в Афганистане потрясли его. Он с болью говорил, как потрясла его фотография девочки, обожженной советским напалмом. (Оставляю это провокационное утверждение на совести автора воспоминаний, – К.С.) Закрыв лицо руками, он почти кричал: «Я не могу после этого жить там! Не могу больше!» На другой день он взял гитару и спел песню, написанную накануне ночью. Это была песня о страшных событиях. Помню пару строк, где сегодняшнего Папу Римского уговаривают не лететь в самолёте, что, мол, это опасно, и Папа отвечает: "Мне не страшно – я в сутане,// А нынче – смерть в Афганистане".(*6)

     Да! Владимир Высоцкий никогда не был в Афганистане. Но вот песни его там побывали. Мой друг, автор-исполнитель из Челябинска Игорь Косарев, который в 1981-1983 годах проходил срочную службу в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане, рассказывал, что в свободные минуты сослуживцы часто просили его что-нибудь сыграть на гитаре. Игорь тогда перепел друзьям всю советскую эстраду от Пугачёвой до «Машины времени», но наиболее часто ребята просили исполнить что-нибудь из Высоцкого. Именно тогда некоторые из песен Владимира Семёновича солдаты-«афганцы» начали переделывать «под себя». Особой любовью  у них пользовались военный и горный песенные циклы Владимира Высоцкого. Уместно вспомнить, что на земле Афганистана родилось несколько импровизаций на песню «Вершина» из кинофильма «Вертикаль»:

     Здесь вам не гражданка, здесь климат иной,
     Отсюда не каждый вернётся домой.

     Существуют «афганские» варианты песен «Братские могилы» («На этой земле нету братских могил…»), «Диалог у телевизора» («Ой, Вань, гляди – а в телевизоре опять всё про Афганистан…»)... Но, поистине широкую известность, получила песня, которую воины-интернационалисты сложили на основе легендарных «Штрафных батальонов» Владимира Высоцкого:

     Всего лишь час до вылета нам дан,
     Всего лишь час последней передышки.
     Сказали нам: «Летим в Афганистан…»
     В Кабул летят вчерашние мальчишки.
     Сегодня мы не пишем ни строки,
     И, куполам свою судьбу доверив,
     Опустимся в афганские пески
     И сапогами скалы будем мерить.
     В горах у нас один закон, один завет:
     Коли-руби душманского бродягу.
     И если не поймаешь в грудь свинец,
     Медаль на грудь получишь за отвагу.

     25 января 2019 года Владимиру Высоцкому исполнился бы 81 год, но вот уже почти 39 лет, как его нет с нами. Подари ему судьба ещё несколько лет жизни, и он, конечно, написал бы немало замечательных песен и стихотворений. И среди них, непременно, были бы пронзительные и честные песни об афганской войне. Думаю, что по силе своего воздействия, они не уступили бы его же собственным песням о другой войне – Великой Отечественной. Увы! Нам остаётся только сожалеть, о том, что уже никогда не произойдёт, ведь у истории  нет сослагательного наклонения!



     Приложение № 1.

     Один из вариантов армейской импровизации на тему песни Владимира Высоцкого из кинофильма «Вертикаль»:

     Здесь вам не гражданка, здесь климат иной,
     Отсюда не каждый вернётся домой.
     И часто-часто идёт за нарядом наряд.
     И на полосе можно шею свернуть,
     Но принял присягу – так, значит, в путь!
     И стиснув зубы тверди "ни шагу назад".
     Кто здесь не бывал, тот стоя не спал
     И марш-бросок не испытал,
     Пускай на гражданке он звёзды хватал с небес.
     Нигде не встретишь, как не вертись,
     За всю свою гражданскую жизнь
     Десятой доли того, что ты встретишь здесь.
     Нет алых роз и траурных лент,
     И ты похож на монумент,
     Когда у знамени ты стоишь.
     Прошёл дежурный, а ты ему честь
     Забыл, и – пять нарядов есть!..
     Работай, солдат, и знай что такое честь.               
     Шагая в строю, а ну не зевай,
     Ты здесь на везение не уповай.
     В строю запрещён и говор, и смех, и дела.
     Надеемся только на крепость ног,
     На руки друга и свой сапог,
     И молимся, чтобы портянка не подвела.
     Мы драим ступени - ни шагу назад!
     И от напряженья колени дрожат,
     И сердце готово домой бежать из груди.
     Наряд отработал – ты счастлив и нем
     И только немного завидуешь тем,
     Другим, у которых вся служба уже позади.


     Приложение № 2.

     Про осеннюю операцию  1983-го года в Акче С. П. Мищенко сочинил несколько строчек на мотив песни Владимира Высоцкого «Лекция о международном положении»: (http://www.proza.ru/2014/07/05/243)

     Полковники хлебальники разинули,
     Замешкалась мангруппа Шибирган…
     Нам тут же мины басмачи подкинули -
     Под МТУ, под МАФС и Мардиан. 


_____________________________________________________
   
    Используемая литература:   

    *1. Высоцкий В. С. Собрание сочинений в 5-ти тт. Том IV. Стихи и песни. 1976-1980 гг./ Составл. и коммент.  С. Жильцова. – Тула: Тулица, 1997. -  Стр. 300.
    *2. Цит. по газ. «Правда», Москва, 1980, 13 января.
    *3. Перевозчиков В. «Правда смертного часа». – М.: Политбюро, 2000.  - Стр. 10.
    *4. Там же.
    *5. Дымарский В. Марина Влади: «Афганская война была последним ударом для Высоцкого»// газ. «Коломенская правда», Коломна Московской обл., 1993, № 51 (15954).
    *6. Шемякин М. «Вспоминай всегда про Вовку» //«Библиотека «Ваганта», Москва, 1991, № 2,  стр. 24.

               


Рецензии
Спасибо за статью! Интересно было узнать некоторые факты из жизни Высоцкого, его отношение к войне в Афганистане.

Игорь Орловский   25.07.2019 18:51     Заявить о нарушении
В общем-то,.. мерзкая спекуляция на великом имени.
Уверен, Высоцкий оценил бы вторжение (ТРЕТЬЕ уже по счёту вторжение!) в
мирную и лояльную к нам страну как величайший позор России!

Владимир Потаповский   26.07.2019 18:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.