Предсмертная апатия

Город подсвечивал огнями пожаров тёмно-серые вечерние тучи. Сгущал мглу дымом.

Город в конце концов покорился хаосу, порождённому в его недрах.

Город голосил сигнализациями и полицейскими сиренами. Он корчился в агонии за компанию с остальными гипертрофированными клонами Великого Вавилона. Падал в адскую бездну вместе с неизлечимо больным, проклятым миром. Зараза, именуемая Человечеством, сделала своё дело…


* * * * * *

Тяжело ступая, Варлам вошёл в магазин через разбитую стеклянную дверь. Внутри всё было вверх дном. Большую часть продуктов питания растащили горожане. Остальное валялось на грязном полу, как манна небесная.

Подобрав погнутую металлическую корзину, Варлам принялся неторопливо собирать в неё пакетики с чипсами и банки с пивом. Сгибаться было тяжело. Мешал живот, раздувшийся от этого самого пива и жирной закуски.

Из отдела бытовой техники, кряхтя, вышел парень в спортивном костюме. Он нёс на плече здоровенную картонную коробку с новомодной стереосистемой.

«Оптимист», - покосившись на него, подумал Варлам.

Парень молча протопал мимо и выбрался на улицу.

Когда корзина наполнилась пивом и чипсами, Варлам тоже покинул магазин и неспешно двинулся к дому. Неподалёку закричала женщина. Похоже, молодая. И, похоже, от боли.

Из переулка, двигаясь, словно единый организм, вынырнула стая парней в чёрных кожаных куртках. Все вооружённые. Кто ножом, кто битой, кто полицейским пистолетом. Варлам, не остановившись, посмотрел на них так, как прежде смотрел на обычных прохожих. Не остановились и они, взглянув на него как на кучу старого дерьма. Сейчас их не интересовал толстый лысеющий мужик среднего возраста, одетый лишь в грязные штаны и драные домашние тапки.

Женщина закричала громче, отчаяннее. Варлам никак не отреагировал.
 

* * * * * *

Вернувшись в квартиру, Варлам прошёл в зал. Не включая свет, сел в продавленное кресло и поставил на пол корзину. Взял с подлокотника пульт дистанционного управления. В тёмном углу вспыхнул экран телевизора. Раздался нарочито спокойный голос диктора:

- …по словам министра обороны, подобная обстановка сохранится в стране до следующего…

Варлам переключился на другой канал. Потом снова. И снова… Везде показывали одно и то же: взрывы, обезумевшие толпы, руины, трупы…

Наконец Варлам остановился на канале, по которому шёл какой-то чёрно-белый фильм сороковых или пятидесятых годов. Положил пульт на колени. Взял банку пива и пакетик чипсов…


* * * * * *

Один старый фильм сменялся другим, не перемежаясь ни бесполезными выпусками новостей, ни идиотской рекламой.

Варлам пил одну банку за другой, заедая пиво чипсами. Он почти не ощущал вкуса, почти не пьянел. И ему совсем не хотелось отлить.

Небо за окном стало чёрным. Его украшало багровое зарево. Город продолжал гореть. В квартиру начал проникать едкий дым…


* * * * * *

Рано или поздно это должно было случиться. Фонари за окном погасли. Выключился телевизор. Городская электростанция перестала работать. Искусственный Зевс подавился искусственной молнией и отправился на покой. Сдох.

Сигнализации больше не визжали. Не завывали сирены. Прекратились взрывы. И никто не кричал.

Опустилась мёртвая тишина.

Варлам бросил пустую банку на пол, где валялись десятки других. Взял полную, но не открыл.

Разболелась голова…


* * * * * *

В какой-то момент тучи над городом разошлись, и на небесной арене показалась кроваво-красная комета с кислотно-жёлтым хвостом. Она была больше любой звезды, но меньше луны. Её алые лучи влились в зал, отразились от стенного зеркала и причудливо заплясали на экране телевизора. Что-то зашептал ночной ветер.

Варлам открыл банку и продолжил возлияние. Захрустел чипсами…


* * * * * *

Варлам смотрел чёрно-красный кометный фильм и пил некогда любимое пиво, не замечая, что мочится под себя. Пил, не чувствуя слёз, текущих из воспалившихся глаз. Пил, не обращая внимания на смертельно ядовитый дым, заполняющий квартиру и лёгкие…


Рецензии