Знаменитый незнакомец

       Авраам Линкольн! Ну очень похож на Линкольна этот незнакомец, сидящий в низком широком кресле! Те же высокие колени чуть ли не до подбородка. Широко расставленные ноги с большими ступнями. И крупные руки, устало лежащие на подлокотниках. Только нет у него Линкольновской бородки – а так ну очень похож.

       -  Знакомьтесь, -  предлагает Вадим, мой родственник.

       - Валентин, - говорю я.

       - Борис, - представляется незнакомец, не вставая с кресла и не меняя своего положения. Глядя на его большие руки, я так явственно представляю себе его на баскетбольной площадке с мячом в крепких руках.

       - Ну, вы тут пообщайтесь, - предлагает Вадим, - а я пойду на кухню: мне надо по телефону поговорить о работе.

       И выходит. Ну, отчего же не пообщаться с интересным незнакомцем. Вот и общаемся.

       - А я живу здесь недалеко от Вадима, - начинаю я.

       - Я – тоже,  - говорит Борис. – Вон в той девятиэтажке.

И показывает в окно на мой дом.

       - Так ведь и я в том доме живу, - оживляюсь я. – В седьмом подъезде. А ты?

       Кстати, с чего это вдруг я в разговоре с незнакомым человеком перешёл на "ты"? А, видно, есть в нём что-то располагающее к себе.

       - В шестом подъезде, - отвечает Борис.

       - Значит, мы – соседи, - делаю я вывод. – Но как-то странно, что мы не встречались до сих пор. Ведь я – в Правлении нашего жилищного кооператива, и знаю в нашем доме почти всех.

       Пауза. А после паузы я говорю:

       - Мне нравится наш район: станция метро – близко, промышленных предприятий – нет, воздух здесь – чистый, лес – рядом. И я люблю в нём бегать трусцой.

       - Я тоже, - сообщает Борис, - по утрам устраиваю себе пробежку в этот лес.

       - Ну да, - продолжаю я. – От подъезда – к роднику, оттуда через сосновые посадки – к пруду, к плотине. Сделаю кружок вокруг пруда, помахаю там руками, подтянусь на турнике – и домой.

       - Так это ж и мой маршрут такой же точно, - заявляет Борис.

       - А тогда давай бегать вместе: ты и я, - предлагаю я. – Вот будет здорово!

       - Нет, - спокойно отказывает мне Борис. – Я люблю бегать один, в своём темпе, со своими упражнениями.

       А тут возвращается в комнату Вадим, и Борис встаёт со своего кресла во весь свой огромный рост. Высокий крепкий мужчина, сразу видно – спортсмен.

       - Ну, я пойду, пожалуй, - объявляет он.

       И уходит.

                *     *     *

       - Вадим, - спрашиваю я. – А кто этот Борис? Он – представляешь? – оказался моим соседом.

       - А, да это – Боря. Разинский. Борис Иванович. Мой давний товарищ. Он – футболист. А сейчас он – тренер в ЦСКА.

       - Да ты что? Не может быть! Сам Разинский? Заслуженный мастер спорта? Олимпийский чемпион? Капитан сборной Советского Союза по футболу? Лучший вратарь страны? Ничего себе!

       - Да. Ну и что? Он – очень скромный парень.

       - Ох, и что же я натворил! Что я наделал! – запричитал я. – Как стыдно! Как же я опростоволосился! Как же это я? И ты, Вадим, тоже хорош! Ты что? Не мог меня предупредить что ли?

       - Погоди, погоди, не скули, - пытается остановить меня Вадим. – Скажи, что случилось?

       - А то и случилось, что я его пригласил бегать вместе. В зоне отдыха.

       - Ну и что тут плохого?

       - А то, что я ему – не пара. Ты только представь себе эту странную парочку бегунов: заслуженный мастер спорта, гигант Разинский и рядом с ним  - я, хиляк и хлюпик, третьеразрядник.  Вот умора-то! Гулливер и лилипут. И как, по-твоему, я теперь должен вести себя при встрече с ним? Ведь мы – соседи.

       - Не переживай, - успокаивает меня Вадим. – Боря – мужик отличный.

                *     *     *

       Бреду домой и думаю: "Ой, как же глупо получилось!" А в голове крутится строчка из Высоцкого: "ошибся я - простите мне, ребята!" Да, ошибся я.

       А, кстати, - думаю – почему это я допустил такую глупую ошибку? Ах, ну да! Я же нарушил четвёртое правило Дейла Карнеги, которое гласит: "Будьте хорошим слушателем. Поощряйте других рассказывать вам о себе" - это из его книги "Шесть способов располагать к себе людей". А я – глупый! – не дал Борису возможности рассказать побольше о себе, а вместо этого сразу начал предлагать что-то своё. А вот если бы тогда я был "хорошим слушателем" и Борис рассказал бы что-то о себе, то я обязательно понял бы, что в позе Авраама Линкольна в кресле сидит выдающийся спортсмен, и ни за что не предложил бы ему побегать вместе. Значит, нельзя забывать о замечательных правилах Дейла Карнеги.

                *     *     *

       В девяностые годы Разинский выступал за ветеранские команды. Расставшись со спортом, он долгое время был безработным. Одно время  работал на бензоколонке. Четыре года он был таксистом. Ну как же такое могло быть? Ведь Разинский – это Олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта СССР, капитан сборной Советского Союза по футболу, лучший вратарь страны, легенда советского спорта!

       А в августе 2012-го года Борис Разинский ушёл из жизни.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.