ГУСЬ

Яков Наумович Ганс – инспектор районного отдела образования, собирался для инспектирования сельских школ.
Таких школ в начале девяностых в районе было ещё много. Пять-десять учеников – редко больше. Одна-две учительницы, которые жили в этом же поселении, из-за низкой зарплаты были вынуждены заниматься подсобным хозяйством.
Яков Наумович обул сапоги, надел плащ с капюшоном, взял дорожную сумку, в которую положил пару бутербродов да папку с десятком ничего не значащих бумажек. Добираться до этих школ приходилось с трудом, редко какая из них находилась недалеко от шоссе, по которому проходил рейсовый автобус. Чаще всего приходилось добираться на попутках, а то и пешком.
На выходе из райцентра его догнал небольшой колёсный трактор. К нему была прицеплена тележка без бортов. На ней была груда мусора из битого кирпича, навоза и ещё чёрт знает чего. Он остановил трактор и спросил тракториста:
- Куда едешь?
Оказалось, тот ехал в деревню, находившуюся в семи километрах. Туда и было нужно Якову Наумовичу. Залез в кабину, и они поехали.
От тракториста разило спиртным. Перед отъездом он хорошо выпил. Когда проехали большую часть пути, его и вовсе развезло. Он совсем не смотрел на дорогу и, склоняясь на руль, начал засыпать. Трактор съехал на обочину, а затем на поле.
Яков Наумович старался растормошить тракториста, но его попытки были тщетны. Нажав на сцепление и дёрнув рычаг передач, наконец-то смог остановить трактор. Выпрыгнув из кабины и оставив спящего тракториста, по разбитой дороге, обходя лужи, пришёл в школу, где несколько учеников в классе были предоставлены самим себе. Учительница, она же и директор школы, жила рядом и, объявив перемену, побежала домой загнать во двор гусей, пришедших на кормёжку. Увидев зашедшего в школу инспектора, прибежала раскрасневшаяся, в резиновых сапогах и в ватнике без рукавов.
- Яков Наумович! Виновата! Я только на минуту отлучилась!
- С Вами, Нина Петровна, будем сейчас разбираться! Давайте для начала личные дела учеников, классные журналы, планы уроков. Отпускайте детей домой и будем составлять акт проверки. Укажем, как Вы в неаккуратном, грязном виде являетесь перед учениками и, прерывая занятия, уходите по своим личным делам. Нужно сделать вывод – можно ли Вам доверять воспитание детей!
От этих слов Нина Петровна заплакала.
- Яков Наумович, не пишите этого в акте! Больше этого никогда не повторится! Я Вам дам самого жирного гуся! Завтра же пришлю с мужем.
При упоминании о большом жирном гусе Яков Наумович смилостивился:
- Ладно, акт напишу завтра. Уже скоро будет смеркаться, а мне по грязи ещё нужно домой.
Выйдя из школы, увидел подъехавший к дому учительницы трактор и еле вылезшего из него тракториста, который оказался мужем учительницы.
Дома Якова Наумовича встретила улыбающаяся жена Роза Давыдовна:
- Яша! Наконец-то получено приглашение от моих родственников, живущих в Израиле. Мы можем теперь уехать из этой грязной нищей страны!
На другой день, когда Яков Наумович и Роза Давыдовна были на работе, а дома находился их двенадцатилетний сын, в дверь квартиры постучались. Мальчик открыл. В дверях стоял полупьяный мужик и держал в руках живого гуся.
- Вот, это вам!
Выпустил гуся в квартиру и ушёл.
Гусь, важно гогоча, пошёл по коридору в комнату, начал осматривать мебель, оставляя на паласе следы своего пребывания. Вернувшиеся с работы родители увидели загаженную квартиру и сына, кормящего гуся хлебом и поящего его водой из миски. Гогот гуся и хохот мальчишки дополняли картину.
- Мама, нас теперь четверо! Ведь «ганс», по-немецки, «гусь»!
Отвесив сыну подзатыльник, Роза Давыдовна пошла к соседу и попросила его что-то сделать с гусём, пообещав поставить выпивку. Через какое-то время обезглавленный, ощипанный, опалённый и выпотрошенный гусь лежал на кухонном столе. Роза Давыдовна быстро пожарила картошку на гусином жиру. Поставила бутылку водки и продолжила уборку квартиры.
Яков Наумович, выпивая с соседом, жаловался на жизнь, маленькую зарплату и говорил, что уезжает с семьёй на жительство в Израиль. Сосед поддакивал: мол, да, Вы важная птица и Вам есть смысл лететь за границу в тёплые края.
Через несколько лет, после отъезда Ганса в Израиль, он неожиданно получил от него письмо. Яков Наумович писал о своей жизни на Земле Обетованной. Что местные власти дали небольшой домик недалеко от границы с одной из арабских стран. Что он работает водителем грузовика в одной из строительных компаний, хорошо зарабатывает. Жена работает уборщицей производственных помещений. Сын учится. Работать преподавателями, как в России, нет возможности: «Не расстаюсь с автоматом – очень у нас неспокойно. Часто вспоминаю Россию с её снегами, морозами и плохими дорогами».


Рецензии
Здравствуйте, уважаемый Николай, дорогой мой друг!

Я с кем-то переписывалась из израильтян, так, несколькими
словами перекинулась. Он писал, что те, кто эмигрировали в
Америку - живут хорошо. А в Израиле - тяжко.

Недавно я смотрела видео нашего соотечественника, он переехал
в Америку и жил там 20 лет... Вернулся в Россию, как только
это стало возможным.
Много, подробно и очень интересно рассказывал.

Да нигде никому средний класс и ниже не нужны.

Спасибо Вам за рассказ. Он мне очень понравился.

С радостью и удовольствием встретилась с Вами, дорогой Николай,

Дарья Михаиловна Майская   13.11.2019 16:53     Заявить о нарушении
Здравствуйте, уважаемая Дарья Михаиловна!Спасибо,что прочитали и прокомментировали мой рассказ. Люди ищут где им жить лучше. И это не зависит от их национальности и от страны проживания. Зависит только от их личных качеств и воли Всевышнего. С уважением и пожеланием всего наилучшего

Николай Фоломкин   14.11.2019 11:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.