14. Евгения Шапиро. Второе открытие

Конкурс Копирайта -К2
Первое место в номинации "Галопом по европам" - за самый насыщенный событиями рассказ


***

Говорите, что на Земле всё открыто? Но каждый в жизни делает открытия всего сам. Вот и я прошлом году твёрдо решила, что открою для себя Европу. Даже маршрут этого путешествия заранее приготовила.
И вот, продремав ночь в поезде, везущем в Москву, промёрзнув полдня на вокзале, снова сев в поезд, увозящий из Москвы в Брест, просидев в полусонном автобусе больше часа на границе, где в этот час почти никого не было, наконец, приступила непосредственно к своим открытиям.
Экскурсовод рассказывала, что мы проезжаем по Польше, где самые красивые дома у дороги. А я всё пыталась уговорить себя, что представление началось. Только виделась почему-то  сказка с пряничными домиками. У нас говорят, "потёмкинская деревня". Я, конечно, представления не имела, почему появилась такая реакция на симпатичные дома зажиточных граждан. Смысл догадок поняла на обратном пути, когда ехали по другой, не парадной дороге.
Но сейчас была просто незнакомая дальняя дорога со знакомыми пробками. И как знак, что моя сказка ещё не пришла, со сцены не поднимался занавес: не переставал моросить дождь.
К концу дня мы доехали до Словакии. Где было высокое небо, прозрачное в своей голубизне и не ютящееся в узком промежутке между крышами домов или верхушками деревьев. Небо, которое помещалось от горизонта до горизонта, мягко опираясь на верхушки карпатских склонов, укрытых зеленью деревьев. Небо, привычно и покорно принимавшее дымки, поднимавшиеся с земли ввысь. И всё это освещалось заходящим солнцем, которое выглянуло из-за туч: разбудить меня, чтобы я не пропустила начала сказки – открытие нового мира.
– Как красиво, – прошептала я, и рядом послышалось ехидное сопровождение соседки:
– Дома что ли такое не видела?
Действительно, видела или не видела? Не помню, когда это было... Может, в Молдавии?  Столько неба сразу, где же увидишь? Только кусочками, секторами, половинками.
Дальше я ехала молча, наслаждалась красотой, которая настигла меня здесь. Уже в полной темноте мы добрались до Кошицы. В планах не было, но туристы мне представляются  существами, заражёнными вирусом любопытства. Как кролики, сующие всюду свой нос и заглядывающие в каждую щель. Раз попалась на пути, разве можно мимо? Ночью, с включёнными мобильными телефонами для подсветки, вместо фонарей, бродили мы, стараясь не слишком часто спотыкаться, вслед за гидом по городу,  вызывая любопытство местного населения. Наверное, экскурсии под звёздами ещё не стали здесь привычны.
Город показался настоящим, не показушным, не пряничным – живым. Но когда мы осмотрели церковь, готический Собор, я поняла, как смешно выглядит моя домашняя заготовка представления ценностей. Для нас церковь - это святое: с образами ангелов, святых, крестами. Здесь, показалось, по-другому.
Вверху церкви установлены скульптуры чудищ-демонов. Несчастный архитектор был так замучен тиранией своей жены-пьяницы, что вместо одного из демонов изобразил супругу со стаканом в руке. А позже, не достроив вторую башню церкви, сам сбросился вниз с места недостроенной второй башни.
Другой архитектор при реставрации церкви сделал в стенах выемки и поместил бюсты себя и мастеров, производящих эти работы.
Сразило такое вольное обращение с тем, что принадлежит народу, стране, истории, как к пьедесталу для собственного восхваления. Будем считать, что это было в давней истории.
Потом в Буде, увидев сверху церкви химеру, а рядом сидящего ворона, я вспомнила эту церковь и сделала для себя вывод: мы ведём себя дома, как дети, верящие в чудеса, сказки, ангелов. Никогда у меня не было мысли, что сверху церкви у нас могут поместить что-то совсем не чистое помыслами и душой. А здесь – исчадие ада – вверху. Что хотели этим сказать?
Чтобы не возвращаться больше к вопросу веры, забегу здесь вперёд и отмечу, что молодые люди стали записывать себя в атеисты. Совершенно официально. Особенно в тех странах, где у верующих католиков прямо в бухгалтерии по месту работы делают обязательные отчисления из заработной платы в фонд церкви.

В Мишкольц (Венгрия) добрались ночью. Первым делом в душ после стольких переездов. И спать.
В пять утра по Москве меня разбудил будильник. Местного было – три ночи. Теперь каждую ночь моего путешествия сигнал мобильника соседки так и будет будить меня в это время.
Обед в долине красивых женщин. Там находятся вырубленные прямо в скале винные погреба. Естественно, кто опробует здесь вино нового урожая, тот не сможет встретить ни одной некрасивой женщины. Потому что после достаточной дозы – все женщины в мире становятся прекрасными.
И радостно, что нет высокомерия местного населения, желающего показать, что мы, русские, приезжаем в их страну и не знаем их языка. Невольно вспоминаются годы жизни в Прибалтике.
Совсем молодые мальчики извлекают все свои знания русского языка и приглашают в кафе. Когда совместного русско-английского не хватает, спасают фото в меню. Как потом убедилась, многие в Европе знают русский язык. Потому что мы чуть не самые частые их посетители, приносящие доход.

Когда въезжаем в Пешт, пытаюсь вспомнить всё, что видела раньше. На что похоже? Листаю воспоминания: не нахожу ни одного подходящего.
Вдруг из груди вырывается глубокий выдох. Делаю вдох и с облегчением вдруг понимаю – дома. Потом изумляюсь: с чего вдруг такие слова? Ведь ни разу не видела, не подозревала о существовании. Но первый взгляд часто бывает верен.
Едем на автобусе в Буду. Как правило, видишь что-то красивое и вырывается:
– Ах, красота!
А тут только и хватает:
– А-а-а, – а потом дыхание замирает от восторга, восхищения, красоты. И уже молчишь и не дышишь. Мало фотографировала: это ни фотографиями, ни рисунками ни за что не передать. Невозможно. Сама сколько раз в кино видела этот город – никаких чувств не вызывало. Это надо самой ощутить, самой замереть... Как рассказать?
Если бывают сказки в архитектуре, то это там. Кружева из камня, поднимающиеся в небо остроконечными башнями. И этой красоты очень много. Даже сверху не охватить всё взглядом.
Прекрасное далёко. Издалека прекрасно. Автобус перевозит через мост. И вдруг – разбитые стёкла в подвалах, обшарпанные с обсыпанной штукатуркой стены. В центре.

Следующий день провела, бродя по городу. Вокруг приветливые лица. Останавливаюсь, хочу себя здесь запечатлеть. Даю фотоаппарат незнакомой семье, и они с улыбкой щёлкают по кнопке.
В городе выставочная ярмарка воскресного дня. Приглядываюсь к чему-то непонятного вида – тут же дают попробовать. Не всё непривычное на вкус может понравиться. Зато штрудель с вишнями, который достают тут же из печки – съедаю сразу, сидя на скамейке сквера.
Магазин. Кефир - прелесть. Это же не кефир, а любимая простокваша. Мужчина просит меня помочь ему на весах с выбором картинки винограда: сомневается в сорте. На венгерском. Я на русском говорю, что ничего в этих картинках не понимаю. Даже не заметила, что говорим на разных языках – абсолютно понимаем друг друга. Взвешивает сам. Тогда протягиваю ему, взятые мной персики. Улыбаюсь. Берёт. Взвешивает, приклеивает ярлычок с ценой, отдаёт мне.
– Спасибо огромное.
С заметным акцентом отвечает:
– Пожалуйста.
Расплачиваться легко: улыбаюсь, протягиваю ладонь со всеми форинтами, которые есть. Смеются, берут какую-то мелочь. Остальные форинты потратила на магниты, которые привезла коллегам, чтобы знали, куда планировать свой будущий отпуск.
И, конечно, всё скрашено солнцем, дарящим замечательный тёплый день золотой осени. А рядом ангелок, который бегает за голубем. Подозреваю, что она и сама не знает, что будет делать, если поймает птицу.  Об этом мне думать некогда, потому что я бегаю за ними обоими: ловлю в кадр. Ангелочек говорит пока одно слово:
– Дай, – при этом лукаво улыбается.
Это означает всё: хочу вымыть руки в фонтанчике, хочу залезть на бордюр около трамвайных путей, хочу съесть кусочек хлеба, хочу покататься верхом на дедушке.
Желания выполняются безоговорочно. И мимо двухэтажного дедушки уже никто не может пройти без доброй улыбки.
Гуляла сколько сил хватило и ещё, уже совсем без сил, на одном энтузиазме. Мечта об автобусе, который видится желанным ковром-вездеходом.
Метро. Берешь билет. Пробиваешь у скромно стоящего компостера сбоку от широкой лестницы, на которой никого нет,  и хранишь его. Когда на обратном пути угадываю нужную мне остановку, выхожу, то на этой лестнице встречаю обаятельного мужчину, которому я должна пробитый билет предъявить. Заметила: улыбаешься и они сразу все готовы помочь.
Сначала не поняла, почему люди здесь контролируют то, что спокойно у нас делают автоматы? Потом решила, что это сколько же рабочих мест появляется для людей? Думаете, причина в другом?
В гостиницу. До этого из неё я только выходила. Ночное проникновение туристическим гуськом – не в счёт. Замерла перед зеркальными панелями без ручек. Их много. А я одна.
Автоматические двери – не редкость. Но у нас открывается, обычно, только одна пара дверей, а другие – заблокированы. Как раскрыть секрет? Чтобы не лбом в них ткнуться. Стою до тех пор, пока глаза начинают видеть через зеркальный отблеск вестибюль внутри здания. Вхожу. Замечаю, что охранник уже поспешил мне на помощь.
За всё время тура ни разу не включила телевизор. И, простят меня друзья в почте и К2, сознательно не взяла средств связи.
Балкон. Не могу оторваться от созерцания неба. Чем оно меня так взяло? Мне очень хорошо. Непонятное осознание себя дома продолжается.
Назавтра на ноги уже еле встала. С этого утра это стало ежедневным ритуалом: сползти с кровати, научиться стоять, а потом ходить на своих родных ногах.
Спасительный автобус. Прощальный взгляд улавливает на одном из домов крылатую кошку. Осталось немного и покинем Будапешт, возможно, навсегда.
Но город решает не отпускать так быстро приглянувшихся забавных туристов. Нас останавливают. Дорога перекрыта. Прямо перед носом автобуса на шоссе садится вертолёт. Вертолёт на шоссе? Или это у нас в глазах такая круговерть? Летающий по городу транспорт не приземлился, а взял груз и осторожно поднялся рядом со стеной дома. Путь открыт. Больше никто не задерживает.

Вена. Королевская фундаментальная тяжёлая архитектура. Сами дворцы – красивые, спора нет. Ходили, рассматривали. А в Буде столько красоты, что не только подойти – взглядом всё не обвести. Недаром короли австрийские завидовали Будапешту. В  помпезности и важности австрийской не увиделось ажурной лёгкости камня. Скорее, наоборот, подчёркивалось величие места.
Вена поразила обилием русскоговорящих туристов на каждый метр центра города. Если не удавалось объясниться с продавцом на русско-англо-жестовом языке, то рядом оказывался среди покупателей кто-то, кто свободно общался и на русском, и на немецком.
На каждом шагу плакат с мужским лицом. В день выборов приехали. Нет пророка в своём отечестве. Заметила точно такое же отношение местных к предлагаемым кандидатурам, что и у нас. Когда выбирают из двух зол – меньшее.
Мечталось: венский бал, вальс. Такой же хрупкой оказалась надежда на прогулку в венском лесу. Прямо смешно, даже кроссовки надела, чтобы походить.
Зато порадовали своей находчивостью местные жители. Не только пожилые люди ходили, как показалось издалека с первого взгляда, с лыжными палками. При ближнем рассмотрении шпилек внизу не оказалось. Как тросточки для повседневной ходьбы. А почему бы дома не попробовать так походить? Тем более раз модно.
Лихтинштейн, замок на скале, Баден,  мужской монастырь – словно фото в альбоме. Страницы перевёрнуты, а послевкусие какое? Не поняла.
Судорожно пыталась найти своё "Ах!". Чтобы идти по центральной пешеходной улице Вены, где вокруг множество светящихся реклам, кафе, украшений из камней сваровски – и не испытывать ничего? Стало стыдно, словно заняла место человека, который был бы счастлив одним фактом пребывания здесь.
В чём дело? На меня так влияет отсутствие солнца или, оставшегося во вчера, ангелочка? Что освещает мой мир? Солнце? Может, мечта о несбыточном? Или знание, что нужна? Мы не всегда понимаем, что именно. Сегодня я одна. Среди сотни людей. Оказалось, красота каменной архитектуры для меня менее значима, чем человеческое тепло. Просто в Австрии в это время года холодно.
Забыла: мы скачем галопом по Европе. И я вам очень коротенько доскажу.

Только въехали в Чехию – полная смена настроения. Таких маленьких домиков с черепичными крышами множество видела и в Латвии, и в Эстонии. А здесь ощущение, что попала в игрушечный город из сказки. Уменьшилась, стала маленькой девочкой и пошла по Чешскому королевству гулять. Понравилось: с уважением к сказке, до конца не прочитанной. Только простора неба, полюбившегося мне в Словакии и Венгрии – здесь почему-то не хватило.

Крумлов. Очень маленький городок. Свезли всех туристов, заперли на долгие часы ожидания автобуса. Так и не в одно кафе, и не один раз зашли. Про лавки с сувенирами уж молчу. Как у них сувениры только не закончились – от скуки всё скупали. Хотела в кукольном городке побывать? Пожалуйста.
Здесь, делая очередной, не знаю какой по счёту, круг по центру города, (а кроме центра у города ничего, кажется, и не было) – я сделала своё второе открытие.
Люди любят страну, в которой живут. Поэтому в маленьких странах, в совсем маленьких городах они делают прекрасные исторические декорации для туристов, которыми полны их улицы.

И мне стало грустно, что жители стран бывшего союза, те, которые выросли уже в самостоятельных государствах, посещают на каникулах европейские столицы, но многие ни разу ещё не приехали в Россию. Осталась, несмотря на все отделения, ограждения – эта общая черта: с восторгом думать, что чудо живёт на западе. Я по привычке считаю, что мы из одной страны. Что считают они?
Москва по площади города вместит в себя три столицы, по которым я сейчас проехала. Сколько раз, приезжая в Москву, иногда живя месяцами, так и не смогла везде побывать. И никогда не смогу. А красоты там – на всех хватит. И природной, и архитектурной.
Почему мы, наблюдая, сколько поваров из Италии живут в Москве, не подумаем, а почему вдруг здесь они живут и работают? Есть где применить им своё мастерство, вырасти профессионально. Хорошо им у нас сегодня жить.
Москва, Санкт-Петербург – имеют столько прекрасных зданий, музеев, исторических центров, что мы уже не обращаем внимание на другие города. А сколько старинных, заповедных уголков есть: Камчатка с ключами и сопками, Якутия с морозами, Байкал – до которых многим дороже обойдётся добраться, чем до заграниц.
Не любим мы, что ли, свою страну? Сложно у нас сегодня жить. А когда было просто? Но вот же, стою в центре Европы, а домой вдруг потянуло.
Смешно мне стало. Поехать в Европу, чтобы понять: рада, что живу в России.
Куда поеду в отпуск в следующем году: на запад или восток? Вопрос пока открыт.


© Copyright: Конкурс Копирайта -К2, 2014
Свидетельство о публикации №214011100881
обсуждение
http://www.proza.ru/comments.html?2014/01/11/881


Рецензии