Смерть королей

«Все могут короли…» – поется в одной популярной песенке. Да  только не могут они, как оказывается, «жениться по любви». А как они ведут себя в свой смертный час?

Если начинать с древности, вернее хотя бы с античности, поскольку древность окутана скорее легендами, чем точными данными, то лучшей фигуры, чем первый римский император, пожалуй, не найдем.  Им был, как известно, Цезарь Гай Юлий (100-44гг до н.э.). В день своей смерти, пришедшийся на 16 марта, Цезарь колебался, идти ли ему в сенат. Однако,   кто-то из «друзей» все же убедил его сходить. У Цезаря были свои доброжелатели, и кто-то из них по дороге успел сунуть ему записку с предупреждением о готовящемся против него заговоре. Но Фортуна никак не желала в этот день улыбнуться стареющему императору, т.к. он решил прочесть записку в сенате и положил в складку одежды туда, где хранил и другие бумаги. Как только он пришел в сенат и сел на свое императорское место, времени на чтение записок у него  уже  не осталось, т.к. заговорщики сразу же его окружили. Со всех сторон к нему приблизились клинки кинжалов.   

Первую рану он получил ниже горла. Цезарь испустил протяжный стон и успел хладнокровно сказать кинувшемуся к нему с кинжалом в руке Марку Бруту, считавшемуся его другом: «И ты, Брут!». После этого он уже только стонал под градом ударов и был убит наповал 23-мя ударами кинжалов. Имеется, однако,  обоснованная историческая версия о том, что Цезарь знал о заговоре во главе с Брутом заблаговременно и сознательно не помешал его осуществлению. Дело, по этой версии, в том, что Цезарь был мучительно и смертельно болен и, видя бессилие медицины и  не находя  выхода,  спокойно принял на себя удары заговорщиков.

Царствование Людовика XVI  (1754-1793 г.г.) пришлось на период Великой французской революции. Попытка бегства провалилась, король был взят под стражу и приговорен к смертной казни на гильотине.

Перед казнью он заявил в присутствии охраны: « Они боятся как бы я не покончил с собой. Увы, они плохо меня знают. Покончить с собой было бы слабостью.  Нет, если нужно, я сумею умереть». Он твердым шагом поднялся на эшафот и произнес: «Я умираю невиновным в преступлениях, в которых меня обвиняют. Я прощаю виновникам моей смерти и прошу Бога, чтобы кровь, которую вы сейчас прольете, не упала бы никогда на Францию». 21 января 1793 г. нож гильотины оборвал его жизнь.

Та же участь постигла и жену Людовика XVI, Марию Антуанетту, осужденную революционной властью на  смертную казнь в том же году. Она тоже держалась на эшафоте на редкость независимо и хладнокровно. Королева не сопротивлялась, когда палачи схватили ее и подвели к гильотине. Она словно была уверена, что через несколько минут унижений ее встретит бессмертие.

Шотландская королева Мария Стюарт (1542-1587 г.г.) была оклеветана и  обвинена в 1567 г. и вынуждена отречься от престола. В 1568 г. она бежала в Англию, рассчитывая на поддержку английской короны,  но королева Елизавета заключила ее в тюрьму. Положение пленницы год от года усугублялось, а Елизавета  находила все новые улики причастия Марии Стюарт к заговорам против нее. В конце концов, несчастную Марию Стюарт приговорили к смертной казни.

В день казни Мария Стюарт взошла на эшафот с гордо поднятой головой. По обычаю, палач и его помощник преклонили перед ней колени и попросили прощения за то, что собирались совершить. Мария Стюарт ответила: «Прощаю вас от всего сердца, ибо в смерти я вижу разрешение всех моих земных мук».

Как царственным особам удавалось сохранить присутствие духа в свой смертный час? Вынуждало ли  их так вести себя высокое общественное положение или каждый человек способен, в принципе, вести себя независимо перед лицом смерти.

В наш просвещенный век все тайное становится явным и, вместо фанатичной веры в загробную жизнь, которая, укрепляла и дух  королей (несмотря на всю их просвещенность по сравнению с простыми людьми), мы все больше узнаем о том, что за пределами земной жизни есть что-то еще.

Рисунок - коллаж автора.


Рецензии