Бегите, девочки, бегите!

К     Р А С С К А З А М     О     С С С Р

Как – то   нас,   группу   молодых врачей   и   преподавателей ,   отправили   “ на   хлопок “.
Был   конец   октября.   Нам   велели   взять   с   собой   раскладушки,   постель   и   немного   еды.   Много   не   надо   брать,   кормить   будут.
Мы   все   сдружились   ещё   по   дороге,   в   автобусах:   пели   песни,   стихи   экспромтом   сочиняли.    А  один   молодой   врач  всю   дорогу   смешные   анекдоты   рассказывал.  Это   было   предвкушение   весёлого   времяпрепровождения:    пикник!   на   природе!   двухнедельный   отпуск!

К   концу   дороги   все    устали ,   проголодались,   стали   угощать   друг   друга   и  угощаться   домашней   снедью.
Приехали   к   обеду.   Высыпали   все   из   автобусов,   -   а   вокруг   чисто   поле.   И   хибарка   небольшая   у   дороги.
А   где   же   хлопок?
В   нашем   автобусе   ехал   очень   старенький   армянин.   Бывший   врач.   В   автобусе   он   смеялся   вместе   с   нами,   даже   анекдоты   рассказывал.
Оказалось,   это   наш   бригадир.   Он    очень   чётко    выполнял   свои   обязанности.   Спуску   нам   не   давал.   Мы   его   боялись.
Освободили   мы   автобусы   от   наших    раскладушек   с   постелью,    перебросили   сумки   через   плечи   и  побрели   к   месту   своей   стоянки.

Было   страшно   туда   входить:   старая,   вроде   даже   слегка   покосившаяся   хибара.   Нас   было   около   пятидесяти   человек.   Как   мы   там   поместимся?
Поместились!   В   одной   комнате   девочки,   в   другой   парни.   А   где   разместился   наш   бригадир,   мы   так   и   не   поняли.

Побросали   мы   свои   пожитки   и   -  на   поле,   глянуть,   что   за   каторжный   труд   ждёт   нас   здесь.   По   грядкам   тянулись   коричневые,   омертвелые   кусты   без   листьев.   Листья   ещё   до   сбора   хлопка   опылили   с  самолётика,   и   они   благополучно   улеглись   вдоль   грядок..
 Все   рассыпались   по   полю,   искали   коробочки   с   хлопком.     Мы,   конечно,   
 имели   представление  о   том,    какие   они,   но   хотелось  увидеть   своими   глазами,   подержать   в   руках.   
Напрасно.
Кое – где   попадались   нераскрывшиеся   зеленовато-бурые   бутоны.   Их   называли   “курак”.
Оказывается,   нас   и   привезли   сюда   выискивать   курак.
А !    Всё   равно.  Свобода!
Нам  всем  было   не  больше  22  лет.   Все   учились,   кто   на   заочном,   кто   на   вечернем,   и   одновременно   работали.

Итак,   свобода!   Бесконечные   ряды   сиротливо    обнажённых   кустиков,  -  иди,   иди   до   самого   горизонта.   И   запах!   Горьковатый,   с   оттенком   лежалого  листа.   Земля,   листья,   воздух   -   всё   влажное,   по  ночам   бывают   заморозки.   Налёт   грусти   на    всём.
Нас   обрадовали:   работать   начинаем   на  следующий   день   с   утра.   Мы   бегали   и   резвились,   дурачились.   После   замкнутого   пространства  школьных   и   врачебных   кабинетов  --  такая   немыслимая  роскошь !   Без   родителей !   У – гу – гу – гу – гу!
Устали.   Возвратились   в   свои   закутки.   Нам   вскипятили   чай,   и   опять   мы   делимся   домашними   пирожками   и   прочей   вкусностью.   У – ф !   Объедение!    Мы   пытались   угощать   нашего   бригадира.   Он   отказывался   брать   что-либо.  Благодарил.  Странно,   как  его,   видно,   что   очень   больного,   могли   отправить   в   такую  “ командировку”.

Утром  -  почему   так   рано?!  -  наш   бригадир   колошматит   палкой   по   железной  двери.   Ну   и   грохот !
Мы   не   выспались !   Нам   нужно   в   туалет!   Умыться !   Где   это?
Ваш   туалет  -  эти  все   бескрайние   поля.   А   умываться  -  уж   как-нибудь   остатками   чая.
От   вчерашнего   возбуждения   ни  следа.   На   завтрак   -   чай   к   крохам   наших   домашних   припасов,    и  -  на   поле.

Поднимается   солнышко,   нежное,   робкое,   ласковое,    поднимается   и   настроение.    Ходим,   ищем   коробочки    курака.   Найдём  первую   коробочку   и  скорее  раскрывать,  -  удостовериться,   что   там   есть   что-то   похожее   на   хлопок.   Оказывается,   это   спрессованная,   влажная,   желтоватая   . . .   ну не  знаю,   может,   и   вата.    Противная….Но   и  таких   надо   долго   ходить,    искать .   Собрать   5   кг   в   день   -   безумство!   Однако,   это   норма,   чтобы   окупить   свой   обед   и   ужин.
 
Группа    девчонок   и   парней,     плюнув    на   “  рабский “   труд,   устроилась  прямо   на   земле.   Уже   не   смеются.   Все    в   шоке!   Зачем   нас   привезли   сюда?   Что   собирать?    Кусты   абсолютно   голые.
Потом   нас   позвали   обедать.   Дали   суп.   Макароны   плавают    в   горячей  воде.   Поверху   какие – то   разводы.   Масло ?   Ага !   А   солярочки   не   хотите?    Запах  -  тот  ещё !   Почти   никто   не  ел  этот   “суп”.   Повытаскивали   свои  сумки,   пообедали   тем,   что   наскребли.
Вечером   ели   макароны   и   пили   чай.
Утром      чай   с   хлебом.   Стали   аккуратно   собирать   крошки.
В   обед   не   выдержали,   отправились   группами   в   разных   направлениях,   искать    какие-нибудь   магазины.

Нам   повезло.   Через   полчаса  поисков   набрели   на  один   из   сельских   магазинчиков.
Обрадовались!   Ну   а   когда   зашли   и   увидели   пустые   прилавки   -   плакать  захотелось.
Продавщица   сочувствует,   но   не   может   удержаться   от  смеха :   До  вас   всё  подчистили!
- Ну   хотя   бы   одну   баночку   кильки   в   томате !   
- Нет,   дорогие!   Кто  додумался   вас   сюда   привезти?

По   утрам   мы   выходили   в   поле   и   шли   подальше,   чтобы   бригадир   нас   не  видел.   Предавались   безделью.    Валялись   между   рядами   кустов.   Некоторые   ребята   крутили   самодельные   сигары   из   редких,   застрявших   на   кустах,   листьев.   Курили.
Какая   дрянь !
Так   прошла   неделя.   Обедов   уже   не   было.   На   ужин   чай   и   хлеб.
В   тот   вечер   настроение   у   оголодавших   сборщиков   хлопка   было   -  хуже   некуда !   И   я   предложила   девочкам   бежать,  -  всем   хотелось   домой.   До   слёз   доходило.
Но   поддержали   меня    человек   6 – 7.   Остальные   отказались.   Куда   идти?   Если   в   сторону   посёлка   по   дороге   -   это   далеко,   до   утра   пилить.   А   куда   раскладушки,   постель,   сумки   с   одеждой?

Нескольких    девочек   я   всё-таки   смогла   уговорить.   И   мы,   когда   все   уснули,   тихонько,   украдкой    выбрались   из   нашего   телятника.   С   собой   взяли   только   сумки.   Решили   идти   через   поле,   так   короче.
Но   поле   оказалось   вспаханным.   Ну  что   ж . . .   Не   возвращаться  же !
Минут   через   десять   начал   накрапывать   дождь.   А   мы   идём.   Часа   через   2 – 3  увидели   зарево.   Это   посёлок.   Наверняка,   там   есть   автостанция.   Даже  если   нет   автобусов,   поймаем    попутку.

Команда   наша   совсем   раскисла.  Но   заряд   моего   оптимизма      неистощим.
Приближаясь   к  посёлку,   мы   услышали   лай   собак   и   даже   разглядели   милицейскую   машину.   Ловили   тех,   кто   сбегал   с   хлопка.
ПРЕДАТЕЛИ!   НЕ   ХОТИТЕ   ПОМОЧЬ   РОДИНЕ!  ХОРОШИЙ   ХОЗЯИН   НЕ   БРОСИТ   СТОЛЬКО   
“БЕЛОГО   ЗОЛОТА”   НА   ПОЛЯХ !

 Нам   было   уже   на  всё   наплевать.   Голодные,   немытые   девчонки…
При    шуме    подъезжающей   машины   мы   бросались   на   землю.   Куда   угодно,   под   кусты,   в   арыки, -    к   счастью,   сухие. 
Пробравшись  к  центру  посёлка,   туда,   где   могла   бы   быть   автостанция,   мы   заметили   несколько   грузовых   машин.   Но   водителей   не  было   видно.
И  тут   подъезжает   грузовик   с   высокими   бортами.   Мы   бросаемся   к   водителю  и  умоляем   едва   не  со   слезами   на   глазах:  Дяденька,   миленький,   довезите   нас   до   города !  Мы   вам   заплатим !
Он   согласился !   мы   быстро   опустошили   свои   карманы,   сложили   рубли   и   монеты   в   кучку   и   вручили   ему.
Посмотрел   он   на  эту   кучку,   усмехнулся   и   скомандовал   ( вот   оно,   счастье ! ) :   Быстро,   девчата,   в   машину   и   ложитесь,   чтобы   вас   не   было   видно,   а   то   меня   прав   лишат.

Мы   бегом    к   машине,   плашмя   на   дно   грузовика   и . . .   о,   ужас !   -   в  этой   машине   свиней  перевозили ! . .
Так   и   ехали   часа   три.
Приезжаю   домой   грязная,   уставшая,   голодная   до   того,   что   готова   просто   на   пол  лечь   от   слабости.
Водитель  -   добрейший   человек !   -   по   домам   нас   развёз.
Я   -   маме:   Мама !   Мы   убежали…
У   мамы   ужас   в   глазах.
А   тут   телефон.   Звонят   с   работы.
“  Встречайте   вашу   дочку.   Сегодня   к   обеду   всех   вывезут.”


Рецензии
Никогда такого не представляла, хотя пережила бесконечные картофельные поля в институте и морковные на работе, с весны до осени.
Натали, Вы представляете себе, что такое дефрагментация диска? Когда мы работаем на компьютере,стираем, переносим информацию, на жестком диске получаются такие пустоты, а новые файлы, заполняя эти пустоты получаются разорванным. Вот дефрагментация все это упорядочивает, убирает пустоты, соединяет разрозненные куски информации. В результате комп работает быстрее. Я описала этот процесс коротко и убого, как дилетант. Но, когда у меня в голове и душе возникает путаница и пустоты, я иду к Вам лечиться и делать дефрагментацию диска. Спасибо, Вам, дорогой автор!
С уважением,

Алекс Романович   17.03.2017 13:53     Заявить о нарушении
Алекс, дорогая,
с малого возраста, едва начиная осознавать себя как личность, мы наполнены пустотами и путаницей и в голове, и в душе.
Во всяком случае, у меня было так. И потом, взрослея, я замечала это и в других людях, и что меня больше всего поражало - во взрослых. В детском саду, лет в 6, я влюбилась в мальчика. Его звали Володя Тарнавский. Он очень мало говорил, почти всегда молчал, и выражения лица у него было такое, как будто он о чём-то думает.
Все, и большие и маленькие вокруг подтрунивали друг над другом, посмеивались, иронизировали, часто довольно обидно старались задеть один другого, откровенно и похабно ругались. Мне это так не нравилось, меня это просто поражало. А он молчал. Не обижал никогда никого.
В доме, где мы жили, были люди разных национальностей, татары, узбеки, евреи, даже турки. Евреи и турки держались обособленно, узбеки тоже. Татары пили и отчаянно ругались между собой. То, как вели себя остальные, меня просто отталкивало от этих людей.
Пустоту в душе, которая была всегда, я только взрослой смогла осознать и как-то объяснить себе. Как-то. Всегда по-разному. Всегда хотелось наряду с желанием отгородиться от всего грязного, низкого, как-то понять и защитить в своём сознании этих людей.
Наверное, поэтому, я начала рано писать, и много писала всё с той же целью: что-то понять в этой человеческой путанице. Однажды я уехала из дома навсегда. Через месяц вернулась. Мама отнесла все мои рукописи в макулатуру, очень любит порядок, а у меня в шкафах и на столе был постоянных беспорядок.
Что же, я была ей благодарна. И решила, что больше писать не буду, ничего это мне не дало, кроме растущего тщеславия, которое я не принимала ни в себе, ни в людях.
Время другое. Страна другая. А люди те же. Почти ничего не изменилось. Только сердца людей ещё больше ожесточились.
Пришло время, я встретила других людей на своём пути. И всё в моей жизни начало меняться.
Спасибо, Алекс, за тепло души вашей!

Натали Соколовская   19.03.2017 17:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.