Послевоенное детство мое. Глава 5. Ожидание. 1953г

Автобиографическая повесть

Глава 5. Ожидание.



Брат-подводник долго не писал нам после отпуска. Ему оставалось служить еще три долгих года.
Мама волновалась, и я писала ему письмо за письмом. После длительного ожидания, показавшегося нам вечностью, наконец пришел  долгожданный ответ.

 На конверте вместо красивого почерка Воли был чужой, и я боялась читать письмо маме.
  Из письма стало известно, что  Воля лежит в госпитале. На его подводной лодке случился пожар, и ему пришлось пробираться через огонь в свой отсек, до своего места - как положено по Уставу. Все закончилось благополучно, но теперь лицо и руки его сильно обожжены.
 
-Хорошо, что глаза не пострадали, а остальное- до свадьбы заживет,- успокаивал он нас в письме.
 Для мамы это не стало утешением. Дальше в  письме он кратко объяснил изменение почерка: -Пальцы пишут из-за ожогов пока коряво…
 И снова мы - мама, я и сестра  Женя переживали за него. Мама не спала ночами, а последнее письмо от брата я перечитывала ей десятки раз.

Наступил  1951 год. В одном из писем брат Володя написал о возможности своего второго отпуска. Опять - ожидание. Письма от брата с Дальнего Востока и от папы из заключения приходили редко.
  После школы я часто стала ходить к сестре Жене, которая осталась вдовой, нянчилась с племянниками Сашей и Левой. Иногда и ночевала у них, оставаясь с детьми.

 В том же году мне исполнилось тринадцать лет, и я влюбилась в соседского мальчика, из "эвакуированных". Звали его Виталий Томах, и  учились мы в одной школе. Он был красивый и стройный парнишка, но разговаривал с сильным украинским акцентом. Закончив семь классов, из-за «двойки» по русскому языку  Виталий  пошел работать на завод к отцу, который в то время был начальником цеха. Вскоре они переехали на новую квартиру, и наши пути разошлись.
 От первой любви у меня осталась только красивая открытка, которую Виталий  мне подарил на день рождения. В тот день мы играли в прятки, и  забежав со мной в подъезд,  Виталий сунул ее в карман моего пальто. Нам было по четырнадцать лет.


В 1952 году Воля приехал во второй отпуск. На его лице и руках уже не было следов от ожогов, кожа у него была новая и чувствительная.
Воля уже курил, за время службы на  подводной лодке голова его облысела. Не стало черной шевелюры густых волос, и из-за этого он стал выглядеть намного старше. Я училась в седьмом классе, и мама завела с ним разговор о моем будущем.

– Воля, посоветуй, что делать с Алей?  В  8 класс ей пойти или куда-то еще определиться?- решила посоветоваться с сыном мама.          
- Дальше надо учиться, пусть идет в восьмой класс!- однозначно ответил брат. Мы с мамой молчали.
 - За учебу в 8 классе платить надо. До начала учебного года, - продолжила, вздыхая, мама. 
 - Время еще есть. Я что-нибудь придумаю, – ответил Воля, улыбаясь.

Через несколько дней отпуска Володя собрался в обратный путь. Мама позвала родных, накрыли стол, пели песни. В дорогу Воле собрали большой кулек с едой – испеченные мамой лепешки, вареные яйца, картошку в  «мундире» и хлеб. Ехать ему на Дальний Восток было долго.

 А к началу осени  Воля действительно прислал маме денежный перевод.
В письме он объяснил, что вернувшись на службу, по просьбе друзей-моряков написал для них еще несколько картин с чужеземными красавицами в кимоно. И моряки в складчину собрали нужную сумму. Благодаря этому я и пошла в восьмой класс.

  Делая уроки, я часто бросала взгляд на картины, оставленные Волей у нас дома. С них мне загадочно улыбались  японки, и  иногда мне казалось, что они передают мне привет от брата, еле заметно покачивая веткой цветущей сакуры и бумажным зонтиком.

 В конце сентября исполнилось пять лет со смерти моего старшего брата Шуры - фронтовика. Похоронен он около Пензенского Храма Святого Митрофания, недалеко от  госпиталя, где брат трагически умер сразу после войны. Мы с сестрой проплакали у могилы, а  мама еще долго сидела у нее, ласково поглаживая фотографию своего сына, навсегда оставшимся двадцатитрехлетним, и тихо рассказывала о нашей жизни, о Воле и папе, находящихся далеко от нас.

Приближался Новый год. 1953. Этот год стал  для нашей семьи счастливым. Дорогие наши мужчины  вернулись домой почти одновременно. Воля - после пятилетней службы подводником на Тихоокеанском Военно-Морском Флоте. А  летом 1953 года вернулся и  папа -  после шестилетнего заключения в лагере.
  Так и закончилось  послевоенное детство мое...Началась новая жизнь.

Эпилог.

 Родители мои прожили долгую жизнь в мире и согласии.
 К сожалению, сейчас из героев моей повести  остались только я с братом Волей, вернее, Владимиром Степановичем. В этом году у него юбилей – 85 лет.  Живет он со своей замечательной семьей  в  городе Пенза.
  Жизнь продолжается, теперь  в городе моего детства живет молодое поколение наших родственников.
 И летят, летят им туда мои письма ...

 Послесловие http://www.proza.ru/2014/12/11/1710
 2013- 2014год


Рецензии
Спасибо Вам за прекрасный, трогательный рассказ о простых людях героях!))) с уважением.

Лена Дубровская   22.05.2014 22:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.