Страсти по Чапаю

Никто  и  предположить  не  мог,  что  показанный  в  Сосновке  фильм,  «Чапаев»,  вызовет  целую  бурю  страстей,  среди  жителей  этой  деревни. Но  обо  всем  по  порядку.
В  воскресенье,  в  деревенском  клубе  показывали  фильм  «Чапаев». На  полтора  часа  жизнь  в  Сосновке  замерла,  а  деревня  буквально  вымерла. Клуб  был  забит  полностью. Бабы  и  мужики,  за  детей  я,  даже  не  говорю,  с  восторгом  следили  за  происходящими  на  экране  событиями. Все  очень  переживали,  когда  беляки  подло  напали  на  спящих  чапаевцев.    
- Эх,  тетеря  сонная,  кто  же  на  посту  спит! – первым  не  выдержал  грузчик  продуктового  магазина  Семен  Лопата. – Чапаю  бы,  в  его  дивизию,  нашего  старшину! Он  бы,  закачал  этих  растяп…
На  Лопату  недовольно  зашикали  со  всех  сторон  и  он  замолчал.
Только  беляки  на  экране  подкрались  к  чапаевцам,  как  стала  выделываться  беременная  Нюрка  Прошкина. Эта  дуреха  решила,  что  именно  сейчас  наступил  нужный  момент,  чтоб  ей  рожать. Она  настырно  тыкала  своим  остреньким  локотком  в  бочину,  своего  мужа  Игоря,  который  сидел  в  соседнем  кресле,  и  пялился  на  экран.
- Игорь,  я,  кажись  рожать  начинаю…- нагло  заявила  деваха.
- А  ты  не  начинай…- отмахнулся  муж,  не  в  силах  оторваться  от  экрана.
- Давай,  вези  меня  в  больничку…- заныла  Нюрка,  громко  всхлипывая.
- Да  погодь  ты,  шантажистка…- отмахнулся  чубатый  Игорь. – Тебе  рожать  еще  только  через  две  недели…Ишь,  чего  удумала…Нашла  время…
- Игорь,  вези  меня  в  больничку…Или  прямо  здеся  детя  родю…
- Да,  щас,..Кино  уже  к  концу  доходит…Немного  потерпи…Я,  вона,  тоже  сильно  курить  хочу,  и  ничего,  терплю  же…Не  ною,  как  некоторые…- не  собирался  сдаваться  Нюркин  муженек.
- Вот  охламон  придурошный,  сравнил  тоже,  рожать,  и  курить,  совсем  разные  вещи…- обиделась  Нюрка,  и шарахнула  мужа  кулачком  по  вихрастой  голове. 
- Нюрка,  я  тебя,  как  человека  прошу,  потерпи  немного  со  своими  родами, - начал  злиться  Игорь. – Тут,  беляки,  Чапая  хотят  порешить,  а  она  дурра,  я,  родю,  я,  родю…
До  Нюрки  наконец  дошло,  что  пока  беляки Чапая  не  прикончат,  муж  Игорь  даже  мизинцем  не  пошевелит,  чтоб  ее,  в  роддом  отвезти. 
А  потом  беляки,  из  пулемета  стреляли  по  Чапаю,  когда  тот  плыл  через  реку  Урал.
- Врешь,  не  возьмешь, - хрипел  раненый  Чапай.
Но  пули  все  ближе,  и  ближе  подбирались  к  отважному  герою. 
- Вот  гады,  чего  творят! – не  выдержал,  кузнец  Прохор,  и  двинул  своим  тяжелым  кулаком  по  спине  впередисидящего  школьного  учителя,  Гусака  Ивана  Пантелеевича.
Гусак  скатился  с  кресла  на  пол,  и  больше  не  появился,  опасаясь  за  свою  спину.
Дед  Митяй,  тоже  незаслуженно  пострадал,  схлопотал  в  глаз. Он-то  фильму  такую,  в  молодости  видел  ранее,  когда  в  город  ездил. И  концовку  фильма  знал. Потому  не  удержался,  жалостливо,  по-бабьи  вздохнул,  и,  придав  своему  голосу  всемирную  печаль,  громко  простонал:
- Э-э  хе-е  х-е…Не  доплыть  Чапаю  до  берега…Прихлопнут  его  беляки…
- Не  каркай,  пенек  трухлявый! – взвизгнул  истерично  передовик – комбайнер,  Санька  Гарный,  крепко  принявший  на  грудь,  перед  фильмом. – Может  вывернется,  может  проскочит  Чапай…
- А  я  че,  я  ниче…- не  ожидавший  такой  реакции  на  свои  слова,  Митяй  втянул  в  щуплые  плечики  голову,  словно  черепаха  в  панцирь. – Я-то  здесь  ни  при  чем. Это  все  беляки…
- Прибью  тебя,  Гангрена,  ежели  что  с  Чапаем  случится…
Митяй  понял,  что  пора  уходить…А  тут  и  Чапая  беляки  достали  из  пулемета. Раз,  и  нет  Чапая.
- Ах  ты-ы!!! Вот-же  гадюка  какая! – взвыл  передовик – комбайнер,  Санька  Гарный,  и  деду  хрясть  в  глаз  кулаком.
Дед  Митяй  упал,  как  подкошенный. Даже  пикнуть  не  успел.
Потом,  правда,  на  следующий  день,  протрезвев,  Санька  Гарный  сильно  извинялся  перед  дедом.
- Митяй,  прости  дурака. Распереживался  я,  сильно  за  Чапая. Не  сдержался…
- Ничего,  ничего. За  Чапая  и  потерпеть  можно, - не  держал  зла  на  Саньку  Гарного  дед  Митяй,  только  отодвинулся  от  горячего  парня  на  несколько  шажков  в  бок,  так,  на  всякий  случай.
Фильм  произвел  на  жителей  Сосновки  должное  впечатление,  и  крепко  запал  в  сердца. Теперь  даже  мужики,  когда  выпивали,  то  обязательно  первый  тост  у  них  был  «за  Чапая».
Детвора  тоже  полюбила  лихого  командира,  в  бурке,  и  в  лихо  заломленной  на  голове  папахе. Пацанята,  игравшие  до  этого  «в  немцев»,  стали  играть  «в  Чапая». Только  странная  игра  у  детворы  получалась. В  каждой  игре  должны  быть,  «красные»  и  «белые». Но  беляками  никто  не  хотел  быть,  зато  все  хотели  быть  только  Чапаями. Часто  дележ  ролей  перерастал  в  настоящую  драку,  после  которой  пацанва  разбегалась  по  своим  дворам,  зареванные,  с  разбитыми  носами,  и  в  разорванных  рубашках.
Иногда  удавалось  договориться,  и  тогда  в  игре  принимало  участие  сразу  пять,  а  то  и  семь  «Чапаев»,  которые  воевали  друг  против  друга. Бурок,  таких,  как  у  Чапая,  конечно  не  было,  их  заменял  наброшенный  на  плечи  свитер,  или  старое  пальто. Ну,  а  вместо  папахи  подходила  любая  шапка  ушанка.
А  Машка  Сомова,  первая  красавица  на  селе,  чего  учудила. Заявила  своему  парню,  Петьке  Кислицину,  (с  которым,  кстати,  собиралась  обженица,  в  конце  лета),  что  замуж  за  него  не  пойдет,  ежели  он,  Петька,  не  вырастит  у  себя,  под  носом,  такие  же  усища,  как  у  Чапая. И  дала  срок  для  исполнения  Петьке – неделю.
Петька  пообещал  своей  зазнобе,  что  он,  поработает  над  собой,  и  вырастит,  на  радость  ей,  Машке,  такие  точно  усы. Петька  пообещать  то  пообещал,  но  усы  не  вошли  в  его  тяжелое  положение,  и  росли  как-то  неохотно. Когда  парень,  в  конце  недели  посмотрел  на  себя  в  зеркало,  то  он,  впал  в  уныние. Вместо  роскошных,  пышных  усов,  у  Петьки  Кислицына,  под  носом  торчало  во  все  стороны  что-то  непонятное,  и  некрасивое.
- Эх,  сынок, - вздохнула  мамка,  видя  страдания  своего  сына. – Если  Машка,  из-за  усов  тебе  нервы  треплет,  то  что  дальше  будет…Не  ходи  к  ней,  к  дурынде  бестолковой,  не  позорься…
Только,  разве  дети  слушают  своих  родителей. Петька  конечно  понимал  мамкину  правоту,  но  любовь  сделала  его  послушным  орудием  в  руках  Машки  Сомовой.
- Разберемся, - хрипло  выдохнул  Петька  Кислицын,  и  пошел  к  своей  Машке.
Машка  Сомова  встретила  парня  на  пороге  дома. Издевательски  оглядела  Петькины  усы,  хмыкнула,  и  спросила:
- Петенька,  ну  и  где  же  усы,  как  у  Чапая? Ты,  эту  поросль,  что,  на  распродаже  приобрел. Ох,  не  любишь  ты,  меня  Петенька. Ох,  не  любишь…
Петька  стоял,  переминаясь  с  ноги  на  ногу,  как  нашкодивший  пацаненок,  и  не  знал,  что  ему  сказать  в  ответ.
- Можешь  идти,  и  без  усов,  больше  не  приходи  ко  мне, - заявила  деревенская  красавица. – Ты,  без  усов  выглядишь,  как  школьник – старшеклассник,  а  не  как  мужик,  который  в  армии  отслужил.
Чтоб  еще  больней  парню  сделать  Машка  добавила  напоследок:
- Ко  мне  Юрка  Жиров  сватается. Вот,  у  него  усища  роскошные…
- Да  сдались  тебе,  эти  усы…- с  горечью  воскликнул  Петька  Кислицын.
- А  вот  и  сдались! Хочу  мужика  с  усами,  и  все!
Пригорюнился  несчастный  парень. Видел  он,  этого  Юрку. Худой,  как  глиста,  большеголовый,  уши  в  стороны  торчат,  как  лопухи. Но  зато  под  носом  у  Юрки  росли  роскошные  усы,  такие,  же  точно,  как  у  Чапаева.
- Я  прибью  этого  гада! – пообещал  на  прощанье  Петька  Кислицын.
Машка  только  хмыкнула  в  ответ.
Петька  покружил  бестолково  по  деревне,  в  поисках  своего  соперника  и  конкурента. Но  Юрка  Жиров,  словно  предчувствуя  беду,  которая  ему  угрожала,  где-то  залег  на  дно. Петьку  ноги,  в  конечном  счете,  привели  в  магазин,  торгующий  водкой,  где  он,  удачно  наклюкался.
Еще  через  час  парень  снова  прочесывал  деревню,  и  колошматил  своими  тяжелыми  кулаками  всех  усатых  мужиков,  которые  ему  встречались  на  пути. Деревня  вымерла  и  затаилась.
Последним  узнал  о  проделках  Петьки  Кислицына  участковый,  капитан  Суслов,  который  в  это  время  обедал  дома.
- Участковый,  пока  ты,  борщи  наяриваешь,  по  деревне  твой  племяш  Петька,  шатается,  людям  мордасы  бьет! – в  раскрытом  окне  показалось  знакомое  лицо  соседа,  Егора  Захарова.
Только  сегодня,  на  круглом  лице  Егора,  под  глазом,  красовался  громадный  синяк.
- Во,  видал,  как  Петька  приложился…
Участковый  с  неохотой  оторвался  от  тарелки  с  борщом,  спросил:
- За  что  это  он,  тебя  так?
- А  я  знаю…Сказал  только,  получи  гад  усатый…
Пришлось  участковому  срочно  собираться. Суслов  оделся,  нацепил  кобуру,  и  выскочил  на  улицу. Увидев  Петьку,  участковый  грозно  заорал,  пытаясь  криком  прекратить  безобразие:
- Что  же  ты,  делаешь,  лиходей! А  ну  марш  домой,  высыпаться…
Петька  увидел  перед  собой  участкового,  сразу  присмирел. Но  тут  ему,  в  глаза  бросились  пышные  усы  на  лице  представителя  закона. Обида  на  всех  усатых  вспыхнула  с  новой  силой. Усы  подействовали  на  несчастного  парня,  как  красная  тряпка  на  бешенного быка.
- Ах  ты-ы,  гад!!! – взревел  Петька  Кислицын,  и  вмазал  участковому  кулаком  в  морду.
Участковый  отлетел  к  забору. Фуражка  покатилась  сделав  круг  почета. Увидев  безумные  глаза  Петьки,  участковый  перепугался  за  свою  драгоценную  жизнь. Поэтому  в  целях  самообороны  милиционер  схватился  за  кобуру. Каково  же  его  было  удивление,  когда  он,  вытащил  из  кожаной  кобуры  не  свой  ПМ,  а  водяной,  розовый  пистолетик  сына  Васьки.
Откуда  появился  у  него  в  кобуре  детский  пистолет,  капитан  Суслов  вспомнил  сразу. Он  вчера  ездил  в  город,  в  управу. Там  всех  сотрудников  милиции  ждала  очередная  переаттестация  и  экзамены. Ментам,  для  дальнейшего  прохождения  службы,  надо  было  подтянуться  12  раз  на  турнике,  25  раз  отжаться  от  пола,  и  пробежать  кросс  за…ну,  неважно  за  сколько  минут…Суслов  не  подтянулся,  не  отжался,  и  не  пробежал,  за  что  начальство  пообещало  его  уволить.
Так-так  Суслов  больше  ничего  в  жизни  не  умел  делать,  то  он  сильно  расстроился.
Домой  участковый  попал  под  вечер,  в  сильном  подпитии. Жене  капитан  пригрозил  перестрелять  всех  гадов. Так как  Суслов  не  уточнил,  каких  именно  гадов  он,  собирался  перестрелять,  то  жена,  к  этим  самым  гадам,  себя  тоже  добавила,  и  решила  перестраховаться,  заменила  настоящий  пистолет  на  водяной.
От  вида  детского  пистолетика,  который  не  мог  защитить  его  от  хулигана - племянника,  Суслов  сильно  перепугался. 
- Ах  ты,  таракан  усатый! Ах  ты,  ехидна! – наступал  Петька  Кислицын,  с  упорством  носорога.
Участковый  поспешил  перелезть  через  штакетник,  и  затем  огородами  удрал  к  лесу,  отыскивая  дорогу  одним  оставшимся  целым  глазом.
На  следующий  день  Петька  Кислицын  проспался,  успокоился. Он  сбрил  свои  неудачные  усы,  и  уехал  в  город,  устраиваться  на  работу,  решив  выкинуть  Машку  Сомову  из  головы.
Потом  жизнь  у  наших  героев  наладилась.
Петька  в  городе  встретил  хорошую  девушку,  и  через  полгода  женился  на  ней. Так  в  городе  и  остался. А  Машке  Сомовой,  Юрка  Жиров  быстро  надоел,  и  они  расстались. Зная  Машкин  взбалмошный, скверный  характер,  местные  парни  относились  к  девушке  с  опаской. В  конце  концов  Машка  тоже  уехала,  и  говорят,  стала  фотомоделью…
Участкового  Суслова  не  уволили  из  милиции. Так  как  желающих  ехать  в  Сосновку  участковым,  за  мизерную  зарплату,  не  нашлось. Проще  оказалось  подправить  в  экзаменационных  документах,  что  Суслов  успешно  сдал  все  спортивные  нормативы.
Сосновка  зажила  снова  спокойной  жизнью.
Через  месяц,  участковый  проходя  мимо  клуба,  увидел,  что  приехала  машина  с  города. Суслов  заглянул  в  окошко  киномеханик,  громко,  и  весело  спросил:
- Эй,  сапожник,  чего  сегодня  смотреть  будем?
- Кино  про  Котовского…- ответил  киномеханик.   
Участковый  вытер  выступивший  на  лбу  пот,  и  на  всякий  случай  перекрестился.

2.01.2014.


Рецензии