Правда -29- Зав. магазином

   Станция Зашеек небольшая, но возле нее страшное, грандиозное сооружение, плотина для электростанции. Работали расконвоированные заключенные. Неподалеку был поселок Зашеек, в нем и был мой магазин, и сзади магазина моя комната с плитой. Близь поселка были озера, где рыб.артели ловили массу рыбы: сиг, щука, кумжа и др. За озерами было два пограничных кордона, в местечках Уполокша и Ёна. Магазин был порядочный, продуктовый и промтоварный. Торговля производилась с 7 утра до 6 вечера, перерыв на обед 3 часа. Работать пришлось с продавцом. Он - в продуктовом отделе, я - в промтоварном. Продавец был не ответственный за отдел, а хоть бы и ответственный, то я все время отрывался за товаром на базу, которая была в Зашейке. Но все же по 1/2 дня отсутствовал, а мой отдел был без присмотра. Ну, все же стал работать на этой, можно сказать, унизительной работе. «Приказчик!» У меня родни никого, у продавца, молодого парня, Анатолия, вся родня здесь и ходят за покупками ежедневно, а платят ли за товар? Не знаю. Ревизию делала контора каждый последний день месяца. Я же сам себе делал ревизию весь вечер и ночь, накануне конторской ревизии и всегда у меня получалась недостача от 250 до 375 рублей в месяц. Недостающую сумму я утром сдавал в контору, как выручку, и у меня всегда было все в порядке. Платить за недостачу было обидно, т.к. я там за всю работу не выпил пол-литра и не ставил никому. Ел тоже скромно. Сам себе готовил, покупая рыбу у рыбаков за свои деньги, или глухарей покупал у пограничников, которые у меня бывали ежедневно, за водкой, т.к. на кордоне ее не продавали, а пока шли до меня от границы, били глухарей. (Дикое, глухое место там). Некоторые товары были по карточкам как хлеб, крупа, сахар и др. Талоны у меня контора и карточное бюро не проверяло, а завторг Саша, как приедет, то говорил: «Жги их, тебя никто проверять не будет». Я так и делал. Блату у меня никому не было. Злоупотреблений, тоже не делал никаких. Работал по честному. Но со мной кладовщик не по-честному обошелся, не додал ящик водки, стоил рублей 120. Деньги мои уходили, а надо было подумать и о черном дне, который мог быть впереди. Я задумался. Стал в промтоварном отделе продавать свои личные новые вещи: шелковые джемпер и носки, галстуки, белье. Вижу все! Надо бежать! Работа тяжелая, день на ногах, ночью не спишь, т.к. колотятся за водкой пограничники и заключенные со строительства. Попробуй, не отпусти, всю ночь стучать будут. Место глухое, сторожа нет. Не боялся, открывал среди ночи в пургу и отпускал, (ребята хотя и были блатные, но по «мокрому» не ходили), в магазин запускал одного. Ну, пограничники за водку платили глухарями. Приезжал не раз завторг. Бывал и я не раз в Хибиногорске у них и все разы просил: «Саша отпусти! Пойми, из-за прилавка одна дорога, в тюрьму!» Они все обещали подыскать человека. Откладывали. Потом раз приехал из Мурманска санитарная инспекция. Пожилой человек. Стал осматривать магазин мой, склад. Он смотрит, а я ему подсказываю: «Разве это торговое помещение? Поставлено на болоте, сыро! Ларей для лабазного товара нет! Стеллажей нет! Все лежит на полу!» Он походил, все осматривал, потом говорит: «Дайте мне кусочек фанерки и шпагат», я ему дал, и он опечатал магазин для переоборудования. Поехали вместе в Хибиногорск с актом опечатывания. Потом вернулся я на место, весь товар сдал на базу, додал из своих денег недостачу, рублей 150, получил расчет и уехал в Мурманск. Так я пробыл завмагом, еле-еле, 5 месяцев. Обманывать, обвешивать, обсчитывать бы надо, а я не мог.


Рецензии