Правда -26- Прощай Питер безработный

    В г. Онеге были лесозаводы «Руснарвеголес», штуки четыре. Заводы большие, а городишко маленький. Поехал. Попасть туда можно только водой по Белому морю. И поехал я опять по знакомой Мурманской дороге до станции Саранская, а там с Попова острова на старенький пароходик «Соловки» и до г.Онега. В пути следования наблюдал, как большие и страшные, даже для кита, хищные рыбы касатки вились вокруг нашего суденышка и порой выпрыгивали из воды. Видел вдали когда-то святые, а ныне ужасные Соловецкие острова, где белели прежние строения монастыря, а ныне лагеря СЛОН.
    Прибыл в Онегу, нашел работу, конторщика расчетной части на лесозаводе № 36, который был в 5-ти километрах от Онеги. Проработал с полгода, сокращение штата. Меня как не местного, чужого, сократили. Зима, канун Нового года. Что делать? Куда пойти? Рвался я к Мурманску, но море во льду, как доберешься? Пеше по незнакомой дороге не дойдешь, подохнешь. Нашел уже продажную старую лошадь с санями по недорогой цене. Сено, думаю, на пожнях в пути найду, но дорога глухая, незнакомая. Говорят, что разбоем занимаются по дороге и грабят. Лошадь может подохнуть. Так я и не решился пеше, либо на rope-лошади пробираться километров 160-180 до железной дороги. Места здесь богатые рыбой и дичью. Раз, лунной ночью, довелось мне идти в одну деревню, так я сперва испугался, когда у меня чуть ни из-под ног вспорхнула стая белых куропаток, которые на снегу совсем не заметны. Потом увидел, что снег что-то очень серебром отражает, взял в руки, а это все беломорская мороженая сельдь, рассыпанная, разостланная на большой площади для замораживания. Охраны, никакой и никто не берет. Богатый и глухой край.
    Пошел я искать работу по другим заводам, и поступил рабочим по настилке лесной бирже под тес, рейками. Завод был ближний, но за рекой Онегой. Так как я был лучше грамотный, то меня выбрали бригадиром. Бригада была 8 человек. Заработок был бы ничего, т.к. работали дружно, но биржевой приказчик Потапов, был подлец и эксплуататор, хуже царских времен. Сдаст подряд за 50 рублей, сделаем-заработаем, хорошо. Дает следующий, дешевле на 10 рублей. Ругаем, спорим, но сделаем, не куря. Заработаем сносно. Следующий такой же подряд дает еще меньше на 5-10 рублей и так все время. Подлец! Ну, день я работал до пота, хотя и мороз. Вечером домой, через реку на пароходике. Дома чинил тряпочные рукавицы и бок фуфайки. Очень рвались от реек. Зиму отработал, подходила весна, лед посинел, были передвижки. Утром бежал, помню, на завод за расчетом уже не по льду, а по скопившимся льдинам. Не знаю, откуда отчаянность была, что не боялся провалиться со льдины. Быстро бежал, как заяц, прыгая со льдины на льдину, угадывая на середку. Прыгну! Льдина вниз, а я уже на другой. Получил расчет, и лед уже прошел. Переехал на лодке.
    На следующий день пришел пароход большого размера, «Умба» (работая, позже в Мурманске, слышал, что он утонул), сел я на пароход и поплыл в Мурманск. Плыли через «горло» Белого моря в Баренцево. В Баренцевом было много мелкого льда, и все время был шум от скрежета о борта. Подул сильный ветер, началась качка, меня мутило. Спустился в трюм. Судно это было не пассажирское, а транспортное. В трюме темно, со всех концов несет противный запах от звериного жира, который исходил от спецодежды (раканов, зюйдвесток и т.п.) зверобоев, которые ехали с этим первым пароходом, попадая на промысел. У каждого становища. Пароход становился на якорь и на шлюпках подплывали бесстрашные, новые пассажиры, плывя в шторм, километра два, до парохода. Чтобы меня не стошнило, я сообразил - вышел на палубу и сел на середине судна у горячей трубы, так и добирался. Когда зашли в Кольский залив, то тут ветер был много сильней, такой, что шлюпки не могли доставить пассажиров на пароход, а так же с парохода на берег. Вынуждены были ехать до Мурманска. Но вот проехали большие становища и фактории Териберка, остров Кильдин и Александровск - Полярный. Из-за мыса показался Мурманск. Что-то меня ждет в нем? Подошли к причалу, бросили трап, и на нем погранохрана стала проверять документы. Проверили, и я снова ступил на ту скалистую землю, которую покинул года два тому назад.


Рецензии