Как США били во Вьетнаме

Непосредственными участниками боевых действий в далеком Вьетнаме были военнослужащие Вьетнамской народной армии (ВНА), боевые расчеты ряда частей и подразделений Советской Армии, военнослужащие армии США.
Но в этой войне в целях достижения результатов и преимуществ противоборствующих сторон, длительный период было скрытое, но ощутимое противоборство научного и человеческого потенциала двух сверхдержав того периода - США и СССР.
   В этой войне вдали от Вьетнама проходило постоянное мозговое противоборство сотен тысяч, а может быть миллионов людей на невидимых фронтах сражений ученых в НИИ и КБ, генералов и офицеров в кабинетах Генеральных штабов и штабов видов Вооруженных сил США и СССР, боевых расчетов на испытательных полигонах.
Война в небе Северного Вьетнама стала самым крупным и драматичным воздушным столкновением после 1945 года. С обеих сторон в ней участвовали самолеты десятков типов. Однако, как и в Корейской войне 1951-1953 годов, основная тяжесть противоборства в воздухе "легла на крылья" двух основных типов боевых машин, исход схваток между которыми и определял в основном ход борьбы.
С американской стороны основным был истребитель Макдоннел-Дуглас F-4 "Фантом II". Эта тяжелая двухместная двухдвигательная машина (нормальная взлетная масса более 20 т), созданная в 1958 году, первоначально предназначалась для обеспечения противовоздушной обороны американских авианосных соединений. К началу 1960-х годов "Фантом II", завоевавший ряд мировых рекордов в скорости, был, пожалуй, самым популярным американским боевым самолетом. К безусловным достоинствам F-4 следовало отнести выдающиеся для своего времени летные характеристики (максимальная скорость 2260 км/ч, практический потолок 16600-17900 м, практическая дальность полета без подвесных баков 2380км), мощная бортовая обзорно-прицельная радиолокационная станция (РЛС), а также уникальный комплекс вооружения, включающий ракеты класса "воздух-воздух" малой дальности AIM-9 "Сайдуиндер" (нормальный боекомплект - четыре единицы) и всеракурсные всепогодные УР AIM-7 "Спэрроу" средней дальности (четыре ракеты размещались на полуутопленных в фюзеляже узлах внешней подвески).
Основной соперник "Фантома" - фронтовой истребитель МиГ-21 - также был создан в 1958 году. В отличие от американского самолета, советская машина, предназначенная для действий над линией фронта, на небольшом удалении от аэродрома базирования, относилась к другой "весовой категории" (нормальная взлетная масса модификаций, применявшихся во Вьетнаме - менее 8 т) и имела значительно меньшую дальность - около 1500 км. Однако по остальным летным характеристикам (максимальная скорость 2175-2300 км/ч, практический потолок - 18 000- 19000 м) МиГ не уступал своему американскому сопернику. Состав вооружения самолетов МиГ-21 был значительно слабее, чем у "американца", - две (в дальнейшем - четыре) ракеты класса "воздух-воздух" средней дальности Р-Зс с инфракрасным самонаведением, а также одна пушка калибром 23 или 30 мм.
К началу февраля 1965года у берегов ДРВ было сосредоточено три ударных авианосца с 238 самолетами и 33 корабля охранения. 8 февраля с острова Окинава на южновьетнамскую авиабазу Дананг началась переброска первого авиакрыла морской пехоты США, в состав которого входило 15 истребителей F-4B. Одновременно на южновьетнамских и тайваньских авиабазах началось развертывание эскадрилий ВВС США, оснащенных самолетами F-100, F-105 и F-4C. 2 марта США приступили к крупномасштабной воздушной операции "Роллинг Тандер", продолжавшейся до 31 октября 1968 года.
На первом этапе боевых действий "Фантомы" военно-воздушных сил привлекались как для сопровождения истребителей, так и для нанесения ударов по наземным целям. Морские F-4B применялись, в основном, для эскортирования палубных штурмовиков - "Скайрейдеров" и "Скайхоков" - и ограждения ПВО авианосных соединений от возможных контрударов вьетнамской и китайской авиации.
В начальный период войны ВВС и войска ПВО Северного Вьетнама располагали лишь 25 дозвуковыми истребителями J-5 (МиГ-17Ф китайского производства), несколькими советскими МиГ-15 бис, а также бомбардировщиками Ил-28. Эти незначительные силы не могли оказать серьезного противодействия американцам, летавшим в небе Вьетнама, как у себя дома. Но с помощью советских и китайских военных специалистов вьетнамцы вскоре выработали тактику использования своих истребителей, позволявшую даже в условиях многократного численного превосходства противника наносить ему ощутимые удары. Небольшие группы МиГов барражировали на малой высоте, вне зоны видимости РЛС противника. При появлении самолетов противника МиГи неожиданно атаковали его боевые порядки, расстреливая из пушек тяжело груженные бомбами ударные машины.
Во Вьетнаме мы официально не воевали. Военспецами и инструкторами были. Найти нормального вьетнама - проблема. Они маленькие, дохлые, перегрузку не держат. Наши парни до 10g держали нормально, а эти на пяти уже сознание теряли. Их кормили насильно, под трибунал отдавали, если кто-то мяса положенную пайку не съест, на тренажерах их крутили - все без толку. Теряют сознание и все тут. На несколько секунд, но этого хватает.
Американские летчики быстро поняли, что вся вьетнамская авиация делится на русских летчиков и вьетнамов. Сбить вьетнама - дело почетное, прибыльное (деньги платили хорошие), а главное - безопасное.
Вьетнамскому лётчику объясняли:
— Вот в кабине МиГа три кнопки. Первую нажмёшь, если в бою будет плохо. Вторую нажмешь — когда совсем плохо. А если совсем-совсем хреново будет — нажимай третью!
Идёт воздушный бой. Вьетнамца догоняют американские самолёты. Он нажал первую кнопку — МиГ резко ускорился. Американцы выпустили ракеты. Он нажал вторую кнопку — МиГ сделал противоракетный маневр. Но тут раз! — сверху ещё звено американцев в атаку на него заходит. Он жмёт третью кнопку и слышит сзади:
— Ну-ка, узкоглазый, с кресла отодвинься, ща мы их уделаем…
Так летчик Ха Ван Тьюк, вступивший на своем МиГ-21 в бой с 36 самолетами противника сбил при этом самолет командира американского истребительного авиакрыла полковника Д.Фолина. Правда, в статье Ban Tam nho "nguoi nha troi" на сайте Вьетнамской Народной Армии приводится свидетельство Чан Ханя о том, как он увернулся от двух американских ракет.
Да, с русскими у американских воздушных пиратов дела обстояли гораздо хуже, чем с хилыми вьетнамцами. На них вываливаешь вроде неожиданно с солнечной стороны, из облака, вроде бьешь наверняка, а он сделает противоракетный маневр, крутанет фигуру с перегрузкой офигенной, и уже у тебя на хвосте. Хрен с ними с деньгами и со славой, так ведь и собьет же еще тебя! Правда, тех, кто катапультировался - не добивали. И на том спасибо русским парням.
Америкосы быстро смекнули, как отличить русского от вьетнама. Идет бой, как правило, это очень скоротечно. F-4 на хвосте у МиГа. МиГ делает маневр, перегрузка растет, пять, шесть - хоп! крылышки задрожали, на секунду, едва заметно - все понятно, вьетнам. Можно не бояться. А вот если на 8g МиГ так же уверенно выполняет маневр, то там точно не вьетнам, а русский, и хрен его знает, чем все закончится. Поэтому америкосы открыто выходили в эфир и с фразой "Ванья! Я ушель!" выходили из боя.
Самое раннее упоминание о советских летчиках на МиГ-17, воевавших во Вьетнаме обнаружено Геооргием Сердечным в "Календаре памятных дат российской военной истории: люди, события, факты" (2001 год). Далее МиГи появились в журнале "Военно-исторический архив" (2005, N 4), а вскоре добрались и до "Военно-исторического журнала" (2010, N 4).
Первый самолет американских ВМС (A-4 "Скайхок") был сбит МиГом-17 3 мая 1965 г. - это был первый случай сбития вьетнамскими самолетом американского палубного самолета" (В. Ильин, М. Левин, "Истребители", 1997 год).
Вечерело. Багровое небо над Красной рекой. То там, то здесь из-под воды выступали верхушки деревьев, затопленных разлившейся рекой. Они чем-то напоминали раздувшиеся паруса рыбацких шаланд. Паром преодолевал быстрое течение. И в это время над головами вьетнамских крестьян пронеслась четверка истребителей МиГ.
Каждый день с утра до позднего вечера в небе над Ханоем истребители-перехватчики несли свою воздушную вахту, охраняли столицу от налетов американской авиации... И сейчас вьетнамцам вспоминались последние сводки: «На подступах к Ханою в воздушном бою авиацией ДРВ сбит американский самолет «Ф-4»...»
...Прошло три года с тех пор, как был создан вьетнамский авиационный полк. За это время более 60 боев провели летчики, сбили 66 американских самолетов, 12 мая 1967 года во время массированного налета на Ханой молодой пилот лейтенант Хоанг сбил самолет «Ф-4», пилотируемый полковником Норманом. Вот военный билет Нормана под личным номером 26772. Американский полковник успел провести всего три вылета на Вьетнам. Перед ним была поставлена задача изучить тактику воздушного боя в условиях ДРВ. Теперь его «билет» — трофей.
С каждым годом крепло боевое мастерство вьетнамских пилотов. И если в 1965 году летчики авиационного полка сбили всего 3 американских самолета, то за 1966 год — 31. А за шесть месяцев 1967 года — уже 32 самолета. Причем только за один месяц — с 19 апреля по 19 мая — уничтожили 25 воздушных пиратов.
Герой ДРВ капитан Нгуен Ван Бай, Герой ДРВ капитан Лам Ван Лить, командир эскадрильи капитан Хо Ван. Три закадычных друга, три боевых воздушных капитана.
Все три капитана — уроженцы Южного Вьетнама. Хо Ван — из Дананга, где расположена крупнейшая авиационная база США. Бай — из города Садек, что примерно в ста километрах от Сайгона. Лить — из провинции Баклиеу уезда Камау, самой южной точки Вьетнама...
Разные пути привели их в авиацию.
— В 1946 году, — вспоминал Лить, — совсем еще мальчонкой я был связным в одном из партизанских отрядов на юге Вьетнама. Об авиации и думать не решался. Ведь тогда на весь наш отряд было несколько ружей да десяток гранат. Вот и вся боевая «техника». Самолеты видел только французские. Они пролетали над деревнями. Тогда я научился ненавидеть авиацию. Думал ли, что небо станет моим домом, самолет — ближайшим другом...
С тех пор минуло много лет. В августе 1964 года я впервые поднялся в небо Вьетнама. Под крыльями самолета раскрывались величественные картины моей родины. Ровные прямоугольники рисовых полей, крестьянские хижины с черепичными крышами, дымящие трубы заводов Хайфона, Ханоя, Хонгая, Тхайнгуена, Вьетчи. Залитые электрическими огнями города. Но именно в то время обрушили американские агрессоры удары на мою Родину. Не скрою, порой навертывались слезы, когда под плоскостями самолета видел разрушенные города, дымящиеся селения, рваные красные круги воронок на рисовых полях. А на земле нередко люди, когда узнавали, что я летчик, задавали самый тяжелый для меня вопрос: «Что же ты, сынок?» А что же, действительно, я?
Какие слова нужно было найти, чтобы ответить людям. И нужны ли вообще слова...
-...Внимание, Лить! Слева от звена на высоте 4500 метров двенадцать американских самолетов, — предупреждала земля.
— Осмотрелся. Густая облачность. Приказал ведомому набрать высоту. В шлемофоне услышал, как корректировала земля: «Самолеты противника разделились на три группы. Одна из них направляется в сторону Ханоя».
Главное — определить те самолеты, которые должны бомбить, и их атаковать. Прошло несколько секунд. Наконец, увидел четверку «Ф-4». Идем на сближение. Американские летчики, заметив наши самолеты, сделали серию маневров, пытались занять наиболее удобное положение для атаки. Мгновение, еще мгновение... Американские и вьетнамские самолеты проносятся буквально параллельно друг другу. Различаются даже лица пилотов. Через несколько секунд в прицеле американский «фантом». Открыл огонь. Ракета МиГа поразила врага. В черных клубах дыма он повалился вниз. Ослепительная вспышка на земле. Черное облако дыма. В это время мой ведомый сбил другой «фантом». Этими залпами 7 июля 1965 года мы ответили на вопрос, который так сильно мучил нас: «Что же ты, сынок?» А что мы? Мы били врага!»
В 1965 г. на авиабазу Дананг (Южный Вьетнам) специально для борьбы с МиГами было переброшено авиакрыло известных американских истребителей F-104C Starfighter. Однако даже не вступая в воздушные бои, они быстро доказали свою неэффективность и использовались исключительно для нанесения ударов по наземным целям, и только в Южном Вьетнаме.
Если за первые четыре месяца 1966 г. в воздушных боях было сбито одиннадцать американских самолетов различных типов и девять северовьетнамских, то с вводом в бой МиГ-21 картина резко изменилась: с мая по декабрь США потеряли сорок семь, а ДРВ — только двенадцать самолетов — соотношение 4:1.
Первые же воздушные бои показали, что благодаря меньшей, чем у F-4, удельной нагрузке на крыло, МиГ-21 имеет лучшую горизонтальную маневренность, особенно на больших высотах и малых скоростях. Исходя из этого, северовьетнамские летчики безо всякой опаски стали ввязываться в ближний бой. Но большинство МиГ-21 были вооружены всего двумя ракетами Р-Зс, которые имели низкую величину допустимой перегрузки в момент пуска (всего в 1,4 единицы!). В противном случае ракета не сходила с направляющих — срабатывала система блокировки. Из-за этого при умелом маневрировании противника применение ракет Р-Зс становилось затруднительным.
4 июня 1965 года звено МиГ-17Ф над городом Ву-Бан атаковало тройку F-4B. Один "Фантом" уклонился от схватки и, дымя двигателями, работавшими на "максимале", ушел на восток. Два других американских самолета втянулись в ближний бой на виражах, где более маневренные МиГи имели преимущества, и вьетнамцы не замедлили этим воспользоваться. После разворота на 180 градусов ведущий вьетнамского звена с дистанции 1000-1200 м открыл огонь по одной из американских машин. Вскоре он сблизился с противником на 700 м и вновь открыл огонь. F-4B, стремясь выйти из-под обстрела, энергично маневрировал по высоте и курсу. Второй американский истребитель, следовавший за своим ведущим, предпринял отчаянную попытку выручить командира, пытаясь сзади, с дистанции 400-500 м, "достать" МиГ (задача совершенно невыполнимая, так как минимальная разрешенная дальность пуска ракет AIM-9B "Сайдуиндер" значительно больше). Ведомый МиГ-17 открыл заградительный огонь из пушек, и второй американский истребитель был вынужден выйти из-под обстрела, выполнив разворот со снижением. За ним сразу же последовал и первый F-4B, получивший несколько повреждений (по сведениям вьетнамского командования, этому "Фантому" не удалось достичь своего аэродрома, и он упал на территории Лаоса). Следующий воздушный бой с участием "Фантомов" произошел 17 июня над городом Нинь-Бинь. В ходе него четыре МиГ-17Ф атаковали противника с задней полусферы с дистанции 100- 600 м. Им удалось сбить два F-4B, , при этом американцы не проявили особой активности и довольно беспорядочно вышли из боя. Вьетнамцы потерь не понесли, хотя их боевой порядок также был нарушен, а управление звеном утеряно. При возвращении на аэродром два вьетнамских летчика вынуждены были катапультироваться из-за полного расхода топлива, а один МиГ-17 совершил вынужденную посадку на аэродроме Хайфон. (В. Ильин, "МиГ-21 против "Фантома"", веб-сайт airwar.ru)
20 сентября 1965 года над железнодорожной станцией Кеп (севернее Ханоя) появилась группа американских самолетов, которая была обнаружена вьетнамской РЛС П-35. Часть "Фантомов" с бомбовым вооружением атаковала станцию. Их прикрытие обеспечивала еще одна пара F-4B, барражировавшая на высоте 3000-4000 м. В воздухе находилось дежурное звено вьетнамцев - четыре МиГ-17Ф, которое было наведено на противника по командам с земли. Ведущий первой вьетнамской пары спикировал с высоты 6000 м и атаковал F-4B, выполнявший в это время заход на бомбометание, когда визуально обнаружил американцев. С дистанции 500 м вьетнамский летчик открыл огонь, после чего "Фантом" левым разворотом со снижением стал уходить из-под обстрела. МиГ продолжал "сидеть на хвосте" у противника и с дистанции 400 м выпустил вторую очередь. "Фантом" задымил, но продолжал полет. Третьей длинной очередью с 200 м он был наконец сбит. Американским летчикам катапультироваться не удалось. Вторая пара МиГов завязала бой на высоте 3000 м, когда один из американских самолетов выходил из пикирования после атаки, а второй - только входил в пике для захода на бомбометание. Командир вьетнамского звена атаковал первый самолет, несколько преждевременно открыв огонь с дистанции 1200 м. Американский летчик, обнаружив на хвосте у себя МиГ, включив форсаж, вышел из боя.
...В нескольких километрах от вьетнамской столицы, в тени гигантских деревьев да и нян, среди холмистых гряд, бамбуковых зарослей разбросало свои строения небольшое село. Здесь, на его окраинах, две могилы. Одна под деревом да — деревом долголетия, другая — под деревом нян, что означает «глаз дракона».
Эти могилы — трагический финал двух жизней: одной, ставшей примером для многих, жизни, отданной народу. И другой — жизни американского летчика, сеявшего смерть на вьетнамской земле.
— ...Это случилось жарким летним утром 1967 года, — рассказывал пожилой крестьянин Кхоай.
 — Воздушная тревога. Звено американских самолетов «F-105» повисло в небе неподалеку от Ханоя. Один за другим самолеты пикировали на мирное селение, бомбили крестьянские хижины, рисовые поля, дамбы, дороги. Под разрывами содрогалась земля. Раненная, но непокоренная, объятая жадными языками пламени, земля отвечала ударами на удар. Зенитчики и ополченцы из отрядов самообороны не покидали боевых позиций. Вдруг в небе вспыхнул ярко-оранжевый бутон пламени, а мгновение спустя из него вывалился с черным шлейфом дыма американский самолет. Пилот успел катапультироваться.
Бойцы отряда самообороны, среди которых была 18-летняя Ла Тхи Нгок, «Жемчужинка», как ласково называли ее односельчане, отправились на поиски пилота. Американский летчик приземлился в зарослях кустарника зуой, отстегнул парашют, спешно пытался сжечь карты и другие военные документы. Нгок первой обнаружила врага. «Не дать, ни в коем случае не дать ему сжечь карты. Возможно, на них, как это часто бывает, нанесены объекты последующих бомбардировок», — пронеслась мысль. Вовремя предупредить людей о готовящемся налете — значит спасти десятки, а возможно, сотни жизней.
— Руки вверх! — решительно скомандовала Нгок. В спину пилота уперлось дуло ее карабина. Но в этот момент девушка увидела, что пламя небольшого костра, разведенного летчиком, пожирало ценнейшие карты с нанесенными объектами бомбардировок. Забыв об опасности, не успев обезоружить врага, девушка бросилась к костру. Неосторожность была роковой. Летчик выхватил свой М1911 и выпустил в спину Нгок всю обойму. «Жемчужинки» не стало. Но, умирая, она успела выхватить из огня карту.
Несколько минут спустя бойцы-ополченцы взяли летчика в плен. Карты он уничтожить не успел. Погибая, Нгок спасла жизнь другим. Девушку похоронили на окраине деревни. Глухо прогремел прощальный залп у свежей могилы девушки-бойца. И теперь почти ежедневно люди приходят сюда, к маленькому холмику Нгок, чтобы заботливо положить букетик алых цветов.
Жаркое солнце обжигало зеленые спины холмов. После налета на Ханой возвращалась на авианосцы седьмого флота четверка американских бомбардировщиков. Они летели высоко в чистом небе, видимо, наслаждаясь безнаказанностью своих пиратских действий. Но неожиданно попали в зону шквального огня вьетнамской противовоздушной обороны. Ракета поразила один самолет. Объятый пламенем, он врезался в землю недалеко от могилы Нгок. Тяжело раненный пилот Джеймс Фостер успел катапультироваться. Приземлившись в районе деревни, он по портативной рации начал передавать позывные американским самолетам с просьбой о помощи. Некоторое время спустя в этот район прилетела новая группа американских самолетов, видимо, получивших ею сигналы. Началась ожесточенная бомбардировка всего этого участка.
Фостер лежал на земле один на один со смертью. Не раз он вот так же бомбил Демократический Вьетнам. Не раз от плоскостей его самолета отваливались смертоносные огненные змеи ракет, обрушивался бомбовый груз. Точно так же, как это происходило сейчас. Летчик всегда видит землю с воздуха. Теперь он следил за самолетами с земли. Раньше разрывы бомб были далеко от него, не угрожали его жизни. Черные клубы дыма, дыбящиеся смерчи взрывов, обломки строений, даже человеческие жизни — для него лишь пораженный объект. Словно на учебном полигоне.
Сейчас Фостер испытывает на себе удары своей авиации — авиации США. Летчик, сбитый в воздухе, находит конец на земле. Но перед смертью приходит страх. Страх неодолимый. Страх диктует, заставляет Фостера ползти. Минуты, часы... Искать убежища, искать людей, пусть даже тех, кого всего час назад он считал своими врагами. Сейчас он готов молить их о помощи. Жить любой ценой, но только жить!
Фостер выполз из зоны бомбардировки и в районе деревни сдался в плен. Вьетнамский врач Тху оказал ему медицинскую помощь. Обработал раны, перебинтовал. Но ранение оказалось смертельным. Когда на носилках ополченцы понесли Фостера в деревню, он попросил Тху позвать ему пастора для исповеди. Священника в деревне не оказалось. Исповедь американского умирающего летчика принял вьетнамский врач.
Как фантастическое видение перед глазами Фостера встал Нью-Йорк, детство, отец, мать... Бывает, что сознание просыпается в людях перед смертью. Умирая, Фостер из последних сил пожал руку вьетнамскому врачу, сказал: «Будь проклята эта война!»

В целом следует отметить, что, пока на сцену не вышли МиГ-21 и не началось массовое применение зенитных ракетных комплексов С-75, американская авиация в небе Вьетнама вела себя довольно беспечно, не рассматривая малочисленные МиГ-17 как серьезную угрозу. Например, "Фантомы", выполнявшие роль эскорта, зачастую загружались бомбами. Вьетнамцы же стремились держать МиГи на малой высоте, где их небольшие камуфлированные самолеты были визуально менее заметны и практически совсем невидимы для бортовых РЛС американцев. Внезапно атакуя истребители-бомбардировщики, вьетнамские летчики заставляли их избавляться от бомбового груза и, сближаясь на короткую дистанцию, расстреливали из пушек. Истребители сопровождения, занимавшие более высокий воздушный коридор, зачастую просто не успевали вступить в бой с МиГами. Это заставило американцев изменить тактику и снизить группы прикрытия до малых высот (находясь на одном уровне или ниже вьетнамских истребителей, "Фантомы" могли их "видеть" с помощью своих РЛС или визуально на фоне неба). Используя более высокую скорость, F-4 сближались с противником и поражали его ракетами, после чего так же стремительно выходили из боя. Если же бой выливался в "карусель" на виражах, то преимущество переходило к вьетнамцам, которые быстро сближались с противником на дистанцию менее 1000 м, где F-4, имевшие лишь ракетное вооружение, были практически беспомощны. Однако вскоре американцы вновь усовершенствовали свою тактику: несколько "Фантомов" принимали ближний бой, при этом одно из звеньев позволяло затянуть себя в схватку на виражах, а другое быстро набирало высоту и с дальности в несколько километров атаковало МиГи ракетами "Спэрроу". Потеряв в подобной ситуации шесть истребителей, вьетнамцы перешли к ранее проверенной тактике внезапных одноразовых ударов "из засады" с последующим быстрым выходом из боя. В конце 1966 года по рекомендациям советских военных специалистов авиация ДРВ выдвинула рубеж перехвата непосредственно к границам страны, где американские самолеты следовали в плотных боевых порядках, что мешало ведению маневренного боя. Другим нововведением стала практика засад на земле, разработанная с участием китайцев: МиГ-17 взлетали с аэродромов подскока и атаковали противника, следовавшего в плотном строю, после чего быстро снижались и, закамуфлированные под рельеф местности, возвращались на аэродром.
С февраля 1966 года основными противниками F-4 стали уже сверхзвуковые МиГ-21Ф-13 (часть из них - чехословацкого производства) и МиГ-21ПФ-В (вариант всепогодного, то есть снабженного радиолокационным прицелом МиГ-21ПФ в "тропическом" исполнении), так же как и американские самолеты, оснащенные ракетным оружием - УР Р-Зс с ТГС или блоками с 55-миллиметровыми неуправляемыми авиационными ракетами (НАР) С-5. Командование ВВС и ВМС США продолжало возлагать большие надежды на F-4, считая, что мощное вооружение, совершенная бортовая РЛС, высокие скоростные и разгонные характеристики в сочетании с новыми тактическими приемами обеспечат "Фантомам" превосходство над самолетами противника. Но при столкновениях с более легкими МиГ-21 F-4 начали терпеть поражение за поражением. С мая по декабрь 1966 года США в воздушных боях потеряли 47 самолетов, уничтожив при этом лишь 12 истребителей противника. Сказались большая нагрузка на крыло и несколько меньшие (особенно на средних высотах) угловые скорости разворотов американских истребителей (американцы впоследствии признали, что "Фантом" в целом уступает МиГу на виражах), ограничения по эксплуатационной перегрузке (6,0 против 8,0 у МиГ-21ПФ) и допустимым углам атаки, а также худшая управляемость американской машины. Не обладал F-4 и преимуществом по тяговооруженности: при нормальной взлетной массе она составляла 0,74 у F-4B, а у МиГ-21ПФ - 0,79. К недостаткам "Фантома" в первую очередь надо отнести неудовлетворительные штопорные характеристики. Существовала возможность попадания в плоский штопор, выйти из которого летчику средней квалификации практически не удавалось. Сообщалось, что лишь до 1971 года из-за попадания в штопор было потеряно 79 "Фантомов". Бортовая РЛС американского истребителя хотя и обладала большой дальностью обнаружения и захвата, но имела относительно низкую помехозащищенность. Кабины летчика и оператора были перенасыщены многочисленными приборами и переключателями.
МиГ-21 обычно атаковали противника на сверхзвуковой скорости, выполняя ракетный пуск из задней полусферы и быстро отрываясь от возможного преследования. Такой тактике, требовавшей высокой подготовки летчиков и офицеров наведения наземного командного пункта, американцам трудно было что-либо противопоставить. Начали практиковаться также и совместные действия "двадцатьпервых" с МиГ-17, вытеснявшими противника с малых высот на средние, где его атаковали МиГ-21.
Отсутствие пушечного вооружения и малый запас ракет стали причинами потерь многих МиГ-21 - ведь после пуска обоих УР самолет становился безоружным! Хотя к тому времени в Советском Союзе специально для МиГ-21ПФ/ПФМ был разработан ‘подвесной пушечный контейнер ГП-9 с 23-мм пушкой ГШ-23.
В 1967 году американцы сумели несколько повысить пилотажную и тактическую подготовку своих летчиков-истребителей. В боевые эскадрильи ВВС начали поступать новые самолеты F-4D, модернизированные с учетом военного опыта.
Качественное усиление американской истребительной авиации привело к тому, что за первое полугодие 1967 года в ходе воздушных боев авиации ДРВ удалось сбить лишь 15 самолетов США. Однако в дальнейшем вьетнамские истребители вновь увеличили свою эффективность (сказался приобретенный боевой опыт, а также переход на новые и модернизированные типы машин - МиГ-21ПФ и МиГ-17Ф с управляемыми ракетами Р-Зс). В первое полугодие 1968 года в 40 боях вьетнамцам удалось уничтожить 25 самолетов противника. Всего на первом этапе воздушной войны, с апреля 1965 года по ноябрь 1968 года, над Вьетнамом было проведено 268 воздушных боев, в ходе которых было сбито 244 американских и 85 вьетнамских самолетов.
С декабря 1968 года по апрель 1972 года произошло всего пять воздушных боев над приграничными районами ДРВ и Южного Вьетнама, в том числе четыре боя - в 1971 году (сбито по одному истребителю F-4 и МиГ-17, а также американский самолет передового авианаведения OV-10A "Бронко"). Возникшая пауза была использована обеими сторонами для качественного усиления истребительных группировок. С 1968 года ВВС США во Вьетнаме начали получать истребители F-4E, имеющие улучшенные маневренные характеристики, встроенное пушечное вооружение и новую БРЛС. В 1970 году истребительные авиакрылья 366 и 588 ВВС, размещенные на авиабазе Дананг, были практически полностью переоснащены новыми самолетами. Авианосцы ВМС США, участвовавшие в боевых действиях, получили на вооружение усовершенствованные палубные истребители F-4J. Советской стороной вьетнамским ВВС были переданы истребители МиГ-21ПФМ с подвесным пушечным контейнером ГП-9, а несколько позже - самолеты МиГ-2ШФ и МиГ-21МФЛ со встроенной пушкой ГШ-23. Кроме того, Китай в 1968-1969 годах предоставил Вьетнаму 44 истребителя J-6 (лицензионный вариант самолета МиГ-19).
Убедившись в невозможности за короткое время добиться превосходства над истребителями противника, американцы сосредоточили основные усилия на совершенствовании боевого мастерства своих летчиков. ВВС США организовали специальные курсы переподготовки по программе "Ред Флэг", в ходе которой отрабатывали воздушные бои с эскадрильями "Агрессор", оснащенными истребителями "Нортроп" F-5, имитирующими самолеты МиГ-21. Для летчиков морской авиации по инициативе капитана Фрэнка Аулта в 1969 году также была организована "Школа истребительного вооружения ВМС", известная как школа "Топ Ган".
Кульминацей борьбы в воздухе весной 1972 года стало 10 мая, когда авиация ДРВ выполнила 64 боевых вылета, проведя 15 воздушных боев, в которых было сбито семь "Фантомов". Тем, в свою очередь, удалось уничтожить два МиГ-21, два МиГ-17 и один J-6.
В ходе одного из боев 10 мая звено МиГ-17 поднялось по тревоге на деблокирование соседнего аэродрома. МиГи скрытно, на предельно малой высоте вышли на цель и с первой атаки сбили один "Фантом". Вторая пара звена втянулась в маневренный воздушный бой с четверкой F-4, закончившийся потерей одного МиГ-17. Однако вовлечение "Фантомов" в воздушную "карусель" позволило вьетнамцам поднять в воздух с блокированного аэродрома два МиГ-21, которые с горки на высоте 2 км атаковали такое же количество F-4 и сбили оба "Фантома" всего лишь двумя ракетами Р-Зс.
11 мая два МиГ-21, игравшие роль "приманки", вывели четверку F-4 на двух барражировавших на малой высоте МиГ-21. МиГи стремительно атаковали "Фантомов" и тремя ракетами сбили два самолета противника.
13 июня звено МиГ-21 перехватило группу "Фантомов". Вклинившись в боевой порядок американцев, два вьетнамских истребителя вызвали у противника панику: "Фантомы" нарушили строй и начали беспорядочно маневрировать. В это время вторая пара МиГов произвела ракетную атаку и сбила два F-4.
18 мая вьетнамская авиация совершила 26 боевых вылетов и провела восемь воздушных боев, стоивших американцам четырех "Фантомов". Вьетнамские истребители в тот день потерь не понесли. Во время одного из боев два МиГ-21 перехватили звено "Фантомов". Ведущий вьетнамской пары, капитан Игы, с полупереворота атаковал и сбил F-4 одной ракетой.
За 12 суток операции "Лайнбэкер-2" (18-29 декабря) в ходе восьми воздушных боев было сбито семь американских самолетов (в том числе четыре "Фантома") и три вьетнамских МиГ-21. При этом "двадцать первые" старались не ввязываться в схватки на виражах, а после выполнения перехвата на "сверхзвуке" (вне зависимости от результата) быстро оставляли поле боя. Однако, вынужденные в ряде случаев все же втягиваться в "собачью свалку", истребители МиГ-21 сохраняли на средних высотах преимущество над модернизированными F-4E и F-4J, утрачивая его лишь у земли.
Всего в 1972 году между американскими и вьетнамскими самолетами произошел 201 воздушный бой, в результате было потеряно 54 вьетнамских истребителя (в том числе 36 МиГ-21, и один МиГ-21УС) и 90 американских машин (в том числе 74 истребителя F-4 и два разведчика RF-4C. Таким образом, МиГ-21 уничтожили 67 самолетов противника)
Следует признать, что соперничество МиГ-21 и "Фантома" во вьетнамском небе завершилось поражением американской машины: истребителям F-4 за весь период боевых действий с 1966 по 1972 г. удалось сбить лишь 54 самолета МиГ-21, за этот же период "двадцать первые" уничтожили 103 "Фантома". При этом нужно учесть, что потеря одного американского самолета, как правило, приводила к гибели или пленению двух членов экипажа. Кроме того, "Фантом" обходился американским налогоплательщикам в сумму, в несколько раз превышающую стоимость одного МиГ-21 (если сравнивать в сопоставимых ценах).
По терминологии вьетнамских летчиков, они наиболее широко использовали такие тактические приемы, как "глубокое проникновение", "одновременный удар", "непрерывное воздействие", "разрушение круга", "атаки при разделении противника", "атаки при применении противником маневра "ножницы" и т. д. Все воздушные бои проводились в условиях визуальной видимости и на малых дистанциях. Основным оружием были ракеты.
23 декабря 1972 года пара вьетнамских летчиков на самолетах МиГ-21 в воздушном бою со звеном F-4 использовала прием "атака при разделении противника". Суть его заключалась в том, чтобы после выполнения атаки выйти из боя и не дать противнику занять выгодное для атаки положение. Дело в том, что, находясь в положении атакуемых, звено F-4, как правило, делилось на две пары, из которых одна начинала производить боевой разворот вправо с набором высоты, а другая - нисходящую спираль влево. Чтобы обеспечить себе успех, вьетнамская пapa или разделялась, или преследовала намеченную для атаки пару - все зависело от расстояния до звена (замыкающего самолета) F-4 в момент разделения его на пары. Если дистанция была менее 3000 м, вьетнамская пара делилась и каждый из летчиков самостоятельно выполнял атаку "своей" пары. Если же дистанция была более 3000 м, вьетнамская пара продолжала совместную атаку по замыкающей паре F-4. Во всех случаях боевым порядком пары был правый или левый пеленг. При наведении и поиске (по вьетнамской терминологии, "пассивный режим") самолеты выполняли полет, соблюдая дистанцию 400-600 м, интервал 200-400 м и превышение ведомого над ведущим 50-100 м. В воздушном бою применялся и т.н. "активный режим" - более разомкнутый боевой порядок (дистанция и интервал увеличивались до 800-1000 м).
В некоторых случаях для улучшения обзора задней полусферы и защиты хвоста ведущего ведомый пары вьетнамских истребителей применял маневр "змейка". Он производился относительно курса ведущего с максимальным отклонением от него до 1000 м и разворотом на 45-50 градусов, с углом крена до 60-65 градусов. 22 декабря в 13.28 на перехват группы самолетов F-4, идущей со стороны Лаоса, с аэродрома Ной-Бай была поднята пара истребителей МиГ-21. Погода: облачность - 10 баллов, высота нижнего края - 400 м, верхнего - 1500 м, видимость - 8-10 км. Наведение осуществлялось с КП полка. Выполняя команду КП, пара курсом 220 градусов осуществила набор высоты 8000 м. После выхода за облака ведущий пары по команде с КП начал разворот влево и сразу же слева под углом 90 градусов, на дальности 6-8 км обнаружил звено самолетов F-4, летящее на высоте 6000-8000 м. Он принял решение атаковать вторую пару F-4 и дал команду ведомому сбросить подвесные топливные баки и включить форсаж. Поскольку объектом атаки была выбрана крайняя левая пара, то ведущий перешел в более глубокий вираж с 7-8-кратной перегрузкой. В этот момент ведомый потерял ведущего. В момент перехода его в обратный крен самолет был сбит. Летчик катапультировался и благополучно приземлился.
Как выяснилось при разборе воздушного боя, за первым звеном на этой же высоте шло второе звено самолетов F-4, которое и атаковало пару истребителей МиГ-21. Ведущий при выполнении атаки по ведомому F-4 второй пары первого звена был атакован ведущей парой F-4 второго звена, которая выпустила по нему шесть ракет. Все ракеты прошли мимо. Видя численное превосходство противника и имея ограниченный запас топлива, ведущий на предельном режиме по перегрузке со снижением вышел из боя. На высоте 30-50 м он оторвался от самолетов противника и благополучно с остатком топлива 250-300 л приземлился на аэродроме взлета. Самолет же ведомого летчика был сбит ведомой парой второго звена F-4.
Причины потери ведомым ведущего: слабая групповая слетанность в составе пары и неграмотные действия ведомого после потери им ведущего; тактически неправильный выбор объекта атаки; отсутствие четкого наведения с КП иап.
23 декабря в 13.41 на перехват группы самолетов F-4, летящей на высоте 7000-8000 м со стороны Лаоса, с аэродрома Ной-Бай была поднята пара МиГ-21. Погода: облачность - 10 баллов, высота нижнего края - 400 м, верхнего - 1200 м, видимость 6-8 км. Наведение осуществлялось с КП иап. После взлета и набора высоты 300 м пара под облаками совершала полет курсом 160 градусов, затем через 1,5 мин после взлета по команде с КП легла на курс 260 градусов и начала набор установленной высоты на максимальных режимах работы двигателей. На высоте 4000 м ведущий обнаружил справа под углом 56-60 градусов звено самолетов, летящих в строю "клин" на высоте 7000-8000 м. Он принял решение атаковать ведомую пару F-4. Сбросив подвесные топливные баки и включив форсаж, пара правым разворотом и с набором высоты начала сближение с самолетами противника. Когда пара самолетов МиГ-21 вышла в заднюю полусферу звена F-4 (на расстоянии около 10 км), последние обнаружили ее и, сбросив подвесные топливные баки и включив форсаж, пытались уйти. Однако пара МиГ-21, обладая преимуществом в скорости, быстро сокращала дистанцию. Не сумев оторваться, звено F-4 разделилось на пары: ведущая начала выполнять маневр боевым разворотом вправо, ведомая - нисходящую спираль влево. Ведущий летчик самолета МиГ-21 принял решение - атаковать обоими истребителями ведомую пару F-4. На дальности 1500-1800 м он произвел пуск одной ракеты Р-ЗС по ведомому самолету F-4 и сбил его. Ведомый летчик самолета МиГ-21, находясь в левом пеленге, с дистанции 2500-3000 м тоже произвел пуск ракеты по ведущему пары F-4. Но, поскольку пуск был произведен на вираже при 3-4-кратной перегрузке, ракета прошла мимо цели. Истребители МиГ-21 энергичным маневром со снижением вышли из боя и благополучно приземлились на аэродроме посадки.
Таким образом, правильное построение воздушного маневра и внезапность атаки способствовали уничтожению самолета F-4. Неудача второго пуска объясняется тем, что он был произведен с большой дальности и на перегрузке, превышающей максимально допустимую.
27 декабря в 13.34 на перехват группы самолетов F-4, идущей со стороны Лаоса, с аэродрома Ной-Бай была поднята пара истребителей МиГ-21. Погода: облачность - 6-7 баллов, нижний край - 500 м, верхний - 1500 м, видимость - 10 км. Наведение осуществлялось с КП иап. После взлета пара курсом 80 градусов набрала высоту 300 м. В районе аэродрома Кеп по указанию с КП высота была увеличена до 5000 м. После уточнения высоты оказалось, что команда, принятая ведущим, была понята ошибочно.
Требовалось увеличить высоту лишь на 500 м. В момент снижения на установленную высоту, после прохода нижней кромки облаков и выполнения разворота вправо ведомый пары обнаружил справа от себя на дистанции 3 км пару самолетов F-4. Доложив ведущему о цели и получив разрешение на атаку, он пустил первую ракету Р-ЗС с дальности 1800-2000 м при скорости 900-950 км/ч и при высоте полета 200 м над рельефом местности. Ракета ушла в землю. Увеличив скорость до 1000-1200 км/ч и сократив дистанцию до 1300 м, он пустил вторую ракету, которая попала в цель. Ведущий пары F-4 был сбит, летчик катапультировался.
Первая неудачная атака свидетельствует о спешке и несоблюдении параметров полета перед пуском ракеты. Неправильно принятая и выполненная летчиком команда о наборе высоты говорит о слабом контроле за полетом своих истребителей со стороны КП иап, что могло бы в условиях сложной воздушной обстановки и численного превосходства авиации противника привести к их потере.
27 декабря в 14.07 с аэродрома Ной-Бай на перехват группы F-4 был поднят один самолет МиГ-21. Погода: облачность - 6-7 баллов, нижний край - 500 м, верхний - 1200 м, видимость - 8-10 км. Управление и наведение осуществлялись с ЦКП. До северной окраины г. Ханой летчик летел на высоте 150- 200 м над рельефом местности, затем по команде включил форсаж, сбросил подвесной топливный бак, набрал установленную высоту 3500 м и лег на курс 195 градусов. Следуя этим курсом, впереди себя на дистанции 8-10 км и несколько выше летчик обнаружил звено самолетов F-4, летевших в боевом порядке "клин". Используя превосходство в скорости, он сократил дистанцию до ведущего второй пары до 1500-2000 м и произвел пуск ракеты Р-ЗС (цель была выбрана правильно, так как ведомый F-4 совершал маневр "ножницы"). Ракета попала в цель, самолет F-4 был сбит, летчик катапультировался.
Выключив форсаж, летчик МиГ-21 полупереворотом вышел из боя, возвратился на аэродром и произвел посадку. Тактически грамотное построение маневра при атаке, скрытое сближение с целью и точное соблюдение заданных параметров полета самолета при пуске ракеты обеспечили успешное завершение этого воздушного боя. 28 декабря в 11.17 для перехвата группы самолетов F-4, летящих со стороны Лаоса в направлении г. Ханой, с аэродрома Ной-Бай была поднята пара истребителей МиГ-21. Погода: облачность - 7-8 баллов, нижний край - 800 м, верхний - 1800 м, видимость - 8-10 км. Наведение осуществлялось с КП иап.
После взлета и набора высоты 300 м пара выполнила разворот и легла на курс в направлении г. Ханой. Через 2 мин 30 с полета с КП полка поступила команда сбросить топливные баки, включить форсаж и набрать высоту 5000 м. Ведомый производил полет "змейкой" относительно курса ведущего, т. е. постоянно изменял пеленг. Находясь в левом пеленге относительно ведущего, он обнаружил справа и несколько выше на удалении 8 км звено самолетов F-4 и с разрешения ведущего атаковал его. В этот момент ведущий обнаружил еще одно звено F-4, идущее тем же курсом и на той же высоте, что и первое. Для прикрытия своего ведомого ведущий энергичными маневрами в горизонтальной и вертикальной плоскостях пытался связать боем это звено. Затем с остатком топлива в 1000 л вышел из боя и произвел посадку на аэродроме взлета.
По докладам бойцов народного ополчения, личного состава ЗА, ЗРВ и РТВ удалось установить, что ведомый летчик в воздушном бою сбил один F-4 и один RA-5C, при этом и сам был сбит, катапультировался, но приземлился мертвым. Установить подробности боя не удалось, так как ведущий сам вел бой и не мог наблюдать за действиями ведомого. Необходимо отметить, что в данном воздушном бою тактическая внезапность, грамотное построение маневра в сочетании с мужеством и отвагой позволили вьетнамским летчикам парой самолетов МиГ-21 вести воздушный бой с восьмеркой самолетов F-4 и добиться в нем успеха.
Благодаря все более увеличивающейся помощи Китая и Советского Союза, противодействие северовьетнамской системы ПВО наглому агрессору постоянно росло. В июле 1965 г. впервые был применен новый вид оружия, внесший существенные коррективы в ход воздушной войны — советский зенитно-ракетный комплекс С-75.
24 июля 1965 г. дивизион под командованием майора Ф.Ильиных (офицер наведения — старший лейтенант В. Константинов) ракетным залпом сбил в 30-40 км к юго-востоку от Ханоя три истребителя-бомбардировщика F-4C.
 Самолеты шли с бомбовой нагрузкой в плотном строю на высоте 2-х тысяч метров.
 Для борьбы с ЗРК потребовалась разработка специального оружия и тактики, широкое применение ложных маневров и самолетов-приманок, которые вызывали огонь на себя, что позволяло установить расположение ПУ ракет (чаще в роли таких "подсадных уток" выступали маневренные "Фантомы", но иногда использовались и облегченные F-105 без бомбового вооружения). В свою очередь, вьетнамские и советские ракетчики практиковали быстрое перебазирование - "маневр колесами" (если через 40 минут после пуска ракеты дивизион не покидал своих позиций, то он, как правило, подвергался удару с воздуха и уничтожался). Значительное развитие получили меры по маскировке стартовых позиций: камуфлированные зелено-коричневые ракеты вылетали из джунглей, разбрасывая вокруг себя груды веток и пальмовых листьев, которыми были укрыты перед стартом.
Вот как описывает ракетный бой с "Фантомами" участник войны во Вьетнаме А.Яковлев: "...Над долиной скользил F-105 - разведчик и приманка. Дивизион молчал. Через несколько десятков секунд из облаков вывалилась ударная группа - пара "Фантомов". Наша засада ожила. Первой же ракетой был уничтожен ведущий. Ведомый, круто развернувшись, атаковал позиции дивизиона. Неожиданно в небо прямо перед ним ушла зенитная ракета. Решив, что это и есть место расположения дивизиона, "Фантом" устремился в пике на ложную позицию, подставив себя под огонь зенитной артиллерии. Короткий залп зениток был ужасен: самолет развалился в воздухе и грудой обломков рухнул в джунгли".
Советский ветеран, подполковник в отставке Юрий Трушечкин, принимавший участие во вьетнамской войне, признался, что это именно он в 1967 году сбил самолет, в котором находился кандидат в президенты США Джон Маккейн. 70-летний Трушечкин убежден, что скрывать, а тем более стыдиться ему нечего. Он рассказал, что попал во Вьетнам, будучи 28-летним капитаном, в то время, когда там уже были смешанные подразделения с вьетнамцами. Служил офицером наведения в ракетном расчете. А когда уезжал из Вьетнама, там еще оставались около 70 офицеров, а также солдаты, пленных американцев было 365 – как дней в году. День, в который был сбит самолет Маккейна, ветеран помнит хорошо. Капитан Трушечкин вместе с другими военными менял позицию ракетной установки, которая должна была прикрыть от американцев стратегический мост Хам Жонг. Военные уже уезжали, когда услышали сигнал воздушной тревоги и увидели, как подлетают два F-4.
По цели были выпущены две оставшихся ракеты – остальные четыре были расстреляны раньше. Одна из оставшихся двух ракет из-за плохой наводки взорвалась в джунглях, а второй - был сбит самолет. "Один самолет огибал холмы, а другой — пошел прямо через мост. В него мы и стреляли", - говорит Трушечкин. Летчик, которым был Джон Маккейн, катапультировался, и его взяли в плен вьетнамские солдаты.
Маккейну повезло – обычно американских летчиков забивали мотыгами. "Самыми ценными трофеями считались летный шлем и "флаг нищего" — нашивка с надписью: "Я американский гражданин, терплю бедствие, прошу оказать мне помощь" — на пяти языках, — говорит Юрий Петрович. — А в парашютной сумке нашли "корочку" серую. Это парашютная книжка оказалась. Я переводчика попросил посмотреть, что там написано. Помню слова: "Джон Маккейн". Парашют ему за день до этого собрали…"
В качестве трофея капитан Трушечкин увез с собой домой документы летчика и фотографии, которые подпольно удалось сделать во Вьетнаме - фотографировать советским специалистам не разрешалось. Всего Маккейн провел в плену пять с половиной лет - 1967 дней - и был освобожден 15 марта 1973 года после подписания Парижских мирных соглашений между США и Вьетнамом.
Резко возросшее число боевых потерь и прежде всего психологический эффект, который произвело применение во Вьетнаме мощных зенитных ракет средней дальности, заставили американское авиационное командование отказаться от ранее выработанной тактики. Поскольку С-75 уверенно поражал цели на средних и больших высотах, то американской авиации пришлось перейти к полетам на малых и предельно малых высотах. При умелом использовании самолетами рельефа местности обнаружение и сопровождение их радиолокационными станциями становилось затруднительным. Эта переориентация сразу же отразилась на условиях ведения воздушной борьбы: северовьетнамские истребители теперь намного реже получали от РЛС наведения достоверную информацию о летевших у земли самолетах противника.
Но в то же время полеты американских самолетов у земли увеличивали вероятность поражения их огнем ствольной артиллерии и стрелкового оружия. Поэтому к концу 1965 г. число зенитных орудий в ПВО ВНА было удвоено и превысило 2000. Значительное количество из них имело радиолокационное управление огнем, например, советский 57-мм зенитно-артиллерийский комплекс С-60. Впоследствии, анализируя итоги войны, американские специалисты пришли к выводу, что более половины из общего количества сбитых истребителей-бомбардировщиков было поражено огнем малокалиберной зенитной артиллерии, которая считалась давно исчерпавшей свои возможности. Еще одним минусом тактики «малых высот» было резкое ослабление мощи ударов, наносимых вынужденно небольшими по составу группами самолетов.
Учитывая большие потери, понесенные при попытках уничтожить ЗРК, американское командование сделало ставку на качественно новые средства борьбы с ними — специально оборудованные самолеты эскадрилий Wild Weasel. Эти самолеты (первоначально F-100F, несколько позднее F-105F, еще позднее — с 1972 г. — F-4C и F-105G) оснащались аппаратурой обнаружения и подавления работающих на излучение РЛС и вооружались противорадиолокационными ракетами AGM-45 Shrike, a позднее и более совершенными AGM-78 Standard-ARM.
Благодаря активному использованию средств РЭБ американцы получили возможность комбинировать действия маловысотных групп самолетов, прорывавших ПВО, с массированными ударами со средних высот. Появились новые средства преодоления зон ПВО. Воздушную разведку объектов стали проводить эффективные, малоразмерные беспилотные разведчики типа ВQМ-34. Для огневого подавления СНР и средств разведки и целеуказания (СРЦ) широко использовались бомбы, неуправляемые снаряды (НУРС) и противолокационные снаряды типа "Шрайк". Авиация США широко стала применять малые высоты, противоракетный маневр, огневое подавление и другие тактические приемы.
   Для уничтожения живой силы использовались шариковые бомбы.
   Эффективность ЗРВ резко снизилась. Значительная часть самолетов прорывалась к объектам, уничтожала на позициях ЗРК.
   Для восполнения потерь из СССР оперативно поставлялись ЗРК, боевая техника. ЗРК с малыми и средними повреждениями восстанавливались с помощью СВС непосредственно на позициях.
   Но эти меры не обеспечивали устойчивость зенитной ракетной обороны (ЗРО). Необходимы были решительные меры по совершенствованию ЗРК С-75 путем их существенной модернизации. В результате принятых мер значительно повысилась эффективность этих ЗРК в условиях радиопротиводействия, применения авиацией США малых высот, противоракетного маневра, огневого подавления и других тактических приемов.
   Основными направлениями модернизации были: повышение помехозащитности, усовершенствование контура управления с целью расширения зоны поражения и возможности борьбы с целями, применяющими противоракетный маневр, защита от ПРС путем применения на позициях отвлекающих средств излучений и ряда организационно-технических мер. Были значительно расширены боевые характеристики ракет. Процесс совершенствования ЗРК был непрерывным. На каждый новый тактический прием СВН изыскивались средства и способы снижения их эффективности.
   Широко стал применяться маневр ЗРДн с целью внезапных боевых стрельб из засады.
   Следует отметить, что наряду с эффективными направлениями модернизации ЗРК, были и непродуманные, неоправданные. Кто-то предложил для стрельбы в условиях сильного радиопротиводействия использовать оптический канал.
   Для этого на приемно-передающей кабине СНР была установлена небольшая металлическая кабина, в которой была развернута оптическая труба малой дальности. В условиях вьетнамской жары и малых размеров кабины работать в ней номеру расчета было невозможно. Дальность обнаружения была недостаточна. Точность сопровождения низкая. Этот дополнительный оптический канал не нашел практического применения. Правда, в дальнейшем он был значительно усовершенствован и превращен в телевизионно-оптический канал.
   Особенно эффективно СВН применяли радиопротиводействие. На начальном этапе боевых действий постановщики радиопомех для СНР и СРЦ практически парализовали работу этих средств. Боевые стрельбы были невозможны или мало эффективны из-за больших ошибок наведения ракет на цель вследствие искажения помехами энергетического центра отраженного от цели сигнала.
   Изыскание способов боевого применения ЗРВ в условиях радиопротиводействия стало главной головной болью для создателей ЗРК, для работников НИИ и специалистов главного штаба войск ПВО страны.
   Для анализа боевых стрельб ЗРК в условиях радиопомех и подготовки мероприятий по повышению их эффективности была сформирована специальная группа специалистов конструкторских бюро, НИИ, офицеров ЗРВ.
   Эта группа длительное время работала в боевых группировках ЗРВ во Вьетнаме. На основе материалов ее работы был выполнен ряд работ по модернизации ЗРК, внедренную в практику организационно-технических мер, совершенствованию Инструкций и Руководств по боевой работе расчетов.
   Эти меры позволили повысить эффективность боевых стрельб ЗРВ в условиях применения воздушным противником активных и пассивных радиопомех. Однако коренных положительных результатов достичь не удалось. На мой взгляд, одной из главных причин была слабая учебно-материальная база для подготовки боевых расчетов ЗРДн в условиях радиопротиводействия.
   ВВС СССР имели недостаточное число самолетов-постановщиков радиопомех для обеспечения необходимых тренировок боевых расчетов ЗРВ на полигонах, в учебных центрах и на местах постоянной дислокации. Необходимые для ЗРВ имитаторы-тренажеры типа "АККОРД" были разработаны и внедрены в практику войск со значительной задержкой от начала массового применения радиопомех средствами воздушного нападения США.
   Однако, следует отметить, что опыт боевого применения ЗРК советского производства в ДРВ был успешно использован для осуществления в сжатые сроки качественного скачка эффективности зенитных ракетных войск в СССР и в других странах, куда поставлялись наши комплексы.
   Эта работа проводилась по следующим основным направлениям:
   1. Модернизация ЗРК и СРЦ (станция разведки целей).
   2. Внедрение новых принципов построения группировок ЗРВ.
   3. Значительное совершенствование нормативных документов по боевому применению ЗРВ в условиях применения современных способов преодоления авиацией США зенитной ракетной обороны и нанесения ударов по административно-промышленным центрам и позициям войск.
   4. Внедрение более современных методов и способов боевой подготовки. Разработка и внедрение тренажно-имитационной аппаратуры. Переход от индивидуальной боевой подготовки номеров расчетов к комплексному слаживанию расчетов, батарей, дивизионов, частей и соединений войск.
   5. Освоение способов восстановления выведенных из строя ЗРК на боевых позициях и в ремонтных организациях.
   Остановлюсь на главных направлениях развития ЗРВ на базе итогов войны. Опыт Вьетнама показал, что построение группировок ЗРВ по существующим до войны принципам не обеспечивал их эффективности и живучести. Интервалы между ЗРДн были слишком велики и не обеспечивали взаимное прикрытие огнем соседних дивизионов. Если самолет находился в зоне поражения одного дивизиона, то соседние не имели возможности обстреливать этот самолет. Их зоны поражения не перекрывались. Система огня была однослойной. По маршруту движения самолета противника при такой системе огня обстрел мог проводить, как правило, только один дивизион. Не мог осуществляться известный принцип сосредоточения огня.
   Группировки ЗРВ во Вьетнаме строились на базе ЗРК одного типа, работавших в одном частотном диапазоне с небольшим разносом рабочих частот соседних ЗРДн. При таком принципе построения помехозащищенность группировок ЗРВ была низкой. Один постановщик помех мог излучать радиопомехи в диапазоне всех или большинства дивизионов, развернутых на обороне одного объекта (как правило 4 ЗРДн).
   Для устранения этих главных недостатков ЗРВ, вскрытых по итогам войны во Вьетнаме, в сравнительно короткие сроки был разработан и внедрен новый принцип построения группировок ЗРВ в нашей стране. На обороне крупных объектов вместо группировок ЗРК одного типа были созданы смешанные группировки из разных типов ЗРК малой, средней, большой дальности в разных частотных диапазонах при небольших интервалах по фронту и глубине. Такие группировки обеспечивали равнопрочную круговую оборону с многослойной системой огня в широком диапазоне высот поражения. Они стали помехоустойчивыми. Значительно повысилась их живучесть при применении противником средств огневого подавления боевых позиций.
   Для снижения высот боевого применения ЗРК в войсках проводилась огромная работа по передислокации ЗРДн на новые более выгодные позиции с использованием естественных высот местности для размещения приемо-передающих кабин СНР. Иногда такие высоты создавались искусственно на ранее оборудованных позициях. В войсках ПВО страны была проведена титаническая работа по созданию группировок смешанного состава. Вся эта огромная работа проводилась, как правило, хозяйственным способом, т.е. силами и средствами подразделений и частей ЗРВ.
На завершающем периоде войны, в 1972 г., вьетнамцы выпустили 2059 ЗУР В-750 по 1725 целям и сбили 421 самолет противника, значительная доля которых приходилась и на "Фантомы".
Первый боевой вылет на перехват В-52 был совершен на самолете МиГ-21 вечером 18 декабря 1972 года. В 19.28 после взлета с аэродрома Ной-Бай курсом 220 градусов на максимальном режиме работы двигателей летчик набрал высоту 5000 м и впереди себя справа на удалении 10-15 км обнаружил навигационные огни стратегического бомбардировщика В-52. Доложив об этом на ЦКП и получив приказ атаковать, летчик включил форсаж, сбросил подвесные топливные баки и начал набирать высоту с одновременным разворотом вправо. Выйдя на высоту 10000 м, он по команде с ЦКП (дальность до цели - 10 км) включил прицел РП-21 на излучение. Через 3-5 с после этого летчик заметил, что навигационные огни у самолета В-52 погасли, а экран прицела оказался полностью засвеченным активной шумовой помехой, на фоне которой цель не просматривалась. Летчик доложил о наличии помех и продолжал полет в направлении цели. Спустя некоторое время (30-40 с после включения РП-21 на излучение) он увидел вблизи себя разрывы шести ракет, после чего энергичным правым разворотом со снижением вышел из атаки. При посадке на аэродром самолет попал в воронку от бомбы и потерпел аварию. Летчик остался невредим. Основная причина неудачного боя - отсутствие тактической внезапности атаки из-за неграмотного сближения с целью и преждевременное включение радиолокационного прицела.
27 декабря 1972 года в 22.02 с аэродрома Ен-Бай на перехват группы самолетов В-52 был поднят самолет МиГ-21. Погода: облачность -10 баллов, высота нижнего края - 400 м, верхнего - 2000 м, видимость - 10 км.
Выполняя команды ЦКП, летчик курсом 200 градусов на максимальном режиме работы двигателя набрал высоту 5000 м. После этого пилот сбросил подвесные топливные баки, включил форсаж и начал набирать высоту 10000 м. Находясь на высоте 6000 м, он обнаружил выше себя слева самолет, идущий с навигационными огнями, и, наблюдая огни визуально, продолжал набор высоты левым paзворотом (крен 35-40 градусов, скорость 1200 км/ч). Выйдя на высоту 10000 м и следуя курсом 70 градусов, летчик продолжал сближение с целью при скорости истребителя 1300 км/ч и на дальности 2000-2500 м произвел прицеливание по коллиматорному прицелу и пуск двух ракет залпом. Обе ракеты попали в самолет В-52. Выход из атаки летчик выполнил полупереворотом, перейдя в горизонтальный полет на высоте 2500-3000 м, и благополучно произвел посадку на аэродром взлета.
Успех в воздушном бою был обеспечен тактически грамотным использованием маршрута при наведении и атаке, внезапностью с использованием демаскирующих признаков В-52 (навигационные огни) и точным выдерживанием параметров полета самолета при пуске ракет.
28 декабря с полевого аэродрома, расположенного в 12 км севернее аэродрома Тхо-Соп, в 21.28 на перехват В-52 был поднят истребитель МиГ-21. Погода: облачность - 5 баллов, нижний край - 800 м, верхний - 1200-1500 м, видимость - 10 км. Наведение осуществлялось с ПН. До высоты 4000 м полет выполнялся на максимальном режиме работы двигателя, после чего последовала команда сбросить подвесные баки, включить форсаж и курсом 350 градусов набрать высоту 10000 м.
На высоте около 7000 м летчик доложил на ПН о том, что он видит впереди себя по курсу самолет, идущий выше с включенными навигационными огнями. Предположительно с дальности 8-10 км на высоте 9000-9500 м истребитель МиГ-21 был обнаружен РЛС защиты хвоста бомбардировщика В-52, экипаж которого выключил бортовые навигационные огни, о чем летчик-истребитель доложил на ПН. Это был последний доклад летчика. По данным вьетнамской стороны, истребитель МиГ-21 таранил бомбардировщик В-52.
Анализ воздушных боев вьетнамских истребителей со стратегическими бомбардировщиками В-52 показывает, что основной тактической единицей в ночном бою был одиночный самолет. Тактическая внезапность его атаки обеспечивалась применением ПКИ для прицеливания и пуска ракет. Однако для завершения атаки необходимо было выходить в область возможного пуска ракет - заднюю полусферу бомбардировщика В-52, строго выдерживать параметры полета перед пуском (превышение скорости 300-400 км/ч, дальность пуска 1800-2000 м) и производить пуск ракет Р-ЗС залпом.
Одной из причин низкой результативности действий истребителей МиГ-21 по самолетам В-52 является невывод их на цели (шесть наведений из 10 были сорваны из-за сильных помех РЛС наведения).
Война во Вьетнаме серьезно подорвала престиж США и их политические, военные и экономические позиции в мире, стимулировали углубление морально-политического и социально-экономического кризиса, потрясшего США, все американское общество. В результате возникло мощное антивоенное движение, произошло радикальное, хотя и временное изменение менталитета американской нации, которое, собственно, и можно назвать «вьетнамским синдромом» в широком смысле этого понятия. Ведя войну в течение многих лет, неся огромные людские и материальные потери, США так и не смогли реализовать поставленные перед собой во Вьетнаме цели. Итогом стало осознание нацией, в значительной своей части подверженной шовинистским и великодержавным настроениям, того факта, что далеко не все в мире решается тугим кошельком и военной силой.
«Вьетнамский синдром», потрясший основы американского общества, привел к определенной корректировке внешнеполитического курса США, ценностных ориентации средних американцев и даже внутренней социальной политики. Отреагировав на настроения в обществе, американская государственная машина в целом сумела справиться с этим кризисом, прагматично учтя ошибки и осуществив ряд преобразований, в том числе и в армии. Таким образом, общественно-политическая система США смогла выдержать серьезные потрясения, связанные с «грязной» войной во Вьетнаме и с поражением в ней.
Ослабление США в военной сфере было обусловлено и тем, что США окончательно потеряли такие передовые звенья во всем «периметре» военных баз, как военные аэродромы Тан Шон Нят, Плэйку, военные порты Дананг, Вунгтау, весь район Залива Камрань; сеть военных баз в Лаосе и Кампучии, а также и в Таиланде. Агрессивный военный блок СЕАТО, организованный и поддержанный Соединенными Штатами с целью противоборства национально-освободительному движению и социализму в Юго-Восточной Азии сам заявил о своем роспуске. С исчезновением СЕАТО, США потеряли одно из важных средств, имеющих глобальное значение в данном районе мира. Даже в агрессивном военном блоке НАТО, объединяющем в себя крупнейшие империалистические страны, по мере нарастания поражений США во Вьетнаме росли трещины. И этот итог Вьетнамской войны Вашингтону пришлось «излечивать» в течение ряда лет после 1975 г.
Так в связи с Вьетнамской войной был развеян миф о непобедимости американской армии.
В сфере экономики стратегическое поражение США во Вьетнаме выразилось в экономическом ослаблении США, в целом ряде финансовых и конъюнктурных явлений кризисного характера.
Издержки США во Вьетнамской войне выражаются в сумме, которую сейчас никто в полном объеме так и не подсчитал. Однако если учесть только ассигнования, непосредственно выделявшиеся для ведения военных действий в Индокитае, то они достигли 352 млрд. долларов. Вместе с другими издержками расходы на войну общая сумма, по-видимому, составила 700 млрд. долларов. В этой войне, как констатировал американский журнал «Форчун», стоимость убийства одного вьетнамского партизана была равна 52,5 тыс. доллара.
Курс милитаризма, проводившийся в связи с войной во Вьетнаме, привел к столь значительному напряжению государственного бюджета, что правительство США должно было постоянно увеличивать налоги, основное бремя которых ложилось на трудящихся. С конца 1964 г. до ноября 1972 г. сумма бумажных денег в обращении увеличилась в США с 39,6 млрд. долларов до 65 млрд. К 1974 г. эта цифра уже достигла 70 млрд. Начиная с 1975 г. темп роста инфляции ежегодно составлял 10%.
Война во Вьетнаме привела экономику США к хаосу. Она явилась огромным фактором, определившим инфляцию - самую серьезную экономическую проблему.




Главными использовавшимися источниками с американской стороны являются материалы проекта "Красный барон", рассекреченного в 2001 году (исследование ВВС США, посвященное воздушным боям 1965-1967 годов), и классическая книга Криса Хобсона "Vietnam Air Losses".
С вьетнамской стороны основная информация бралась из книг Иштвана Топерчера и материалов книги о ВВС ДРВ "Lich su dan duong Khong quan (1959-2004)". Следует отметить, что в настоящее время (на 2013 год) на русском и английском языках не существует общедоступных полных списков побед и потерь северовьетнамской авиации. Интересный материал взят из книги Владимира Ильина "Фантом" F-4. - М.: Астрель, АСТ, 2001 и Ильинского М. М «Индокитай: Пепел четырех войн (1939-1979 гг.)». М.: Вече, 2000.


Рецензии
Спасибо. Прочитал с большим интересом.
С уважением,

Михаил Шуваев   27.12.2013 22:35     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение и отзыв. С наступающими!

Алексей Николаевич Крылов   30.12.2013 12:22   Заявить о нарушении