Правда -20- Я иностранец

    Интересно рассказать, как я, примерно в эту пору, был некоторое время иностранным подданным. Получилось это так: в Питере был хаос, а на Украине Гетман Скоропадский пытался отделить Украину от России. Самостоятельной сделать, что и осуществил на некоторое время. В Питере находилось Украинское посольство со всеми правами для иностранцев. Узнав об это, я хотя и не думал ехать к Гетману на поклон, но все же, лучше быть независимым иностранцем, чем быть дезертиром, или снова идти кормить вшей по казармам, а то и погибнуть за «светлое будущее». Пошел я в посольство, которое занимало красивый особняк, серого цвета на Лиговской улице, близь вокзала. Во дворе толпилась масса народа. Все солидные, прилично одетые, большинство типичные хохлы. С большими усами, как у запорожцев. Все возбужденные и взволнованные, беседуют промеж себя. Всем хочется покинуть Питер, а для этого надо документально доказать, что ты хохол, родился на Украине. У иных муж хохол, а жена русская, и наоборот. У других же дед был хохол. Многих хохлами не признавали. Документы просматривались как Украинским консультантом, так же и Советским представителем. Всяк хотел себе больше людей иметь. Многие охают, вздыхают. Не выдают Украинского паспорта.
    Я пришел, разузнал, что надо представить, в тот же день снялся в фотографии, а на другой день рано утром занял очередь и сдал свою метрику, паспорт и фотокарточки с заявлением. Все просмотрели, все правильно и на другой день выдали иностранный паспорт. Вид он имел развернутого листа плотной бумаги с водяными знаками, разделен пополам: на одной стороне по-русски, на другой по-украински печатано и писано, в углу фотокарточка прижата печатью, внизу подписи и печати. Получил я паспорт и свободно вздохнул читая: «Выдано украинскому подданному такому-то». На-ка, думаю, теперь возьми меня. Побояться, т.к. могут получиться международные осложнения. Многие, получая такой паспорт, сразу же покидают Питер. Едут до станции Орша, где находится пограничная зона, и всех перепускали с СССР, в самостийную Украину.
    Я остался в Питере и барахтался в столичном болоте. Никакая мобилизация меня не касалась. Бывал не раз при обходах и облавах на дезертиров. В этих случаях я предъявлял свой паспорт, Украинского подданного и меня не тревожили. Все сходило хорошо. Не помню, сколько месяцев я так гулял, газетами и вообще политикой не интересовался и не знал, как там живет моя Украина. Но вот однажды, гуляя с товарищем, и двумя подругами в гостинице «Яхта» на Суворовском проспекте, к нам нагрянули с проверкой документов. Посмотрели мой паспорт и говорят: «Нет Вашей Украины! Не знаешь что ли? Украина стала Советской». Я и глаза выпучил. «Нет, - говорю - не знал», а сам думаю: «Ну и Гетман Скороподский, не удержал Украину! Теперь, где твоя Украинская независимость?» При обходе обратили еще внимание на мой оригинальный портсигар, который лежал тут же на столе. Портсигар был хотя и деревянный, с дерева чинара, но весь был украшен золотыми и серебряными накладками. Сам когда-то в мастерской делал эти украшения, и чего только на нем не было: дубовые и лавровые ветки с крупным сапфиром, два скрещенных бильярдных кия, пятнадцатый и свой шар, черт несет деньги (мешок) на спине, дамские панталончики, а на боковой стороне была серебряная табличка, на которой выгравирован лозунг: «В борьбе обретешь ты право свое». Проверяющий документы обратил внимание на этот лозунг и говорит: «Ты что эсер?». «Нет, - говорю - беспартийный». «А что же лозунг эсера носишь? Давай одевайся, пошли в комендатуру». «Ну, давай, пошли», - говорю им, в свою очередь оделся, портсигар в карман и пошел. В комендатуре, где-то близь Смольного, меня быстро опросили. Паспорт велели обменять на советский. Об эсеровском лозунге я сказал, что сам сделал, т.к. нравится призыв: «В борьбе обретешь ты право свое», а ни сама партия. Забрал я свои атрибуты в карман и через час был уже снова в кругу друзей, в «Яхте». Печально конечно было мне, что я снова стал зависим. Снова обязанность идти кровь свою проливать «За Родину», «За светлую будущую жизнь». Моя Родина стала зависимая, не смогла удержать свою независимость. Светлая будущая жизнь заключается исключительно в труде. Обидно, в общем, было. Но что сделаешь? Пришлось вскоре сдать свой заграничный паспорт и получить советский, а там снова пошло все по-старому.
    Вот так и кончилось мое кратковременное иностранное подданство.


Рецензии