Потолок

…Сознание возвращается постепенно. Вначале оно улавливает нависающий белый потолок, потом желтые стены и ,наконец, лица, склонившихся надо мной людей. Мужские и женские. Красивые и откровенно уродливые. Бородатые и гладко выбритые. Старые и молодые. Совершенно разные. Ничего не значащие для меня. Они мелькают перед моими воспаленными глазами и кажутся какой-то отвратительной нелепой данностью наравне с белым потолком и желтыми стенами.  Я рассматриваю их вначале со снисходительным интересом, а затем с подступающей злобой…
…Потом возвращается осязание. Я чувствую прикосновения чужих рук. Теплых. Холодных. Торопливых.  Они разные как и лица, склоненные надо мной ,но одинаково  вызывают раздражение. Мужские вплоть до липкого душного отвращения, а женские, хоть смутно  и напоминают о чем-то приятном, все равно заставляют извиваться и вздрагивать, пытаясь избавиться от них и обрести почему-то утраченную свободу.  Чужие руки мнут живот, разжимают мои сведенные челюсти, что-то вставляют в нос. Я чувствую себя безвольной куклой. Память девственно чиста, поэтому я не могу точно знать что не всегда был таким.  Оскорбляет не сам факт моей беспомощности, а то что так много народу знает о ней и распоряжается моим телом по своему усмотрению…
…Слух возвращается медленнее всего. Просто способность слышать. Звукосочетания произносимые людьми складываются не в слова, а в мелодии, подчас необычные . Я хорошо различаю интонацию. В основном вокруг меня кричат, иногда плачут, пару раз о чем-то спрашивают, будто я в состоянии понять и ответить. А я не могу  даже повернуть голову, так чтобы не видеть надоевшие лица. Волнами накатывает боль, тогда я теряю сознание, куда-то проваливаясь. А когда вновь открываю глаза вижу все то же изматывающее однообразие. Кричать сил нет. Я открываю рот и произношу какие-то звуки. Собственный голос кажется мне хриплым и противным. Видимо произносимые мной звуки складываются в какие-то слова, хорошо понятные окружающим и явно обижающие их, это видно по их враз вытягивающимся и бледнеющим лицам. «Пустите меня к нему», - женский довольно приятный голос как детонатор взрывает атмосферу палаты. Самое удивительное что я понимаю смысл ее слов. . Другие голоса смолкают, но совсем ненадолго и через мгновение с новой силой опять начинают мучить меня. На это раз возмущенными, упрекающими интонациями. «Заткнитесь»,- кричу я, но почему-то перестаю слышать свой голос и пугаясь еще больше начинаю, как мне кажется, метаться по подушке – на самом деле даже не в силах чуть повернуть голову. «Заткнитесь»,- истерически  воплю я совершенно не слыша себя и приходя от этого в ужас. Я ненавижу людей, распявших меня на проклятой кровати  и заставляющих слушать их недовольные голоса. «Суки!» - иступленно хриплю я,- «Суки!». Сознание плывет. Я перестаю видеть стены, потолок и людей, я только чувствую разрывающую виски боль и с трудом изрыгиваю  надсадный , пронзительный на самом деле безмолвный крик…
…«Успокойся!» - все тот же женский мелодичный голос вдруг раздается над самым моим ухом. В нем искренняя нежность и грусть. «Успокойся»,- повторяет она и я понимаю, что голос принадлежит  совсем молодой женщине. Я безумно благодарен, ей за то что понимаю ее слова. К тому же голоса других людей становятся все тише и тише, они отдаляются от меня и, наконец, остается только ее поначалу неуверенный, но постепенно набирающий силу голос. Я чувствую как что-то мягкое и теплое ложится на мой лоб. «Это ее рука»,- догадываюсь я и хочу улыбнуться, но вряд ли у меня это получается. «Главное, не отпугнуть ее», - я затихаю и полностью отдаюсь ее прикосновениям. «Любимый, успокойся, тебе сейчас больно и страшно, но боль и страх  скоро пройдут, тебе холодно- потерпи немного, холод тоже ненавсегда. Забудь голоса мучающие тебя, обвиняющие, недовольные, злые, ни о чем не жалей и не бойся. Я не оставлю тебя». Ее рука скользит теперь по моей щеке, медленно и ласково. «Какой колючий», - понижая голос, шепчет она. Боль постепенно улетучивается,  тяжесть спала с моей груди.  Теперь мне легко и радостно дышать.  Больше всего  меня расстраивает, что я не могу видеть ее лицо, серые, смазанные тени  пляшут перед моими глазами. «Помнишь столб  света в дедовом сарае пробивающийся через рассохшиеся доски, а в нем причудливые узоры из мельчайших частичек  золотистой пыли? Помнишь?» Я киваю головой. По крайней мере стараюсь это сделать. Она продолжает «Так вот очень скоро ты увидишь мир сотканный из орнаментов этой пыли. Просто закрой глаза и усни, а когда ты проснешься боли и страха уже не будет. Вместо белого потолка ты увидишь голубое небо, сливающееся на горизонте с морем, яркое солнце и пепельные облака, цепляющиеся за вершины заснеженных гор. Поверь тебе будет хорошо там, мой черноволосый рыцарь». Повинуясь ее ласковому голосу, я смыкаю больные воспаленные веки, еще какие-то мгновения продолжая ощущать тепло женских рук…


Рецензии
Как все знакомо. Я тоже такое пережил когда инсульт меня трахнул. Слава Богу, удалось выжить.

Александр Орешкин   30.12.2013 08:51     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Александр) С Весной и здоровья Вам!

Елизавета Солодовникова   08.03.2014 05:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.