Как обхитрить хитрого

Деревня получает пенсию.
В невеликом помещении почты сошлись несколько стариков. Деньги выдают в окошечко и тут же отнимают не малую их часть. В уплату за коммунальные услуги. 

Читатель удивится: коммунальные платежи и деревня . Но все было именно так: деревня и платежи...
Дело в том, что лет сорок назад здесь построили двухэтажные дома и котельную. А теперь это жилье передали в райкомхоз. Из  коммунальной службы  каждый месяц и прилетают крестьянам письма счастья. Плати, не ленись. Не уплатишь - отрежем...

Когда дома были построены, в новые квартиры поселились все, кому надоело тесниться вместе со стариками в родовых гнездах без удобств и отопления. Новоселы с вдохновением осваивали  новое жилье, устраивали его по своему вкусу, не оглядываясь на ворчание хранителей старинных нравов и традиций.

Не мало квартир заселили люди приезжие из других мест. Так появилась деревня новая, современная. Новострой. Со временем его соединили со старой деревней улицей каменных коттеджей.

Жили люди не хуже, чем в других местах. С утра дружным  потоком, неторопливо переговариваясь отправлялись на работу. Вечером усталые и молчаливые возвращались с полей и ферм. Механизаторы приезжали домой на тракторах и машинах. Оставляли их ночевать под стеной котельной. В морозное время сливали с радиаторов воду.

А время шло. Его шаги отмечались прибылью урожаев на полях, надоях молока на фермах колхоза.  Но не щадило время обитателей деревни старой. За два десятка лет из коренных жителей в ней осталось лишь три семьи. Остальные дома опустели  и перешли к наследникам.  Часть домов выкупил колхоз. А которые оказались никому не ненужными - догнивали свой век в запустении.

 Дом который покинула жизнь, словно покойник.
 Безмолвный и ветхий. Убогий и молчаливый. Вокруг крапива. Пустое крылечко. Слепые окна. Холодные стены.
Не обходило вниманием время и жителей новых поселений. Вот уже и тут стали появляться пенсионеры. Кто-то шагнул в мир иной.
 А сегодня в деревне оживление - пенсия. Кроме стариков в небольшом помещении было еще несколько женщин, завернувших по пути в магазин оплатить комхозовские квитки.
Начальник почты, Надя Палина, симпатичная, приветливая, средних лет женщина, пересчитывает пачки денег. Денег много, ветераны труда пяти деревень получают здесь пенсию. Еще инвалиды. Народ негромко, стараясь не мешать Надежде, переговается.

В одном здании с почтой - сельмаг. Посещают его и люди из соседней деревушки Гальково.  Деревенька невелика. Коренных жителей только Саша Гусев да Леша Сапелкин с женой. Остальные - дачники. Из Зеленограда. Живут наездами. Весной копают грядки, высаживают овощи.Летом полют и поливают.
На зиму, собрав урожай, уезжают в город. А сегодня им надобится прикупить в сельмаге продуктов и непременно зайти на почту, узнать новости, купить газету, журнал. Можно приобрести и штучные товары. На почтах теперь они безвыводно.

 Посетители прибывают. Все знакомы. Оживление растет. Очередь разговаривает. Чего только не услышишь...
 - У Варвары Верка замуж вышла. За богатого. Бизнесмен... -
 - Ну и слава Богу, Варьке теперь гора с плеч. Помотала она ей нервов. -
 - У Геннадия сына в Чечню угнали. На три месяца. Марфа ревет. Слегла. -

- В четверг зерно выдавать будут. -
- ? -
- Галина говорила. -
- Ячмень? -
- Чего захотела... с овсом. -
- С овсом куры хуже клюют. -

- Серега на пенсию вышел. -
- Работает? -
- Не-а-а. Как стукнуло, так сразу и ушел. -
- Мог бы еще послужить, не в поле кожилиться. -
- Послужишь там... тюрьма и есть тюрьма... -

- В колхозное стадо свою скотину пасти не будут брать. Отказали. -
 Чего так? -
- Коровий грипп ожидают. Зоотехник карантин назначил. -
- То птичий, то свиной... теперь коровий. -
- Дурят людей. -
- Управы на них нет. Совсем обнаглели... -

Дед-Семен сидит на стуле у окне. Рядом, на столе журналы и каталоги газет. Подписка. Отдыхает старик. Слушает разговор соседок. Временами улыбается. Особенно удачной нелепости. Теребит сивый ус.

Пенсия у него  как у других. Средняя. Десять лет назад начислили. Стаж у него сорок пять лет. С пятнадцати годков к станку встал. Правда, при начислении пенсии, два с лишним года подземного труда у него соцсобестии умыкнули. Заставили представить из Украины подтверждение о месте и времени работы. А записи в трудовой книжке с государевыми печатями того времени им не указ.

 Купил Семен конверт международной почты. Хотел запрос братьям-славянам отправить. Да передумал. Обиделся. Отдал его старушке своей Анне, под морковное семя... Чего ради ветер догонять. Со времен его шахтерской юности минуло уже пятьдесят лет. Да и там, похоже, неустрой в делах почище нашего... Кто там его сейчас вспомнит, москаля клятого? 

Еще Семену надлежит добавка за ветерана труда. От губернатора. Шестьсот рублей. Тут же на почте и оставляет за телефон и интернет. Телефон работает хорошо. Исправно. Семен братьям в Сибирь и в Заполярье звонит. Дорого, но слышно хорошо. Как с соседом через дорогу перекликаешься.

А интернет - это беда. Обман, какого не сразу придумать. Людей заманивают. И есть чем, а попользоваться... без слез не вспомнишь. Клиентов берут, кто бы ни обратился, а силу радиоволны не прибавляют. На всех не хватает. Часто отключается. Томит долгим ожиданием. Люди мучаются, как с первыми телевизорами полвека назад.

У Семена в интернете на двух сайтах три сотни текстов опубликовано. Стихи и рассказы. Две повести. Читают.  За год двенадцать тысяч читателей в его библиотеке побывали. Со всей России люди приходят. Отзывы присылают. Ласточки вежливости и благодарности. Любо. Только вот волны...  Как пенсия.

Сосед Николай заплатил за жилье и подсев к Семену, возмущается:
- Вот за воду насчитали на меня одного 28 000 литров за месяц. -
- Думаешь, много? Водку когда пьешь, водой не запиваешь? - Лукавит Семен.
- Да я десятую долю вряд ли издержал! - Не обращая внимания на солидарное ерничание соседа, еще больше распаляется Николай.

- А, может быть у них система измерений другая. Ты в какой просчитывал, в СГС или СИ? -
- Хоть как считай, а дурят они нашего брата. Обдирают как липку. -
- Правильно, Коля, - подхватила его соседка, Галина. - Мы весной свой счетчик поставили, и теперь вместо тысячи рублей платим сотню. -

У Галины семья большая, ей расторопные коммунальшики живо хороший счет оформили. Еще и пригрозили  - не будешь платить, трубу отрежем.

- За огороды, в сентябре и октябре начисляют, а кто же в эту пору поливает? - Поддержала соседок Лида.
- А вода какая? Не вода а сусло пивное. И болотом воняет! -
- Отключают по нескольку раз. Начнешь стирать и оппоньки... суши машину, -  снова зачастила Раиса.

- А отопление... В комнатах холодрыга, а деньги дерут. -
- Хитрят... хитрят они там. За отопление готовы всю пенсию вытянуть. - Вспомнила Михайловна.
Слушает соседей дед-Семен, не мешает возмущение высказать, а потом и говорит:
- А их тоже обхитрить можно. -

- Пожалуй. Обхитришь их... когда на горе рак свистнет. -
- Считайте, что уже свистнул. Горячую воду у них можно даром брать. -
- Как даром? Как воду? Да, ну тебя... шутить придумал, - загалдели наперебой соседки.
- Да горячую и да, даром. - Снова подтвердил Семен.

- Он может. - Вступился за Семена Николай.
- И нам расскажи. Наверное, мудрено это. Опасно? А? Я  Федьку к тебе пошлю, научишь? - Заторопилась заручиться согласием деда Маруся.
- Да... проще это простого, - снисходительно, выдержав паузу, уже на всю компанию  вещает дед-Семен.

Соседи, забыв о пенсии, покинули почтовый прилавок и  плотнее обступили старика. Заведующая почтой, Надежда, оставшись без дела высунулась из окошка, тоже прислушивается.

- Бери флягу, в которой раньше брагу творили, воткни в нее две трубки. Одну возле крышки, другую возле дна. От нижней трубки шланг на водопроводный кран одень, с верхней трубки горячая водичка побежит, - закончил рассказ довольный своей выдумкой старик.

- А чем воду-то греть? - Не поняли. Спохватились соседи.
- На фляге с зари до зари голым задом сидеть... - хохотнул Николай.
- Флягу к батарее притисни. За ночь в ней вода, теплая станет. А если бекешей закинешь, то как в батарее, горячая будет. В стиральной машине такую воду чуть подогрей и готово. Стирай на здоровье. Да и мыться она помогает.  В нее горячей воды гораздо меньше добавлять надо. -

- Ну ты дед и Архимед... А сам-то такое устроил? Испробовал? - Спрашивает удивленная Юлия.
- У меня в доме газовый котел свой, зачем же мне самому себя смущать? - Ответил дед и продолжил перечислять преимущества задумки:
- У стиральной машины какая беда? Перегорают нагреватели воды и машине - каюк. А из фляги вода теплая и греть ее надо совсем мало. И машина в пять раз дольше проработает. -

- Что-то уж больно просто... - засомневалась Вера.
Тут деда-Семена неожиданно поддержал Николай:
- Гениальное в простоте! -  С пафосом произнес он и добавил. - Вникайте, вникайте, бабоньки. Дело Семен говорит. Выгода. -
А доморощенный Архимед уже заканчивает свою речь:
- Да и каждый день не будете ледяной водой обжигаться. Тепленькой водичкой умоетесь... -

- Хорошо бы плоский бачек прислонять, как чемодан, скорее бы вода нагревалась. - Проговорил Николай.
- Свари. Дело не хитрое, - согласился Семен.
Бабы снова возбужденно загудели обсасывая со всех выгодных сторон слова старика. Стали расходиться по своим делам.

Дед-Семен получил пенсию. Поблагодарил Надю. Заплатил за телефон и интернет. Шаркая ботами, двинулся к выходу.


18-12-13г.


Рецензии
Добротный рассказ,Александр Васильевич.В отпуск съездить захотелось.Ощущение,что и я сидел где-то среди этих наших простых русских людей-труженников,с любопытством слушал их разговоры и подумал вдруг: "и над отечеством свободы просвещенной взойдет ли наконец прекрасная заря?" Пушкин еще писал,но до сих пор так и не взошла... Я это понял много лет и не стал ждать с моря погоды.Работал когда-то в юности рыбаком в Атлантике и хорошо знаю "капризы природы"...Обидно.Грустно до слез.Спасибо Вам,Александр Васильевич.С уважением,Владимир.

Владимир Рубанов   26.02.2019 04:41     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.