Видеоряд 34. Баба Шура

   В одной половине финского, новенького дома, на улице, где была, так называемая,"цыганская сторона", жила баба Шура, так все звали эту старушку.
   Летом ее обычно можно было увидеть сидящей на ступеньках своего крылечка и "смолившую" самокрутки, такие едкие. Голос у бабы Шуры от этих самокруток, "сколь уж лет чадит!", был низким и шершавым.

   Сама она была такая сухенькая, корявенькая, а лицо, и вовсе, как урюк, маленькое, желтое и сморщенное.
   Сидела  баба Шура на крыльце, вытянув свои синие костлявые ножки-палочки в калошах на босу ногу, и курила, одну за другой, самодельные, склеенные слюной, папироски.
  Обычно она  молчала, прикрыв глаза, окутанная  дымом, как нахохлившаяся старая птица, дремала, как будто, а если говорила, то уж, басила, как в трубу бухала.
 
  По нашим детским представлениям баба Яга, именно такая.
 
  Детвора кричала через палисад: "баба Яга, костяная нога".
  Баба Шура не реагировала, сидела тут и не тут, отрешенная, в дымном облаке раздумий, воспоминаний...
 
  А когда умерла баба Шура, и стали ее хоронить, так много народу собралось.  Очень длинной, на всю улицу, растянулась процессия с венками, орденами и  медалями на подушках. И из управления пришли солидные дяденьки и тетеньки, и  пионеры несли бабыШурины ордена и медали. Еловыми ветками всю дорогу устлали.

  Тогда мы только и узнали, что баба Шура была фронтовичка, сколько, оказывается, наград заслужила. И стали думать о бабе Шуре и сожалеть, что теперь ее уж больше нет, а мы такие дураки.


                * * * 

  Цыган.

  Как начались занятия, в первых числах сентября, я приметила сидевшего за последней партой смуглого, чернявого мальчика. Он был старше нас всех и больше. Посещал он занятия нерегулярно: день придет, два пропустит. И, что было удивительно, учителя на это смотрели сквозь пальцы.
  Оказалось, мальчик этот из цыганской семьи, его отдавали в школу каждый сентябрь, уже четвертый год подряд. Он ходил с месяц-полтора на занятия, и пропадал.
 
  Как выйдешь из школы, за сквериком, налево, сразу начинается улица с финскими домиками. Ближе к центру, до бабы Шуриного дома, дома «покрасивей», там живут офицерские семьи и семьи местной интеллигенции. А в конце улицы, ближе к лесу, щитовые домики, тоже с двумя входами, там, в этих домах, много цыганских семей проживает.

  Дом бабы Шуры был как раз посередине, между,и между. Так и говорили: "до бабышуриного дома, за бабышуриным домом"
  Многие ребята, которые жили в "цыганской стороне", и не учились вовсе. А этому парню все же хотелось.
  Его мама приходила как-то в школу, и рассказывала, как ее сын каждый год ждет первое сентября, чтобы пойти в школу учиться.
  Но, терпения у него надолго не хватало.
  Его друзья, которым и без учебы жилось неплохо, приходили к школе,  «ошивались» возле крыльца и под окнами, "дурили, балбесничали" сами, и   приятеля своего отвлекали. И он снова бросал занятия. До следующего сентября.


                * * *

    Дядя Вася.

   Школа, в которой я начинала учиться, была деревянной, двухэтажной с печным отоплением. На втором этаже находился актовый зал, а внизу классы.
   «…Обыкновенные вульгарные печи отапливали это здание….» - как говорится в рассказе М.Зощенко «Кочерга».      

   Я люблю печки. Тепло от них и уютно. Да, и как без них, в наши то, долгие, с жестокими морозами, зимы?!

  Из экономии дров, на втором этаже топили очень редко, только по праздникам. По лестнице мы бегали на переменках, но, на двери, которая вела в коридор второго этажа, обычно висел замок, а из-под двери несло стужей.
 
  Истопником в нашей школе работал Василий Семенович, все его звали просто, -  дядя Вася.
  Зимой он приходил спозаранку, затапливал печи, их у нас в школе было несколько, к первому уроку классы уже вполне прогревались, и можно было снять верхнюю одежду.   
 
  Хорошая у дяди Васи была должность - теплом всех одаривать. И он сам был  хороший: ответственный, аккуратный и хозяйственный. Ходил от одной печки к другой, ворошил там  головешки, помешивал, за трубами следил, да чистил;   задвижки там, заслонки задвигал, да заслонял …
 
    «Имея шесть печей при наличии одной кочерги, немыслимо предохранить служащих от несчастных случаев. А посему в срочном порядке прошу выдать подателю сего требования пять коче...»

   Нет, никогда, никаких казусов, как в рассказе М.Зощенко «Кочерга»,(правда, не знаю, сколько у него на самом деле было этих кочерег?) у дяди Васи не случалось. Хотя, сами знаете, школяры – народ резвый и непредсказуемый. Тут еще больше опасайся, да поглядывай, чем со служащими то.

   За распорядком уроков у нас тоже следил дядя Вася. Смотрел на часы, и по расписанию давал звонок. Шел по коридору с заливистым колокольчиком в руках,  приоткрывал двери классов, одну, за другой, и, просунув руку за дверь, потряхивал им. Это, чтобы уж наверняка услышали. Опять же, радость по классам нес.
  Так что, очень нужным и важным человеком в нашей школе был дядя Вася. Незаменимым.

  Как ушел Василий Семенович с должности, так вскоре и школа сгорела. Не уследил, видно, новый истопник. Возвели на месте сгоревшей школы новую, кирпичную.
  Но, мы уже к тому времени в город уехали.

 
...продолжение  следует....







   


Рецензии