Тайна Марии

Отрывок из повести «Сердце не обманет», сборник Десять заповедей" http://www.proza.ru/2012/11/23/1996

В каждой семье есть свои тайны, недосказанности. В нашей семье недосказанной была история Марии — невестки нашей бабушки Моти. Прошли годы. Нет уже ни бабушки, ни Марии. Остались в памяти только бабушкины слова:

— Мария красивая, а сына моего она не любила.

И вот я в гостях у двоюродной сестры Татьяны в городе, где прошла жизнь её матери Марии. Теплый сентябрьский вечер. Мы удобно расположились за чайным столиком на увитой виноградом террасе старинного особняка. Спешить нам некуда. Самое время вспомнить и нашу бабушку Мотю, и Марию.

— А правда, что Мария была красивая женщина? — интересуюсь я.

— Правда, — подтверждает сестра и приносит семейный альбом.

— Вот. Это она ещё до войны.

— Красивая, — соглашаюсь я и повторяю бабушкины слова, — а твоего отца она не любила. — И тут же добавляю, — как считала бабушка Мотя.

— Не права она, — возражает сестра. — Как можно судить о чужой любви? — И, немного помолчав, продолжает: — Жизнь — явление непостижимое. Порой так закрутит. Такие обстоятельства создаст...

Я готова согласиться с сестрой, но мне хочется получить доказательства любви. Время спрессовало события тех далёких лет. Остались разрозненные воспоминания, по которым мы и попытались воссоздать картину прошедшей жизни.


Иван был старше Марии на четыре года. Свои симпатии к красивой девчонке из соседнего двора он выражал дёрганьем её за косы. Длинные и толстые. После окончания школы Иван отслужил положенный срок в армии. Домой вернулся статным, грациозным парнем. Роста он был среднего. Волнистые светлые волосы красиво обрамляли мужественное лицо. Прозрачные, словно вода, глаза смотрели приветливо. Добродушная улыбка светилась на его лице.

— Мария? — удивился Иван при встрече со стройной, красивой девушкой с лучистым сияющим взглядом. Он даже не сразу узнал её. Русые косы теперь уложены в сложную причёску.

Её взгляд, походка, голос, изящные благородные руки, платье, прическа — всё это произвело на Ивана впечатление чего-то нового, необычного и очень важного в его жизни. Стал он приглашать девушку в кино, в парк, на пляж. Её простота, искренность, открытость чувств поразили его ещё больше, чем привлекательный женственный внешний вид. Влюбился Иван в Марию уже по-настоящему. Серьёзно. В 1932 году они уже оба работали на заводе. Иван — слесарем, Мария — бухгалтером. Люди совсем взрослые, самостоятельные. Вот и принял Иван решение: ему пора жениться на Марии.

На очередном свидании Иван, сильно волнуясь, придав лицу серьёзное, даже строгое выражение, выпалил на одном дыхании:

— Я решил послать сватов к твоей матери.

— Сватов?.. К моей партийной маме? Глупости!.. Какие глупости!..

И как-то вдруг Марию охватило безудержное веселье. Она разразилась громким переливчатым смехом.

— Смешно. Правда, смешно, — повторяла она, продолжая смеяться.

Чудные грёзы Ивана уступили место горькой действительности. Он был потрясён, сражён, повержен.

Мария смеялась, не замечая перемен в настроении Ивана. А тот становился всё мрачнее и мрачнее. Значит, искренность её чувств ему только показалась! Никакой любви с её стороны нет! Она обманывала его! Она играла в любовь!

Иван выругался. И эти грубые слова, сорвавшиеся с его губ, были крепкими и полновесными, как и всё в нём. Он резко развернулся и ушёл.

Мария опешила. Ощущения неприятные, оскорбительные. В одно мгновение, одумавшись и раскаявшись, она смолкла. Но было поздно что-либо изменить. Именно, поздно что-либо изменить.

С того вечера Иван перестал замечать Марию и вскоре женился на дочери попа. Девушке аккуратной, хозяйственной, согласившейся и на сватов, и на венчание. Теперь для Марии он был потерян НАВСЕГДА.

Лето выдалось прохладным. Мария ходила на пляж. Часами лежала на берегу, с грустью перебирая в памяти дни, проведённые с Иваном. Мысли одолевали однообразные, неотвязчивые, ненужные. Появился кашель. Неприятный. По вечерам повышалась температура. Пришлось обратиться к врачу. Диагноз страшный — туберкулёз лёгких. Лечение сложное, длительное. Не всегда успешное.

Марию захлестнуло горе. «Почему? Почему ещё и эта напасть? Почему?» — вопрошало всё её существо в бессильном возмущении. — «Почему?»

Она прошла курс интенсивной терапии. Болезнь удалось приостановить. Появилась надежда на выздоровление. Для закрепления проведённого лечения по рекомендации врачей Мария отправилась в санаторий. Здесь и суждено было ей встретить Тимошу.

Тимофей Павлович, по-домашнему просто Тимоша, — молодой человек, роста выше среднего, с тонкими благородными чертами лица, светлыми шелковистыми волосами, голубыми глазами и удивительно бледной кожей. После окончания университета получил направление преподавать историю в техникуме. Его сразу же полюбили и студенты, и преподаватели. Уважали и за хорошее знание предмета, и за широкий кругозор. Его выступления, начинающиеся, как правило, словами «друзья мои», тепло принимались аудиторией. Талантливый педагог вскоре стал старшим преподавателем.

1934 год. Обстановка в стране сложная. С трудом преодолён голод. Ослабленных людей косил туберкулёз. Лёгкие Тимоши тоже поражены туберкулёзным микробом. Долгое лечение, затем санаторий.

От природы спокойный и добрый, Тимоша, обладая холодным и практичным умом, относился к той категории людей, которая бежит от брака. Заинтересовать его могла разве только «непрочитанная книга». Волей всемогущего случая именно такая девушка и повстречалась ему в санатории.

Красивая, стройная, с лицом, словно высеченным скульптором на камне, с лучистым сияющим взором. Её серые глаза смотрели как бы сквозь окружающие предметы, что придавало ей особое грустное очарование и какую-то отрешённость от всего. Одевалась девушка с отменным вкусом, не лишённым экстравагантности. В своих платьях: жёлтом, зелёном, голубом, которые подчёркивали линии фигуры и своеобразие лица, она казалась нарядной и здоровой. Держала себя просто и уверенно. К тому же оказалась интересным собеседником, способным рассмешить и поднять настроение. С ней легко было говорить на любую тему. Её интересовало всё, что ново, что будоражит воображение.

При каждой встрече с этой девушкой Тимоша вновь и вновь ощущал то же самое воздействие красоты, так взволновавшее его при первом взгляде. Теперь он улыбался какой-то новой, радостной, счастливой улыбкой. Его жизнь наполнилась огромным чувством, что не было ни беспочвенной романтикой, ни сентиментальностью. Никогда ранее он не испытывал подобного безумства. В душе пел праздник.

И вдруг он понял, что произошло. Он влюбился!

Раньше Тимоша никогда не думал о женитьбе. Теперь у него возник интерес к браку, как к чему-то тайному, непознанному. Жизнь без этой девушки казалась ему бесконечно однообразной, скучной, бессмысленной, а женитьба на ней чем-то само собой разумеющимся. Срок пребывания в санатории заканчивался. Потерять эту девушку Тимоша не может. Он должен что-то предпринять!

Тёплая южная ночь. Светит полная луна. Тимоша провожает Марию после концерта.

Как хорошо чувствовать её рядом! В лунном свете красиво переливается серебристое платье девушки, облегающее её стройную фигуру. Рукава — крылья... Птица... Серебряная птица...

Тимоша обнимает девушку, осыпает поцелуями её лицо, плечи, руки, губы...

Прикосновение губ — очень сильное ощущение. Сладкий водопад радости пронзает тело, подавая сигнал, что скрытые в нём силы пробудились...

Тимоша смотрит в освещённое луной лицо спутницы. На её глазах блестят слёзы. Эти глаза... Они говорят больше, чем она могла бы сказать словами...

Тимоша берёт девушку за руки и произносит чётко, размеренно:

— Я люблю тебя.

Мария осознаёт слово «люблю» таким, каково оно на самом деле. И это прекрасно до головокружения...

— Согласна ли ты стать моей женой?

Склонив голову, Тимоша с волнением ждёт ответа на своё признание.

Сердце Марии выстукивает: «Да, да, да...»

— Да, — тихо озвучивает она веление своего сердца...

Утром влюблённые отправились в загс. Подали заявление. Их тут же расписали. Так, не успев и глазом моргнуть, не сообщив родным, не получив их благословения, Марусенька, как её ласково теперь называли, стала законной женой Тимоши.

По окончании санаторного срока молодожёны отправились в путешествие, которое стало эрзацем свадебного. Сначала заехали к матери Марии. Зять ей понравился. Затем — к матери Тимоши. Та была удивлена скороспелым решением сына. Курортный роман. Что от него ожидать? В любви Тимоши она не сомневалась. Он такой порядочный, честный, верный, надёжный. Но любит ли его эта девушка? А что такое любовь, Матрёна знала. Сама любила. Сильно, страстно, самоотверженно.

Невестка показалась Матрёне девушкой странной. На её лице то восторг, то уныние, то радость, то грусть. Порой она хорошая хозяйка, а иногда домашняя работа ей будто осточертевала, она всё бросала и целый день читала книгу. Могла и обед мужу не приготовить. Её нельзя было упрекнуть по поводу подгоревших котлет или немытых полов. Она тут же обижалась, замыкалась в себе.

Свекровь старалась понять: любит ли Мария Тимошу? Присматривалась к ней. Да что можно увидеть? Глазу доступна лишь малая толика того, что происходит в действительности. А внутренние чувства вообще недоступны наблюдению. Может быть, любовь Марии и не была похожа на любовь Матрёны, но правил-то у любви нет! У каждого любовь своя.

В 1935 году состояние здоровья Тимоши резко ухудшилось. Его перевели на инвалидность, назначили скромную пенсию и рекомендовали пожить год в Теберде.


— Интересно, — рассуждаю я, — целый год Мария и Тимоша прожили в Теберде, а в семейном альбоме нет ни одной фотографии.

— Да, — соглашается сестра, — в семейном альбоме нет ни одной фотографии того периода. Да и вообще в альбоме только одна фотография Тимоши. Маленькая, какие обычно делают на документы.


Горноклиматический курорт Теберда пошёл молодым на пользу. Здоровье значительно улучшилось. Тимоша получил направление на работу в город Ливны. Стал директором школы. В 1937 году родилась дочь Татьяна.

Летом 1940 года Мария повезла дочь к бабушке в приморский город на юг Украины. Тимоша отправился в санаторий на север Украины. Переписывались. Строили большие планы. Будущее казалось светлым и радостным.

Новость пришла внезапно, с неожиданной стороны. Она в корне изменила всю дальнейшую жизнь.

Срочная телеграмма: «ПРИЕЗЖАЙ КУРСК ПОХОРОНЫ ТИМОШИ КОЛЯ». Почему Курск? Какие похороны? При чем тут Тимоша?..

Всё это казалось неправдоподобным, ненастоящим, невероятным... Секунду Мария была как бы вне времени и пространства. Потом её пронзила острая боль. Она осознала случившееся. Сердце, казалось, остановилось. Всё вокруг поплыло...

Внезапная смерть. Кто это может постичь? Никто! Жил человек и нет его. Он ещё здесь, но его уже нет. Он больше уже ничего не скажет. Всё кончено. Всё... Всё... Всё...

Прямого поезда на Курск не было. Марии пришлось добираться с пересадками. На похороны она опоздала. Посетив в Курске больницу и кладбище, Мария отправилась в Ливны. Потрясённая внезапной смертью мужа она была в каком-то оцепенении. Не плакала, не успокаивала свекровь, потерявшую своего горячо любимого сына. Она замкнулась в себе. Молчала. Разум отказывался что-либо понимать, решать. Мысли путались. А сердце советовало: «До-мой, до-мой, до-мой...»

Романтические мечты о будущем, столкнувшись с действительностью, рассыпались в прах. Мария наскоро собрала вещи, торопливо попрощалась и вернулась в родительский дом. Молчаливая. Убитая горем.

Долго не решалась Мария сказать дочери, что папочки больше нет. Сама росла без отца. С шести лет ей была знакома сосущая пустота отцовского отсутствия. Теперь эта пустота будет и у дочери.


Жизнь продолжалась. Мария устроилась на работу в заводскую бухгалтерию, дочь определила в детский сад. А дальше была война. Она всё решила по-своему, всех раскидала, всё смешала, перемешала, перепутала...


Чаепитие наше затянулось. Сентябрь — есть сентябрь. Тепло-то тепло, но уже по-осеннему. Да и смеркалось рано. Пора было прервать наши воспоминания и перебраться в дом. Информации получено много. Её надо обдумать, осмыслить.

На следующий день с утра зарядил вроде бы дождь. Мелкий, моросящий. Осенний. Завершив все плановые дела, мы расположились в удобных креслах в гостиной. Сестра поставила на журнальный столик шкатулку и вазу с гроздями домашнего винограда.

— Я жду подтверждений твоей правоты, — напоминаю я сестре.

— Будут, будут подтверждения, — успокаивает она меня. — Причудливая судьба спустя десятилетие снова свела Марию и Ивана, который остался вдовцом с двумя малолетними детьми. Они создали семью. А вот совместных детей Ивану и Марии Бог не дал. А они очень хотели этого.

— Так и жили. Тихо. Спокойно, — заключаю я.

— Нет, — возражает сестра. — Иван был страшно ревнив. Ревность у него была какая-то пространственная. Его одного должно было хватать, чтобы заполнить всё пространство вокруг Марии.

Прожили они долгую совместную жизнь. Дождались и внуков, и правнуков. Иван умер в возрасте восьмидесяти лет. На год больше восьмидесяти прожила Мария.

— Вот такая история, — заключила сестра.

— Да. Но я так и не получила подтверждений любви Марии к Тимоше.

— Сначала надо было проследить весь жизненный путь Марии. Понять её. Иван — это вся жизнь Марии. Тимоша — всего шесть лет. Но каких! Разбирая вещи Марии, — продолжила сестра, — дошла до её несессера – особого чемоданчика, где она хранила набор принадлежностей для шитья. Открывать его нам, детям, категорически запрещалось. Там я и обнаружила свёрток. Вот, — сестра указала на шкатулку, — сюда, в шкатулку, я переложила всё, что в нём было.

Не открывая шкатулку, я уже догадалась, что в ней. У каждого человека есть хотя бы две вещи, которые он не хотел бы терять ни за что. Были такие вещи и у Марии.

— Я всё поняла! – восклицаю я.

— Что ты поняла? — спрашивает сестра.

— Во-первых, что Мария была очень мудрая женщина. Она могла не показывать, что там у неё внутри. Во-вторых, я поняла, что так бережно хранила Мария более полувека. Конечно же, память о Тимоше. О том времени, когда они любили друг друга и были счастливы.

Я открываю шкатулку и получаю подтверждение своей догадке. В шкатулке лежит маленькое серебряное платье. Рукава — крылья.

Какая она была изящная эта Мария в свои двадцать лет! Птица... Серебряная птица...

Здесь же в шкатулке письма из санатория с большими планами на будущее и... фотографии. Те самые фотографии, сделанные в Теберде.

С интересом рассматриваю молодого человека, который прожил всего три десятка лет, а оставил о себе такую славную память. В его облике есть изящество, грациозность и... благородство. Это главное. Ибо ничто не украшает так лицо человека, как благородство!

Глядя на фотографии, где Тимоша и Мария молодые, улыбающиеся, счастливые, я представляю себе, как они жили в Теберде. Понимаю, что в их чувствах сочетались бережность, сострадание, нежность, забота, любовь. Что именно любовь оказалась той областью, где лучше всего проявилась внутренняя сущность Марии, раскрылось богатство, сложность её натуры.

Ради семьи, ради детей Мария приняла Ивана таким, каким он был, и убрала с глаз всё, что напоминало о Тимоше. Убрала с глаз, но не из сердца. Частичку той, другой жизни, жизни с Тимошей, она бережно хранила более полувека! Ревность Ивана была не беспочвенна. Пережить любовь можно только один раз!


Рецензии
Столько прекрасных рассказов на этой проза.ру. СпасиБог талантливая, добрая писательница. Очень проникновенно!

Надежда Халилова   17.11.2016 23:32     Заявить о нарушении
Спасибо за визит и отклик.
Успехов Вам!
С уважением Галина.

Галина Дейнега   18.11.2016 09:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.