Дом с тысячей дверей

Рассказ из сборника "Рассказы и сказки для взрослых". Купить книгу можно на сайте издательства "Ридеро".

- Подходите, не стесняйтесь, достойные истории за достойное вознаграждение!…
В последнее время на базаре было полно разных клоунов, кто побирался, кто играл на чем горазд, а этот устроил настоящее представление. Так когда-то папа, который выращивал и продавал помидоры ради удовольствия, а часто и себе в убыток, любил кричать на весь базар:
- Кому помидоры! Кому хреновые помидоры! Самые хреновые помидоры на рынке! - и у него всегда была очередь.
Мужик был высокий, седой с длинными волосами и бородой, вылитый Лев Толстой. Он кричал на весь базар, но его предложение спросом явно не пользовалось.
Заметив мой интерес, он замахал мне руками, как старому другу.
- Подходи, не бойся, одна монетка - одна история. Оплата после рассказа.
- А если я не заплачу?
- Заплатишь. У меня для тебя есть история, за которую точно заплатишь.
- Ты уверен?
- А как, по-твоему, я не умер от голода?
Логично, - подумал я, а вслух спросил:
- У тебя много историй?
- Столько, сколько у тебя монет. Достойные истории за достойные монеты.
- И насколько достойные у тебя истории?
- Истории, как и монеты. У каждой свое достоинство. Одна достойна копейки, другая тысячи.
- А какое достоинство у той истории, что ты хочешь мне рассказать?
- А ты достань первую попавшую в руки монету, пусть нас рассудит случай.
Я засунул руку в карман и достал пять рублей.
- Смотри. Монета достоинством в пять рублей. Этим они и отличаются от нас. Вроде и пять рублей, но достоинство, мы же хоть и значительно больше… держи монету в руке, а я расскажу тебе историю о доме с тысячей дверей.
«Когда-то они любили друг друга. Их любовь была крепче самого крепкого камня, глубже самой глубокой впадины в океане, светлее чистого неба и сильнее самого страшного урагана. Но что-то они сотворили не так, что-то важное, необходимое, без чего любовь не может жить. Любовь похожа на редкую свободолюбивую птицу, что сама садится в распростертые ладони. Возможно, они сжали руки в кулак …
Их любовь начала угасать, таять на глазах, как тяжело больной человек. Сначала исчезла страсть, потом нежность, потом способность друг с другом молчать и быть вместе… В конце концов, остались только привычка, только вежливость, только уважение. Им больше не было интересно вдвоем. Они начали путешествовать, начали приглашать гостей, устраивать вечеринки, у него появилось много работы, у нее - свои дела. Они делали все возможное, чтобы спрятаться от понимания происходящего, старались не замечать отчуждения и возникшего одиночества, самого страшного из одиночеств - одиночества с ранее любимым человеком.
И вот однажды к ним пришло приглашение посетить «Дом с Тысячей Дверей», - так было написано в приглашении. Обычный конверт, обычный печатный текст, обычные билеты на самолет, а также подробное описание дороги. Это письмо пришло как раз в канун отпуска.
А почему бы и нет? - решили они, - почему бы и нет?
Сначала им не понравился дом. Большой, безвкусный, разляпистый, он был совсем неуместным посреди большого, но давно уже запущенного сада. Даже газоны не стриглись здесь, наверно, несколько лет.
- Зря мы сюда приехали, - пожалела она.
- Вернемся домой? - предложил он.
- Извините за беспокойство, - перед ними словно из-под земли возник мужчина средних лет, одетый в дорогой костюм, - я бы все-таки попросил вас заглянуть внутрь. Я понимаю, снаружи дом не бог весть что, но внутри… Уверяю вас, внутри это нечто совсем иное.
Он оказался прав, этот человек в дорогом костюме. Конечно, глупо было вестись на подобное приглашение, но еще глупее, преодолев все эти километры, развернуться и уйти, так и не заглянув внутрь.
И он не обманул. Внутри дом был построен из полупрозрачных кристаллов, причудливо отражавших свет, игравших тенями и тысячами отражений. К тому же дом постоянно двигался. Невидимый, чрезвычайно сложный механизм совершенно бесшумно приводил в движение его стены, окна, двери, которые то исчезали, то появлялись вновь. Каждое мгновение дом становился иным, и это не могло не захватывать дух. Поражали также размеры дома. Казалось, он мог вместить в себя целую вселенную, и все равно в нем бы осталось место для чего-то еще.
Каждая метаморфоза сопровождалась сюрпризом для гостей. Так за исчезнувшей в одно мгновение стеной мог появиться грандиознейший карнавал в Рио во всем своем великолепии, а буквально через несколько минут на смену ликующему городу приходила стихия - шторм в летнюю ночь с волнами высотой с гору. Здесь было все: богатство и бедность, балы и погони, встречи и расставания. Были женщины, мужчины, благородные вина, изысканные кушанья, опасные приключения… Они то встречались, то расставались, чтобы встретиться вновь уже в новой роли и при совершенно иных обстоятельствах. Это было бесконечное по своему масштабу театральное действо, причудливо совмещающее в себе сразу множество пьес. Он мог быть рыцарем, а она - прекрасной дамой, чья улыбка была высшей наградой турнира, он мог спасать ее от разбойников - прекраснейшую из принцесс и единственную дочь короля, или плыть за ней через океан в ветхом суденышке…
Конечно, были и другие женщины, было много красивых, очень красивых женщин, но, тем не менее, им всегда не доставало чего-то, что было у нее. Она тоже познала любовь многих мужчин - таковы были правила, но каждый из них казался всего лишь его тенью. К тому же каждое приключение освещало новую грань, новую черту, новую особенность, казалось бы, абсолютно знакомого человека. Они даже представить себе не могли, насколько они незнакомы.
И вот любовь вспыхнула вновь, да и как иначе? Ведь они были созданы друг для друга. Снова были слова любви и тот восхитительный блеск в глазах, который никогда не врет.
- Я больше не хочу здесь находиться - сказал он ей.
- Я тоже устала от всего этого.
- Пойдем?
Взявшись за руки, они направились к выходу.
Она вышла из здания (входная дверь была слишком узкой для двоих), когда его кто-то окликнул. На мгновение он обернулся, на одно лишь мгновение замедлил шаг, но этого мгновения было достаточно, чтобы между ними возникла стена. На этот раз они расставались навеки - таковы были правила.
Тогда он упал на колени и закричал. Это был крик человека, потерявшего все, абсолютно все. Это был крик боли, запредельной боли, настолько сильной, что ее невозможно почувствовать. Он кричал, и его крик разносился по всему дому. Само здание стало болью, и оно не выдержав, рухнуло, похоронив его под собой. Такова была его последняя воля».
- Твоя история стоит больше, чем пять рублей, - сказал я, потрясенный его рассказом.
- Тебе судьба дала в руки монету, мне - историю… Слушай судьбу, и все будет нормально. Слушай ее вот здесь, - он постучал себя по груди.
- Расскажи еще что-нибудь, - попросил я.
- Хорошая история подобна хорошей женщине, а хороших женщин не может быть несколько. Прощай. Слушай судьбу, и все будет нормально, - сказал он и быстро пошел прочь, ловко лавируя среди людей, а я долго смотрел ему в след, даже когда он исчез из виду.


Рецензии